Содержание тяжелых металлов в почвенно-растительном покрове луговых экосистем поймы р. Сож Ветковского района

0
336
Содержание тяжелых металлов в почвенно-растительном покрове луговых экосистем поймы р. Сож Ветковского района

Загрязнение почв TM может вызывать опреде­ленные изменения в видовом составе комплекса поч­венных микроорганизмов. В качестве общей законо­мерности отмечается значительное сокращение ви­дового богатства. При низких концентрациях ТМ на­блюдается некоторая стимуляция развития микроб­ного сообщества, затем, по мере возрастания кон­центраций, происходит его замедление, а после это­го — подавление. Достоверные изменения видового состава фиксируются при огромных концентрациях ТМ.

Еще одной живой экосистемой почвы является растительный покров. Почва формирует химический состав растений. В связи с этим накопление ТМ рас­тениями обусловлено их высокими концентрациями в почвах и зависит от гранулометрического состава, физико-химических свойств почвы и форм нахожде­ния ТМ.

Именно через растения часть ТМ может посту­пать в организм человека. Содержание ТМ в пищевой растительности в значительной степени влияет на здоровье населения.

В настоящее время процессы миграции ТМ в природе существенно зависят от антропогенного фактора, то есть от загрязнения окружающей среды. Знание особенностей миграции ТМ в системе “почва — растение” позволит избежать негативного воздействия ТМ на организм человека.

Обзор литературы

Основой существования жизни, или живого ве­щества, на планете является почва. Почва, по выра­жению выдающегося ученого, академика В.И. Вер­надского, — это биокосное тело природы [1].

Живые организмы существенно преобразовали часть литосферы и сформировали такое свойство, как плодородие. Человечество постоянно задается вопросом о конечности преобразования косного ве­щества планеты. До каких пределов может увеличи­ваться почвенное плодородие? Отвечая на этот во­прос, В.И. Вернадский пишет, что существенное зна­чение может иметь геохимическое изучение живого вещества. Определенную роль могут играть следо­вые количества разных элементов, которые входят в состав живого вещества как составная часть тела и различного рода катализаторы. Уже сейчас выяс­нено стимулирующее значение многих элементов, находящихся в следовых количествах. Отсюда сле­дует, что человек сможет комбинировать полезные для растений свойства тех или иных элементов [2].

В.И. Вернадский заложил основы учения об элементах, находящихся в следовых количествах. Под этими элементами подразумеваются микроэле­менты и тяжелые металлы.

По биологической классификации химических элементов ТМ принадлежат к группам микро-и ульт­рамикроэлементов [3,4].

Результаты исследований свидетельствуют о формировании полиметаллического загрязнения. При этом основным поллютантом почв техногенно­антропогенных зон является Pb, а природно­антропогенных зон города — As. Для дерновых почв городских лугов можно построить следующий убы­вающий ряд: As4,1 > МnЗ,5 > Ni2,9 > V2,4 > Pb ,9 > Zn1,5 > Cu1,3 > Hg1,0 [5-7].

Важность тяжелых металлов признают многие исследователи. Эти мысли поддерживают известные ученые. Так, Я.В. Пейве называет элементы, находя­щиеся в следовых количествах, микроэлементами и отводит им существенную роль в биохимических процессах живого вещества почвы. Это, прежде все­го, активация деятельности ферментов, участие в окислительно-восстановительных процессах, уча­стие в синтезе белка. Недостаток микроэлементов снижает урожайность растений, а избыток приводит к негативным последствиям. К микроэлементам Я.В. Пейве относит Cu, Zn, Mn, Со, Mo, Fe, Mg. Эти элементы участвуют в ферментативных реакциях. Автор отмечает, что в ряде случаев невозможно про- вести резкую грань между макро- и микроэлементами. Биологическая доступность мик­роэлементов, как правило, относительно небольшая и существенно изменяется в различных почвенно­климатических регионах [8].

