Ученические экскурсии гомельчан накануне Первой мировой войны

0
216
Гимназисты в российской империи и экскурсии гомельчан

«В настоящий момент, когда экскурсии входят, так сказать, в обиход школы, наиболее правильная постановка экскурсий является весьма важным вопросом», — такое мнение, высказанное на страницах гомельской прессы в начале XX века, служит подтверждением акту­альности обращения к истории ученических экскурсий. Они и сегодня являются значимым рычагом воспитания и обучения в средней и высшей школе. Кроме того, что экскурсионные программы для учащихся в различных типах учебных заведений содействуют эффективному образовательному процессу, за ними на протяжении десятилетий сохраняется традиционная музейная сфера функционирования, где в экскурсии втягиваются все категории населения. Одновременно необходимая и привлекательная часть туристических проектов, экскурсия по-прежнему занимает лидирующее место как форма работы различных туристических агенств.

Туристическая деятельность в Беларуси на современном этапе опирается не только на инновационные разработки, но и во многом на апробированные ранее подходы, в том числе к орга­низации экскурсий, для чего важны знания о том, как реализовывались экскурсионные про­граммы и в более отдаленные от нас эпохи. Однако экскурсионная работа в прошлом являет­ся малоисследованным полем, которое до настоящего времени, как правило, обходили историки, оставляя эту нишу для изучения другим специалистам: педагогам, музееведам. Еще один аспект темы, придающий ей высокую степень актуальности, — возможность на примере материалов об экскурсионной работе столетие назад реконструировать те этнографические этюды, представление о которых утрачено и уже не может быть воссоздано с использовани­ем других источников. Если педагогика уже дала свой ответ на вопрос о целях, содержании, формах и способах воплощения экскурсионных проектов, то историко-этнологическое ис­следование данной темы пока специально не предпринималось. При этом подобные именно этнологические исследования имеют прямой смысл, поскольку зачастую материалы о прове­дении экскурсий содержат в том числе оценку национального колорита ряда этносов, дан­ную представителями иной культуры. В некоторых случаях результаты характеристики экс­курсионной работы полезны для пополнения багажа исторического краеведения, так как в процессе совершения экскурсионных мероприятий происходило накопление информации о местной истории и рождалось понимание самобытности своего края.

Историография вопроса предполагает обращение в первую очередь к литературе по педагогике [1; 2]. Здесь можно обнаружить обозначение места экскурсий в числе других форм обучения и воспитания, авторы расшифровывают виды экскурсионной работы, ее функции, приводят дидактические основы проведения экскурсий, характеризуют этапы осу­ществления и пр. Что касается научной литературы по этнологии города, то имеется лишь фиксация фактов о том, что экскурсии в конце XIX — начале XX веков вошли в обиход форм досуга, а в советское время к ним приобщились широкие массы жителей БССР как в город­ской, так и в сельской местности [3; 4; 5; 6]. Неоднократно приводятся данные о посещении музеев (аналогичная картина сложилась в литературе по истории культуры и образования Беларуси), однако подробные, детализированные описания реализованных экскурсионных маршрутов остаются вне изучения. Вместе с тем даже при определенном освещении экскур­сионной работы ее ученический аспект, как правило, выпадает из анализа. Пласт литературы по истории музейного дела также очень скупо отражает ситуацию об экскурсиях учащихся в различные периоды времени, чаще можно встретить разнообразные описания методик про­ведения экскурсионной работы [7].

К сожалению, об экскурсиях жителей белорусских губерний конца XIX — начала XX веков сохранились лишь немногочисленные сведения. Это же в полной мере относится и к экскурсиям учащихся. Разрозненные материалы можно почерпнуть со страниц местной пе­риодической печати Гомеля, которая остается почти единственным достаточно подробным источником для реконструкции программ ученических экскурсий гомельчан в прошлом, от­стоящем от нас почти на столетие. И хотя воссоздание полной картины таких экскурсионных маршрутов пока не представляется возможным, все же ряд дошедших до нас примеров очень показателен и может служить основанием для понимания целей, процесса организации экс­курсий для учеников, их познавательных результатов и эмоционального отклика на них из среды самих экскурсантов. Эти материалы могут быть положены в основу характеристики экскурсионной работы как важного компонента культуры.

