Румянцевские храмы: Николаевская церковь на Волотове

0
1728
Николаевская церковь в Гомеле

В стандартных характеристиках эпохи Просвещения подчеркивается, что в это время наука стала “ідэйнай зброяй у барацьбе супраць феадальна-царкоўнага светапогляду, схаластыкі, церамшальства, абсалютызму i феадальнага ладу” [1, с.211]. Что ж, философам давать свои определения легко: они не знают истории. Но что же делать историкам – тем, кто работает в архивах, кто видит перед собой не схемы, а реальную историческую жизнь, тем, кто знает, что как раз эта эпоха оставила после себя великолепные и многочисленные памятники культовой архитектуры? Выход прост: отказаться от мертвых методологических схем и вернуть в историю главное действующее лицо – человека. Тем более, если этот человек являлся творцом и воплощением своей эпохи, эпохи Просвеще­ния, если в его жизни и поступках проявились ее наиболее яр­кие и лучшие черты. Таким человеком был государственный канцлер Российской империи, владелец гомельского имения, просветитель и меценат Николай Петрович Румянцев.

В Гомеле при графе Н.П. Румянцеве вместо прежних трех деревянных православных церквей появились два каменных храма: Петро-Павловский, заменивший Преображенскую цер­ковь, перенесенную на кладбище, и Троицкий, каменный двух­этажный храм, заложенный еще при канцлере, чья постройка была окончена после смерти графа уже его братом Сергеем в 1833 г. Кстати, в казенной Белице при графе Н.П. Румянцеве церквей не было.

Символом религиозной толерантности Н.П. Румянцева стало строительство в центре Гомеля католического костела. Перспективу Базарной улицы завершала каменная синагога, возведенная по разрешению графа. Причем строительство си­нагоги велось силами экономии, а гомельский еврейский кагал оплатил расходы [2, л. 45 об.]. Именно это, вместе с явным покро­вительством, которое канцлер оказывал местным староверам и старообрядческим храмам [3, с. 111-118], являлось настоящим, зримым символом нового времени – эпохи Просвещения.

Румянцевские храмы стали неотъемлемой частью “Нового Гомеля”, единственного в зодчестве того времени “идеального” города эпохи Просвещения” [4, с. 316].

Архивные материалы позволяют довольно полно воссоз­дать историческую картину экономической жизни Гомельского имения [5, с. 20-27], но, по справедливому замечанию автора классического труда об архитектуре Гомеля конца XVIII-XIX в. В.Ф. Морозова, как мало мы знаем “гомельском классицизме” на территории обширной румянцевской экономии [4, с. 231]. Не только сами постройки в румянцевских деревнях, но и доку­ментальная или иконографическая память об их внешнем обли­ке безвозвратно утрачены для потомков. Церковь в селе Воло­това – одно из немногих счастливых исключений (см. приложе­ние, с. 204).

До сих пор о волотовской Николаевской церкви в лите­ратуре имеются лишь скупые упоминания [4, с. 141, 231]. Меж­ду тем она стала первым храмом, возведенным по распоряже­нию графа на белорусской земле. Автором проекта и руководи­телем строительства являлся архитектор Джон Кларк, которому Н.П. Румянцев поручал самые главные гомельские постройки. Это свидетельство того, что проектированию и сооружению нового храма граф придавал особое значение. Строительство велось в 1801-1805 гг., так что церковь Св. Николая в Болотове может считаться частью первого этапа обширной перестройки гомельского имения, начатой Н.П. Румянцевым на рубеже XVIII и XIX веков.

Значительная часть материалов по теме “Н.П. Румянцев и Беларусь” хранится в личном фонде Румянцевых в Отделе рукописей Российской государственной библиотеки [6, с. 101- 108]. Именно там нам удалось обнаружить два письма о волотовской церкви, которые графу в Петербург из Гомеля отпра­вил протоиерей Иоан Григорович, отец знаменитого историо­графа, “отца” белорусской археографии Иоана Иоановича Григоровича. В первом письме, от 10 мая 1805 г., протоиерей пи­шет: “Доношу Вашему высокографскому сиятельству, что в селе Волотове особенным попечительством Вашим выстроена каменная церковь в честь вашего ангела” [7, л. 5 об.]. Непо­средственным поводом для письма послужило освящение церк­ви, которое И. Григорович провел “в день празничный патрона Вашего” [7, л. 6]. Таким образом, это событие произошло 9 мая, накануне отправки письма, в летний Николин день, одну из непереходящих церковных дат.

