Название Туров в культурно-историческом аспекте

0
172
Город Туров в Беларуси и его история

Легенды связывают возникновение Турова с князем Туром, вероятным сподвижником полоцкого правителя Рогволода. Интересный факт, в частности, содержится в книге М. Гаусмана «Исторический очерк местечка Турова, прежней столицы удельного Туровского княжества», изданной в Минске еще в 1877 году. Автор сообщает о записи в Полоцком крае в 70-е годы XIX века легендарного сюжета, в соответствии с которым полоцкий князь Рогволод направился на юг по течению Днепра, а когда дошел до устья Припяти, выслал вверх по течению этой реки часть своей дружины во главе с Туром. Последний выбрал подходящее место и основал город Туров.

Этот населенный пункт, недавний городской поселок Житковичского района, ныне город, а в прошлом — столица Туровского княжества, в которой возникла одна из первых на Руси епископий по греческому образцу, впервые упоминается в «Повести временных лет» под 980 годом. Примечательно, что и в летописи речь идет о правителе Туре, названном наряду с князем Рогволодом: «Бе бо Рогволод пришел из заморья, имяше власть свою в Полоцке, а Турыв Турове…» Означает ли это, что легендарного Тура следует считать реальным историческим лицом?

Положительный ответ на поставленный вопрос подтверждается косвенно уже самим названием города: Туров — «поселение, построенное Туром или принадлежащее Туру». Если нет сомнений в реальности полоцкого правителя Рогволода, то почему мы должны сомневаться в действительном существовании в прошлом упомянутого в летописи Тура?

Тур, как и Рогволод, был «заморским» князем или воеводой. Не исключено, что его родословная связана с княжескими династиями поморских славян, живших на островах и на южном побережье Балтийского (Варяжского) моря. Личное имя Тур, образованное от названия животного — быка, буйвола (bos primigenus capra caucasica), было одним из распространенных дохристианских древнерусских и древнеславянских имен и символизировало силу, могущество, власть. Правда, возможно и то, что князь Тур был варяжским викингом и первоначально носил скандинавское имя Тор, Тур, связанное с обозначением бога-громовержца и созвучное исконно славянскому имени Тур «бык, буйвол» (вспомним хотя бы имя известного норвежского историка и путешественника Тура Хейердала). В земле дреговичей имя заморского князя-викинга неизбежно «ославянилось» и понималось в связи с наименованием быка-тура.

Это животное являлось культовым у многих древних народов, в том числе и у славян. Интересно, что в славянском мифологическом сознании в образе быка олицетворялась нередко вода, подобно тому, как в представлении береговых индейцев Перу, например, море выступало в форме рыбы, а в понимании древних ариев (индийцев) река сравнивалась с кобылицей. Отсюда — многочисленные названия речек, ручьев, озер и родников на нашей территории типа Бык, Бычок, Бычанка, Быков, Быковка, Быковец, Бычье, а также Турья, Турия, Турейка, Туренка, Зубp, Зубар, Зуберь и т.п. До сих пор в некоторых местностях бытуют поверья о духах-демонах в виде быка (тура, зубра), охраняющих воду.

Поселения, возникавшие, например, на речке Турия, получали названия Турск или Турийск, Турейск. Турейском, в частности, называется деревня Щучинского района, возле которой расположено городище древнего Турийска (Турска), упомянутого в Ипатьевской летописи под 1253 годом.

В мифах народов мира отражена так называемая зооморфная модель Вселенной. Среди прочих животных бык мог отождествляться с «Мировой горой», центром Мироздания, поэтому нередко та или иная возвышенность воспринималась в связи с быком, туром. На некоторых из таких возвышенностей возводились святилища, жертвенники, где приносились в жертву быки, осуществлялось ритуальное поедание бычьего мяса, устраивались игры с головой быка, символизировавшей божественный разум (не случайно первая буква финикийского алфавита своим названием «алеф» ассоциируется со значением «голова быка»), производились манипуляции с бычьими рогами, осмыслявшимися как символ рождающей силы. На восточнославянской территории известны «Турьи горы», возвышенные места, название которых соотносится как с древнесемитским словом тур — «гора», так и с латинским taurus — «бык». В связи с излагаемыми фактами обратим внимание также на название древнего народа тавров и полуострова Таврида, Таврия — Крым.

На возвышенностях, горках строились укрепленные поселения, городища, замки со сторожевыми башнями. Возведение таких сооружений на «бычьих, турьих горках» обусловило появление слова тур — «замок, дворец, крепость, поселение», имеющего евразийское распространение (в этот же ряд следует поставить и название шахматной фигуры туры, иначе ладьи).

В Житковичском районе, в окрестностях древнего Турова, нами записано слово тур в значении «центральная часть населенного пункта». Туром прежде называли опорный столб посередине комнаты жилого дома и столб при печи в курных избах, межевую насыпь, курган, холм. Деревне, возникшей на высоком, возвышенном месте, могли также дать название Турок, Турная, Турово, Турин… Аналогичные названия появлялись и в тех случаях, если в самом населенном пункте или в его окрестностях имелись следы каких-то укреплений.

Вот и заморский князь-воевода Тор (Тур) мог занять в ходе южной (полесской) военной экспедиции полоцкого властителя Рогволода некое укрепленное поселение на возвышенности у берега Припяти пол вероятным названием Тур-гора. Может быть, здесь издревле поклонялись Туру, языческому божеству солнца, весны и плодотворения, который представлялся нашим предкам в виде быка, тура с золотыми рогами (аналогом славянскому языческому демону Туру является древнеегипетский бог плодородия Апис, также имевший, как считали жители долины Нила, облик быка). Место над Припятью (предполагаемая нами Тур-гора), ставшее центром владений прибывшего князя-воеводы, неизбежно было переосмыслено как «город Тора или Тура, Туров».  Таковой нам видится дописьменная история одного из древнейших населенных пунктов на территории Беларуси.

Аўтар: А.Ф. Рогалев
Крыніца: Тураўскія чытанні: матэрыялы рэспубліканскай навукова-практычнай канферэнцыі (Гомель, 4 верасня 2004 года) / рэдкалегія: У.І. Коваль (адказны рэдактар) і інш. — Гомель: ГДУ, 2005. — 249 с. Ст. 90-92.