Нами систематизированы материалы по этой тематике и в качестве примера исполь­зованы факты, опубликованные на страницах издававшейся в городе газеты «Гомельское слово» в номерах за период весны — осени 1911 года. Автором специально сохраняется мак­симально полное воспроизведение данных в таком виде, который им придавался составите­лями газетных текстов и участниками самих путешествий, так как это позволяет более точно показать ход ученических экскурсий и наиболее образно охарактеризовать то влияние, кото­рое они оказывали на сознание и чувства молодых людей и сопровождавших их лиц.

Таким образом, научная ценность и новизна изучения вопроса связана не только с включением в сферу научного использования новых историко-культурных материалов, но и показом событий, основанным на высказываниях их очевидцев либо тех современников, ко­торые получали информацию из первых уст. Целью исследования выступает этнологическая характеристика экскурсионной работы с учащимися белорусских губерний накануне Первой мировой войны (по гомельским материалам).

Широко практиковались экскурсии в пределах гомельских окрестностей. Весной 1911 года состоялась экскурсия учеников Гомельской мужской гимназии в Буда-Кошелево [8, с. 4]. Это мероприятие было организовано в мае 1911 года. В состав экскурсантов входили 73 ученика Гомельской мужской гимназии и преподаватели этого учебного заведения: Стандровский, По­пов, Боборыкин, Бабчинский и Федоров, помощник классных наставников Шимкович, предсе­датель родительского комитета Плахов и его заместитель Харченко. Они рано утром отправи­лись со станции «Гомель» в Кошелевское лесничество, находящееся при станции Либаво-Роменской железной дороги «Буда-Кошелевская», которую от Гомеля отделяли 45 верст.

Целью этой экскурсии был осмотр прекрасного дубового леса, который занимал про­странство около тысячи десятин, и ознакомление с местностью в ботаническом отношении. На экскурсии лесничий Юстов и преподаватель природоведения Попов рассказывали моло­дым людям о разных способах ведения лесного хозяйства, улучшения леса. Гимназисты смогли воочию увидеть разнообразные древесные породы, растущие вместе с дубом, среди них было обращено внимание на граб. Гимназистам указали на возможные недостатки веде­ния лесного хозяйства и способы их устранения. На экскурсии преподаватели показали неко­торых из паразитов (грибы, лишаи), растущих на деревьях. При этом сообщались интересные сведения о некоторых особенностях вредителей, так, например, паразит-грибок, живет на дубе всегда на северо-западной стороне. Затем молодых людей привели в питомник, где на­глядно продемонстрировали прорастание дуба из желудя. Одновременно ученики знакоми­лись и с другими растениями, которые можно встретить в лесу (любопытные виды папорот­ника и др.). Попов сообщал экскурсантам о различных попадавшихся экскурсантам предста­вителям животного мира, населяющих лес и его окрестности (о ящерицах, кукушках и др). На этой экскурсии уже использовался фотоаппарат. Стандровский и Попов сделали фото­снимки учащихся и сопровождавших их лиц. После завтрака, который заключался в молоке и чае и был предложен Юстовым, под руководством преподавателей состоялись игры учени­ков. В 9 часов вечера экскурсанты возвратились в Гомель.

Наиболее масштабные маршруты ждали учеников из обеспеченных семей, поскольку они осуществлялись платно, но предполагали выезды далеко за пределы города. Информа­ция о таких увлекательных поездках популяризировалась в том числе и с познавательной целью. В 1911 году 11 учащихся Гомельской правительственной гимназии — 4 ученика 6 класса и 7 учеников 5 класса согласились участвовать в так называемой «образовательной экскур­сии» в Туркестанский край для того, чтобы «набраться массы новых впечатлений, повидать далекие и интересные страны и значительно расширить свой умственный кругозор» [9].

Организатором мероприятия для учащихся средних учебных заведений стало попечи­тельство Виленского учебного округа. Главным руководителем экскурсии был назначен по­печитель учебного округа директор Ковенской гимназии Медведев, его помощником — ин­спектор гомельской мужской гимназии Соколов. Кроме того, было определено, что при де­тях должны находиться 3 преподавателя и врач. Всего же первоначально для участия в груп­повой поездке записалось 39 человек: 36 гимназистов и 9 реалистов. Кстати, Владимир Кон­стантинович Соколов был большим любителем путешествий и объездил почти всю Россию, а детей к этому времени уже возил в Добруш, Вильно и др. места.

