Организация лечебно-санитарного дела партизан Гомельщины в годы Великой Отечественной войны

0
512
Партизаны Гомельщины и медицина в ВОв

Нападение фашистской Германии на СССР открыло самую страшную страницу истории Беларуси XX столетия. На протяжении четырех с лишним лет она стала театром ожесточенной борьбы с фа­шистскими захватчиками. С первых дней оккупации гитлеровцы лик­видировали советский государственный строй, территориальную це­лостность Беларуси, ввели своё административное деление. Укрепляя жестокий оккупационный режим, захватчики использовали в своих интересах ими же созданную структуру коллаборационистов, так назы­ваемую Белорусскую народную самопомощь. В начале 1942 г. немец­кая администрация провела съезд всех лекарей Беларуси, на котором было решено создать белорусскую врачебную организацию, открыть белорусский университет для подготовки врачей. Врачи были рас­пределены по округам и возглавили там сохранившиеся больницы и амбулатории. Эти организационные мероприятия были вызваны уси­лением сопротивления немцам как на фронте, так и в тылу. Оккупа­ционные власти, опасаясь возникновения и распространения среди личного состава болезней и эпидемий, были вынуждены разрешить работу лечебных учреждений. В них чаще оказывалась только первая врачебная помощь, за которую гражданскому населению приходи­лось платить. Из-за высокой стоимости лекарственных средств ле­чебная помощь становилась недоступной для подавляющего боль­шинства населения.

С точки зрения оккупантов, эта помощь была совершенно из­лишней. Представители гитлеровской верхушки высказывались вполне определенно: «За редким исключением, немецким властям необходимо избегать оказания медицинской помощи местным жите­лям. Не стоит заниматься предупредительными прививками и прово­дить дезинфекцию среди этих людей» [1].

Такой же лицемерной была идея о создании высшего медицин­ского заведения на Беларуси. Только в связи с большими потерями медицинского персонала в результате боевых действий, эвакуации, уничтожения медиков еврейского происхождения, когда медикосанитарное состояние территории стало угрожающим, оккупанты были вынуждены принимать меры по подготовке врачебных кадров.

Таковы были общие контуры состояния лечебного дела на терри­тории Беларуси, существование которого в самых минимальных па­раметрах оккупанты вынуждены были допустить.

Характер завоевательной политики немецко-фашистских захват­чиков общеизвестен — это геноцид. В ходе его осуществления унич­тожались целые группы населения, особенно при этом страдали дети, женщины, пожилые люди, больные и раненые. Посредством концен­трационных лагерей уничтожалась дееспособная часть населения. Голод, холод, тяжелые жилищно-бытовые условия жизни привели к резкому ухудшению состояния здоровья населения на оккупирован­ной территории. Продолжала уничтожаться материальная база совет­ского здравоохранения.

В силу самых разных причин оставшиеся на оккупированной территории медицинские работники (в Гомельской области из 508 врачей осталось 139, из них 90 работали в лечебных учреждениях) в абсолютном большинстве встали на сторону участников антифаши­стской подпольной борьбы, тем самым придали своей деятельности патриотический характер [2].

Одной из массовых акций, в которой участвовали медработники, явилась операция по срыву фашистских планов по угону местного населения в Германию. Врачи, работая в отборочных рабочих комис­сиях, давали здоровым людям заключения о нетрудоспособности, объявляли тифозный карантин в районах, где не было эпидемий, из­бавляли всех, кого могли, от насильственной отправки на немецкую каторгу. С организацией партизанского движения на плечи медра­ботников легла задача оказания лечебной помощи партизанам. На первых порах у них не оказалось простейших медицинских препара­тов, перевязочных средств. «Осенью 1941 г., — вспоминал А.Д. Рудак, видный участник партизанского движения, — у партизан недавно образованного Гомельского городского партизанского отряда «Боль­шевик» не оказалось даже такого средства для промывания ран, как риванол. Пришлось партизанам обратиться в Старо-Дятловичскую больницу. Здесь же, в беседе с персоналом, выяснились особенности функционирования больницы. Оказалось, что оккупационные власти больницу на снабжение не взяли. Зарплату персоналу никто не пла­тил. Для питания староста деревни из колхозных складов выделял немного муки, картофеля, овощей. Лекарств практически не было. Но и в этих условиях осуществлялось лечение больных. Из 20 чело­век, находящихся на излечении, 15 являлись красноармейцами. Мно­гие из них по выздоровлению пополнили отряд» [3].

