Репрессивная политика Екатерины II в отношении старообрядцев юго-востока Беларуси (вторая ветковская «выгонка»)

0
104
Репрессивная политика Екатерины II в отношении старообрядцев юго-востока Беларуси (вторая ветковская

После разорения Ветки, учиненного по указу императрицы Анны Иоаннов­ны в 1735 г., старообрядческие поселения на юго-востоке Беларуси довольно быстро восстановились и начали процветать. Они пополнялись не только пере­селенцами из России, но и за счет местного белорусского населения. Зажиточ­ность и взаимная поддержка побуждали не только новообрядцев, но и униатов переходить в староверие [1, с. 25], а в старообрядческих монастырях Гомельщины помимо русских и белорусов проживали принявшие постриг: украинцы, поляки, шведы и даже евреи [4, с. 309, 392].

Видя такое положение дел, императрица Елизавета Петровна в 1760 г изда­ла Манифест, которым приглашала ветковских староверов вернуться на родину. Это подтвердил и император Петр III при своем вступлении на престол в 1761 г. Указ был отправлен им на рассмотрение в Сенат. Однако ответ не успел прийти из-за случившегося 28 июня 1762 г. переворота. Император, весьма либераль­ный в конфессиональных вопросах, успел приготовить проект указа, согласно которому староверам разрешалось вернуться на постоянное поселение в Рос­сию, носить бороды и отправлять свои службы по дониконовским книгам. Тем не менее, ветковские старообрядцы возвращаться не пожелали [6, с. 63].

Попытки вернуть староверов из эмиграции были приняты и Екатериной II вступившей на престол в 1762 г 19 июля 1762 г. императрицей был подписан Манифест «О приглашении живущих в Польше в Российские земли», где говори­лось: «…положили мы главным намерением нашим, чтоб всегдашнее старание иметь о целости нашей Империи, и благоденствии верных поданных наших. многия оставая свои домы и угодия скитаются и укрываются в соседственном с нами королевстве Польском и княжестве Литовском; то мы по матерней ко всем поданным нашим любви, не можем без сожаления вспомнить о таких любезная Отечество свое оставивших: Мы, матерински об них мелосердуя, желаем, чтоб они чувствовали также императорскую нашу милость, как и другие верные по­данные наши, и потому всех отлучившихся выше показанным образом.увещеваем, чтоб они отсего времени без всякого опасения и страха возвращались в свое Отечество в ближния пограничныя Наши Губернии, провинцыи и города. дозволено выходить в Россию бежавшим за границу раскольникам и селиться особыми слободами, где они имеют быть содержаны на основании указания в двойном окладе и будут иметь свободу записаться в крестьянство и купечество, и при поселении от всяких податей и работ получат льготы на шесть лет. Что касается тех, кто приемлет православную церковь и православные таинства, а только соблюдает старые обычаи, не разрывающие ни слова Божьего, ни дог­матов и правил церковных, то такие не только от входа в церковь и от таинств церковных Святейшим Синодом не отлучаются, но и за раскольников тем же Синодом не считаются» [2, с. 68]. Более того, Высочайшим указом 15 сентября 1763 г «определено: тех, кои церкви Божией во всем повинуются, в церковь Божию ходят, отца духовного имеют и все обязоности христианския исполняют, а только двуперстным сложением крестятся, таинства сия не лишать, за раскольников не признавать и от двойного подушнаго оклада освобождать» [2, с. 68]. Тем не менее, столь щедрые обещания императрицы староверы Ветки проигно­рировали. И тогда Екатерина II прибегла к насилию [2, с. 68].