Маршрут этого летнего путешествия был тщательно разработан и составлял 10 тысяч верст по суше и воде. Основные пункты следования по дороге в Туркестан таковы: Бахмач, Харьков, Таганрог, Ростов-на-Дону, Минеральные Воды (Пятигорск, Кисловодск), а также Ба­ку, Красноводск и др., предполагался переезд морем. Дети могли увидеть Бухару, Самарканд, Скобелевск, Андижан (с поездкой в Ош и горы), Ходжент, Ташкент. На обратном пути были запланированы визиты в Самару, Нижний Новгород, Москву, Смоленск, Минск, Вильно.

Плата за проезд и продовольствие устанавливалась в размере 85 рублей, продолжи­тельность экскурсии определялась в 41 день. Педагогический совет гомельской гимназии оказал материальную помощь некоторым детям из числа необеспеченных учеников, были назначены пособия на сумму в 310 рублей, бывшую в распоряжении гимназии и сложив­шуюся в результате добровольных пожертвований некоторых учащихся и других лиц, при­сутствовавших 22 декабря 1910 года на ученическом музыкально-литературном вечере. Три гимназиста получили помощь в размере 50 рублей и четверо — по 40 рублей. Дети брали с собой несколько фотоаппаратов для фиксации своих впечатлений.

Из Гомельской гимназии поехали в Туркестан ученики 7 класса Быков, Зубарев, Харитончик, Монтлевич, ученики 6 класса Каминский, Галин, Трутко, Ивицкий, Гнездилов, Сухой и Рышкевич. В мероприятии также приняли участие дети из других гимназий: Боб­руйской, Брестской, Ковенской, Минской, Могилевской, Слуцкой, Белостокского реального училища, Двинского, Могилевского, Пинского, Поневежеского и Рогачевского училищ.

Накануне поездки в Гомеле в домовой гимназической церкви о. законоучителем гим­назии священником Жудро был отслужен молебен о здравии отправляющихся на экскурсию и благополучном возвращении их домой. Важно, что до отправки учеников для них специ­ально подготовили и лекцию по теме «Туркестанский край», которую прочитал преподава­тель М. И. Сидоренко. Он рассказал о географических условиях края, его истории и этногра­фических особенностях.

Ученическая экскурсия из Гомеля в составе 11 воспитанников местной правительст­венной гимназии во главе с инспектором гимназии В. К. Соколовым в сопровождении слу­жителя гимназии сначала выехала на поезде в Вильно, где и было определено место сбора всех путешественников. Здесь ознакомились с городом, осмотрели Замковую гору, памятни­ки Екатерине II и Муравьеву, собор и костел, вечером они посетили ботанический сад, где бесплатно слушали музыку, было запланировано и посещение синематографа.

На 7 июня назначался отъезд путешественников в Туркестан из Вильно (возвращение планировалось на 20 июля). В отдельном вагоне разместились 30 гимназистов, 9 реалистов, 5 педагогов во главе с директором Ковенской гимназии Медведевым, доктора и нескольких служителей. 8 июня эта группа направилась на Бахмач через Гомель.

В своих открытках, присылаемых в Гомель во время путешествия, дети сообщали до­мой о некоторых своих самых первых впечатлениях. Вот одна из таких записей: «Мы уже в Малороссии. Сегодня были в Малороссийской деревне. Малороссы очень интересный народ — остроумный, гостеприимный. Мы пили там молоко и они приглашали нас приходить вече­ром слушать песни» [10, с. 3].

Одним из важных пунктов посещения согласно программе этой продолжительной экскурсии стал город Харьков, куда участники экскурсии прибыли 9 июня 1911 года. Не­смотря на жаркую погоду с самого утра, все направились в университет, где проводилась экскурсия в музей изящных искусств, были осмотрены картинная галерея и этнографический музей с самыми подробными объяснениями. Гомельчане побывали и в городском художест­венно-промышленном музее и после обеда в кухмистерской осматривали под руководством профессора астрономии обсерваторию и сейсмографическую станцию. Под руководством преподавателей университета дети посетили метеорологическую станцию со всеми новей­шими усовершенствованиями и различными приборами для определения температуры воз­духа и почвы, влажности, ветра и пр. Любопытен был и визит в университетский сад. Вече­ром в саду Коммерческого клуба участники экскурсии прослушали симфонический концерт. Поздно ночью дети усталые, но довольные, прибыли на вокзал и провели ночь в вагонах, на­правляясь к дальнейшим пунктам назначения в своем путешествии.