Весомое значение на накопление и распределение по профилю большинства тяжелых металлов оказывают геохимические барьеры. В пределах карбонатного геохимического барьера резко ограничивается миграционная подвижность Pb, Zn, Cd, Ni. В то же время сохраняется миграционная активность и опасность накопления в растениях Сг и отчасти Мn [9].

Для ТМ почва является бездонным резервуа­ром. Она находится в постоянном взаимодействии с другими экосистемами. Именно почва является важным источником поступления ТМ в организм че­ловека. Почвенные ТМ в процессе выращивания рас­тений поглощаются из почвы их корневой системой, а затем накапливаются в сельскохозяйственных культурах. Кроме того, при вымывании поверхност­ными водами они концентрируются в пониженных элементах рельефа. ТМ быстро накапливаются в почве и медленно выводятся.

Многочисленные исследования доказывают, что на концентрацию ТМ влияют свойства почв. В почвах тяжелого гранулометрического состава кон­центрируются более существенные количества ТМ, а легкие почвы в меньшей степени накапливают их. Кроме того, существенное значение имеют агрофизи­ческие и физико-химические свойства почвы. В условиях кислой среды нерастворимая часть фрак­ции ТМ переходит в растворимые формы, тем самым концентрация ТМ в кислых почвах может нарастать [10,11,12,13].

Избыток и недостаток ТМ в почве может отри­цательно влиять на рост и развитие растений, а также на качество растениеводческой продукции. При фоновой концентрации тяжелых металлов в почве ТМ в растениях не накапливаются. При их повышенных концентрациях в почве может иметь место повышенное содержание ТМ в растениях [14].

Ряд исследователей считают, что больше ТМ накапливается в подземных органах: корнях, корне­плодах, клубнеплодах, корневищах. Меньшее их ко­личество накапливается в надземной вегетативной массе, и еще меньше — в надземных генеративных органах.

ТМ поступают в растения через корни и листья. Причем доступность ТМ через листья неодинакова. Наиболее значимыми загрязнителями пищевых про­дуктов являются свинец, кадмий, мышьяк, ртуть. Они представляют серьезную опасность при хроническом воздействии, даже в небольших дозах [15-18].

Результаты исследований показали, что среди луговых растений можно выделить «индикаторы» и «исключители», в зависимости от значений коэф­фициентов накопления.

Эффективно поглощаются видами лугов под­вижные элементы: стронций, марганец, хром, биоген­ный элемент медь.

Для луговых видов из различных по географи­ческому расположению местообитаний установлены одинаковые значения коэффициентов накопления ТМ, что подтверждает видовую специфику накопи­тельных возможностей растений. Эссенциальные элементы: железо, марганец, медь, цинк — накапли­ваются растительной биомассой ввиду значительной роли этих ТМ в биохимических процессах клетки. Степень накопления ТМ обуславливают почвенный режим увлажнения, богатство азотом, кислотность почв [19-20].

В Республике Беларусь надзор за химическим загрязнением земель на фоновых территориях осу­ществляет Главный информационно-аналитический центр Национальной системы мониторинга окружаю­щей среды Республики Беларусь (ГИАЦ НСМОС). Отбор проб почв проводится в сети пунктов наблю­дений, равномерно распределенных по территории республики. В 2017 г. количество пунктов наблюде­ний составило 15. В почве определяют содержание тяжелых металлов, кадмия, цинка, свинца, меди, никеля, хрома, ртути и других загрязнителей. Оценка состояния почв производится путем сравнения с ве­личинами предельно допустимых или ориентировоч­но допустимых концентраций (ПДК или ОДК). Уста­новлено, что содержание загрязняющих веществ в почвах на фоновых территориях значительно ниже значений ПДК и ОДК. Кроме того, они изменились незначительно относительно результатов прошлых лет [21].

