Судьба дворцового собрания в Гомеле

0
160
Дворец Гомель интерьеры музея

Сам дворец и его собрание, которое формировалось в нем вплоть до конца 19 века, привлекали внимание не только местных ценителей искусства, но и исследователей российских усадеб из обеих столиц Российской империи. Об этом свидетельствуют подробные описи художественных коллекций владельцев дворца, публиковавшиеся в ряде журналов Санкт-Петербурга и Москвы, различные ссылки на гомельское собрание при издании каталогов, а также исторические исследования (1, с.44). Показательными в этом плане являются и «Описи наличности Гомельского замка Светлейшего князя Варшавского Графа Ф.И. Паскевича-Эриванского, 1891г.» и «Описи наличности Гомельского замка кн. Паскевич,1910 г.», статья искусствоведа Г.К. Лукомского «Гомельская усадьба Ирины Ивановны Варшавской, графини Паскевич-Эриванской», опубликованная в журнале «Столица и усадьба» в 1913 году. То, что усадьба Паскевичей в Гомеле и тогда была главной достопримечательностью города, подтверждает факт издания в конце 19-начале 20-го веков почтовых открыток с видами дворца, уголков парка и т.д. Причем издавались они в Москве, Санткт-Петербурге, Варшаве, Гомеле, Лейпциге…

Чуть позже, в период революционных событий 1917 года, внимание к дворцово-парковому ансамблю было таким же пристальным, но уже как к объекту, ставшему народным достоянием. Призывы из центра о сохранении памятников истории и культуры, бережному к ним отношению на местах давали свои положительные результаты. Как известно, в марте 1917 года по инициативе Максима Горького была создана Комиссия по делам искусства при Петроградском Совете. В одном из воззваний к гражданам России она обратилась со следующим призывом: «Граждане, старые хозяева ушли. После них осталось огромное наследство. Берегите картины, cтатуи, здания, старые вещи. Все это ваша история, ваша гордость». Такие документы были своевременными и для многих дворянских усадеб в тот момент становились своего рода охранными грамотами. Ведь многие из них в то время были по своему содержанию настоящими музеями. О гомельском дворце князей Паскевичей историк Адам Киркор в «Живописной России» еще в 1882 году писал: «Разные трофеи двух фельдмаршалов, собрание редких достопримечательностей, дорогие подарки царствующих лиц, богатое собрание разных предметов изящных искусств, делают Гомельский замок настоящим историко-археологическим музеем» (10,427). После революции дворец постоянно находился в поле зрения Наркомата просвещения и его Музейного отдела. В телеграмме Наркома просвещения А.В. Луначарского, присланной в адрес Гомельского Совета 13 декабря 1917 года, говорилось: «Уважаемые товарищи! Гомельский Совет занимает помещение чрезвычайно ценное в художественном отношении, а именно дворец графа Паскевича. В здании этом находится огромное количество ценных произведений искусства. Я очень просил бы вас сделать все зависящее, чтобы художественные ценности, которые находятся теперь под вашим опекунством, сохранились безо всякого для них вреда».

Несмотря на трудности политической и социально-экономической ситуации в стране, разные документы свидетельствуют о том, что вопросам сохранения историко-культурного наследия на местах тогда уделялось особое внимание. Не исключением был и Гомель. На одном из съездов представителей народного образования, который проходил 20 марта 1919 года в губернском Могилеве, особо подчеркивалось, что «замок бывшей Паскевич, представляющий собой общегосударственную ценность, вместе со всем содержимым, требует особых работ со стороны государства и должны быть отпущены средства на его охрану и содержание». С момента создания Гомельской губернии этими вопросами занимался губернский отдел по делам музеев, архивов и охраны памятников искусства и старины.

Однако избежать последствий революции и гражданской войны все же не удалось, и они значительно повлияли на целостность дворца и его собрания. Первое значительное повреждение в 20-м веке дворец получил во время солдатского мятежа, вошедшего в историю Гомеля под названием «стрекопытовский». Серьезно пострадали главный корпус и его интерьеры. Российский искусствовед Евграф Кончин в 1990 году в газете «Советская культура» этой теме посвятил статью «Пожар в Гомеле». Архивные документы свидетельствуют о том, что в связи с пожаром во дворце в последнюю декаду марта 1919 года из Гомеля часть ценностей была увезена в Государственный исторический музей. Сотрудник Музейного отдела Наркомата просвещения Пошуканис В.В., находившийся в тот момент в Гомеле, телеграфировал 31 марта 1919 года в Москву: «Главный дом Паскевича сгорел. Большая часть вещей и все драгоценности спасены. Драгоценности ( «…около ста пудов золота и серебра в изделиях»- авт.) вывожу в Москву». (3,с.15). В мае 1919 года в газете «Жизнь национальностей» по поводу последствий солдатского мятежа сообщалось: «Жизнь в самом городе Гомеле понемногу входит в нормальные рамки. Одним из печальных следствий происшедшего в нем мятежа является гибель дворца князя Паскевича, который был обширным музеем художественной старины».

