Памяти мученика. Жизнеописание протоиерея Иоанна Иосифовича Железняковича, расстрелянного 10 февраля 1938 года

0
68
Железнякович и репрессии против священников и церкви в СССР

Родился Иоанн Иосифович Железнякович 24 июня 1861 года в день рождества Иоанна Предтечи в с. Рудица Рудицкой волости Минского уезда (ныне Дзержинский район), в семье священника.

В 1888 году окончил курс наук в Минской Духовной Семинарии по второму разряду. 9 октября того же года назначен псаломщиком к Свислочской Успенской церкви Бобруйского уезда. Согласно прошению, перемещен 14 января 1889 года к Иваньской церкви Слуцкого уезда. Преосвященнейшим Симеоном епископом Минским и Туровским рукоположен 13 августа 1891 года во иерея и назначен в Люденевичскую Свято-Михайловскую церковь Мозырского уезда. С 1894 года состоял заведующим и законоучителем церковно-приходской школы. В 1895 году был избран на трехлетие депутатом Пинского окружного училищного съезда. С 1899 года состоял учителем Люденевичской церковно-приходской школы. 3 июня 1902 года назначен помощником благочинного 4-го округа Мозырского уезда. Согласно прошения, 20 ноября 1902 года перемещен настоятелем Свято-Михайловской церкви с.Стреличев Речицкого уезда (ныне Хойникский район), куда прибыл во второй половине января 1903 года. Избран и утвержден в должности депутата училищного и Епархиального съездов по 2-му благочинническому округу Речицкого уезда. С 1910 года состоял законоучителем Губаревичской земской школы. Был назначен благочинным 2-го округа Речицкого уезда с 4 июня 1912 года по 22 августа 1913 года. Избранием духовенства 4-го округа Речицкого уезда был избран и 23 августа 1915 года утвержден духовником округа и членом благочиннического совета.

Свой пастырский долг отец Иоанн исполнял со всей ответственностью, что не осталось незамеченным. За усердное прохождение пастырского служения при добром поведении 25 мая 1899 года он был удостоен правом ношения набедренника. Согласно журнальному постановлению Минского Епархиального Совета объявлялась благодарность в 1899 и 1900 годах за особую заботу о школах, усердные занятия и за успехи учеников. В 1902 году был удостоен Архипастырского благословения за особо усердное отношение к церковношкольному делу. Во внимание к усердному прохождению пастырского служения и добром поведении 20 августа 1905 года награжден бархатной фиолетовой скуфией. Согласно определению Святейшего Синода от 14 марта 1912 года за №2280, был удостоен правом ношением камилавки. Награжден медалью в память царствования Императора Александра III.

Стреличевский приход состоял из четырех селений. Кроме села Стреличево в него входили село Губаревичи с приписной церковью во имя Рождества Богородицы, деревни Новоселки и Рудное. На 1 января 1914 года в указанных населенных пунктах имелось 507 дворов православного населения, в которых проживало 2019 мужчин и 2031 женщина. Кроме этого имелось 30 дворов иноверцев (63 мужчины и 85 женщин).

Семья отца Иоанна состояла из жены Лидии Васильевны (27 августа 1871 года рождения) и сына Ивана (28 августа 1898 года рождения).

Тихая и размеренная жизнь завершилась с установлением советской власти. Согласно справке Стреличевского сельского совета от 9 сентября 1937 года отец Иоанн имел: «до революции дом, гумно, сарай, амбар, с-х машину, коней 7 штук, коров 10 штук, мелкого скота до 50 штук, пахотной земли вместе с сенокосом 100 га, после революции то же самое на 1927 год. В 1929 году раскулачили». В начале 1930-х годов он подвергся аресту за неуплату 120 пудов ржи, но был отпущен. К этому времени Стреличевская церковь была отобрана под клуб и отцу Иоанну пришлось перейти служить в бывшую до этого приписной Губаревичскую церковь, рядом с которой и поселился. Построенная в 1782 году вместо ранее бывшей, существовавшей еще во времена митрополита Киевского Иосифа (Нелюбович-Тукальского), она была довольно благолепна. До 1834 года храм в Губаревичах являлся приходским, а затем был приписан к Стреличевскому приходу. Под своими сводами Рождество-Богородицкая церковь хранила местночтимую икону Пресвятой Богородицы, на поклонение которой 21 сентября притекало много верующих из соседних приходов. К этому времени отец Иоанн был удостоен сана протоиерея.

