Выявление региональных лексикографических тенденций (на материале словарных изданий Гомельщины)

0
92
Выявление региональных лексикографических тенденций (на материале словарных изданий Гомельщины)

В наиболее полных толковых словарях русского, английского и других развитых литературных языков термин тенденция определя­ется, в первую очередь, как “направление, в котором совершается развитие чего-либо (общества, экономики, культуры и т.п.)” [ССРЛЯ, 1963, 271], а также как “the fact or quality of tending to something; a constant disposition to move or act in some direction or toward some point, end, or purpose; learning, inclination, bias, or bent toward some object, effect, or result” [OED, 2004, 767]. Очень близкое по своему содержанию определение термина тенденция приводится в “Философском энциклопедическом словаре” (М., 1989): это “на­правление развития какого-либо явления или процесса” [ФЭС, 1989, 646]. При этом, однако, в указанном энциклопедическом издании особо подчеркивается следующее обстоятельство: “Выделение главной, господствующей тенденции — важнейший момент как ис­торического, так и структурно-функционального анализа любого развивающегося объекта” [ФЭС, 1989, 646]. Наконец, в зарубежной литературе по проблемам прогностики и футурологии синонимами термина тенденция, как правило, выступают термины тренд и на­правление (Ср., к примеру, высказывание американского футуролога Дж. Нейсбита: “Тренды указывают направление, в котором движет­ся страна” [Нейсбит, 2003, 20]), а синонимом к термину главная, ос­новная тенденция — термин мегатренд (Ср. высказывание польско­го социолога П. Штомпки: “Мегатренды — важнейшие, самые ос­новные тенденции, выявляющиеся на глобальном, макросоциальном уровне и приводящие к радикальным изменениям в современных обществах” [Штомпка, 2008, 544]).

Если с учетом приведенных выше дефиниций термина тенден­ция и его синонимов (тренд, направление, мегатренд и др.) взгля­нуть на такую стремительно развивающуюся область лингвистиче­ских и экстралингвистических знаний, как лексикография, то мы с удивлением обнаружим, что перечень лексикографических тенден­ций (а также трендов или направлений развития лексикографии) в настоящее время включает многие сотни названий. Достаточно ска­зать, что уже в 1990-е гг. в области лексикографии, по нашим под­счетам, выделялось более 110 направлений [Щербин, 1998, 8]. Сего­дня же таких лексикографических тенденций, трендов или направ­лений насчитывается намного больше.

При этом в зависимости от объема охватываемых ими областей словарных знаний (мировая лексикография, европейская лексико­графия, национальная лексикография, региональная лексикография, отраслевая лексикография и др.) многие из включаемых в такой пе­речень лексикографических тенденций существенно отличаются между собой по своему статусу (микротенденция, тенденция, мак­ротенденция, мегатренд и т.д.). В частности, в рамках мировой лек­сикографии выделяются, как правило, так называемые словарные мегатренды. К примеру, Ю.Д. Апресян к числу последних относит следующие две тенденции: “а) постепенное преобразование пассив­ных (чисто толковых) словарей в словари активного типа; б) пере­ход от чисто филологического описания слова к цельному филоло­гическому и культурологическому описанию слова-вещи, с привлечением элементов энциклопедического и этнолингвистического знания” [Апресян, 1988, 14].

В свою очередь, М.С. Колесникова выделяет два типа лексико­графических макротенденций, формирование которых отличает раз­витие европейской и отечественной (советской и постсоветской) лексикографии: “В европейской традиции … внимание к вопросам языка и культуры проявляется преимущественно в развитии тенден­ции, которая может быть охарактеризована как центростремитель­ная. Сущность центростремительной тенденции проявляется в том, что . последовательно развивается идея создания универсального толкового словаря. В отечественной лексикографии наиболее от­четливой является другая тенденция, которая может быть охаракте­ризована как центробежная, поскольку она находит свое воплоще­ние в создании словарей на базе одного доминирующего лексико­графического параметра” [Колесникова, 2006, 120].