Побывали гомельчане и в Пятигорске, проехав часть пути на дачном поезде. Любопыт­но, что здесь их разместили на ночлег в здании мужской гимназии, постлав свежее сено прямо на полу. Вместе с тем, газета сообщала, что «ночлег вышел, правду сказать, весьма приятный и веселый». Путешественники взобрались на гору Машук, по пути осмотрев живописные места Пятигорска, а также памятные исторические достопримечательности. Они побывали в гроте Дианы, видели цветную стеклянную беседку, скалу «Орел», Михайловскую галерею, грот Лермонтова и беседку «Эолова арфа». Экскурсии проходили при весьма жаркой погоде, так как даже в тени было зафиксировано 35° К. Затем дети обедали под звуки румынского оркест­ра. Экскурсионная программа предполагала ведение дневников, в которых путешественники отражали наиболее запомнившиеся им события и впечатления. 13 июня участники экскурсии в Кисловодске осмотрели галерею Нарзана и Тополевую аллею с новым благоустроенным ван­ным зданием. Известно, что большое впечатление произвел парк с цветниками, дорожками, фонтанами и знаменитым источником «Нарзаном». Эта экскурсия, как и другие, сопровожда­лась фотографированием. Прогулка в горы, купание (за отдельную плату) некоторых детей и руководителей экскурсии в источниках, катание на колесных коньках, осмотр водопада «Стек­лянная струя», прослушивание в саду концерта, исполненного оркестром терских казаков — названные и другие развлечения, несомненно, вызвали неподдельный интерес. Здесь же в го­роде участниками похожих туристических программ стали и другие дети — экскурсанты Туль­ской гимназии. Во время путешествия в Железноводск по пути следования гомельчане увиде­ли виноградники и долину роз, разведенные немцами-колонистами.

Путь от Пятигорска до Баку оказался малопримечательным. На станции Беслан, кото­рая располагалсь в 20 верстах от Владикавказа, у самого подножия Кавказских снеговых гор, экскурсанты сделали 20-минутную остановку для обеда. Любопытно, что авторы сообщений о путешествии особо отмечают, что этот обед был заказан по телефону — новинка в комму­никациях того времени. Обстоятельства сложились так, что дети стали не только участника­ми экскурсий по местным достопримечательностям, но и очевидцами экологической катаст­рофы. Дети осмотрели Сураханы, где в это время горела вышка Ротшильда. «Величественная и потрясающая картина — нефтяной пожар!» — такие отклики очевидцев сопровождали это зрелище [11, с. 3]. Дети приняли участие во множестве программ (осмотр нефтяной вышки Мирзоева, где из-под земли бил нефтяной фонтан, а также осмотр развалин древнего храма огнепоклонников и др.).

Во время путешествия их ожидала и морская прогулка. Увидели гомельчане и Мерв. Обратимся ко впечатлениям, высказанным самими экскурсантами о переезде из Ашхабада в Мерв, когда по сторонам они видели стада верблюдов, а также на станциях им встречались всевозможные типы азиатов: туркмены, и афганцы, и персы, и армяне, и киргизы: «Пестрые халаты, белые чалмы, мохнатые шапки — все это бросалось в глаза и представляло незнако­мую картину, от которой трудно оторваться» [12, с. 3]. Эти люди добродушно и с усмешкой отвечали на вопросы экскурсантов, если могли сказать хотя бы несколько слов по-русски и дополняли слова мимикой. Путешественникам довелось из окна вагона увидеть интересное природное зрелище — столбы пыли, поднимавшиеся наподобие смерча.

По мере путешествия его участники сообщали, что условия становятся поездки более сложными, жара все усиливалась, всех одолевала сильная жажда, указывалось на отсутствие черного хлеба и трудности в приобретении белого. В целях заботы о здоровье детей им ради предосторожности дали принять по порошку хинина, чтобы избежать заболевания малярией. На станциях дети лакомились виноградом и желтыми сливами.

