Низовья Сожа в X-XII вв.: проблема этнокультурной принадлежности

0
105
Низовья Сожа и археология Беларуси

Проблема определения территорий расселения летописных радимичей, дреговичей, кривичей и иных группировок восточных славян Х-ХІІ вв. в целом решена по данным историко-археологических источников. Однако и по сей день этнокультурная ситуация на порубежьях «союзов племен» (на микрорегиональном уровне) остается мало исследованной. Низовья Сожа (мы рассматриваем участок его течения между Гомелем и Лоевом) — сложный для изучения район, поскольку здесь находился «стык» расселения летописных северян и полян (современная Украина), радимичей и дреговичей (Беларусь).

На рубеже ХІХ-ХХ вв. А.А. Спицын сделал первую удачную попытку идентификации ареалов восточнославянских группировок, названных летописью. Он указал на ряд особенностей женских украшений из курганных захоронений Х-ХІІ вв. Его выводы в целом приняты и современной наукой. Последующие изыскания Б.А. Рыбакова, Г.Ф. Соловьевой, И.П. Русановой, П.Ф. Лысенко, В.В. Седова, В.В. Богомольникова и др. уточнили наблюдения А.А. Спицына [1-6]. Во второй половине XX в. стало очевидным, что «жестких» рубежей между восточнославянскими группировками нет. Напротив, археология отмечает факты взаимопроникновения элементов этнографии соседних групп населения. Но выяснение этого обстоятельства не снимает с повестки дня необходимость исследования характера «межплеменных» границ на уровне малых регионов, ибо не всегда понятно их соотношение не только с историческими и экономическими, но и с географическими условиями расселения той или иной группировки.

Еще в конце XIX в. в ходе раскопок Е.Р. Романова курганов в низовьях левобережного Сожа были обнаружены типичные для радимичей семилучевые височные кольца (Студеная Гута, Терюха) [5]. В то же время на территории радимичей, определенной как летописцем, так и современными исследователями, к востоку от Днепра, неоднократно обнаружены дреговичские этноопределяющие украшения — зернен ые бусы. В рассматриваемом нами регионе они открыты в Терюхе [5]. В последние годы ГГУ им. Ф.Скорины при поддержке студенческого общества ГАмГА провел раскопки курганов Х-ХІІ вв., расположенных близ устья Сожа на Гомелыцине, — у д. Абакумы Лоевского р-на (1997-2000 гг.) и у д. Шарпиловка Гомельского р-на (2001-2003 гг.). Оба памятника являются кладбищами местного населения. Они оставлены жителями небольших деревень. Первый могильник насчитывает 26, второй — 28 курганов. В Абакумах изучено 19 насыпей (в т. ч. 2 раскопала Г.Ф. Соловьева в 1963 г.), в Шарпиловке — 9.

Несмотря на то, что изученные нами памятники разделены расстоянием почти в полтора десятка км, они дают почти идентичную картину и погребального обряда, и вещевого комплекса. В Абакумах открыты преимущественно погребения по обряду ингумации в ямах. Только в 4-х курганах отмечены захоронения в основании насыпи: кремация, неполная кремация и ингумация (2 случая). Почти аналогичная картина наблюдается в Шарпиловке, где открыты ингумации в ямах и одна кремация на горизонте. Все погребенные помещены в могилы вытянуто на спине, головой на запад (иногда с небольшими отклонениями). Большинство захоронений одиночные, имеются случаи двойных и тройных погребений. Характерны зольно-угольные пятна в основаниях курганов, которые перекрывают захоронения («выжженный горизонт»), а также внешние (внекурганные) зольно-угольные «кольца», связанные с заполнением околокурганных ровиков. Интересной особенностью погребального ритуала является наличие вокруг ряда погребений (в основаниях насыпей) сгоревших прямоугольных конструкций — «домовин». Они преимущественно бревенчатые, в один-два венца. Почти все погребения сопровождаются отдельными фрагментами преднамеренно разбитых горшков или их развалами. Для женских захоронений характерны проволочные перстнеобразные височные кольца (с заходящими концами, полутораоборотные). Встречаются металлические перстни, пуговицы, браслеты, стеклянные бусы (последние только в нескольких случаях составляют ожерелья). В кургане 14 Абакумовского могильника (одно из ранних погребений, совершенное на подошве кургана) встречена дреговичская крупнозерненая бусина. Особенностью Шарпиловского некрополя является наличие в «теле» курганных насыпей своеобразных утолщений в виде «колец» вокруг центра погребения. Эта черта ритуала в свое время была определена Г.Ф. Соловьевой в качестве этноплеменного индикатора культуры радимичей Х-ХІІ вв. [6].