Восстановительные работы на дворце были завершены к 1937 году. Можно предположить, что именно по этой причине художественно-исторический музей был открыт 7 ноября 1919 года в залах дворцовой башни. Первый директор музея И.А. Маневич в своем приветственном слове во время открытия подчеркнул, что «нынешний замок-музей представляет собой выдающийся исторический и художественный интерес: исторический по своему местонахождению и проистекавшим здесь событиям, художественный благодаря чрезвычайно ценным собраниям, хранящимся здесь» (4, с.3). Непросто складывалась судьба открывшегося во дворце государственного музея. По-прежнему имели место изъятие и передача историко-культурных ценностей в разные государственные учреждения. Владельцами предметов дворцового убранства становились: Губернский отдел народного образования, Губернский исполнительный комитет, Дом трудового крестьянина, Антикварный экспортный фонд, Государственный исторический музей, театральный музей им. А.А. Бахрушина (г. Москва) и многие др.

Однако, несмотря на предшествующие события, до начала Великой Отечественной войны музей сохранил статус дворца-музея.

Необходимо отметить, что в разные исторические периоды в зависимости от изменений в фондовом собрании, реорганизаций учреждения менялось названия музея. С 1919года это был Гомельский художественно-исторический музей им. Луначарского, до Великой Отечественной войны — Гомельский государственный исторический музей, в 1944 году — областной музей краеведения, с 1945 года — областной историко-краеведческий музей, с 1952 года — областной краеведческий музей, с 2006 года — музей «Гомельский дворцово-парковый ансамбль». С 2007 года музей входит в состав государственного историко-культурного учреждения «Гомельский дворцово-парковый ансамбль».

После завершения плановых ремонтно-реставрационных работ на дворце в 2004 году, в его залах открылись новые музейные экспозиции. Размещенная в башне экспозиция «Владельцы гомельского имения Румянцевы и Паскевичи» рассказывает о хозяевах дворца, их дворцовом собрании в дореволюционный период. Здесь представлены оригинальные предметы из дворцового убранства, мемориальные вещи владельцев, т.е. те экспонаты, которые уцелели в годы Великой Отечественной войны. В нынешнем музейном собрании они составляют незначительную часть, но в экспозиционной деятельности музея играют главную роль.