Далее, та или иная национальная лексикография тоже характе­ризуется своим специфическим набором существующих словарных тенденций. К примеру, И.Г. Ольшанский выделяет в рамках совре­менной немецкой лексикографии следующие основные тенденции: “Первая тенденция развития науки о словарях может быть опреде­лена следующим образом: активное взаимодействие и сближение между лексикографией и теорией языка (прежде всего лексикологи­ей и семантикой) и как следствие этого — расширение и дифферен­циация типологии немецких словарей. Вторая тенденция, опреде­ляющая пути развития немецкой лексикографии, заключается в уве­личении объема словарей, прежде всего толковых,углубление и совершенствование лексикографической обработки словарного ма­териала, рост информативности каждой статьи и словаря в целом составляют третью тенденцию в современной немецкой лексико­графии. .дальнейшее совершенствование методов и создание но­вой технической базы можно считать четвертой тенденцией в разви­тии современной лексикографии” [Ольшанский, 1977, 16, 20].

Уровень развития словарного дела в том или ином регионе кон­кретной страны тоже можно оценить по составу представленных в нем лексикографических тенденций, что ниже и будет продемонст­рировано нами на материале словарных изданий Гомельщины. На­конец, в рамках той или иной отрасли словарных знаний (толковая лексикография, терминография, энциклопедистика, переводная лек­сикография, идиография, фразеография, диалектная лексикография и др.) выделяются так называемые отраслевые лексикографические микротенденции. Так, по мнению Л.Л. Шестаковой, “тенденции, обнаруживаемые в авторской лексикографии сегодня, проявляются в значительном увеличении ее текстовой базы, привлечении к опи­санию разноуровневых значимых единиц авторского языка, распро­странении жанрового, тематического, категориального подходов к интерпретации языковых единиц, усилении идиостилевой состав­ляющей авторских словарей” [Шестакова, 2003, 21].

Существующие между лексикографическими тенденциями от­личия по их статусу (микротенденция, тенденция, макротенденция, мегатренд и т.д.), а также по объему охватываемых ими областей словарных знаний неизбежно ставят перед металексикографами следующий методологический вопрос: в каком направлении должно идти изучение таких тенденций? На наш взгляд, процесс выявления лексикографических тенденций с необходимостью должен идти в направлении от наиболее мелких (отраслевых и национальных) тен­денций — через их постепенную генерализацию — к мировым, евро­пейским и т.п. лексикографическим макротенденциям и мегатрен­дам [Щербин, 2011, 344]. Во всяком случае, именно такой вектор изучения тенденций в наибольшей мере соответствует их онтологи­ческой природе (Ср. мнение Дж. Нейсбита на сей счет: “Тенденции зарождаются снизу и уходят наверх, случайные отклонения идут сверху вниз” [Нейсбит, 2003, 10]). Кроме того, изучение лексико­графических тенденций “снизу”, от самых мелких их представите­лей, позволит охватить весь их спектр, ничего не пропуская. Нако­нец, такой подход к изучению лексикографических тенденций неиз­бежно предполагает учет существующих формальных показателей (общее количество опубликованных словарей того или иного типа, место их издания, наличие новых типов словарей и т.п.), а не только знакомство с уже существующими описаниями словарных тенден­ций в отечественной и зарубежной литературе по проблемам мета­лексикографии.

Попробуем продемонстрировать преимущества такого подхода к изучению лексикографических тенденций, рассматривая качест­венные и количественные показатели словарного дела Гомельщины. Для начала определим существующую лексикографическую базу данного региона Белоруссии. В частности, при помощи сущест­вующих библиографических указателей по белорусской лексико­графии [ТСАВБД, 2000; БСЭБ, 2002] и по белорусскому языкознанию [БМБУ, 1967; БМБП, 1980; БМБП, 1993; БМБП, 2004] было установлено, что в качестве места издания более семи десятков бе­лорусских словарей указаны Гомель, Мозырь, Светлогорск, Туров и некоторые иные города и городские поселки Гомельщины. Кроме того, более сотни словарей, подготовленных словарниками Гомель­щины, опубликованы центральными республиканскими издательст­вами, расположенными в Минске (такими, как “Беларуская энцык- лапедыя”, “Вышэйшая школа”, “Народная асвета”, “Беларуская на- вука” и др.). Ряд словарей подготовлен к печати совместными кол­лективами гомельских и минских исследователей. В числе таких словарей — “Русско-белорусский словарь лингвистических терми­нов” под ред. Н.В. Бирилы и П.В. Сцецко (1988); “Слоўнік лінгвістычных тэрмінаў” П.В. Сцецко, Н.Ф. Гулицкого, Л.А. Анто­нюк (1990); “Перакладны слоўнік незразумелых i малавядомых слоў”, который прилагается к “Гістарычнай граматыцы беларускай мовы” В.В. Аниченко и Н.Г. Пригодича (1999) и др.

