Памятники Александру II на Мозырщине

0
1673
Памятник Александру II

В июне 1913 г. в местечке Туров был торжественно открыт памятник императору Александру II. Памятник был сооружен на средства крестьян Туровской волости. На церемонии открытия памятника в приветственном слове туровский протоиерей о. А. Вечерко призвал присутствующих и крестьян горячо молиться за упокой почившего Александра II Освободителя, давшего им свободу, и «провозгласил многолетие крестьянам туровской волости не пожалевших довольно значительных средств на сооружение памятника» [1, с. 410]. При окроплении памятника настоятель Туровской преображенской церкви о. А. Гузаревич в своем слове призывал крестьян к «твердому выполнению заве­тов Царя-Освободителя…, а именно в преданности православным Русским царям, трез­вости и мирному труду». На открытии памятника присутствовали представители Мозырского дворянства. Лейтмотивом всех выступающих звучала благодарность всем жертвователям на строительство памятника и призыв к духовенству и интеллигенции «к единодушной совместной работе по увековечиванию памяти Св. Кирилла, Епископа Туровского и возвращения Турову его религиозного и гражданского значения, каким он пользовался со времен князя Владимира».

Почти через год в 1914 г. памятник Александру II был воздвигнут и в уездном го­роде Мозыре. Однако, согласно архивным документам, мозыряне и жители уезда изна­чально собирались увековечить память Александра III. Почему же жители маленького полесского городка решили поставить памятник царю Александру III, а водворили его Александру II?

Ответ на этот вопрос мы можем найти в истории Мозыря ХIХ в. Настоящим несча­стьем для города в ХЕХ в. были пожары, которые в 1839, 1864, 1882 и 1892 гг. почти пол­ностью уничтожили городские постройки. Мозырь в ХIХ в. был деревянным. Скученность построек, холмистая местность являлись факторами, которые приводили к частым пожарам. Самый значительный из них случился в августе 1892 г., когда огонь уничтожил полностью пять и частично три улицы [2, с. 80]. Разгулу стихии способствовал сильный ветер, поднявшийся в тот день. Особенно пострадала центральная часть города.

Тяжелое материальное положение мещан городов после пожаров в 90-е гг. выну­ждало губернские власти циркуляром министра финансов от 10 декабря 1882 года за № 65 открыть сбор пожертвований в пользу погорельцев г. Мозыря и других городов [3, с. 83]. В делах канцелярии минского губернатора до 1897 г. встречаются документы, связанные со сбором средств в пользу мозырских погорельцев, для восстановления ущерба, нанесенного пожаром. Пожертвования со всех уголков Российской империи поступали в распоряжение Минского губернатора вплоть до 1900 г. В деле сбора по­жертвований большую роль сыграла позиция императора России Александра III, «ко­торый во дни тяжелого испытания для города во время пожара 3 августа 1892 г. совер­шил великие отчисления милости его роду» [3, с. 3].

В 1895 г., после смерти Александра III, дворяне, мещане-христиане, евреи и кре­стьяне мозырского уезда решили собрать деньги в память умершего царя, чтобы воз­ложить венок на гроб Его Императорского Величества. Всего было собрано 380 р. 85 к. [4, с. 2]. Представители уездного дворянства подали рапорт на имя Николая II с пред­ложением использовать собранные деньги по назначению или направить их на иные государственные нужды. Так мозыряне решили почтить память человека, который ока­зал им существенную помощь в тяжелый момент.

Вскоре минскому губернатору пришел ответ от предводителя дворянства Д.А. Толстого, в котором говорилось: «…я полагаю, что на венок денег не достаточно и было бы лучше обратить их на памятник не в Москве, а предполагается соорудить его в г. Мозыре, как уездном городе жертвователей» [4, с. 3].

Так возникла идея увековечить память Александра III в г. Мозыре. Началась раз­работка проекта памятника. Горожане решили построить памятник-обелиск из гранит­ного камня. Разработав проект, горожане отправили его на утверждение губернскому архитектору Маасу. Но он раскритиковал присланный проект и представил новый с описанием памятника. Согласно новому проекту, было предложено построить колонну из гранитного или шлифованного камня. Маас отправил свое описание колонны вместе с ее зарисовкой в строительное отделение, озаглавив его «Проект Колонны в память кончины в Бозе почившего Г осударя Императора Александра III обожаемого монарха и благодетеля, оказавшего городу Мозырю во дни его тяжких испытаний во время пожа­ра 3 августа 1892 г., великие отчисления милости» [5, с. 2].

Но памятник Александру III так и не был построен: то ли долго шло согласование проекта, то ли мозыряне решили выделить более значимого, с их точки зрения, Царя- Освободителя, а только вместо памятника Александру III был построен памятник Александру II, открытие которого состоялось 30 августа 1914 г. на Базарной площади г. Мозыря. Как указано в документе, «в честь благодательных реформ Царя-Освободителя, дарования Империи благ земского самоуправления, а также в ознамено­вании 300-летия царствования Дома Романовых» [5, с. 3].

30 августа 1914 г., совершая поездку, для обозрения церквей и школ Речицкого и Мозырского уездов, Епископ Минский и Туровский Митрофан посетил г. Мозырь. Выступая перед прихожанами, епископ Митрофан дал собственную оценку сооружению памятника Александру II в г. Мозыре: «Сей благолепный памятник, устроен по чувству благоговейной любви и признательности к памяти Царя Миротворца, который в один из тяжелых моментов жизни этого города явил акт своей любви и милости жителям его. Нет ничего хуже неблагодарности, как с другой стороны нет ничего выше и благород­нее чувства бескорыстной любви и благодарности. И мы выражаем твердую уверен­ность, что вы, соорудивши этот вещественный памятник в благодарное воспоминание о великом Царе, докажете искренность и силу своих верноподданнических чувств дея­тельным служением ныне благополучно царствующему Государю, Августейшему Сы­ну Его, и нашему великому отечеству. Благословение Божие да будет над вами!».

Таким образом, установить точную причину несоответствия намерения и его реа­лизации в деле устройства памятника в г. Мозыре не представляется возможным из-за отсутствия архивных и других документов. Можно предположить, что дворяне г. Мозыря не могли допустить, чтобы в уездном городе был сооружен памятник менее зна­чимый, чем в местечке уезда — Турове.

Литература

  1. Минские Епархиальные Ведомости. – 1913. – № 15. – С. 409-412.
  2. Бобр, А. Г. Мой Мозырь / А. Г. Бобр. – Минск, 1996. – с.
  3. Курьян, З. С. Пожарное дело / З. С. Курьян // Мазыр. Гісторыя і сучаснасць. – Гомель, 2005. – 351 с.
  4. НГАБ. – Фонд 29501. – Д. 6022.
  5. НГАБ. – Фонд 29905. – Д. 1164.

Автор: З.С. Курьян
Источник: Менталитет славян и интеграционные процессы: история, современность, перспективы : материалы IX Междунар. науч. конф., Гомель, 21-22 мая 2015 г. / М-во образования Респ. Беларусь [и др.] ; под общ. ред. В. В. Кириенко. – Гомель : ГГТУ им. П. О. Сухого, 2015. – 231 с. Ст. 128-130.