Свадебный обряд старообрядцев-поповцев восточной Гомельщины

0
204
старообрядцы свадьба и обряд на Гомельщине

Сохранившиеся до наших дней очаги старообрядческих поселений Восточной Гомельщины представляют собой большую ценность для изучения истории старооб­рядчества. Образовавшиеся здесь в конце 17 в. старообрядческие общины продемонст­рировали удивительную способность выживать в самых тяжелых условиях, в которых они оказались. Им пришлось приспосабливаться к условиям жизни в мире, который их совершенно не устраивал ни в духовном, ни в нравственном отношении.

Духовная жизнь старообрядцев проходила, как правило, в замкнутой общине. В этом обособленном мире они создавали свои культурные традиции, бережливо их хранили и как святыню передавали своим потомкам. Собранные в гармоничную систе­му обрядов, жизненных правил, обычаев, мировоззрений, эти традиции являлись осно­вой жизнедеятельности старообрядцев [1, с. 167].

В повседневной жизни старообрядцев важное место занимали семейные обряды, одним из которых являлся свадебный обряд [1, с. 174].

Староверы сочетались браком, как правило, со своими единоверцами. Причем жених и невеста не только оба должны были принадлежать к «старой вере», но и быть одного толка или согласия [1, с. 174].

Свадебным месяцем считался октябрь, который назывался еще «свадебником». От Покрова до Кузьминок (до первого ноября) происходили свадебные «сговоры». «Ба­тюшка Покров, кроешь ты землю снегом, а воду льдом, покрой и меня молоду!», — при­говаривали девушки-старообрядки. На Покров звенели на дорогах бубенцы, с домов неслись свадебные песни [3, с. 174].

Венчанию обязательно предшествовало сватание. У староверов это называлось «идти на три поклона». Родители жениха и он сам, обычно под вечер, шли в дом невес­ты, с хлебом и солью. Сначала действие происходило во дворе. Родители невесты вы­ходили к сватам и спрашивали — «Откуда вы люди прыходытэ, шо вы шукаетэ?». Роди­тели жениха в свою очередь отвечали — «Шукаем птычку. Наша птычка уляцела, так шукаем» (Здесь передается транскрипция украинского диалекта Черниговщины, т. к. уставщица д. Новый Крупец, пересказавшая свадебный обряд, уроженка этих мест). Далее сватам начинают показывать «подставную невесту» — накрытую простыней, спрашивая, не это ли их невеста. Сваты отвечают — «Это не наша невеста», и так до тех пор, пока невеста не будет угадана1.

Затем гости и хозяева шли в избу, где невесту представляли жениху и его родите­лям. Если родители невесты давали свое согласие и невеста сама соглашалась выйти замуж, назначался день венчания и свадьбы. Венчание строго запрещалось в канун по­стов. После чего все присутствующие становились «на три поклона», то есть молитвы, сопровождавшейся тремя поклонами. Ближе к иконе становились хозяева, а сзади их гости2. Некоторые старообрядцы для этого звали священника и читали молитву «Овсепетую» [1, с. 174]. После молитвы все садились за стол1.

Перед свадьбой в доме невесты, по обычаю, устраивался девичник. Собирались де­вушки, подружки невесты и садились за стол, на котором было угощение. На девичнике шили для невесты наволочки, пили чай, пели песни [1, с. 174]. Жених также в своем доме устраивал прощание с холостой жизнью, пригласив на гулянье всех своих друзей3.

Свадьба начиналась с приезда жениха в дом за невестой. Перед выходом невесты ее мать повязывала ей тканый поясок с крестиками от «дурного глаза». Невеста же в свою очередь повязывала вышитый ею рушник жениху на поясе. Затем молодые от­правлялись в церковь. Невеста садилась в специально запряженную для нее тройку с бубенцами. Жених садился в свою тройку. После чего свадебный поезд трогался. Дру­зья жениха ехали следом в одноколках4.