Кроме того, с определенными оговорками к лексикографии Го­мельщины можно отнести два десятка словарей, подготовленных на языковом и экстралингвистическом материале данного региона ис­следователями из других регионов Белоруссии, России и Украины. В числе этих словарей можно назвать такие фундаментальные справоч­ные издания, как “Словник діалектноі лексики середнього і східнього Полісся” П.С. Лысенко (1961); “Лексика Полесья: Материалы для по­лесского диалектного словаря” под ред. Н.И. Толстого (1968); “Лексіка Палесся ў прасторы і часе” под ред. В.В. Мартынова (1971); пятитомный “Тураўскі слоўнік” под ред. А.А. Кривицкого (1982­1987); “Слоўнік назваў населеных пунктаў Гомельскай вобласці” Е.Н. Рапановича (1986) и многие др. В совокупности многоаспектному описанию разноуровневых языковых единиц и экстралингвистиче- ских реалий Гомельщины посвящено более двухсот словарных работ, среди которых представлены как отдельные книжные издания, так и разножанровые подборки словарного материала, оформленные в виде небольших прикнижных словариков, журнальных статей со словар­ным содержанием и даже рукописных словарных приложений к дис­сертациям. Имеются уже и соответствующие металексикографиче- ские работы, посвященные описанию словарных достижений Го­мельщины (см., например: [Шчэрбін, 2010]).

Проведенное нами изучение содержания лексикографической ба­зы Гомельщины показало, что в рамках словарного дела данного региона Белоруссии наиболее отчетливо оформилась тенденция к со­ставлению диалектных словарей, представленная в 84-х словарях данного типа. В их числе, помимо уже упоминавшихся выше фунда­ментальных справочников, можно отметить также, в качестве приме­ра, следующие словарные издания: 8 выпусков “Матэрыялаў для дыялектнага слоўніка Гомельшчыны” (1975-1982); подборка диа­лектной лексики “З гаворак Гомельшчыны” В. Горленко, опублико­ванная в журнале “Полымя” (1975); словарные материалы “Палескія назвы посуду, бочак, кошыкаў і іншых ёмістасцей” Г.А. Цыхуна, опубликованные в сборнике “З народнага слоўніка” (1975); “Дыя- лектны слоўнік Лоеўшчыны” Т.С. Янковой (1982); “Народная лексіка Гомельшчыны ў фальклоры і мастацкай літаратуры: Слоўнік” под ред. В.В. Аниченко (1983); “Вопыт літаратурна-дыялектнага слоўніка беларускай мовы” В.В. Аниченко (1999); “Палескі слоўнік: Лельчыцкі раён” И.М. Кучук и А.К. Малюка (2000) и др.

Столь же хорошо выраженной является тенденция к составле­нию энциклопедических справочников, общее число которых на Гомельщине составляет почти полсотни названий. В их числе — эн­циклопедический справочник “Гомель” (1991); учебное пособие в 2­х частях “Пісьменніцы Беларусі” Л.А. Пискун, Е.В. Пискун и А.А. Самоновой (1997); справочник “Деревни и люди Мозырщины” под ред. В.Г. Ференца (2001); биографический словарь “Наш радавод. Ураджэнцы Гомельшчыны — дзеячы мастацкай культуры” (2002); серия из 4-х биографических справочников под общим названием “Путь в науку: очерки о докторах и профессорах вузов и НИИ Го­мельщины” (2004-2007), составителем которых выступил С.В. Щер­баков, и многие другие энциклопедические справочники. К числу энциклопедических изданий, подготовленных на Гомельщине, сле­дует отнести и биобиблиографические справочники “Профессора Белорусского государственного университета транспорта” (2003), “Университет профессорский” (2005) о преподавателях ГГУ имени Ф. Скорины и ряд др.