На протяжении ряда лет изучение миграции тяжелых металлов в системе “почва — растение” про­водили без учета особенностей формирования и состава фитоценозов. НИР проводили или на от­дельных видах растений, или на общих образцах с сельскохозяйственных угодий. Любой луг можно представить как совокупность отдельных фитоцено­зов. В связи с этим и изучать миграцию тяжелых ме­таллов необходимо на основе существующих кон­кретных фитоценозов.

Цель работы

Выявить особенности миграции тяжелых металлов в системе “почва-растение” в условиях пойменных экосистем.

Объекты и методика исследований

Исследования проводили в 2016-2017 гг. в пойме р. Сож на территории Ветковского района. Отбор проб почвы осуществляли на участках луга, сформированными изучаемыми растительными ас­социациями: Deschampsietum cespitosae, Trifolium repens, Caricetum gracilis, Junco-Deschampsietum ces­pitosae, Poo-Festucetum pratensis, Phaiaridetum arun- dinaceae. Сообщество Caricetum gracilis было выяв­лено на двух объектах. Классификация луговых эко­систем выполнена на основе эколого­флористической классификации по методу Браун- Бланке [22].

Содержание в почве тяжелых металлов (Pb, Cd, Cu, Zn, Ni, Co, Cr, Fe, Mn) определяли на масс- спектрометре с индуктивно-связанной плазмой Perkin- Elmer ELAN 9000 (США).

Результаты исследований

Содержание тяжелых металлов в почве луго­вых экосистем представлено в табл. 1. Установлены существенные различия по содержанию тяжелых металлов в почвах луговых ассоциаций. Так, в почве содержалось более всего железа, а менее всего — хрома. По среднему содержанию тяжелых металлов в почве луговых экосистем р. Сож Ветковского рай­она можно сформировать следующий ряд в порядке уменьшения: Fe > Mn > Zn > Pb > Cu > Ni > Co > Cd > Cr. Различия по среднему содержанию между желе­зом и хромом составили более 13 тысяч раз. Ампли­туда варьирования по содержанию тяжелых метал­лов в почве между максимумом и минимумом соста­вила для железа более 6 раз, свинца и меди — 5- 7 раз, марганца, цинка, никеля — 2-3 раза, кобальта — 1,7 раза. Для хрома и кадмия варьирование не выяв­лено, что связано с их малым количеством в почве. Имеются определенные соотношения между элемен­тами в почве под изучаемыми сообществами. Так, для Caricetum gracilis соотношение между железом и марганцем в почве не превышало 0,8-1,1. Для Trifolium repens выявлено максимальное соотноше­ние между элементами — 5,8. Для остальных сооб­ществ оно составило 3,6-4,2. Соотношение между цинком и свинцом варьировало в пределах 0,7-2,9. Минимальное соотношение элементов в почве выяв­лено для Junco-Deschampsietum cespitosae, макси­мальное — для Trifolium repens. Соотношение между свинцом и медью в почве составило 1,1-2,3. Мини­мальные и максимальные значения отмечены соот­ветственно для ассоциаций Poo-Festucetum pratensis и Caricetum gracilis. Анализируемые параметры меж­ду цинком и медью варьировали в пределах 1,1-5,6. Минимальные и максимальные значения выявлены для сообществ Junco-Deschampsietum cespitosae и Trifolium repens.

Таблица 1 — Содержание тяжелых металлов в почве луговых экосистем в пойме р. Сож Ветковского района, абс.-сух. сост., мг/кг