В 1764 г. императрица направила новую военную экспедицию в Ветку, во главе с генерал-майором Я.В. Масловым с целью «забрания российских беглых подан­ных, не в полном расстоянии границы находящихся». Для изгнания старообрядцев с белорусских земель использовались смоленские полки, а также специальные коман­ды, которые утверждались военной коллегией. Каждый полк должен был «очистить определенную территорию». Сразу же Масловым было вывезено 2027 старообряд­цев, а за время всей «выгонки» около 20 тыс. человек многие из которых были сосла­ны в Сибирь и на Алтай. Большая же часть ветковских староверов осела в Стародубье (Брянская обл. России и Черниговская обл. Украины). Помимо Ветки, староверы были выселены также из слобод: Косицкой, Крупеевки и Попсуевки. На всех старооб­рядцев, на пограничных постах составлялись ведомости, где указывалась фамилия, возраст, семейное положение, откуда родом, где жил за границей, какой имел иму­щественный ценз. Такие же ведомости с подробным описанием условий проживания в Речи Посполитой создавались правительственными канцеляриями [2, с. 68].

Во время этой «выгонки», служивший при климовской волостной канторе бурмистром, Алексей Хрущев вместе со слободскими старостами обратился к генералу Маслову с прошением разрешить вывезти Ветковскую Покровскую церковь. После дозволения разобранная церковь была погружена на повозки и отправлена в Стародубье, где была поставлена между посадами Климово и Митьковкой. 19 декабря 1765 г. вновь собранная Покровская церковь была ос­вещена прибывшим сюда монашествующим священником Михаилом Калмыком. Вскоре при церкви возник монастырь, где Михаил стал настоятелем [2, с. 70].

Но и после второй «выгонки» старообрядческая жизнь на юго-востоке Бе­ларуси не была остановлена. Эти земли вскоре снова были заселены переселенцами-староверами. Однако Ветка былого величия уже не достигла [3, с. 428].

Таким образом, процветание старообрядческих общин ранее разоренной Ветки привлекло интерес российского правительства, и вызвало желание вер­нуть их обратно в Россию. Попытки вернуть староверов обещаниями и угово­рами не увенчались успехом, и тогда российское правительство прибегло к на­сильственной депортации. После второй «выгонки» Ветка навсегда утратила значение старообрядческого духовного центра.

Литература

  1. Виноградов, Л. Гомель. Его прошлое и настоящее. 1142-1900 гг. — Гомель: Сож, 2005. — Репринт. изд. — М., 1900. — 48 с.
  2. Гарбацкі, А.А. Палітыка Кацярыны II у дачыненні да стараабраднікаў // Весці Нацыянальнай Акадэміі навук Беларусі — 1999. — № 2. Серыя гуманітарных навук. — С. 67-71.
  3. Жудро, Ф.А. Городъ Гомель (Могилевской губ.): Геогр.-стат. очерк / Ф.А. Жудро, И.А. Сербовъ, Д.И. Довгялло // Записки Сверо-Западнаго Отдела Императорскаго Русскаго Географическаго Общества. Книга 2. Вильна, 1911. — 49 с.
  4. Лилеев, М.И. Из истории раскола на Ветке и в Стародубье 17 — 18 вв. [Текст] / М.И. Лилеев. Вып. 1 — Киев: 1895. — 596 с.
  5. Речь императрицы Екатерины Великой о старообрядчестве, сказанная на общей кон­ференции синода и сената 15 сентября 1763 года [Электронный ресурс] / «Библиотека Яко­ва Кротова». — Режим доступа: http://www.krotov.info/acts/18/2/17630915.html. — Дата доступа: 1.12.2008.
  6. Рубановский, И. Великорусы — старообрядцы // Опыт описания Могилевской губернии в историческом, физико-географическом, этнографическом, промышленном, сельскохозяйствен­ном, лесном, учебном, медицинском и статистическом отношениях. В 3 книгах. Сост. по програм­ме [с предисл.] и под ред. А.С. Дембовецкого — Книга 1. — Могилев: 1892. — С. 653-678.

Автор: Р.М. Рогинский
Источник: Религия и общество — 13: сборник научных статей / под общ. ред. В. В. Старостенко, О. В. Дьяченко. — Могилев: МГУ имени А. А. Кулешова, 2019. — 364 с.: ил. С. 191-193.