С чего начиналась гомельская милиция

0
997
Гомельская милиция и униформа

В фондах Государственного архива общественных объединений Гомельской области сохранились уникальные документы, рассказывающие о драматических эпизодах криминальной истории 20-х годов.

«Соломенная шляпа, в кармане финский нож…»

Двадцатые годы прошлого столетия были временами бурными и переломными во всех отношениях. В революционной стране старое менялось и стремительно уходило в прошлое, быстро возникали новые социальные отношения, возводились заводы и фабрики, больницы и школы. Но наследие, как тогда говорили, «старого режима», последствия Первой мировой и гражданской войн давали о себе знать. Свою «вязанку дров» добавлял под этот котел и рыночный «угар НЭПа» – советское государство, вопреки задекларированным социалистическим принципам, было вынуждено временно вернуться на «капиталистические рельсы»… Бандитизм и воровство, проституция и мошенничество – все это процветало в Гомеле того времени. Уркаганы с золотыми фиксами на зубах и «финарями» в карманах расклешенных брюк зачастую чувствовали себя хозяевами города.

Однако гомельская милиция постепенно начала переигрывать ситуацию. Хотя первые шаги гомельских «ментов» напоминали неуклюжие движения маленького ребенка. Прежде всего, не хватало профессиональных кадров, ведь царские полицейские идти на службу рабоче-крестьянской власти не спешили. Тяжелая работа при невысоком жаловании и низком материальном обеспечении мало кого привлекала, и в милиции Гомельской губернии тогда служили, в основном, демобилизованные красноармейцы и молодые деревенские парни. В 1923 году выходцы из крестьян в гомельской уездной милиции составляли 52%, а уже к началу 1925-го этот показатель увеличился почти до 70%.  В документах того времени читаем: «…Хороший работник за 12-20 рублей работать в милиции не станет… нужно дать хорошее жалование, тогда пойдут хорошие работники и милиция будет на высоте своего положения».  Но одно дело – ходить в лихие сабельные атаки на «беляков», а другое – бороться с изворотливыми квалифицированными «шнифарями» и «майданщиками». Вот и приходилось бесшабашным рубакам спешно переучиваться, овладевать азами оперативно-розыскной работы…

Хороший милиционер – «политически обработанный»

Результатом невысокого жалованья являлась и кадровая «текучка». Только за 1923 год по Гомельскому уезду из числящихся по штату 95 милиционеров было принято и уволено 73 человека. В результате  проверяющие, случалось, теряли дар речи – иной гомельский милиционер не знал фамилии своего начальника, а начальник, в свою очередь, «…не может изучить всех  милиционеров своей волости…».

Не все милиционеры стремились и к вступлению в коммунистическую партию большевиков: «…из 14 человек командного состава партийных имеется всего 5 человек, включая начальника милиции и его помощника». Но при этом постоянно указывалось, что «каждый сотрудник Рабоче-Крестьянской милиции сможет быть только тогда безукоризненным проводником революционной законности, когда он будет всесторонне политически обработан». Для этой самой «обработки» беспартийных милиционеров привлекали к открытым партсобраниям, втягивали в кружковую работу. Не обходилось, конечно, и без воспетых еще Ильфом и Петровым лекций о «международном положении».

К этому можно сейчас относиться по-разному, но результаты той партийной работы были налицо. В отличие от насквозь коррумпированных царской полиции и гетманской «варты», сидевшей в Гомеле во время гражданской войны, случаев мздоимства в советской милиции было куда меньше. А борьба с преступностью велась все же не за страх, а за совесть… Притом, что сами милиционеры порой нуждались в самом необходимом. Читаем в отчете за 1921 год: «…Наступают холода, люди не в состоянии стоять на посту раздетые и босые… Милиция находится в самом плохом состоянии, гола, боса, голодна и не вооружена… Дисциплины от них нельзя требовать при таких обстоятельствах».

1923 год: «…Если все милицейские работники одеты в милицейскую форму, то в Гомельской уездной милиции, за исключением комсостава, никто этого не имеет и до сего времени нет возможности отличить милиционера от других граждан по его наружному виду».

Гомельская милиция и железнодорожные «ковбои»

Не лучше обстояло и со средствами передвижения… Об автомобилях тогдашним «опергруппам» приходилось только мечтать – на задание выезжали гужевым транспортом. И это – в лучшем случае. Ведь даже повозки и телеги находились, как правило, в плачевном состоянии. Часто из-за повреждений на линии подводила и телефонная связь. И тогда к начальнику с докладом или за патронами мчал во весь аллюр конный нарочный, придерживая на скаку шапку…

Список преступлений, которыми в то время приходилось заниматься гомельской милиции, весьма разнообразен. Это кражи, поджоги, избиения, проституция и очень популярные тогда конокрадство и самогоноварение. Особо тяжелой статьей  был, конечно же, бандитизм. Сцены борьбы с ним напоминали порой голливудские сюжеты. Так, в 1926 году, темной майской ночью, шайка «фартовых» возле станции Унеча останавливает поезд. С наганами в руках, они, словно в вестерне, вваливаются в вагоны. Любопытно, что как и в аналогичном фильме про Дикий Запад, тех гомельских «ковбоев» было семеро…

Все конвойные красноармейцы были обезоружены, а затем бандиты пошли гулять по вагонам. Делая «руки вверх» пассажирам, они вычистили у них 1 000 рублей и все мало-мальски ценные вещи, а затем забрались и в вагоны товарные. У ехавшего здесь же почтальона «экспроприировали» казенный «смит-вессон» и посылку «с необозначенной стоимостью». Весь налет длился около часа, «после чего бандиты, приказав пассажирам не двигаться с места и не смотреть в окна, скрылись». Однако тут-то и появилась гомельская милиция. Началась погоня, в ходе которой налетчики побросали захваченные винтовки и, в конце концов, были взяты  с поличным.

К сожалению, революционная романтика 20-х годов  вскоре сменилась  мрачной страницей репрессий 30-х, в которых милиция также участвовала… В период Великой Отечественной войны  сотрудники гомельской милиции сражались на фронтах, были награждены боевыми орденами и медалями. Многие из них героически погибли. Своего рода «малой войной» стала для работников МВД и борьба с послевоенным уголовным и политическим бандитизмом.

В ее истории были и героические подвиги и ошибки, тяжелые испытания и серьезные достижения. Милиция – во многом зеркальное отражение того общества, которому она, по предназначению, призвана служить.

Авторы: Юрий Глушаков, Александр Купрейчик