45 справочными изданиями представлена тенденция к состав­лению исторических справочников. Среди последних — 24 спра­вочника из серии “Памяць: Гісторыка-дакументальная хроніка” от­дельных городов и районов Гомельской области (1994-2002); “Слоўнік, уложаны на аснове беларускіх спіскаў Александрыі” В.В. Аниченко (1962) и другие справочные издания.

Неплохо обозначена тенденция к составлению ономастиче­ских словарей. В частности, на Гомельщине опубликованы 36 оно­мастических справочников, в том числе такие, как “Список насе­ленных мест Гомельского округа” (1927); 5 выпусков “Матэрыялаў для “Слоўніка назваў жыхароў Гомельшчыны” (1983-1988); 9 вы­пусков “Матэрыялаў для слоўніка гідронімаў Гомельшчыны” (1987­1997); “Беларускі іменьнік” А. Чижа (1998); “Слоўнік-даведнік аса- бовых імён” А.А. Станкевич и Н.И. Фроловай (2001); “Микротопо­нимия Мозырского Полесья: словарь” А.А. Ивановой (2003) и др.

Тенденция к составлению переводных словарей отражена почти в трех десятках справочных изданий Гомельщины. В их числе можно выделить следующие словари: “Руска-беларускі слоўнік дзелавой лексікі”, который прилагается к книге “Справаводства на беларускай мове” В.А. Гулицкой, Дм.Дм. Павловца и А.А. Станкевич (1992); “Lingua lacina: Даведнік да вучэбнага дапаможніка па лацінскай мове для студэнтаў” С.А. Лин и А.А. Станкевич (1993); “Русско-белорусский словарь товароведческих терминов и слов” Т.Ф. Колдаевой (1993); “Логіка: Кароткі руска-беларускі слоўнік” Г.И. Федосенко (1995) и многие другие переводные словари.

Издание более двух десятков словарных работ служат основанием для выделения тенденции к составлению терминологических словарей. К их числу можно отнести следующие справочные издания Гомельщины: “”Краткий русско- белорусский словарь современной деловой терминологии” В.Дм. Евтухова (1992); “Кароткі слоўнік псіхалагічных паняццяў” под общей ред. П.П. Шумского (1993); “Русско-белорусский словарь спортивной терминологии” Дм.Дм. Павловца (1993); “Руска- беларускі тэрміналагічны слоўнік для студэнтаў” В.П. Кравченко и В.М. Ходаса (1995); “Русско-белорусский словарь спортивных терминов” Дм.Дм. Павловца и В.М. Старченко (1995); “Трибофатика=Трыбафатыка=Tribo-Fatique=Tribo-Elmudung: Четырехъязычный терминологический словарь” под ред. Л.А. Сосновского (1996) и многие иные специальные справочники.

Наконец, представленность дефиниционного макропараметра в двух десятках словарей разных типов, изданных на Гомельщине, позволяет выделять тенденцию к составлению толковых словарей. При этом, однако, следует прямо сказать о том, что дефиниционный макропараметр выступает в указанных двух десятках словарей не в качестве доминантного показателя, а только в сочетании с другими лексикографическими макропараметрами — с диалектным (например, в словарных материалах “З лексікі вёскі Дзяржынск Лельчыцкага раёна” И.Я. Яшкина (1977), опубликованных в сборнике “Народная лексіка”); с терминологическим макропараметром (например, в “Слоўніку лінгвістычных тэрмінаў” П.В. Сцецко, Н.Ф. Гулицкого и Л.А. Антонюк); с идиолектным макропараметром (например, в “Слоўніку мовы Янкі Купалы”); з фразеологическим (например, в словаре “Чым адгукаецца слова”: Фразеалогія ў павер’ях, абрадах і звычаях” В.И. Коваля, опубликованном в 1994 году); с ономастическим макропараметром (например, в словарном приложении “Спіс найбольш вядомых беларускіх імёнаў, іх варыянты, паходжанне, значэнне” (1993) к книге В.В. Шура “З гісторыі ўласных імёнаў”); с неологическим и этимологическим макропараметрами (например, в “Словаре новых и наиболее употребительных иностранных слов” В.И. Коваля, опубликованном в 1994 году) и т.д. Тем не менее, сам факт широкого использования дефиниционного показателя в двух десятках словарей разных типов дает основания надеяться, что со временем на Гомельщине будет создан и “свой”, “местный” толковый словарь общеупотребительной лексики, в котором дефиниционный макропараметр будет выполнять роль не вспомогательного, а доминантного макропараметра, определяющего тип словаря. Для сравнения, в отдельных регионах Украины уже имеются “местные” толковые словари общеупотребительной лексики (см., для примера, “Сучасний тлумачний словник украінськоі мови: 100000 слів” под общей ред. В.В. Дубичинского, изданный в Харькове в 2009 году).