Т. о., новые археологические исследования в области низовий Сожа показывают следующее. В устье Сожа (Абакумы) изначальными поселенцами (по крайней мере в конце XI — начале XII вв.) были дреговичи, а не радимичи, как было принято считать ранее. Выразительных элементов культуры радимичей здесь нет (отсутствует, в частности, специфический набор женских украшений; в курганных насыпях нет т. н. «зольно-угольных колец», приписываемых радимичам). Несколько выше по Сожу, в окрестностях Шарпиловки, проживало население, в культуре которого прослеживаются отдельные элементы радимичской этнографии конца X — начала XII вв.

В XII в. «племенные» особенности в женском костюме населения низовий Сожа «растворяются» в общедревнерусской традиции, исходной точкой распространения которой является Киевское Поднепровье. В это время костюм жительниц радимичско-дреговичского порубежья (как его рисуют материалы раскопок) уже принципиально не отличался от женского убора населения Среднего Поднепровья. На наш взгляд, это археологическое наблюдение указывает на серьезную глубину этнокультурного взаимодействия, которое было характерно в изучаемый период для широкого региона Древней Руси, особенно для Среднего (Киевского) и Верхнего (Гомельско-Могилевского) Поднепровья, то есть — для смежных районов современных Беларуси и Украины. Скорее всего, «племенные» порубежья в низовьях Сожа имели «размытый» пространственный контур. По крайней мере, с XII в. наблюдается уже не просто смешение археологически фиксируемых элементов этнографии радимичей и дреговичей. К этому времени здесь сформировался устойчивый женский убор, который по-своему харктеру не отличается от Полянского убора Киевского Поднепровья. Последний, как известно, приобрел все основные составляющие еще в X в. и без значительных изменений дожил до XII в. Складывается впечатление, что в приграничных с Киевским Поднепровьем областях расселения дреговичей и радимичей шло достаточно активное распространение полянской моды на украшения. Местные элементы этнографии быстро стиратись в результате тесных экономических и культурных контактов с южными соседями и, в первую очередь, «поляно-русским» населением Киева, Любеча и Чернигова. Нельзя исключать и прямого оттока части среднеднепровского населения в более северные районы Поднепровья.

  1. Археалогія і нумізматика Беларусі. Энцыклапедыя. — Мн, 1993
  2. Богомольников В. В. Территория радимичей в свете новых данных. — Мн., 1983
  3. Лысенко П.Ф. Дреговичи. — Мн., 1991
  4. Рыбакоў Б.А. Радзімічы // Працы сэкцыі археалёгіі. — Т. III. — Мн.. 1932
  5. Седов В.В. Восточные славяне в VI-XIII вв. — М., 1982
  6. Соловьева Г.Ф. О восточной границе дреговичей // Краткие сообщения о докладах и полевых исследованиях Института і археологии АН СССР. — Вып. 110 – 1967

Автор: О.А. Макушников, А.Г. Тимофеенко
Источник: Традыцыі матэрыяльнай і духоўнай культуры Усходняга Палесся: Матэрыялы Міжнароднай навуковай канферэнцыі (Гомель, 20-21 мая 2004 г.): У 2-х ч.ч. Ч 1./ Гал. рэдактар А.А.Станкевіч. — Гомель: УА “ГДУ імя Ф.Скарыны”, 2004. — 272 с. Ст. 71-74