Бронзовые часы и канделябры из каминных гарнитуров 19 века, батальная живопись, предметы декоративно-прикладного искусства и многое другое из дворцового собрания можно увидеть в современных музейных экспозициях. В т.н. «Фельдмаршальском зале» размещены парадные портреты И.Ф. и Е.А. Паскевичей. Они написаны художником Н.Г. Шильдером. Вероятнее всего, сын генерала-фельдмаршала Ф.И. Паскевич заказал портреты родителей после 1856 года специально для своего гомельского дома. Парадный портрет И.Ф. Паскевича является копией с известного портрета работы Франца Крюгера, который находится в Эрмитаже. Батальные сцены, запечатленные художниками 19-го века, являются своеобразным иллюстративным дополнением к военной биографии генерала-фельдмаршала И.Ф. Паскевича. Как известно, богатым собранием литографированных видов и картин, изображающих события русско-персидской войны мы обязаны художнику В.И. Мошкову (Машкову). В персидскую войну он сопровождал Паскевича, был очевидцем многих происходящих там событий « и создал целый альбом из тринадцати картин».(5, с.484). В их числе «Сражение при Джеванбулаке», «Сдача крепости Аббас-Абада», «Первое свидание графа Паскевича с Аббасом-Мирзой», «Заключение мира в Туркменчае», «Прием контрибуционного золота в Тавризе» и др. Иконография батальной живописи нашего музея позволяет восстановить тот или иной эпизод военной биографии Паскевича. Показательны в этом плане картины В.И. Мошкова (Машкова) «Подписание Туркманчайского мира» и «Свидание Паскевича с наследником персидского престола Абасом-Мирзой». Наше предположение об авторстве художника В.И. Мошкова носит условный характер. Неким косвенным подтверждением являются надписи на французском языке с указанием названия картины и фамилии художника. Основательно данная тема еще не изучена. Эти работы могут быть и копиями, выполненные другим художником специально для гомельского дворца. В качестве предположения можно назвать фамилию польского художника Мартина Залесского. Косвенно, о копировании картин для гомельского дворца подтверждает факт наличия картины «Взятие в плен Гаки-Паши» кисти В.И. Мошкова в собрании Артиллерийского музея в Санкт-Петербурге (6, с.3) и наличие картины «Взятие в плен Гаки-Паши» работы неизвестного художника в собрании гомельского музея. Кроме двух уже упомянутых работ Мошкова, в экспозиции представлены работы на тему русско-персидской войны, но написаны они другими авторами — «Сдача крепости Аббас-Абады» (худ. Я. Суходольский), «Сдача знамен при Джаван-Булаке» (худ.Шуппе), «Получение 80 миллионов контрибуции в Тавризе»(худ. Шуппе). Из батальной живописи экспонируются работы: «Паскевич И.Ф. принимает депутацию г.Эрзерум», «Сдача крепости Эрзерум», «Штурм крепости Ахалцых» (худ.Суходольский Я.), «Паскевич на бивуаке» (худ. М. Залесский). Сохранилось несколько женских портретов, в числе которых портрет поэтессы Е.П. Ростопчиной. К сожалению, не атрибутированы несколько портретов из дворцового собрания, и попытки проделать эту работу в прежние годы с помощью центральных музеев, не увенчались успехом. Думаю, что вопросы атрибуции нам удастся разрешить с помощью наших российских коллег.

На картине Иозефа Эртингера «Венгерская депутация вручает И.Ф.Паскевичу диплом на звание Почетного гражданина г.Пешта», экспонируемой в Красной гостиной дворца запечатлен один из эпизодов богатой биографии графа Эриванского, Светлейшего князя Варшавского. Диплом на звание Почетного гражданина г.Пешта был представлен в довоенной экспозиции, в числе других исторических артефактов был эвакуирован в Сталинград. Вероятнее всего, вручение диплома происходило в резиденции Наместника Царства Польского в Лазенках. Одной из двух дам, которые изображены на картине, по нашим предположениям, является Е.А. Паскевич, супруга генерала-фельдмаршала. В 1945 по акту от 30 мая в Сталинграде диплом, «поднесенный городом Пештом Светл. Князю И.Ф.Паскевичу 31 декабря 1849 года на пергамене в красной бархатной папке с серебрянными вызолоченными накладными украшениями и гербом Паскевича и привеской красного сургуча печатью гор. Пешта в серебряной, круглой с гербом коробке с накладным чеканным серебряным погрудным портретом Паскевича», был передан директору Государственного исторического музея А.С. Карповой (9,36).

Среди мемориальных предметов особый интерес представляет грамота на подписание Паскевичем И.Ф. мирного договора с Персией от имени Николая I. Вот строки из текста грамоты, которые передают суть ее содержания : «…Мы за благо избрать для сего праведного и спасительного дела, Нашими Полномочиями, яко симъ избираемъ и назначаемъ: Благородного Намъ Любезноверного Ивана Паскевича, Нашего Генерала от Инфантерии и Генералъ-Адъютанта, Командира Отдельного Кавказского корпуса и Главноуправляющего гражданскою частью и пограничными делами въ Грузии и въ Губернияхъ Астраханской и Кавказской… постановить, заключить и подписать с нимъ (Его Величеством Падишахомъ, Обладателем и Повелителемъ Персидского Государства — авт.) или с ними такой Мирный Договор, какой будетъ признанъ удобнейшим къ утверждению прочности и ненарушимости счастливого мира Нашимъ Императорским Величеством и Его Величеством Падишахомъ Персидскимъ… и дать на то Нашу Императорскую Ратификацию…»

Грамота датирована 6 мая 1827 года, подписана собственноручно императором Николаем I и скреплена сургучной печатью. Как известно, мирный договор между Россией и Персией был подписан в деревне Туркменчай 10 февраля 1828 года и с названием Туркменчайский вошел в историю. Интересны также грамоты И.Ф. Паскевича на графское достоинство с наименованием «Эриванский» и на княжеский титул с наименованием «Светлейший князь Варшавский». Сохранившиеся другие документы также вызывают неподдельный интерес и являются образцами документов определенной эпохи. Среди них дипломы об избрании И.Ф.Паскевича в 1832 году почетным членом Российской академии наук, в 1824 году — членом Вольного экономического общества, в 1835 году — Почетным членом Виленской медико-хирургической академии и др.