Кроме перечисленных выше лексикографических тенденций Гомельщины, которые по уровню своей количественной представленности в словарях разных типов являются сопоставимыми с одноименными общебелорусскими словарными тенденциями, лексикография Гомельщины имеет свои отличительные особенности. В частности, значительно лучше, чем в иных регионах Белоруссии (за исключением, возможно, г. Минска), отражена в словарном деле Гомельщины тенденция к составлению словарей языка писателя. Данная лексикографическая тенденция представлена на Гомельщине 14-ю писательскими словарями. Причем именно гомельскими лексикографами составлены два наиболее полных на сегодняшний день авторских словаря Белоруссии: трёхтомный “Слоўнік мовы Скарыны” В.В. Аниченко (1977-1994) и восьмитомный (издано пока 6 томов) “Слоўнік мовы Янкі Купалы” под ред. В.В. Аниченко (1997-2003). Свидетельством того, что тенденция к составлению словарей языка писателя глубоко укоренилась в лексикографическом практике Гомельщины, может служить также тот факт, что наряду с полными словарями языка классиков белорусской литературы в Гомеле изданы и более специализированные авторские словари (см., например, “Слоўнік параўнанняў у мове мастацкіх твораў Янкі Купалы” О.А. Лещинской и З.В. Шведовай, опубликованный в 2004 году).

К числу лексикографических тенденций Гомельщины, которые находятся на продвинутом этапе своего формирования, можно также отнести тенденции к составлению паремиологических, фразеологических и этимологических словарей. Каждая из этих тенденций Гомельщины отражена более чем в десятке опубликованных словарей. Например, тенденция к составлению паремиологических словарей представлена словарями полесских пословиц и поговорок З. Радченко (1888), А.К. Сержпутовского (1907, 1997, 2000), П. Охрименки и М. Бутько (1956), М. Янковского и В. Жвалевского (1964), Е.Ф. Дубровской (1975) и др.; словарями античных и библейских афоризмов В.В. Аниченко и А.А. Станкевич (1997); словарями крылатых латинских выражений С.А. Лин и А.А. Станкевич (1993); словарем крылатых слов библейского происхождения В.И. Коваля (1994) и др.

В свою очередь, тенденция к составлению фразеологических словарей отражается опубликованными словарями народной фразеологии Гомельщины В.В. Аниченко и А.К. Малюка (1992), В.П. Крупейченко и Л.В. Календы (2000); словарями белорусских этнофразем В.И. Коваля (1994, 1998) и др. Об уровне представленности в лексикографии Гомельщины тенденции к составлению этимологических словарей можно судить по наличию следующих справочных изданий: а) словарей А.А. Станкевич (1993), В.В. Шура (1993, 1998), А.А. Станкевич и Н.И. Фроловай (2001), в которых освещается происхождение собственных имен; б) словаря Л.М. Сапегина и Р.И. Маркеловой (1991), в котором этимологизируются фитонимы Гомельщины; в) индексов прагидронимов, составленных Р.М. Козловой к пяти опубликованным ею монографиям, посвященным изучению праславянского лексического фонда на материале белорусской и славянской гидронимии (2000, 2002, 2003, 2006, 2011).

