Свято-Михайловская церковь села Кошелёво Буда-Кошелёвского района Гомельской епархии в годы советской власти

0
75
Свято-Михайловская церковь села Кошелёво Буда-Кошелёвского района Гомельской епархии в годы советской власти

Несмотря на возникшие гонения на священнослужителей Кошелёвской церкви после падения царской власти (как указано в летописи — удалить весь причт), из прихода в июне 1917 г. убыл только священник Леонтий Глинский, а священник Семён Городский, псаломщик Владимир Демченко и диакон Арсений Бедрицкий остались здесь служить далее, тем более что А. Бедрицкий через некоторое время был рукоположен в священнический сан и назначен вторым священником Кошелёвской церкви; на должность диакона вновь назначен В. Демченко, а новым псаломщиком утверждён местный житель Яков Масленченко.

Какие события происходили непосредственно в Кошелёвской церкви по­сле 1917 г., неизвестно. Неизвестно также, какие ценные предметы были конфискованы из церкви во время компании по изъятию церковных ценно­стей в пользу голодающих российского Поволжья в апреле — мае 1922 г., но имеется возможность проследить за церковным имуществом в соответствии с произведённой в 1923 г. описью.

В 1923 г. церковь была деревянная на кирпичном фундаменте и цоколе, крытая железом со шпилем на колокольне. Алтарь был отделён, для выхода имелись трое дверей: царские, северные и южные. Царские врата на тот мо­мент были новыми, резными, с изображением вызолоченного Св. Креста посредине. На вратах изображение Божией Матери и Архангела Гавриила на золотом фоне, а также изображения Св. Евангелистов овальной формы на золотом фоне. Над Царскими вратами икона Тайной вечери, по её сторонам в раззолоченных рамах иконы двенадцати праздников, на кипарисе писа­ные. В алтаре над иконостасом икона Божией Матери в ризе, посеребрён­ной, в золочёной рамке с резьбой. Икон в церкви в 1923 г. было 19 на сумму около 1000 руб. Среди предметов культа в описи значатся богослужебные сосуды, книги, облачения, ризы, лампады, мебель и т. д. Также в церкви имелось четыре колокола. Вес самого большого — 22 пуда 10 фунтов.

В 1929-1930 гг., в связи с проведением коллективизации на селе, цер­ковный причт, наиболее верующая часть крестьян и единоличники, объяв­ленные властями реакционной и отсталой частью населения и противника­ми мероприятий советской власти на селе, стали подвергаться сильному административному натиску со стороны местного сельсовета и финансового районного органа. Ещё в начале 1920 гг. церковный причт, как служитель религиозного культа, был лишен избирательного права, а в последующем стал подвергаться большим денежным и натуральным налогам, что явля­лось одним из способов скорейшего закрытия церкви.

О дальнейших произошедших здесь событиях можно узнать из архивно­го уголовно-следственного дела в отношении священника Арсения Бедриц­кого и некоторых жителей с. Кошелёва, хранящегося в архиве УКГБ по Го­мельской области (арх. № 15985-с). Заседание Тройки при ПП ОГПУ по БВО 21 февраля 1930 г. неожиданно не в полной мере прислушалось к хода­тайству следствия и постановило: «… Бедрицкого А. И. заключить в концла­герь сроком на пять лет… Савенкова А. П. заключить в концлагерь сроком на один год, Якименко М. Г. из-под стражи освободить и дело в отношении его прекратить…».

Из данного уголовного дела усматривается, что о. Арсений на момент ареста был противником обновленческого раскола в Русской Православной Церкви и состоял в «тихоновском» церковном течении, названном по имени Московского Патриарха Тихона (Белавина), который придерживался старо­церковных порядков и был принципиальным противником любых измене­ний устоявшихся канонов и догматов в церковной деятельности, на которые решилась часть духовенства, как по собственному произволению, так и под давлением Советской власти.

В 1929-1930 гг. Кошелёвская церковь состояла в Гомельском благо­чинном округе, благочинным которого являлся протоиерей Стефан Дмит­риевич Романкевич, «тихоновский» священник Гомельской Преображен­ской церкви.

Очередным испытанием для Кошелёвского прихода стала война с фашистской Германией. 14 августа 1941 г. Буда-Кошелёвский район был оккупирован немецкими войсками. 26 октября 1941 г. были проведены мас­совые аресты еврейского населения в районе, людей два месяца держали в двухэтажном здании Буда-Кошелёвской лесной школы, и утром, 27 декабря, 485 арестованных расстреляли на окраине Буды под названием Красный Курган, а многих еврейских детей каратели закопали живьём.

Недалеко от деревни Потаповки имелось минное поле, оставленное со­ветскими войсками, и, с целью его разминирования, каратели выстроили в цепь местных детей в возрасте от 3 до 10 лет и заставили их по этому полю идти до Буда-Кошелёва. Освобождение наступило 28 ноября 1943 г. [1].

До войны в здании закрытой Кошелёвской церкви работала ткацкая артель [2]. После прихода немецких войск в здании народного училища раз­местилась их комендатура, с разрешения которой, по воспоминаниям мест­ных жителей, храм открылся в конце 1941 г. Находившиеся в церкви большие ткацкие станки немцы вывезли. В открытой церкви священника, видимо, не было. В ней собирались одни женщины, самостоятельно совершав­шие молитвенные правила. Так продолжалось до 1943 г. — момента осво­бождения Кошелёва от немецко-фашистских захватчиков.