Несколько позже, с утверждением «нового порядка» контроль за функционированием лечебных учреждений ужесточился, и оказание всякой помощи больным и раненым было сопряжено с риском для жизни медицинского работника. Однако помощь эта всегда оказыва­лась, и действовать приходилось, сообразуясь с обстоятельствами. Врач Холмечской больницы А.В. Кот лечила больных, уходя из сво­ей деревни в соседнюю, куда подвозили раненых и заболевших. В феврале 1942 г. заболел секретарь подпольного обкома партии A.А. Куцак. В близлежащем Нисимковичском сельсовете Чечерского района проживал только фельдшер Н.П. Гулевич. Его возили но­чью в лес к больному, и он сумел в сложных условиях вылечить од­ного из организаторов партизанского движения на Гомельщине [4]. Постепенно начала складываться собственная партизанская меди­цинская служба. По предложению врачей строились санитарные зем­лянки, куда направлялись для ухода за больными и ранеными все, кто имел хотя бы минимум медицинских знаний. Строились также бани-землянки. Однако на первых порах состав медицинской службы в силу понятных причин был недостаточно квалифицированным. Не хватало врачей вообще и хирургов в частности. Не было инструмен­тария, медикаментов, перевязочного материала. Ампутацию конеч­ностей проводили обыкновенной ножовкой. Таким «инструментом» сделал ряд серьезных операций хирург 8-й Рогачевской бригады B.М. Казуро. Со временем медицинская служба партизанских отря­дов и соединений получила организационное оформление. В парти­занских зонах стали создаваться госпитали и медицинские пункты. К лету 1942 г. имел свою медицинскую службу уже упоминавшийся отряд «Большевик». Сюда из Лоевского отряда, имевшего крепкую лечебную часть, перешел А.К. Людчик, который вместе с медсестра­ми Н. Покитько и Т. Сергеевой наладил работу лесного госпиталя в зоне действия «Большевика» [5]. Эффективно работал партизанский госпиталь Ельского отряда Полесской области. Врачи и медсестры под руководством И.И. Галицкого оказывали помощь не только пар­тизанам, но и населению. Их услугами пользовались 8 сельсоветов из 12, имевшихся в районе. В места расположения отряда жители при­возили больных, которые получали квалифицированную помощь. Врачи и фельдшеры постоянно выезжали в населенные пункты для помощи больным. В некоторых деревнях создавались специальные санпункты, обслуживавшие жителей района [6]. На базе партизан­ских госпиталей начали свою работу курсы медсестер и санинструк­торов, организовывалась заготовка лекарственных средств, воспол­нение израсходованного медицинского имущества. Значительную роль здесь сыграла молодежь. Комсомольцы в отрядах бросили клич: “Каждая девушка-партизанка должна иметь минимум медицинских знаний”. Вскоре на партизанских курсах, которыми руководили вра­чи, было подготовлено более 200 инструкторов.

