Румянцевы и старообрядческая община Гомельщины

0
876
Румянцевы и старообрядцы в Гомеле и Ветке

Вклад Румянцевых — отца Петра Александровича и его сыновей Николая Петровича и Сергея Петровича — во всесто­роннее развитие Гомельщины неоспорим. Одним из наиболее интересных направлений их деятельности является содействие развитию старообрядческой общины Гомеля и его окрестно­стей.

Фельдмаршал Петр Александрович Румянцев-Задунайский получил гомельское имение в 1774 г. за победу в войне с турками. Поскольку в гомельском имении он бывал не очень часто, его участие в делах местных староверов представляется лишь эпизодическим. Однако избежать отношений с довольно многочисленной общиной он не мог. Для решения вопроса о ее многочисленности несомненный интерес представляют подуш­ные и инвентарные описи, характеризующие старообрядческое народонаселение белорусских владений старшего Румянцева. Источники свидетельствуют, что у деревни Романовичи были три старообрядческих «пустыни»: Сторловская, Ипатьевская, Осафьевская, в старообрядческом селе Марьино насчитывалось 74 крестьянских двора, 230 мужских и 215 женских душ, в де­ревне Степановке — 25 дворов, 74 мужских и 77 женских душ, в слободе Крупец — 73 двора, 215 мужских и 189 женских душ, в Спасовой слободе (т.е. в Гомеле) — 41 двор, 87 мужских и 103 женских душ. Кроме того, «внутри самой слободы Спасовой раскольничья церковь во имя Илии Пророка, обгорожена во­круг забором… При церкви монашеских изб, выстроенных на слободской земле, двадцать. От слободы Спасовой в двухстах саженях изб, обывателями той слободы построенных на земли, слободе принадлежаще, двадцать, в которых живут раскольни­чьи монахини» [1, с. 117-130; 2, с. 62-70].

Фельдмаршал П.А. Румянцев-Задунайский с самого нача­ла проявил удивительную терпимость по отношению к «рас­кольникам». Он позволил построить в своем имении старооб­рядческие монастыри, предоставляет в их распоряжение угодья. Современник не случайно нарисовал следующую картину от­ношения к Румянцеву старообрядческого населения Гомельщи­ны: «Заблаговременно извещенная о приближении знаменитого гостя, монастырская братия выходила за ограду, встречала гра­фа с колокольным звоном и пением духовных песен. Навстречу посетителю выносились кресты, иконы, хоругви, зажженные свечи. Румянцев, приложась к кресту, обыкновенно входил с пением иноков в часовню, прикладывался к образам и затем отправлялся к настоятелю. Иногда принимал участие в брат­ской трапезе» [3, с. 113].

Гораздо большее внимание уделял старообрядческой об­щине сын прославленного фельдмаршала — канцлер Н.П. Румян­цев. С 1814 г. он поселяется в гомельском имении и фактически заново основывает город. В имение приглашаются крупнейшие специалисты в области отечественной старины. Все они стано­вятся членами «Румянцевского кружка» — по сути академиче­ского объединения, существовавшего благодаря меценатству Николая Петровича. Сам отставной канцлер немало сделал для собирания рукописных и старопечатных книг. В этом отноше­нии ему весьма помогали особые отношения со староверами. В переписке с друзьями Н.П. Румянцев неоднократно сообщает о соответствующих приобретениях. Например, в одном из писем 1819 г. он пишет: «Я нашел здесь у одного старообрядца Хро­нограф, но, просмотрев его, ничего в нем особенного не нашел, а в присоединенных к нему тетрадях одну статью сужу быть достойного внимания. Ее теперь для меня списывают». В дру­гой раз Н.П. Румянцев писал: «Мне случилось видеть на сих днях у старообрядца в руках свежий экземпляр рукописной Кормчей». Или в письме 1822 г. читаем: «Я сегодня приобрел рукопись любопытную, потому что писана в 1370 г. на перга­мине» и т.д. [4, с. 98-99].

Известно, что Н.П. Румянцев всячески поощрял экономи­ческую деятельность старообрядцев. Представителями эконо­мических интересов графа, его управляющими и приказчиками, а также подрядчиками неизменно становились предприимчивые староверы [5, 51-51 об.; 6, л. 2 об]. Поэтому закономерны слова документа 1834 г. о крестьянах-староверах гомельских владений Румянцевых: «Крестьяне в хорошем состоянии и много между ними фабрикантов, мастеровых и торгашей» [7, л. 202 об.].

Стремясь укрепить связи со старообрядческой общиной своих гомельских владений, Н.П. Румянцев пожертвовал Лав­рентьевской пустыни походную икону своего отца. В 1838 г., уже после смерти Н.П. Румянцева, могилевский губернатор Марков нашел в Лаврентьевской обители богатую ризницу, в которой внимание губернатора привлекла «небольшая старин­ная икона, в позлащенном окладе, принесенная в дар канцлером графом Н.П. Румянцевым и известная под именем походной. Таковые же иконы Румянцев принес и во все прочие монастыри и часовни, находившиеся в гомельском его имении» [5, с. 146].

Унаследовавший гомельское имение брат Николая Пет­ровича Румянцева — Сергей Петрович Румянцев — в целом про­должил семейную традицию в отношении старообрядцев. В частности, именно он защитил Лаврентьевскую пустынь от планов ее закрытия, строившихся местными иерархами право­славной церкви.

Таким образом, постоянное и многоаспектное сотрудни­чество Румянцевых со старообрядческой общиной Гомельщины представляется не только закономерным стремлением опереть­ся на наиболее экономически успешные слои зависимого насе­ления вотчины, но и следствием просветительских устремлений в первую очередь Николая Петровича Румянцева. Во многом его деятельность в качестве собирателя, пропагандиста и ис­следователя русской старины обусловлена почти случайным обстоятельством пожалования его отцу просвещенной импе­ратрицей Екатериной II гомельского имения с его старообряд­ческой общиной.

Литература

  1. Памяць: Гомель: Гісторыка-дакументальныя хронікі гарадоў i раеёнаў Беларусі. Ў 2-х кн. Кн. 1. Мн., 1998.
  2. Памяць: Добрушскі рае ж Гісторыка-дакументальныя хронікі га- радоў і раёнаў Беларусі. Ў 2-х кн. Кн. 1. Мн., 1999.
  3. Цит. по: Киштымов А.Л. Н.П.Румянцев и старообрядцы гомель­ского имения // Старообрядчество как историко-культурный фе­номен. Материалы Международной научно-практической кон­ференции. Гомель, 2003.
  4. Переписка государственного канцлера графа Н.П.Румянцева с московскими учеными // Чтения в Императорском обществе ис­тории древностей российских при Московском университете. М., 1882.
  5. Национальный исторический архив Беларуси (НИАБ). Ф. 3014, оп. 1,д. 17.
  6. НИАБ. Ф. 3014, оп. 1, д. 53.
  7. НИАБ. Ф. 3013, оп. 1, д. 18.
  8. Цит. по: Лабынцев Ю.А., Щавинская Л.Л. Гомельские старооб­рядцы и Н.П. Румянцев // Старообрядчество как историко-куль­турный феномен. Материалы Международной научно-практиче­ской конференции. Гомель, 2003.

Автор: С.В. Телепень
Источник: Н.П. Румянцев и его эпоха в контексте славянской культуры: материалы Международной научно-практической конференции (Гомель. 12–13 мая 2004 г.). / ГГУ им. Ф. Скорины. – Гомель, 2004. – 216 с.