Туров и ойконимы с основой тур-

0
34
Туров и ойконимы с основой тур-

Туров (городской поселок Житковичского района Гомельской области) – один из важнейших городов Древней Руси. С самого начала своего существования Туров был административным, экономическим и культурным центром дреговичей, а с конца X в . – главным городом Туровского княжества. Туров впервые упоминается в “Повести временных лет” под 980 г.: ”бе бо Рогъволодъ пришелъ и-заморья имяше власть свою в Полотьске а Туры Турове от негоже и Туровци прозвашася…” (ПСРЛ 1,76). В конце X – начале XI в. в городе княжил Святополк Владимирович, а после него в середине XI в. – Изяслав Ярославич. В 1005 г. здесь была образована своя епископия, во главе которой в 1157 г. был поставлен известный просветитель Кирилл Туровский. Из его творческого наследия сохранились дидактические повести-притчи, торжественные “слова”, каноны и молитвы-исповеди. Чтобы полностью отдаться работе, Кирилл Туровский заключает себя в столп. Следует отметить, что примеров столпничества до этого на Руси не было. Около 1182 года он оставляет кафедру, передает епископию Лаврентию, а сам продолжает писать. Произведения Кирилла Туровского часто включались в различные рукописные сборники, переписывались отдельно. “Слова” Кирилла Туровского наряду с речами византийских и греческих авторов вошли в сборники-антологии “Златоуст” и “Торжественник”. Его литературная деятельность дает представление о духовной культуре Турова – одного из древнейших городов Руси.

Великие князья стремились удержать Туров в своих руках, посылая княжить туда сыновей или близких родственников. Но к концу XII в. связи Турова с Киевом ослабевают. В результате междуусобных и захватнических войн, начиная с ХІІІ в., Туров постепенно теряет свою силу и при Гедимине, в XIV в., переходит под власть Литвы. Но свою политическую и культурную значимость Туров сохранил и в составе Великого княжества Литовского, а позже – Речи Пссполитой.

Туров (и его родовые корреляты Турова ж., Турово ср.) – не изолированное название, для него отыскиваются параллели на территории всей Восточной Славии. Среди них: бел. Tvpaў – ойконим (имение) в бывшем Мозырском у. Минской губ. (Мн. 196), Турава ср. – деревня в Сенненском районе Витебщины (РапВіц. 382), русск. Турово – село в бывшем Новоржевском у. Псковщины (Пск. 148) Турово – село в бывшем Нижнедевицком у. Воронежской губ.(ЭС XXXIV, 216), Турова ж. – ойконим на Владимирщине (Влад. 178), Турова – деревня в Коломенском у. Московской губ., польск. Turowo – деревня в бывшем Писском у. Мазурского округа (Leyd. II, 282) и др.

Ареал названия дает возможность отнести его к праславянскому ойконимическому фонду и возвести к праформе *Тurovъ, *Turova, *Turovo.

Кроме приведенных соответствий, на территории Славии обнаруживаются производные от основы Туров – : бел. Тураўшчына, Туравічы, Туроўка и др. Среди них выделяется деминутив с формантом нка < -ъка/-к < ъкъ : бел. Туроука ж. – деревня (до 1982 г.) в Мстиславском районе Могилевщины (РапМаг. 176), польск. Turowek – ойконим (“имение) в бывшем Остродском у. Мазурского округа (Leyd. II, 254) и др. Ареал названия позволяет восстановление праслав. Тurovъkъ м., Тurovъка ж. В пределах суффиксальной морфемы -ък – названий наблюдается чередование е с о, вызванное падением редуцированных гласных.

В группу производных входит также дериват с суффиксом -щин- : бел. Тураўшчына ж. – хутор в Сморгонском районе Гродненщины (Рап.Гр. 242), Тураўшчына – деревня в Вилейском районе Минщины (РапМн. 266), Тураўшчына – деревня в Чашниковском районе Витебщины (РапВіц. 382), Тураўшчына как элемент составных ойконимов Вялікая Тураўшчына, Малая Тураўшчына в бывшем Борисовском у. Минской губ. (Мн. 36) и др.