Среди реэвакуированных историко-культурных ценностей значатся предметы декоративно-прикладного искусства восточного происхождения. Сосуды для благовоний с эмалевыми росписями, кумган, богато декорированный резьбой, поднос, тарелка с жанровой композицией, выполненной эмалью, скульптурки восточных божеств и др.

К сожалению, в свое время из эвакуации удалось вернуть далеко не все Об этом красноречиво свидетельствуют документы (8, 1-36). Возвращенные музейные ценности, за редким исключением, имели явные физические повреждения — отсутствие деталей, отбитости, утраты красочного слоя и т.п. Они нуждались в реставрации, о чем свидетельствуют дефектные ведомости, которые составлялись по их прибытию в Гомель (7,16). Следует отметить, что по причине очень плохой сохранности, многие из них вообще утратили экспозиционный вид. Через войну «прошли» сотни музеев Советского Союза, поэтому в их судьбе эта страница истории была общей, а потери колоссальными. На некоторых предметах в нашей экспозиции можно увидеть «следы» военного лихолетья.

Наши попытки узнать о судьбе предметов, не вернувшихся из эвакуации, оказавшихся в других музеях, успеха не имели. Вместе с тем, хочется сказать о фактах «возвращения» во дворец некоторых музейных предметов. В 60-е годы прошлого века в музей поступила работа художника Н.Г. Чернецова «Вид Тифлиса», подписанная автором и датированная 1937 годом. Ее обнаружили на чердаке одного из городских домов. Чуть позже, в 1980 году Киевским историческим музеем на постоянное хранение в фонды музея была передана картина Адама Идзковского «Вид Гомельского замка» 1-й половины 19 века.

В настоящее время практически весь дворцовый мемориальный комплекс представлен в нынешних музейных экспозициях. Сотрудники музея уже на протяжении многих лет занимаются исследовательской работой с целью атрибутирования историко-культурных ценностей. За помощью мы иногда обращаемся и в ведущие музеи России. Несомненно, что предметы из дворцового собрания, как и в прежние годы, привлекают особое внимание не только со стороны музейных работников, но они интересны настоящим ценителям истории и красоты, нашим посетителям.

Литература:

  1. Архив музея государственного историко-культурного учреждения «Гомельский дворцово-парковый ансамбль» (ГИКУ «ГДПА») Ф.9 д.№6 «Отчеты, планы и акты обследования Гомельского исторического музея за 1938, 1939, 1940 и 1941 гг.».1941 г.
  2. Архив ГИКУ «ГДПА» Ф. 5 д. №5 «Подавление контрреволюционного мятежа в Гомеле, март 1919 г.»
  3. Архив ГИКУ «ГДПА». Газета «Советская культура».- 1990г.,8 декабря — статья Е.Кончина «Пожар в Гомеле».
  4. Архив ГИКУ «ГДПА». Газета «Путь Советов», 1919 г. №256, 7 ноября.
  5. В.А.Потто «Кавказская война». Ставрополь,1993, т.3, с.437.
  6. Ю.Г.Козак. Статья «Реставрация и атрибуция картины В.И.Мошкова (Машкова) «Торжественное вступление графа Паскевича в Тавриз».
  7. Архив ГИКУ «ГДПА», ф.10, д.6 «Акты и переписка, относящиеся к хранению экспонатов основного фонда».1944г.
  8. Архив ГИКУ «ГДПА», ф.9, д.7 «Акты комиссии об ущербе, причи- ненном Гомельскому историческому музею немецко-фашистскими захватчиками в 1941-1943 г.г. и опись имущества».1944 г.
  9. Архив ГИКУ «ГДПА», ф.10, д.2 «Акты на передачу и приемку музейных экспонатов. Акты недостачи и реставрации реэвакуированных ценностей». 1946 г.
  10. «Живописная Россия», издание книгопродавца-типографа М.О.Вольфа под общей редакцией П.П.Семенова, С.-Петербург, 1882 г., т.3


Автор:
Татьяна Шода
Источник: Хмелитский сборник. Выпуск 10. Смоленск, 2010 г.