Гиндыкушская плотина и разные сооружения ирригационного характера тоже стали местом визита детей. Попробовали они и незнакомую пищу, называя ее «туземный обед», который включал плов (вареный рис с изюмом и бараниной) и шашлык. Интересно, что за день участниками поездки было выпито свыше 15 ведер кипяченой и охлажденной воды, а многие из-за жары и жажды выпили по 10-15 стаканов чая.

Вообще, в образовательных целях на территории Средней Азии путешественники под руководством взрослых осмотрели хлопковые, маслобойные, мыловаренные и ледоделатель ные заводы. Остановившись на станции Байрам-Али, дети ездили на лошадях за 8 верст для осмотра хлопкового поля, вечером побывали на электрической станции. Их во время обеда угощали компотом из ананасов и черешен, а вечером они имели возможность играть в саду и лакомиться десертом и водой с фруктовым сиропом.

К началу июля, наконец, маленькие путешественники прибыли в Самарканд, где ос­мотрели гробницу Тамерлана, мечети (даже взбирались на минареты для любования видом города) и развалины обсерватории, получили приглашение от губернатора в сад на завтрак. В Самарканде экскурсантов поразило обилие зелени, садов и бульваров. В Андижане путеше­ственники посетили базары, им также показали гренажное заведение, где выращиваются, сортируются и готовятся сырые коконы для получения из них шелковых нитей. Безусловно, в заметках путешественников упоминаются прекрасные фрукты и чай этого края. Детей от­вели и к знаменитой и чтимой мусульманами горе «Сулейман-тахта» (трон Соломона), она представляет высокий скалистый утес, с него открывается богатый вид на город Ош и его окрестности. Дети также ознакомились и с этнографической экзотикой: побывали в киргиз­ской кибитке. Ташкент встретил экскурсантов красочными городскими пейзажами: медресе, крытые базары, старинная мечеть. Особое познавательное значение имела экскурсия в музей Туркестанского края, в котором богатыми коллекциями располагали этнографический, ар­хеологический и орнитологический отделы. В числе экскурсионных мероприятий обязатель­ным элементом был визит в городской сад для того, чтобы увидеть памятник взятия Ташкен­та, изображающий русского солдата, водружающего знамя на разбитой кирпичной стене.

Информация о подобного рода планировавшихся учебно-познавательных путешест­виях для учащихся сообщалась в учебные заведения. Так, известно, что гомельской мужской гимназией были получены данные об организации летом (в июне и в июле 1911 года) в г. Санкт-Петербурге комитетом морских экскурсий при лиге обновления флота двух экскурсий по Финскому заливу [13, с. 3]. Судя по содержанию сообщения, такие экскурсии проходили несколько лет подряд, они предусматривали по возможности выход в Балтийское море на парусном судне «Утро». Плата за поездку составляла, как и в прежние годы, 50 рублей за 4 недели. В оплату входило полное продовольственное обеспечение и рабочее платье, которое поступало в полную собственность экскурсанта.

Организаторы этой экскурсии предлагали посещение портовых городов, а также ар­тиллерийский, минный и другие отряды военных судов. Во время переходов экскурсанты получали возможность следить за путем корабля, измерять скорость хода судна и глубину моря, делать метеорологические наблюдения и обучиться сигнализации. Во время остановок молодые люди имели возможность кататься на шлюпках и освоить управление ими, а в пе­риоды совместной стоянки с военными кораблями знакомиться с маневрированием и стрель­бой минами и из орудий. Условиями данной программы оговаривалось, что к участию в экс­курсии допускались лишь вполне здоровые воспитанники и обязательно достигшие 16­летнего возраста. Летом 1910 года такое путешествие совершили пять воспитанников стар­ших классов Гомельской гимназии, которые остались очень довольны этой образовательной поездкой. Они вернулись окрепшие физически и в определенной степени прокоснулись к изучению моря и морского дела.