Ареал названия с формантом -ичи замыкается белорусской территорией : бел. Туравічы мн. – ойконим в Калинковичском районе Гомелыцины (РапТом. І68), Туравічы – ойконим в Оршанском районе Витебщины (РапВіц. 382) и др. Формант -ичи восходит к праслав. -*itjo > *itjь и участвует в образовании деминутивной, патронимичной, антропонимичной лексики. В поздний праславянский период деминутивная структура с этим формантом была продуктивна, но почти во всех славянских языках оказалась маловыразительной. На первое место выступили значения происхождения, родственных отношений. Таким образом, можно предположить, что данное производное имеет патронимичное значение.

Слово Туров закрепилось и в славянской антропонимии: др.-русск. Туров (Веселовский 325), др.-бел. Tvpaў (Бірыла 418) и др.

Среди антропонимов встречаются также производные от основы Туров- : др.-русск. Туровьскии (Веселовский 326), др.-бел. Туроўскі, Туравец (Бірыла 418), др. – польск. Turewski (SSNO V, 489) и др.

Приведенный ономастический материал, представленный этими производными, делает более надежной реконструкцию названия *Тuгоvь.

По своей словообразовательной структере Туров < *Turovь – отыменное прилагательное с суффиксом -ов- < – *ov-. Словообразующая основа Тур- характеризуется многообразием значений. Во-первых, ее можно связывать с названием бога Tvpaў восточных славян. По мнению Б. А. Рыбакова, Тур – одна из ипостасей Велеса – “скотьего бога”.

Этнографический материал по культу Тура огромен: в Киеве была “Турова божница” и долина Турец. которые связываются с капищем Тура. Известно, что идол бога Радегоста у полабских славян имел на груди изображение головы тура. У славян известен старинный обряд “турицы”. который подтверждается археологическим и этнографическим материалом. Так, особый интерес представляют круглые подвески с головой быка в центре и расположенными вокруг женскими фигурками, что связано с обрядом в честь быка или тура. Впервые они были найдены во Влазовичах близ Суража на Ипути. Схожая подвеска известна и среди материалов владимирских курганов. У потомков дреговичей и потомков вятичей, как сообщает Б.А. Рыбаков, сохранился девичий головной убор -турицы – с большими турьими рогами из соломы и ткани. Подобный головной убор существовал у девушек в бывшей Калужской губернии в конце XIX в. До нас дошли красочные описания святочных маскарадов, когда люди “на тых же своих законопротивных соборищах и некоего Тура-сатану … воспоминают…” Свидетель этого маскарада рассматривает его сквозь призму христианского вероучения. Христианство наложило запрет на совершение языческих обрядов и на имена языческих богов.

Во-вторых, имеет место факт закрепления слова Тур в славянской антропонимии, причем в ее древнейших пластах : др.-русск. Туръ. русск. Тур (Веселовский 325), др.-бел., бел. Тур , др.-укр. Тур (Бірыла 418), др.-польск. Tur (SSNO V, 489) < праслав. *Тurь < *Tour. Широкая распространенность имени Тур в древности позволяет предположить происхождение названия Туров от данного антропонима. Эта мотивация подтверждается сообщением “Повести временных лет” под 980 г.(см. выше).

В-третьих, в основе Тур- может быть заключено название дикого быка, тура, который водился в древности почти повсеместно, в том числе и на полесской территории (в зоне локализации г. Турова).

Важную роль в выяснении этимологии названия Туров играет словообразовательный суффикс -ов-, который имеет как посессивное, так и топографическое значение. Нужно отметить, что топографическая функция суффикса -ов- была более ранней. Посессивы же образовывались с помощью форманта -jь.

Таким образом, можно предположить, что ойконим Туров связан с местом обитания туров, диких быков. Вместе с тем, ареальная характеристика названий позволяет допустить различные этимологии ойконимов на других территориях.

Автор: Д.Э.  Барановская
Источник: Восточнославянское единство в прошлом, настоящем и будущем: Материалы международной молодёжной научной конференции. – Гомель, 1998. – С. 63-66.