Серьезной проблемой в жизнедеятельности отрядов являлась не­хватка лечебных средств. Командование постоянно ставило перед подпольщиками и связными задачу приобретения лекарств и перевя­зочного материала. Многое добывалось через врачей, работавших в больницах. В Жлобине подпольщики получали лекарства через врача П.М. Фигурнова. Когда он перешел в партизанский отряд, дело про­должила его коллега К. Овсяникова. Многое сделала для снабжения медикаментами Уваровичского отряда им. Щорса гомельская под­польная группа под руководством А.Т. Ковалевой. В августе 1943 г. подпольщица этой группы Р. Байкова и К. Кузюленко, работавшие в госпитале, организовали угон из Гомеля в отряд санитарной машины с лечебными средствами. Недостаток лекарств медики компенсиро­вали настоями и отварами трав. Как лечебное средство использовали скипидар и берестяной деготь, медицинский спирт заменялся спиртом-сырцом местного производства, марля — парашютным шелком и крестьянским холстом. Несмотря на недостаток медикаментов, сложные условия, в которых приходилось оказывать помощь парти­занам, врачи спасли сотни людей. В Буда-Кошелевской бригаде им. Чапаева за время её существования было 29 тяжелораненых, 26 из них врачи сохранили жизнь [7]. К сожалению, многие медработники сами погибли, оказывая помощь товарищам в боевых экстремальных ситуациях. Смертельно ранена была в бою под Глушковичами парти­занка Ельского отряда А.Ф. Цеханович. Её комсомольский билет, пробитый осколками, хранится сейчас в Белорусском государствен­ном музее истории Великой Отечественной войны [8]. За оказание помощи партизанам был замучен фашистами заведующий Октябрь­ским врачебным участком А. А. Чарноцкий вместе с женой, матерью, двумя детьми. При разгроме немецко-полицейского гарнизона в д. Грабье этого же района погибла медсестра Т. Сурпина. На двадца­том году жизни в сентябре 1943 г. погибла от рук полицаев медсест­ра Хойникского партизанского отряда им. Чапаева Н. Кечко. Зверски замучен был партизан-интернационалист, врач, словак Ладислав Дында, похороненный в Буда-Кошелево. Их дело продолжали сорат­ники и боевые товарищи по партизанским походам. В памяти народ­ной остались имена медфельдшера К. Шульги, санитарки Т. Маков­ской из бригады им. Железняка, врача П. Шатрович, медсестер М. Грицковой и Н. Чергуевской, фельдшера П.Т. Хоменка из брига­ды им. Ворошилова.

Медсестра О.М. Ухналева вынесла с поля боя и спасла жизнь многим партизанам отряда им. Ворошилова, действующего в Калинковичском районе. После боя в совхозе “Липово” она в опасной об­становке совершила настоящий рейд с тяжелоранеными из Василевичского района в Октябрьский и доставила их к партизанскому аэ­родрому в Володарске для отправки на Большую землю.

Партизаны Рогачевщины хорошо помнят врачей С. Дучко, зуботехника А. Дучко, врача Р. Яшкевич, студента 3-го курса мединсти­тута, впоследствии заслуженного врача республики М. Усевича, фельдшера В. Якушева, медсестер А. Еремову, Н. Дегтяреву.

Много наших земляков-медиков сражалось на фронтах, в боевых частях и соединениях. Высшей наградой международного Комитета Красного Креста за спасение раненых, медалью Флоренс Найтингейл, отмечен ратный груд уроженки Буда-Кошелевского района С.В. Голуховой, одной из 6 лауреатов этой медали на Беларуси. В музее СШ № 47 г. Гомеля хранится личная донорская книжка военного времени медсестри из Речицы В.С. Беляевой-Ворониной, где имеются отметки о сдаче крови раненым бойцам прямо на передо­вой. С сентября 1943 г. по январь 1944 г. в книжке 11 таких записей. В борьбе против немецко-фашистских захватчиков на временно ок­купированной территории в партизанских соединениях, частях Крас­ной Армии медики-земляки проявляли примеры самопожертвования, были образцами стойкости и храбрости. Многие из них были удо­стоены высоких правительственных наград.

Список литературы

  1. Туропок, Ю. Беларусь под немецкой оккупацией / Ю. Туронок. — Мн., 1993. — С. 106.
  2. Государственный архив общественных объединений Гомельской об­ласти. — Ф. 144. — Он. — 60. — Д. 52. — Л. 40.
  3. Рудак, А. Д. Экзамен на зрелость. / А. Д. Рудак. — Мн., 1981. — С. 51.
  4. В грозные годы. — Мн., 1973. — С. 118.
  5. Партизанская криничка. -Мн., 1972. — С. 33.
  6. Всенародная борьба в Белоруссии против немецко-фашистских за­хватчиков. Т. П. — Мн., 1984. -С. 444.
  7. Рудак, А. Д. Экзамен на зрелость… / А. Д. Рудак. -С. 209.
  8. Ильинковский. Шла война народная / Ильинковский. — Мн., 1973. — С. 55.

Автор: М.Е. Абраменко
Источник: Гомельщина в событиях 1917–1945 гг.: материалы науч. практ. конф. / ред. кол.: А.А. Коваленя [и др.]. – Гомель, 2007. Ст. 89-65.