Ассоциация Fe Mn Zn Pb Cu Ni Co Cd Cr
Deschamp sietum cespitosae 246,12 ±29,53 67,52 ±6,07 2,36 ±0,19 1,7 ±0,14 1,39 ±0,12 0,98 ±0,04 0,37 ±0,019 <0,07 <0,016
Базаль­ное сооб­щество Trifolium repem 190,18 ±20,92 32,94 ±2,64 3,82 ±0,19 1,3 ±0,11 0,68 ± 0,027 0,76 ±0,03 0,38±0,0015 <0,07 <0,016
Caricetum gracilis 49,22 ± 5,44 56,29 ±6,19 1,12 ±0,09 0,84 ± 0,08 0,36±0,03 0,37 ±0,03 0,29 ±0,02 <0,07 <0,016
Junco-Deschamp sietum cespitosae 299,38 ±35,92 73,14 ±5,84 2,57 ±0,15 3,75 ± 032 2,41 ±0,12 0,71 ±0,04 036 ± 0,02 <0,07 <0,016
Poo-Festucetum pratensis 31,43 ±34,5 75,12 ±63 3,68 ±0,18 1,51 ± 0,09 1,34 ±0,08 0,92 ±0,05 0,48 ±0,03 <0,07 <0,016
Caricetum gracilis 70,6 ±5,6 64,17 ±53 1,95 ±0,11 0,7 ±0,03 0,57 ±0,03 0,46 ±0,02 0,35 ±0,014 <0,07 <0,016
Phalaridetum arundinaceae 295,45 ±32,5 70,84 ±5,66 3,12 ±0,15 1,87 ± 0,09 1,34 ±0,06 0,8 ±0,04 0,41 ±0,02 <0,07 <0,016
Максимум 3143 75,12 3,82 3,75 2,41 0,98 0,48 0,07 0,016
Минимум 49,22 32,94 1,12 0,7 0,36 О37 0,29 0,07 0,016
Среднее значение 209,31 62,86 2,66 1,67 1,16 0,71 0,38 0,07 0,016

 

В ходе исследований обнаружены различия по концентрации изучаемых элементов в почве под от­дельными ассоциациями. Установлена высокая кон­центрация 6 из 9 элементов в почве ассоциации Poo- Festucetum pratensis. На второй позиции оказалась почва под ассоциацией Phaiaridetum arundinaceae. Можно предположить, что формирование и развитие растительных сообществ обусловлено определен­ным сочетанием минерального состава почвы.

Содержание изучаемых элементов в надземной фитомассе представлено в табл. 2. Менее всего в почве содержалось кадмия, а более всего — мар­ганца. Убывающий ряд по содержанию тяжелых ме­таллов можно представить следующим образом: Mn > Fe > Zn > Cu > Ni > Pb > Co > Cr > Cd.

Таблица 2 — Содержание тяжелых металлов в надземной фитомассе луговых экосистем в пойме р. Сож Ветковского района, абс.-сух. сост., мг/кг

Ассоциа­ция

Mn Fe Zn Си Ni Pb Со Cd Cr
Deschamsietum cespitosae 167,52 ± 15,1 137,36 ± 12,4 18,04 ± 0,90 4,92 ± 0,29 0,39 ± 0,02 <0,03 <0,02 <0,01 <0,014
Базаль­ное сооб­щество Trifolium repens 190,04 ±20,9 120,94 ± 10,8 11,68 ± 0,80 4,12 ±0,11 0,16 ±0,008 <0,03 <0,02 <0,01 <0,014
Caricetum gracilis 320,28 ± 35,23 90,62 ± 8,15 24,72 ± 1,48 7,16 ±0,36 0,27 ± 0,014 <0,03 <0,02 <0,01 <0,014
Juitco-Deschamp Sietum cespitosae 408,34 ± 44,8 179,74 ± 16,1 55,29 ± 4,40 9,85 ± 0,69 0,11 ±0,004 <0,03 <0,02 <0,01 <0,014
Poo-Festucetum pratensis 371,7 ± 40,8 153,88 ± 13,8 28,11 ± 1,96 7,22 ± 0,36 0,34 ± 0,017 <0,03 <0,02 <0,01 <0,014
Caricetum gracilis 309,52 ± 33,9 107,63 ± 9,68 31,79 ± 3,02 6,1 ± 0,48 0,39 ± 0,02 <0,03 <0,02 <0,01 <0,014
Phalaridetum arundinaceae 360,3 ± 32,43 162,22 ± 14,6 35,12 ± 2,45 9,14 ±0,36 0,44 ±0,018 <0,03 <0,02 <0,01 <0,014
Максимум 408,3 179,7 55,3 9,9 0,44 0,03 0,02 0,01 0,01
Минимум 167,5 90,6 11,7 4,1 0,11 0,03 0,02 0,01 0,01
Среднее значение 304,0 136,1 29,3 6,9 0,30 0,03 0,02 0,01 0,01