В 1932 году в Минской епархии дала знать о себе новая волна арестов верующих, как и предыдущие репрессии, неразрывно связанная с коллективизацией. Особенностью ее явилось то, что в 1932-33 годах, в целом при неплохих урожаях в стране разразился страшный голод, вызванный чрезмерным изъятием хлеба у жителей села, а значит, намеренно инспирированный властями с целью сломить сопротивление крестьянства, в большинстве не желавшего вступать в колхозы. Массовые аресты духовенства и мирян с возрастающей силой всколыхнули местное общество в 1933 году. Органами ОГПУ в этом году было сфабриковано дело под названием «Монахи» (так в органах именовали как будто существующую контрреволюционную церковно-повстанческую организацию в Хойникском и Брагинском районах, конечной целью ставившей свержение существующего строя вооруженным путем). По данному делу были арестованы в январе 1934 года настоятели Микуличской и Остроглядовичской церквей Брагинского района – священники Сергий Лелявский и Василий Стойков, псаломщики Бабчинской и Губаревичской церквей Хойникского района – Куриленко Афанасий Парфенович и Шабловский Василий Яковлевич, а так же несколько мирян. И хотя отец Иоанн по делу не проходил, но имелись виды и на него. При допросе один из свидетелей по данному делу Пинчук Леон Ильич, житель д.Новоселки, показал: «Я, зная Шабловского Василия и Шпаруна как односельчан, показываю, что на протяжении ряда лет указанные лица проявляли себя как ярые противники советской власти, занимались систематической антисоветской агитацией, группировали вокруг себя кулацко зажиточную часть деревни Новоселки и при наставлении священника Губаревичской церкви Железняковича проводили подрывную работу». На этот раз все обошлось.

Приближался зловещий 1937 год. В 1936 году власти закрыли на территории Восточной Беларуси 81 церковь – среди них и храм в Губаревичах. Первоначально в нем устроили школу. «Отличились» при закрытии церкви Сакун Владимир Ефимович и Немченко Леонид, сбросившие с куполов кресты. Тяжело было смотреть настоятелю на все происходящее, но, несмотря на угрожавшую опасность, он продолжал совершать требы у себя на квартире. Тем временем наступили жесточайшие гонения. Прокатилась волна арестов, наибольшее количество которых пришлось на вторую половину 1937 года. В августе-сентябре этого года были арестованы все еще находящиеся на свободе священнослужители Хойникского и Брагинского районов, за исключением протоиерея Иоанна, хотя материал на него был заготовлен. Восхождение на Голгофу началось в ночь на 7 января 1938 года – в радостный день Рождества Христова. По воспоминаниям Бондаренко Марии Тихоновны, жившей рядом с бывшим храмом, когда она утром вышла во двор, то увидела плачущую супругу священника Лидию Васильевну, которая сказала, что ночью батюшку арестовали. При обыске у отца Иоанна изъяли переписку церковного содержания, некоторые церковные книги и фотокарточки. После ареста и допроса он был отвезен в Гомельскую тюрьму. Обвинение было выдвинуто по ст.72 УК БССР. Основанием для этого послужили показания Бордака Сергея Акимовича, 1911 года рождения, проживающего в д.Губаревичи и в свое время крещенного отцом Иоанном: «В декабре 1937 года, Железнякович по поводу выбаров в верховный совет говорил: «Что это не выборы, а кукольная комедия: выставили одного коммуниста – кандидата и только за него голосуют, этими выборами, мы не улучшили свою жизнь, крестьянин будет батраком в колхозе, а прежней хорошей жизни можно дождаться только тогда, когда Германия вместе с Италией установит свою власть в Испании, а потом придут к нам, и у нас в 1938 году будет война обязательно; в отношении конституции нужно сказать, что это – иллюзия для того, чтобы выявить врагов Советской власти, так как они теперь могут зашевелиться, надеясь, что полная свобода слова. Этим большевики считают воспользоваться, но этого им не удастся сделать, поскольку наши люди не дурни». Об этом я слыхал будучи под окном у попа Железняковича, который говорил среди своих посетителей из Брагинского района, фамилий их мне не известно». Допрос отца Иоанна был проведен в тот же день. Показания вместились на одном листе. Примечательно, что первую и вторую страницы титульного листа, содержащие анкетные данные, арестованный подписал: «Протоиерей Иоанн Железнякович». Чтобы показать всю абсурдность обвинения приведем полностью протокол допроса:

Вопрос: Кто проживает за границей из ваших родственников и где?
Ответ: В Польше в месте Мире проживают моих две сестры Екатерина и София.
Вопрос: Когда вы от них получали последние письма.
Ответ: Лет десять тому назад, как я от них получил последнее письмо.
Вопрос: Следствию известно что вы под видом религиозных обрядов проводил а-с агитацию против коллективизации сельского хозяйства, дайте по существу вопроса показания.
Ответ: Против коллективизации, я а-с агитации не проводил.
Вопрос: Следствию известно что вы агитировали граждан чтобы крестили детей.
Ответ: Граждан я не агитировал чтобы они крестили детей, а они сами ко мне приносили крестить детей и я крестил.
Вопрос: Следствие располагает данными что вы в январе месяце 1937 года в период всероссийской переписи населения агитировали граждан чтобы писались верующими и требовали открытия ранее закрытой церкви, скажите, что вас заставляло проводить а-с агитацию.
Ответ: Граждан я не агитировал чтобы писались верующими, а так же не агитировал чтобы они требовали открытия ранее закрытой церкви.
Вопрос: Вы среди граждан распространяли к-р слухи о неизбежности войны и гибели советской власти, дайте свое показание, что вас заставляло распространять к-р слухи.
Ответ: Среди граждан я не распространял к-р слухи о близости войны и гибели советской власти.
Записано с моих слов верно и мне прочитано в чем и расписываюсь.

Протокол дополнительного допроса обвиняемого Железняковича Ивана Иосифовича от 7.1.38 г.

Вопрос: В предъявленном вам обвинении по 72 ст. УК БССР виновным себя признаете.
Ответ: В предъявленном мне обвинении по 72 ст. УК БССР виновным себя не признаю, поясняю, что я антисоветской агитацией против мероприятий советской власти не занимался. записано с моих слов верно мне прочитано в чем и расписываюсь.
Допросил: Чупилин.

Обвинительное заключение составленное в этот же день содержало следующее: «Обвиняется: в том, что будучи враждебно настроенным к Сов.власти среди населения распространял к-р слухи о неизбежности войны и гибели Сов.власти и выражал свое террористическое рвение по адресу коммунистической партии и вождей народа, запугивал население, что Советским Союзом скоро завладеют фашисты, которые будут уничтожать всех неверующих людей как антихристов. т.е. преступлении предусмотренном 72 ст. УК БССР, а посему
Постановил:
Следственное дело № 25939 по обвинению Железняковича Ивана Иосифовича по 72 ст. УК БССР направить на рассмотрение Тройки НКВД БССР.
Справка: Железнякович И.И. арестован 7 января 1938 года и содержится под стражей при Гомельской Тюрьме.
Вещ.доказательств по делу не имеется».

Приговор не заставил себя долго ждать.

Согласно выписке из протокола №97 Заседания Особой Тройки НКВД БССР от 9 января 1938 года Железняковича Ивана Иосифовича было постановлено расстрелять, лично принадлежащее имущество конфисковать.

Приговор приведен в исполнение 1938 года 10 февраля в г.Минск, о чем засвидетельствовал начальник 8-го отдела УГБ НКВД БССР Лейтенант ГосБезопасности Розкин.

На момент убийства отцу Иоанну шел 76-й год.

Реабилитирован протоиерей Иоанн Иосифович Железнякович 23 июня 1989 года прокуратурой Гомельской области.

Источники и литература:

  1. Минские епархиальные ведомости. 1915 г. №19, №20.
    2. Священник Федор Кривонос «У Бога мертвых нет» Минск, 2007 г.
    3. НИАРБ. Ф.136. Оп.1. Д.41158 – Клировые ведомости Речицкого уезда за 1913 г.
    4. НИАРБ. Ф.136. Оп.1. Д.573 – Описание церквей города Речицы и Речицкого повета. 1796 г.
    5. НИАРБ. Ф.136. Оп.33. Д.188, 189 – Метрические книги Стреличевской церкви.
    6. Архив УКГБ по Гомельской области. Следственные дела №10948-с и №16313-с.
    7. Личный архив священника Р. Бондаренко.

Автор: настоятель Маложинской церкви иерей Ростислав Бондаренко