В церкви молодых подводили друг к другу на специально постеленный рушник, сват и сваха (шафер и шаферка) становились сзади, держа над их головами венцы. Священник начинал венчание. Венчание проходило тихо и неторопливо и длилось до трех и более часов. Обвенчав молодых, батюшка одаривал их иконами. После венчания жених, уже в одной тройке, вез невесту в ее дом. В доме дружки жениха начинали вы­куп невесты, торгуясь с ее подружками. Сторговавшись, дружки платили указанную сумму, после чего молодых сажали на расстеленный на лавке кожух, под который кла­ли деньги, «чтоб богато жилось», и посыпали им за воротник жито — «на счастье»5. За­тем мать невесты благословляла молодоженов иконой Пресвятой Богородицы и жених вез невесту вместе с приданым в свой дом, где их встречали его родители. Мать жениха также благословляла молодоженов иконой, но уже Николы Чудотворца, и приглашала всех к угощению, где молодых и гостей ждал щедро накрытый праздничный стол6.

Обязательными на свадьбе считались медовые пряники, которыми молодожены угощали гостей, а также блюдо с грибной начинкой, мед, несколько видов кваса [1, с. 176].

В конце свадьбы молодым подносили каравай. Они его нарезали и начинали им одаривать всех присутствующих. Первых два куска подносили свату и свахе, затем по­именно вызывали остальных гостей. Подходившего одаривали куском каравая и подно­сили чарку. Гости, в свою очередь, приняв от молодых каравай и осушив поднесенную чарку, одаривали их кто чем может5.

В первые дни после свадьбы жена должна была украсить дом мужа: повесить но­вые занавески, застелить кровать новым постельным бельем [1, с. 176].

Таким образом, свадебный обряд старообрядцев-поповцев Восточной Гомельщи­ны являет собой синтез древлеправославного канона венчания и местных вариантов на­родного свадебного гулянья, включая отдельные черты южнорусской, белорусской и украинской обрядности.

1 Бугаева (Трухан) Анна Артемовна, 1938 г., жительница д. Новый Крупец, Гомельской обл. (с 1959 г.), уроженка с. Держановка, Насовского р-на, Черниговской обл., Украина, старообрядка белокриницкого согласия (РПСЦ).

2 Матвеева Евдокия Тимофеевна, 1930 г., жительница д. Новая Мильча, Гомельского р-на, Гомель­ской обл., старообрядка белокриницкого согласия (РГІСЦ).

3 Бобров, Е. А., 1964 г., уроженец Гомеля, старообрядец белокриницкого согласия — Русская Пра­вославная Старообрядческая Церковь (РПСЦ).

4 Маслова Елена Ивановна, 1927 г., уроженка г. Гомеля, старообрядка бсглопоповского (новозыбковского) согласия — Русская Древлеітравославная Церковь (РДЦ).

5 Бугаева (Трухан) Анна Артемовна, 1938 г., жительница д. Новый Крупец, Гомельской обл. (с 1959 г.), уроженка с. Держановка, Насовского р-на, Черниговской обл., Украина, старообрядка белокриницкого согласия (РПСЦ).

6 Позднева Тамара Поликарповна, 1935 г., жительница Гомеля, уроженка д. Жгунская Буда, Добрушского р-на, Гомельская обл., старообрядка беглопоповского (новозыбковского) согласия (РДЦ).

Литература

  1. Гарбацкі, А. А. Стараабрадніцтва на Беларусі у канцы 17 — пачатку 20 ст. / А. А. Гарбацкі. — Брэст, 1999. — 202 с.

Автор: Р.М. Рогинский
Источник: Менталитет славян и интеграционные процессы: история, современность, перспективы: материалы VII Междунар. науч. конф., Гомель, 26-27 мая 2011 г. В 2 ч. Ч. 1 / М-во образования Респ. Беларусь [и др.]; под общ. ред. В. В. Кириенко. — Гомель: ГГТУ им. П. О. Сухого, 2011. — 240 с. Ст. 176-178.