 

Амплитуда варьирования по содержанию тяже­лых металлов в растениях между максимумом и минимумом имела разные значения. Максимальное варьирование отмечено у цинка и никеля — 4,0-4,7. Для остальных тяжелых металлов эти значения были в пределе 1-2 раз. Отсюда следует, что варьирова­ние содержания ТМ в травостое значительно мень­ше, чем в почве.

В ходе исследований выявлены различия по концентрации изучаемых элементов в травостое от­дельных ассоциаций. Максимальное содержание тяжелых металлов в травостое Phaiaridetum arun­dinaceae и Junco-Deschampsietum cespitosae.

Соотношение между марганцем и железом в растениях составляло от 1,2 до 3,5. Минимальные и максимальные значения отмечены соответственно для Deschampsietum cespitosae и Caricetum gracilis. Эти соотношения совершенно не совпадают с данны­ми для почвы.

В растениях соотношение между цинком и медью составляли 2,8-5,6. Минимальные и максимальные значения были выявлены для Trifolium repens и Junco-Deschampsietum cespitosae.

Результаты исследований показали, что для травостоя убывающие ряды тяжелых элементов со­вершенно другие по сравнению с почвой (табл. 3).

Таблица 3 — Убывающие ряды по содержанию тяжелых металлов для травостоя и почвы поймы р. Сож Ветковского района

Объект Элементы
Почва Fe Mn Zn Pb Cu Ni Co Cd Cr
Растения Mn Fe Zn Cu Ni Pb Co Cd Cr

 

Определение содержания тяжелых металлов в почве и растениях позволило определить значения коэффициентов накопления, или КН (табл. 4). Раз­мерность (мг/кг / мг/кг) позволяет оценить соотноше­ние между содержанием ТМ в почве и в травостое ассоциаций. Значения КН варьировали от 0,008 до 19,88.

В порядке убывания КН элементы можно распо­ложить в следующем порядке: Cu > Zn > Fe > Ni > Cd > Cr > Со > Pb. Различия между крайними эле­ментами ряда, то есть медью и свинцом, между мак­симумом и минимумом составили более 2000 раз.

Амплитуда варьирования по величине КН со­ставляла для меди, цинка, никеля и свинца более 5 раз. Для марганца и железа варьирование состав­ляло от 2 до 4 раз, кадмия, хрома, кобальта 1-1,6.

В ходе исследований выявлены различия по концентрации изучаемых элементов в травостое от­дельных ассоциаций. Максимальное содержание тяжелых металлов было в травостое Caricetum gracilis 3-го объекта и Caricetum gracilis 6-го объекта.

Таблица 4 — Коэффициенты накопления тяжелых металлов фитомассой луговых экосистем в пойме р. Сож Ветковского района, мг/кг /мг/кг

Номер объекта, ассоциация Cu Zn Mn Fe Ni Cd Cr Co Pb
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
1. Deschampsietum cespitosae 3,54 7,64 2,48 0,56 0,40 0,143 0,088 0,054 0,018
2. Базальное сообщество Trifolium repens 6,05 3,05 5,76 0,63 0,21 0,143 0,088 0,053 0,023
3. Caricetum gracilis 19,88 6,39 5,69 1,84 0,73 0,143 0,088 0,069 0,036
4. Junco-Deschampsietum cespito­sae 4,08 3,83 5,58 0,6 0,16 0,143 0,088 0,051 0,008
5. Poo-Festucetum pratensis 5,38 7,65 4,94 0,49 0,37 0,143 0,088 0,042 0,02
6. Caricetum gracilis 10,7 16,3 4,82 1,52 0,84 0,143 0,088 0,057 0,043
7. Phalaridetum arundinaceae 6,82 11,25 5,08 0,54 0,55 0,143 0,088 0,049 0,016
Максимум 19,88 16,3 5,76 1,84 0,84 0,143 0,088 0,069 0,043
Минимум 3,54 3,05 2,48 0,49 0,16 0,143 0,088 0,042 0,008
Среднее значение 8,06 8,01 4,9 0,88 0,47 0,143 0,088 0,054 0,023