В регистрационных документах Кошелёвской церкви за 1949 г. указано, что церковь была открыта только в 1943 году [3]. Возможно, 1943 г. указан в связи с тем, что в ней церковные службы стал совершать священник, но в памяти людей о нём не сохранилось никаких воспоминаний. Очень вероят­но, что этим священником был Митрофан Герасимович Бобровничий, и, по крайней мере, он служил здесь после освобождения села.

Служение о. Митрофана в Кошелёвском приходе не сложилось. 26 де­кабря 1946 г. по распоряжению уполномоченного Совета церковь была вре­менно закрыта, а ключи переданы сельсовету, сборов и взносов за 1946 г. не уплачено, так как церковный совет отказался зарегистрировать приход и заключить договор. После ухода Бобровничего церковный совет пожелал зарегистрировать общину и заключить договор, о чем в марте 1947 г. было подано заявление уполномоченному Совета. 14 июля 1947 года церковной общине выдана справка о регистрации прихода [3].

Новым священником Кошелёвской церкви стал местный житель иеро­монах Иерофей, в мире Иоанн Семёнович Антоненко. В апреле 1947 г. он самовольно оставил Урицкий приход и перешёл по приглашению верующих на служение в Кошелёвскую церковь, где на основании справки благочин­ного 24 апреля зарегистрирован уполномоченным Совета по делам Русской Православной Церкви по Гомельской области в качестве священника. Дан­ное перемещение произошло без ведома архиепископа Минского и Бело­русского Питирима (Свиридова), указом которого о. Иерофей был запрещён в служении на три месяца.

13 июня этого года благочинный Пиневич обращается к архиепископу Питириму с рапортом, где просит снять запрещение с о. Иерофея. Данные прошения возымели действие, епитимия резолюцией архиепископа Питирима с о. Иерофея была снята, а 17 июня 1947 г. утверждён в должности настоятеля Кошелёвской Михайловской церкви. 14 июля, вместе со справ­кой о регистрации прихода, ему повторно выдана справка уполномоченным Совета о регистрации здесь в качестве священника [3].

Опись имущества Кошелёвской церкви на 1 июля 1947 г. являлась очень бедной и состояла всего из 18 наименований: два Евангелия, антиминс, два металлических креста, часослов, псалтирь, плащаница, риза, два подризни­ка, чаша и дискос, две книги церковного песнопения, постная триодь, Биб­лия на славянском языке, воздух и покровец, октоих, четыре стола, 40 поло­тенец, семь салфеток и восемь скатертей [3].

Для повышения общеобразовательного уровня летом 1948 г. о. Иерофей был направлен в Жировичский монастырь на месячные пастырско-богословские курсы, организованные при Минской духовной семинарии.

В сентябре 1947 г. из Буда-Кошелёвского молитвенного дома в Кошелёвскую церковь на хранение было передано его имущество, так как молит­венный дом был закрыт. В ноябре 1948 г. произошло избрание некоторых новых членов Кошелёвского церковного совета.

Организовав должным образом церковно-приходскую жизнь в Кошелёве, иеромонаху Иерофею Антоненко прослужить здесь долго не пришлось. Он стал последним священником Кошелёвской церкви, так как она сгорела 23 октября 1949 г. после воскресной службы.

В марте 1950 г. церковный совет Кошелёвского прихода обратился в разные государственные инстанции с ходатайством о разрешении построить новый молитвенный дом, а также и в канцелярию архиепископа Питирима, однако из-за отрицательной позиции уполномоченного Совета такого раз­решения получено не было. Церковному совету предлагалось арендовать или купить для этих целей дом, а не строить на месте сгоревшей церкви, но уже из-за разногласий между членами церковного совета, вопрос аренды или покупки помещения остался нерешённым, большинство прихожан ре­шило присоединиться к Буда-Кошелёвскому молитвенному дому. Из-за от­сутствия молитвенного помещения и священника, а также несовершения в приходе более года церковных богослужений, Кошелёвский приход, со­гласно действующему законодательству о культах, в конце 1950 г. был снят с регистрации, и один из древнейших приходов Гомельщины прекратил своё существование [4].

На образовавшемся пустыре вскоре был установлен памятник-мемориал погибшим в годы Великой Отечественной войны односельчанам, рядом действовал сельский клуб, разобранный в 1993 г. Сохранилось несколько вековых лип, когда-то окружавших храм, за мемориалом имеется поклон­ный крест, установленный в память о Кошелёвской церкви. На источнике Св. мучеников Маккавеев возле д. Селец Буда-Кошелёвским приходом установлен поклонный крест, устроена крытая купель и построена неболь­шая часовня. Здесь ежегодно, 14 августа, совершается водосвятный молебен и крестный ход.

Список литературы

  1. Буда-Кошелевский районный исполнительный комитет [Электронный ре­сурс]. — Режим доступа: https://Buda-koshelevo.gomel-region.by∕rιι∕history∕Буда-Кошелёво. — Дата доступа: 26.09.2021.
  2. Государственный архив Гомельской области. — Фонд 782. — Оп. 1. — Д. 313.
  3. Государственный архив Гомельской области. — Фонд 3441. — Оп. 3. — Д. 1.
  4. Архив Минского епархиального управления. — Фонд 1. — Оп. 3. — Д. 518.

Авторы: протоиерей Игорь Ольшанов, иерей Станислав Смоляк
Источник: Гомельщина. Вехи истории: материалы регион. науч.-ист. семинара; М-во трансп. и коммуникаций Респ. Беларусь, Белорус. гос. ун-т трансп.; Гомельская епархия Белорус. православной церкви. – Гомель: БелГУТ, 2022. – С. 57-60.