Усадьбы Гомельщины: перспективы развития

0
386
Усадьбы Гомельщины Коренёвка

Если анализировать Гомельщину как ареал распространения усадебной культуры, то надо сразу обозначить ее типологические особенности в историческом срезе, и толь­ко потом в архитектурном. Тогда относительно небольшое количество памятников уса­дебно-паркового наследия (от 49 до 60), приходящегося на данный регион не будет, на­пример, восприниматься как потери военных лихолетий двух мировых войн ХХ в. Военные действия затрагивали обычно всю территорию Беларуси, однако аналогичных памятников в западном и центральном регионе сохранилось куда больше. Сложившую­ся ситуацию объясняют два других объективных исторических фактора: периферийность (пограничность) территории и ее административное деление (принадлежность). При этом не отрицается роль предыдущего фактора войны. Итак, земли Гомельщины входили в состав Минского воеводства, его Мозырского и Речицкого поветов, а также небольшими фрагментами в состав Мстиславского, Новогрудского и Брестского вое­водств. Центры воеводств и крупные населенные пункты (в том числе и частновладель­ческие, например, Петриковичи, Горваль, Колотчичи) имели хорошо укрепленный за­мок в целях обороны, чаще всего деревянный. Замки до наших дней не дошли, хотя они были возведены в Мозыре, Речице, Гомеле, Чечерске, Рогачеве. Однако Гомельщина находилась далеко от столицы ВКЛ — Вильно — так что претендовать на статус столич­ной округи, удобной для строительства резиденций высшей родовитой или сановной знати не могла. Это утверждение верно как для периода существования ВКЛ, так и для периода Речи Посполитой. Не содействовало данному процессу и ее геополитическое положение «между» Литвой и Москвой, приводящее к тому, что Гомельщина с конца XVI в., в XVII-XVIII вв. не являлась благополучным регионом для ведения частновла­дельческого феодального хозяйства. Провинциальная шляхта не стремилась здесь воз­водить центральные усадьбы своих имений в парадных формах архитектуры, т. к. теря­ла даже то, что имела в войнах со шведским и российским государствами, в казацко-крестьянской войне, охватившей все Полесье. Крестьяне бежали на соседнюю чужую территорию, оседали там и как новоприбывшие освобождались полностью либо час­тично от двух до пяти лет от многих видов феодальной ренты. Следовательно, доход­ность шляхетских имений ощутимо падала, и не хватало финансовых средств для ук­рашения своих имений. Доминировало на Гомельщине не магнатское латифундиальное землевладение, а господарское (староствы) вкупе со средне- и мелкошляхетским земле­владением. Удельных княжеств тут не сохранилось, были лишь отдельные вотчинные земли князей Чарторыйских, Вишневецких, Массальских, и к наиболее богатым пред­ставителям шляхты Гомельщины можно причислить только Халецких, Юдицких, Оскерок.

Старосты, получившие под управление для своего кормления так называемые ка­зенные земли (под залог, на условиях аренды или в награду за службу), стремились удерживать их как можно долее в руках своего рода с надеждой на стремительное обо­гащение или перевод хотя бы части земель в вотчинное владение, погашение в счет ве­ликокняжеского долга. Так, Мозырское ст-во и г. Мозырь, Речицкое ст-во и г. Речицу — поочередно держали Халецкие и Оскерки, занимая посты войтов, старост; Лоев — Юдицкие, Чечерское и Пропойское ст-вы — Сапеги, Массальские, Гомельское — Чарторыйские, Рогачевское — Воловичи, Юдицкие, Патеи. Оскеркам принадлежали имения с центрами в усадьбах Асаревичи (Брагинский р-н), Барбаров (Мозырский р-н), Барбарово (Наровлянский р-н), Водовичи (Мозырский р-н), Ужинец (Мозырский р-н), Головчицы (Наровлянский р-н, Наровля и т. д., Халецким — усадьба Хальч (Ветковский р-н). Красивыми усадебными комплексами конца XVIII-ХІХ вв. выделялись также шляхет­ские роды Дерналовичей — Викторын (Светлогорский р-н), Дорошевичи (Петриковский р-н), Рогинь (Чечерский р-н), Есьманов — Лучицы (Петриковский р-н), Хмыжовских — Старогруд (Кормянский р-н), Юдицких — Сутков (Лоевский р-н) и др.