 
Заключение

Почвы различных фитоценозов существенно различаются по содержанию тяжелых элементов. Среднее содержание изучаемых элементов в почве варьировало от 314,2 до 0,016 мг/кг.

Убывающий ряд по среднему содержанию тя­желых металлов в почве луговых экосистем может быть представлен следующим образом: Fe > Мn> Zn > Pb > Cu > Ni > Со > Cd > Cr.

Различия между наибольшим и наименьшим содержанием тяжелых металлов в почве составляют для луговых экосистем поймы р. Сож Ветковского района более 13 тысяч раз.

Необходимо отметить, что с увеличением со­держания тяжелого металла в почве растет вариа­бельность данного показателя. Наибольшая ампли­туда варьирования выявлена для марганца, железа, свинца, меди и цинка.

Изучаемые фитоценозы представлены следую­щими сообществами: Deschampsietum cespitosae,

Trifolium repens, Caricetum gracilis, Junco-Deschampsietum cespitosae, Poo-Festucetum praten- sis, Phalaridetum arundinaceae.

Выявлены существенные различия по содержа­нию тяжелых металлов в почве отдельных фитоце­нозов. Установлена более высокая концентрация изучаемых элементов в почвах ассоциации Poo- Festucetum pratensis и Phalaridetum arundinaceae.

Содержание тяжелых металлов в почве варьи­рует в более широких пределах по сравнению с рас­тениями. Амплитуда варьирования тяжелых металлов в растениях значительно меньше, чем в почвах. Это может быть связано с относительной однородно­стью растительного покрова.

Среднее содержание тяжелых металлов в травостое варьировало в пределах 0,01-304 мг/кг. Убы­вающий ряд по среднему содержанию тяжелых металлов в травостое можно представить следующим образом: Мn > Fe > Zn > Cu > Ni > Pb > Co > Cd > Cr. Значения КН варьи­ровали от 0,008 до 19,88. В порядке убывания КН элемен­ты можно расположить в следующем порядк: Cu > Zn > Fe > Ni > Cd > Cr > Со > Pb. Различия между крайними эле­ментами ряда, то есть медью и свинцом, между максиму­мом и минимумом составили более 2000 раз.

Полученные данные свидетельствуют о специфич­ности почвенных условий применительно к формирую­щимся на них растительных ассоциациях.