Гомельских учеников для углубленного изучения отдельных предметов вывозили и на выставки. Так, педагогический совет гомельской мужской гимназии посчитал необходимым отправить детей на образовательную экскурсию в Быхов, где осенью 1911 года проходила сельскохозяйственная выставка. Туда же направлялись и учащиеся местного коммерческого училища в связи с пользой этой поездки для освоения курса экономической географии. На этой выставке, кроме гомельчан, побывали учащиеся из Могилева, Рогачева. Там же осмат­ривали павильоны и дети — выходцы из сельской местности. Вот какое описание этого ос­мотра оставил нам современник: «Особенно трогательную картину представляла группа уче­ников и учениц одной деревенской земской школы. Нельзя было без умиления смотреть, как эти малыши в лаптях или больших «батьковских чоботах», будущие наши Микулы-Селяниновичи, с широко раскрытыми глазами шагали по разным павильонам и удивленно глядели то на мудреные машины и «добрячую худобу», то на «товарищей» с золотыми пуго­вицами» [14, с. 3-4]. В сентябре 1911 года ученики и ученицы мужской и женской гимназий выезжали в Добруш для знакомства с деятельностью писчебумажной фабрики княгини И. И. Паскевич [15, с. 3]. Той же осенью осуществлялась и поездка гимназистов для осмотра мест­ных фабрик в Клинцах.

Экскурсионные программы затрагивали жизнь не только учеников-гимназистов, но и другие категории населения. Разрабатывались маршруты как для гомельчан с целью визита в иные населенные пункты, так и жители чаще близлежащих уездов могли избирать местом своего посещения город над Сожем.

В некоторых случаях через Гомель пролегали пути экскурсантов из других городов. Так, например, местные газеты сообщали, что 27 июня 1911 года из Новозыбкова в Гомель должны прибыть экскурсанты сельскохозяйственных курсов, следующие в другие местности [16, с. 3]. В конце июля здесь ожидали посещение города пешими экскурсантами из Яро­славля, для которых городская управа распорядилась приготовить помещение, чай, сахар и пр. [17, с. 3] Эта группа возглавлялась преподавателем Ярославльского реального училища А. А. Романовским и его помощником И. Е. Смирновым. В состав экскурсионного объеди­нения, двигавшегося пешком от Ярославля до Киева, входили еще фельдшер, фотограф и служитель. Экскурсанты, в числе которых к моменту визита в Гомель был представлен 21 человек (учащиеся реального училища, гимназии и др., младшему из них было 12 лет), вы­шли из Ярославля 7 июня и прошли путь через Москву, Подольск, Малый Ярославец, Ме­дынь, Юхнов, Рославль, Кричев, Чериков, Довск, а после остановки в Гомеле их дальнейшее путешествие было связано с такими городами, как Чернигов и Киев. Интересно охрактеризованы цели этого мероприятия: поклонение святыням, особенно в Киеве, закалка характера, знакомство и общение с природой. Дети делали зарисовки, фотографировали, составляли гербарий, вели дневники. Руководитель считал необходимым впоследствии опубликовать результаты путешествия с иллюстрациями. Еду частично брали с собой в запас, некоторые продукты покупали и отдавали готовить на местах остановок. Багаж перевозился за экскур­сантами на трех подводах. Примечательно, что при повсеместном радушном приеме все же в сельских населенных пунктах их деятельность вызывала некоторое недоумение и наталкива­лась на непонимание крестьянами этой новой формы работы, поэтому участникам похода приходилось долго объяснять смысловое содержание экскурсии (место назначения, цель экскурсии и др.).

Гомель также посещала столичная учащаяся молодежь. Например, известно, что в том же 1911 году из Петербурга с визитом приезжали учащиеся высших учебных заведений в сопровождении педагогов, при этом в местах пребывания эта группа давала концерты — высту­пал сформированный из их числа хор балалаечников и песенников, а также проводились ве­чера с речами ораторов по актуальным вопросам общественной жизни [18, с. 3].

Таким образом, в годы накануне первой мировой войны заметно повышение интереса к экскурсионным ученическим поездкам, которые выступают в качестве средства расширения кругозора детей, пробуждают их познавательную активность, знакомят со сведениями не только в области различных наук, но и помогают приобщиться к практической стороне жизни.

Характерно, что предпринимаются попытки сделать их постоянным компонентом в обучении. Стремление предварить поездки разъяснительным теоретическим материалом (чтение лекций и пр.), обдумать логику передвижения, разнообразить целевой компонент, детализировать комментирование обозреваемых объектов свидетельствует о совершенство­вании методики экскурсий в первую очередь не как развлекательной, а познавательной дея­тельности. Неотъемлемым был и воспитательный эффект работы педагогов, постоянно под­черкивается важность экскурсионных программ как средства для объединения коллектива юных путешественников, развития чувства дружбы и товарищества. По возможности, при­держивались установки на охрану и укрепление здоровья детей (врачебное сопровождение, снабжение медикаментами, купание в целебных источниках, отправка заболевших детей с экскурсий домой и др.). Очевидно административное кураторство над такими поездками, со­действие руководства образовательными учреждениями их планированию, осуществлению и, в некоторых случаях, частичному финансированию.