Спустя три месяца, 10 августа, Иоан Григорович вновь пишет в Петербург о волотовской церкви: “Доношу, что как волотовскую Николаевскую церковь для особливого ея благо­лепия превосходящую благоукрашением своим другие церкви и приближенности к дому вашему кроме штата вашего господ и другие религиянты и именитые помещики охотно посещают и на богомолениях бывают” [7, л. 7-7 об.]. К письму приложена “Опись находящимся вещам в нововыстроенной каменной в селе Волотове состоящей церкви как прежде находящимся там и вновь вступившим к сумме значит под сим. Учинено 1805 года августа 8 числа” [7, л. 9-10]. Эту опись на двух листах, заверенную печатью Белицкого уездного правления, составил сам гомельский протоиерей Иоан Григорович. Кроме церковных книг и утвари, в церкви в то время были четыре колокола Хранились там и денеж­ные суммы, например, указано: “Денег за свечи и от доброхотливых дателей при освящении церкви мая 9-го дня вступило 68, кои в це­лости сохраняются у ктитора” [7, л. 10].

Историческая судьба волотовской церкви сложилась не очень удачно. Первоначально ее каменная постройка своим ар­хитектурным обликом и внутренним убранством действительно выгодно отличалась на фоне трех старых гомельских деревян­ных храмов. Но не прошло и десяти лет, как Гомель преобра­зился. “Конкурировать” с двумя новыми каменными храмами сельской церкви было трудно. Ее прихожане были небогаты, и положение пригородного храма, в 4-х верстах от городской черты Гомеля, объективно отвело ему место как бы в тени го­мельской религиозной православной жизни. Главный храм го­рода, Петро-Павловская церковь, в 1872 г. получила соборный статус, и через три года в соборе был освящен придел в честь Св. Николая. Святой покровитель канцлера теперь стал как бы “разделенным” между двумя близлежащими храмами. Да и го­мельское имение давно уже принадлежало новым владельцам – Паскевичам. В начале XX в. волотовская церковь утратила свой самостоятельный статус и стала приписной церковью новой Преображенской каменной церкви на Замковой улице, освя­щенной 14 января 1907 г.

Но самый разрушительный след в судьбе Николаевской церкви на Волотове оставили не события церковной истории, а время и люди. Во времена атеизма она была закрыта и раздели­ла участь сотен и тысяч религиозных святынь. Наша эпоха без­временья также не лучшим образом сказалась на судьбе памят­ника румянцевской эпохи. Сегодня храм лишен заботы и попе­чительства как светских, так и духовных властей.

Всю жизнь Николай Петрович Румянцев строил храмы. Любовь к науке, служение книге привели в конечном итоге к созданию главного румянцевского храма – Румянцевского му­зея и библиотеки. В величественном гомельском храме во имя Святых апостолов Петра и Павла упокоился его прах. Стены скромной Николаевской церкви, построенной попечительством графа – тоже часть памяти о великом просветителе. Хочется верить, что юбилейный румянцевский год откроет в истории волотовского храма новую страницу. Тем более что в мае сле­дующего, 2005 года, Николаевской церкви предстоит встретить свой 200-летний юбилей.

Литература

  1. Дарашэвіч Э.К. Асветніцтва // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі. – Т. 1. – Мн.. 1993.
  2. В 1828 г. гомельский еврейский кагал, заплатив 1500 руб., окон­чательно рассчитался с управляющим Гомельским имением // Национальный исторический архив Беларуси. Ф. 3014. Оп. 1. Д. 75. Л. 45 об.
  3. Киштымов А Л. Н П Румянцев и старообрядцы Гомельского имения // Старообрядчество как историко-культурный феномен. Материалы Международной научно-практической конференции. 27-28 февраля 2003 г. – Гомель, 2003. – С. 111-118.
  4. Морозов В.Ф. Гомель классический. Эпоха. Меценаты. Архи­тектура. – Мн., 1997.-С. 316.
  5. Кіштымаў А. Гомельскі маёнтак графа М.П.Румянцава: вопыт гаспадарання // Беларускі гістарычны часопіс. – 1995. -№ 1. — С. 20-27.
  6. Киштымов А.Л. Белорусские материалы фонда Румянцевых в Российской государственной библиотеке // Беларуси археагра- фічны штогоднік. – Вып. 3. – Мн.: БелНДЩАС, 2002. – С. 101- 108.
  7. Российская государственная библиотека. Отдел рукописей. Ф. 255. Картон 18. Ед. хр. 43. Л. 5 об.

 

Автор: А.Л. Киштымов
Источник: Н.П. Румянцев и его эпоха в контексте славянской культуры: материалы Международной научно-практической конференции (Гомель. 12–13 мая 2004 г.). / ГГУ им. Ф. Скорины. – Гомель, 2004. – 216 с.