Список использованных источников

  1. Вернадский, В. И. Биосфера и ноосфера / В. И. Вернадский. — М.: Наука, 1989. — 261 с.
  2. Вернадский, В. И. Живое вещество / В. И. Вернадский. — М.: Наука, 1978. — 358 с.
  3. Алексеев, Ю. В. Тяжелые металлы в почвах и растения / Ю. В. Алексеев. — Л: Агропромиздат, 1987, — 142 с.
  4. Микроэлементозы человека / А. П. Авцын, А. А. Жаворонков, М. А. Риш, Л. С. Строчкова. — М.: Ме­дицина, 1991. — 496 с.
  5. Попова, Л. Ф. Оценка загрязнения тяжелыми металлами типичных почв Архангельска / Л. Ф. Попова // Фундаментальные исследования. — 2014. — № 8^1. — С. 849-853. — Режим доступа: URL: http:// www.fundamental-research.m/ru/article/view?id=34682 (дата обращения: 18.11.2018).
  6. Geochemical Assessment of Heavy Metals Pollution of Urban Soils / W. Grzebisz, L. Cieśla, J. Komisarek, J. Potarzycki // Polish Journal of Environmental Studies. — 2002. — Vol. 11 (5). — P. 493-499.
  7. Dragovic, S. Heavy metals in soils: distribution, relationship with soil characteristics and radionuclides and multivariate assessment of contamination sources / S. Dragovic, N. Mihailovic, B. Gajić // Chemosphere. — 2008. — V. 74.-P. 491-495.
  8. Пейве, Я. В. Биохимия почв / Я. В. Пейве. — М.,1961. — 422 с.
  9. Михальчук, Н. В. Подвижные формы тяжелых металлов и микроэлементов в почвах карбонатного ряда юго-запада Беларуси / Н. В. Михальчук // Вес. Нац. акад. навук Беларусь Сер. хім. навук. — 2017. — № 3. — С. 90-97.
  10. Иванов, В. В. Геохимия рассеянных элементов, Ga, Ge, Gd, In, Tl в гидротермальных месторождени­ях / В. В. Иванов. — М., 1966. — 375 с.
  11. Позняк, С. С. Фоновое содержание тяжелых металлов в почвах и растительности Центральной зоны Республики Беларусь / С. С. Позняк // Изв. Тульского гос. ун-та. Естественные науки. — 2011. — Вып. 1. — С. 254-264.
  12. Позняк, С. С. Содержание некоторых тяжелых металлов в растительности полевых и луговых агро­фитоценозов в условиях техногенного загрязнения почвенного покрова / С. С. Позняк // Вести. Томского гос. ун-та. Биология, — 2011.-№ 1 (13). — С. 124-13 7.
  13. Чертко, Н. К. Геохимия: учеб, пособие / Н. К. Чертко. — Минск: ТЕТРА СИСТЕМС, 2007. — 254 с.
  14. Clemens, S. Toxic metal accumulation, Response to Exposure and Mechanisms of tolerant in plants / S. Clemens // Biochemie. — 2006. — № 88 (11). — P. 1707-1719.
  15. Скальный, А. В. Микроэлементозы человека (диагностика и лечение): практ. рук. для врачей и студентов медицинских вузов / А. В. Скальный — М.: Научный мир, 1999. — 95 с.
  16. Хотимченко, С. А. Токсиколого-гигиеническая характеристика некоторых приоритетных загрязни­телей пищевых продуктов и разработка подходов к оценке их риска для здоровья населения: дис. … д-ра мед. наук: 14.01.12 / С. А. Хотимченко. — М., 2001.
  17. Методы анализа пищевых и биологически активных веществ (метод определения макро- и микроэлементов) / В. А. Тутельян [и др.]. — М.: ГЭОТАР-МЕД, 2004.
  18. Heavy Metals in the Environment. Interface / Bradl H.B. (ed.) // Science and Technology. — London: El­sevier Ltd, 2005. — Vol. 6. — 269 p.
  19. Тяжелые металлы компонентов луговых ценозов в условиях техногенной нагрузки / А. Д. Булохов [и др.] // Современные проблемы науки и образования. — 2014. — №3. — Режим доступа: URL: http:// www.science-education.ru/ru/article/view7idM3337 (дата обращения: 23.07.2018).
  20. Cebula, Е. Effects of flooding in southern Poland on heavy metal concentrations in soils / E. Cebula, J. Ciba // Soil Use and Management. — 2005. — V. 21. — P. 348-351.
  21. Результаты наблюдений Главного информационно-аналитического центра Национальной системы мониторинга окружающей среды Республики Беларусь. — 2017.
  22. Braun-Blanquet, J. Pflanzensociologie / J. Braun-Blanquet. — Wien — New-York: Springer-Verlag, 1964. — 865 p.


Авторы:
Н.М. Дайнеко, С.Ф. Тимофеев,
Источник: Мелиорация.— 2018. – №4(86) – С 63-71.