Безусловно, дороговизна путешествий и другие факторы повлияли на отбор детей оп­ределенного социального круга для участия в экскурсионной деятельности. Наиболее слож­ные и удаленные маршруты также были доступны лишь немногим подросткам из числа обеспеченных семей города. В рассматриваемое время экскурсионные выезды еще не стали массовым явлением, хотя прочно утвердились в сфере образования. Вместе с тем следует признать, что реализовавшиеся экскурсионные программы вызывали широкий обществен­ный отклик, способствовали пробуждению у молодежи интереса к краеведению и ознаком­лению с нравами и обычаями других народов, пропагандировали ценности, ставшие достоя­нием мировой культуры. В сферу этих процессов оказались втянуты и юные гомельчане.

Практическое использование материалов связано с возможностью обращения к ним в работе со школьниками в туристических кружках, в средней общеобразовательной школе на факультативах по отечественной истории, в воспитательной деятельности с молодежью, а также в просветительной и краеведческой работе учреждений культуры Гомельщины (музе­ев, библиотек и пр.).

 

Резюме. В статье описываются традиции учащейся молодежи Гомеля в области культуры и образования накануне Первой мировой войны. Автор показывает цели, формы и подробно­сти их посещения природы, а также экскурсий на выставки и в различные города.

Abstract. Gomel studying youth traditions in the field of culture and education on the eve of World War I are described in the article. The author shows the purposes, forms and details of their nature visiting, and also excursions to exhibitions and to various cities.

Литература

  1. Харламов, И. Ф. Педагогика / И. Ф. Харламов. — Минск: Университетское, 2000. — С.281 — 284.
  2. Подласый, И. П. Педагогика: Новый курс: Учеб. для студ. высш. учеб. заведений: В 2 кн. / И. П. Подласый. — Кн. 1: Общие основы. Процесс обучения. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2002. – 576 с.; Кн. 2: Процесс воспитания. — — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2002. — 256 с.
  3. Грамадскі быт і культура гарадскога насельніцтва Беларусі / В. К. Бандарчык [і інш.]; пад рэд. В. К. Бандарчыка. — Мінск: Навука і тэхніка, 1993. — 248 с.
  4. Изменения в быту и культуре городского населения Беларуси / В. К. Бондарчик [и др.]; под ред. В. К. Бондарчика. — Минск: Наука и техника, 1976. — 111 с.
  5. Этнические процессы и образ жизни (на материалах исследования населения горо­дов БССР) / В. К. Бондарчик [и др.]; под ред. В. К. Бондарчика. — Минск: Наука и техника, 1980. — 279 с.
  6. Беларусы: У 10 т. / В. К. Бандарчык, М. Ф. Піліпенка, А. І. Лакотка. — Мінск: Белару- ская навука, 1995-2009. — Т. 6: Грамадскія традыцыі / В. М. Бялявіна [і інш.]. — 2002. — 606 с.
  7. Савина, Н. В. Экскурсоведение: учеб. пособие / Н. В. Савина. — Минск: БГЭУ, 2009. — 255 с.
  8. Гомельское слово. — 1911. — 17 июня.
  9. Гомельское слово. — 1911. — 24 апр., 3 июня, 5 июня, 10 июня, 17 июня, 19 июня, 1 июля, 17 июля и др.
  10. Гомельское слово. — 1911. — 10 июня.
  11. Гомельское слово. — 1911. — 17 июля.
  12. Гомельское слово. — 1911. — 1 июля.
  13. Гомельское слово. — 1911. — 24 апр.
  14. Гомельское слово. — 1911. — 16 сент.
  15. Гомельское слово. — 1911. — 21 сент.
  16. Гомельское слово. — 1911. — 26 июня.
  17. Гомельское слово. — 1911. — 7 авг.
  18. Гомельское слово. — 1911. — 6 мая.

Автор: О.Г. Ященко
Источник: Известия Гомельского государственного университета имени Ф. Скорины, №6 (63), 2010