Во время разделов Речи Посполитой и после них, в период разбора шляхты, войны 1812 г., когда часть местной шляхты поддержала Наполеона, восстания 1830-1831 гг. многие усадьбы сменили своих владельцев. Так произошло с Барбаровом, Головчицами, Наровлей Оскерок, перешедших к Горваттам. К Кеневичам от Оскерок перешел Барба­ров, а Бринев (Петриковский р-н) они получили от Массальских. Халецкие продали Хальч Оттону Войнич-Сеноженцкому, родовым гнездом которого является Турская усадьба (Рогачевский р-н). Войнич-Сеноженцкие добавили к своим землям еще имение в Новоселках (Ветковский р-н). На этом фоне Гомельский замок с сельской округой, пода­ренный знатному сановнику П. Румянцеву Екатериной II, получил уникальную возмож­ность превратиться в городскую усадьбу столичного образца по самой последней евро­пейской моде.

Условия информационно-техногенной цивилизации и вхождение национальной эко­номики в рыночные отношения в XXI в. вновь ставят в Беларуси вопрос о расширении возможностей для самофинансирования усадебно-парковых комплексов, функционирую­щих как музеи, и усадебных объектов, подлежащих музеефикации. Следует подчеркнуть значение уже апробированных зарубежных методик:

1) разрешается продажа усадеб част­ным лицам, желающим восстановить их и использовать как для личного проживания, так и для гостиничного, ресторанного бизнеса, с культурно-развлекательной, оздоровительной целью и др.;

2) бальный зал Гомельского дворца можно использовать по прямому назначе­нию и для концертов оркестра Гомельской филармонии, и для престижного бала выпуск­ников городских средних школ-медалистов, когда медали молодежи будет вручать руко­водство города, рассматривая их как будущее страны и Гомельщины;

3) для увеличения сбора финансовых средств музеям рекомендуется делать экспозиции и проводить экскур­сии с расчетом на конкретную возрастную и социальную категорию посетителей. Кроме того, если в Гомельском музее Румянцевых-Паскевичей с экспонатами контактировать нельзя, то надо создать некоторые их аналоги для размещения в других шляхетских усадь­бах с интерактивной экспозицией (Хальч и др.). Там посетители будут оплачивать воз­можность, например, примерить рыцарские латы, взять в руки средневековое оружие, примерить разнообразные шляхетские одежды (мужские, женские, детские) и сфотографи­роваться. Попробовать национальные блюда шляхетской кухни под музыку и танцы того времени (возможно привлечение коллективов местной самодеятельности, рыцарских клу­бов и др.);

4) ощущается острая нехватка пропагандистско-просветительской работы по отечественной истории. Период белорусской государственности ВКЛ и Речи Посполитой на Гомельщине не представлен в рамках культуры данного сословия, хотя залы Гомель­ского дворца центральной части могли бы экспонировать все гербы местечек и городов Гомельщины, историю шляхетского сословия региона (биографии, портреты его выдаю­щихся представителей), макеты исчезнувших усадеб. Лоев же подходит для создания па­норам, диорам о форсировании Днепра в любой исторический период любыми войсками от татар, казаков до немецко-фашистских захватчиков. Все вышеперечисленное поможет гражданам страны при активизации глобализационных процессов сохранить собственное национальное своеобразие, традиции и культуру. Следовательно, для создания положи­тельного имиджа Беларуси на международной арене как страны развитого туризма с бога­тым культурным потенциалом необходимо развивать историко-этнографический, эко- и агротуризм, используя для этого усадьбы Гомельщины различной степени сохранности

Автор: Е.П. Нарижная
Источник: Менталитет славян и интеграционные процессы: история, современность, перспективы: материалы VII Междунар. науч. конф., Гомель, 26-27 мая 2011 г. В 2 ч. Ч. 2 / М-во образования Респ. Беларусь [и др.]; под общ. ред. В. В. Кириенко. — Гомель: ГГТУ им. П. О. Сухого, 2011. — 189 с. Ст. 37-39.