В рамках лексикографии Гомельщины обозначился также целый ряд новейших тенденций:      1) тенденция к составлению этнолингвистических словарей (см., например, “Полесский этнолингвистический сборник: Материалы и исследования” под ред. Н.И. Толстого (1983); “Народныя ўяўленні, павер’і і прыкметы: Даведнік па ўсходнеславянскай міфалогіі” В.И. Коваля (1995) и др.); 2) тенденция к составлению фольклорных словарей (см., например, “Фальклорны слоўнік Гомельшчыны” В.В. Аниченко и др. (2003); “Слоўнік каляндарна-абрадавай лексікі Ўсходняга Палесся” Л.И. Лапицкой (2007) и др.); 3) тенденция к составлению хронологических словарей (к примеру, в словаре А.А. Станкевич и Н.И. Фроловой “Імёны ў святцах” (2001) собственные имена подаются по хронологическому (календарному) принцыпу — от 1 января до 31 декабря); 4) тенденция к составлению тематических словарей (см., например, словарные материалы “З лексікі ткацтва” Н.Дм. Корень (1976), опубликованные в сборнике “Народнае слова”; “Матэрыялы да слоўніка жывёлагадоўчай лексікі Мазыршчыны” В.В. Шура (1975) в сборнике “З народнага слоўніка”; словарные материалы “Жывёлагадоўчая лексіка Ўсходняга Палесся” В.В. Шура (1979) в сборнике “Жывое слова” и др.); 5) тенденция к составлению словообразовательных словарей (см., например, краткие словари морфем М.В. Никончука (1990), Л.М. Минаковой (1999), А.А. Станкевич (2000); словарики терминоэлементов апел- лятивного и антропонимического происхождения (2004), составленные Л.М. Минаковой, С.М. Аниськовой и А.А. Станкевич); 6) тенденция к составлению синонимических словарей (см., например, “Вопыт літаратурна-дыялектнага слоўніка беларускай мовы” В.В. Аниченко (1999) и др.); 7) тенденция к составлению грамматических словарей (см., например, опубликованные в сбор­нике “Жывое народнае слова” словарные материалы под названием “Працэсуальная дыялектная лексіка Мазыршчыны” В.В. Шура (1992), в которых описываются только диалектные глаголы).

Таким образом, проведенное нами на материале словарных изданий Гомельщины изучение региональных лексикографических тенденций позволяет сделать следующие выводы:

  1. В словарном деле Гомельщины наиболее полное формальное выражение (в нескольких десятках словарей каждая) получили отраслевые лексикографические микротенденции к составлению диалектных, энциклопедических, исторических, ономастических, переводных, терминологических, толковых, авторских (писатель­ских), паремиологических, фразеологических и этимологических словарей.
  2. Значительно меньшую степень выраженности (как правило, только в нескольких словарях соответствующего типа) имеют в лексикографии Гомельщины отраслевые микротенденции к составлению этнолингвистических, фольклорных, хронологических, тематических, словообразовательных, синонимических и граммати­ческих словарей.
  3. Специфику словарной практики Гомельщины составляют следующие характеристики: а) тон в ней задают не академические, а университетские лексикографы; б) гомельские лексикографы лидируют в словарном пространстве Белоруссии по количеству и качеству подготовленных ими авторских словарей; в) благодаря существующим трансграничным контактам сильное влияние на словарную практику Гомельщины оказывает весьма развитая русская лексикографическая традиция.
  4. Использование в процессе выявления региональных лексикографических тенденций существующих формальных показа­телей (общее количество опубликованных словарей того или иного типа, место их издания, наличие новых типов словарей и т.п.) создает надежную эмпирическую основу для проведения словарного трендо­вого анализа, определяемого как “сбор и обработка данных за раз­личные периоды времени и сравнение каждой позиции отчетности с рядом предшествующих периодов с целью определения основной тенденции динамики показателя (тренда)” [МЗТСС, 2010, 520].
  5. Получение количественных данных о степени формальной выраженности (в соответствующей совокупности словарей определенного типа) той или иной региональной лексикографической тенденции, а также проведение словарного трендового анализа таких данных и экстраполяция его результатов на будущее развитие словарного дела в каждом конкретном регионе Белоруссии позволят уже в самое ближайшее время сформировать общенациональные лексикографические прогнозы относительно перспектив развития того или иного словарного жанра, а также белорусской лексикографической традиции в целом.

Литература

  1. Апресян Ю.Д. Толковый словарь нового типа как основа се­рии словарей / Ю.Д. Апресян // Современное состояние и тенденции развития отечественной лексикографии: Актуальные проблемы под­готовки и издания словарей. Тезисы докладов (Москва, 18-20 октяб­ря 1988 г.). — М., 1988. — С. 14-15.
  2. Колесникова М.С. О триаде “язык — культура — словари” в российской германистике ХХ века / М.С. Колесникова // Русская германистика: Ежегодник Российского союза германистов. — Т. 2. — М., 2006. — С. 117-126.
  3. Нейсбит Дж. Мегатренды / Дж. Нейсбит / Пер. с англ. — М., 2003. — 380 с.
  4. Ольшанский И.Г. О некоторых тенденциях в современной немецкой лексикографии / И.Г. Ольшанский // Иностранные языки в школе. — 1977. — № 6. — С. 14-22.
  5. Шестакова Л.Л. Русская авторская лексикография: общее со­стояние и тенденции развития / Л.Л. Шестакова // Русская авторская лексикография XIX-XX веков: Антология / Отв. ред. Ю.Н. Карау­лов. — М., 2003. — С. 17-21.
  6. Штомпка П. Социология. Анализ современного общества / П. Штомпка / Пер с польск. — М., 2008. — 664 с.
  7. Шчэрбін В.К. Лексікаграфічныя традыцыі ўсходняга Палесся / В.К. Шчэрбін // Известия Гомельского государственного универ­ситета имени Ф. Скорины. — 2010. — № 4. — С. 155-160.
  8. Щербин В.К. Проблема классификации научных направлений в области лексикографии / В.К. Щербин // Vocabulum et vocabularium: Сборник научных трудов по лексикографии / Под ред. В.В. Дубичинского. — Вып. 6. — Харьков, 1998. — С. 7-10.
  9. Щербин В.К. О методологии выявления лексикографических мегатрендов / В.К. Щербин // Проблемы взаимодействия славянских языков и культур в их истории и современном состоянии. Сборник научных статей. — Брянск, 2011. — С. 339-346.

Список сокращений

  1. БМБП — 1980: Беларускае мовазнаўства. Бібліяграфічны паказальнік (1966-1975) / Склад. А.Д. Васілеўская, Я.М. Рамановіч. — Мн., 1980. — 352 с.
  2. БМБП — 1993: Беларускае мовазнаўства. Бібліяграфічны паказальнік (1976-1985) / Склад. А.Д. Васілеўская, Я.М. Рамановіч. — Мн., 1993. — 559 с.
  3. БМБП — 2004: Беларускае мовазнаўства. Бібліяграфічны паказальнік (1986-1991) / Склад. А.У. Каратышэўская, А.У. Трацця- кова; Навук. рэд. В.П. Русак. — Мн., 2004. — 484 с.
  4. БМБУ — 1967: Беларускае мовазнаўства. Бібліяграфічны ўказальнік (1825-1965) / Рэд. Л.М. Шакун. — Мн., 1967. — 416 с.
  5. БСЭБ — 2002: Беларускія слоўнікі й энцыклапедыі: Бібліяграфія / Склад. В. Кіпель і З. Саўка. — Нью Ёрк; Мн., 2002. — 570 с.
  6. МЗТСС — 2010: Кандыбович Л.А. Менеджмент знаний. Тер­минологический словарь-справочник / Л.А. Кандыбович, А.В. Муд- рик. — Мн., 2010. — 752 с.
  7. ССРЛЯ — 1963: Словарь современного русского литературно­го языка: В 17 т. — Т. 15. — М.; Л., 1963. — 643 с.
  8. ТСАВБД — 2000: Тэрміналагічныя слоўнікі (асобныя выданні) 1918-1998 гг.: Бібліяграфічны даведнік / Уклад. Л. Чарняўская, Г. Цыхун; Рэд. Г. Цыхун. — Мн., 2000. — 74 с.
  9. ФЭС — 1989: Философский энциклопедический словарь. — 2-е изд. — М., 1989. — 815 с.
  10. OED — 2004: The Oxford English Dictionary. — 2nd ed. — Vol. XVII. — Oxford, 2004. — 1015 p.

Автор: В.К. Щербин
Источник: Традиционная культура на территории Российско-Белорусского по­граничья: историко-этнографический и лингвокультурологический аспек­ты: Материалы XIV международной научно-практической конференции (г. Новозыбков, Брянская область, 14-15 ноября 2012 г.) / Под ред.: С.Н. Стародубец, В.В. Мищенко, В.Н. Пустовойтова, Ю.А. Шевцовой, О.В. Белугиной. — Брянск: РИО БГУ, 2012. – С. 187-199.