Национальный состав населения и территориальные вопросы белорусско-российско-украинского пограничья в 1920-е годы

0
222
Национальный состав населения и территориальные вопросы белорусско-российско-украинского пограничья в 1920-е годы

Провозглашение, становление, развитие белорусской государ­ственности на советской основе и формирование государственных границ Беларуси тесно связаны с консолидацией и собиранием эт­нических белорусов.

В обозначенный хронологический период произошло оформле­ние границы между БССР, РСФСР и УССР. В монографиях С.А. Елизарова [Елизаров, 2009] и, особенно, С.Н.Хомича [Хомич, 2011] уделено достаточное внимание этому вопросу. Однако, на наш взгляд, решение территориальных вопросов с учетом нацио­нального состава населения (“этнический фактор”) раскрыто не полностью. Очевидно, авторы и не ставили такой задачи. Оставили вопрос открытым и белорусские ученые (участники тех событий) в своих исследованиях в 1920-х годах [Старовойтов, 2010]. Целью данной статьи и является рассмотрение правомерности неоднократ­ной постановки вопроса о включении в состав Беларуси Вележского, Невельского, Себежского, Новозыбковского и Клинцовского уездов во время I и II укрупнений и попыткой III укрупнения БССР, население которых считалось преимущественно белорусским ( про­центы подсчитаны автором).

По данным переписи 1897 г. национальный состав (по родному языку) указанных уездов был следующий: в Новозыбковском уезде великороссов — 155 209 чел. или 94,2%, белорусов — 323 чел. (0,2%); в Суражском соответственно — 46 389 чел.(24,9%) и 129 294 (69,4%) [Черниговская губ., 1905, С. 110-111,113]; Велижском — 1 305 (1,3%) и 85 796 (85,7%); Невельском — 7 835 (7,1%) и 92 756 (84,0%); Себежском — 43 347 (47,1%) и 43335 (47,1%) [Витебская губ., 1904, С.76,79]. Как видно, в трех из пяти уездов значительно преобладало белорусское население.

Отходничество, переселения, ассимиляция, военные и револю­ционные события 1914-1920гг. повлияли на изменение численности и этнического состава населения пограничья. Например, количество крестьян-отходников, прибывших в Петербург, в том числе и бело­русов из пограничного региона на различные работы, резко увели­чилось в начале XX в. Так, если в 1900 г. из Витебской губернии прибыло 23,1 тыс. мужчин и 14,7 тыс. женщин, то в 1910 г. уже соответстьвенно — 33,8 тыс. и 29,1 тыс., Псковской — 36,3 и 25,6; 35,7 и 32,0 и Смоленской губернии — 23,1 и 15,8; 30,0 и 23,1 [Лурье, 2011, С.125] По данным переписи 1920 г. (в границах этого года): в Новозыбковском уезде русских было 67 938 (57,0%), украинцев — 43 771 (36,8%), белорусов — 6 860 (5,8%); в Клинцовском русских — 170 137 (98,6%), белорусов — 639 (0,4%); Велижском русских — 59 452 (61,5%) и белорусов — 34 901 (36,1%); Невельском соответственно -­75 386 (63,5%) и 40 749 (34,3%); Себежском — 63 281 (66,2%) и 31 073 (32,5%) [Шибаев, 1930, С.134-135; 146-147].

Из рассматриваемого нами пограничного региона отток крестьян продолжался и в 1920-е годы. Среди них были и белорусы. Поэтому численность их в пограничье уменьшалась. В справке “О советском строительстве в наыциональных республиках и областях”, представленной в ЦК РКП (б) 30 сентября 1925 г. Отмечалось, что белорус­ские крестьяне, главным образом в пограничных районах, принимали постановления: “не вводить белоруссизацию в школы”, не выписыва­ли газеты на белорусском языке. “Мой сын пойдет на заработки в Ле­нинград, ему белорусский язык не понадобится” — слова многих кре­стьян”. [ЦК РКП(б) и национальный вопрос, 2005, С.319].

Белорусы естественным образом участвовали в ассимиляции и аккультурации, находясь в русскоязычной среде. Г. Горецкий предлагал сравнивать интенсивность ассимиляции белорусов и украинцев, которые находились в схожих социально-культурноых и национальных условиях. [Гарэцкі, 1929, С. 14, 35]. Выявленные на­ми данные свидетельствуют, что в 1920-е годы белорусы были на третьем месте по степени ассимиляции после поляков и евреев, а на четвертом — украинцы [Семёнов, 1928, С. XXV].

Формирование территории и границ было осуществлено в пер­вой половине 1920-х годов в результате I и II укрупнений БССР. В этот период имели место разногласия и споры по проблеме принад­лежности к БССР или к РСФСР Велижского, Гомельского, Клин­цовского, Невельского, Новозыбковского, Речицкого и Себежского уездов. В большей степени это было связано с данными об этниче­ском составе населения. Абсолютная численность и удельный вес белорусов, проживавших в перечисленных уездах, за период между переписями 1897 и 1920 гг. резко уменьшились. О разногласиях и разных оценках национального состава населения при рассмотрении вопросов об установлении границ между РСФСР и БССР свидетель­ствуют опубликованные документы [Гомельская губ., 2009, С. 163-188; 216-226].

Нам не удалось установить источник, на основании которого приводились данные о национальном составе населения, когда под­нимался вопрос о первом укрупнении БССР. В докладной записке (апрель 1923 г.) ЦБ КП(б)Б в ЦК РКП(б) о территории БССР, подго­товленной по поручению ЦБ КП(б)Б В.А. Богуцким, А.Ф. Червяко­вым, В.М. Игнатовским, В.А. Ноделем, А.Х. Гетнером, указано, что в Витебской губернии белорусы составляют 65-68%, в Гомельской — 80%, а в Смоленской — 40%. Сделан категорический вывод. “Та­ким образом, если подходить исключительно с точки зрения нацио­нального состава, тогда не подлежит никакому сомнению, что Ви­тебская и Гомельская губернии и прилегающие к ним районы Смо­ленской губернии считаются чисто белорусскими по своему составу и логически должны были составлять часть Советской Белоруссии” [Знешняя палітыка Беларусі, 1999, С.32-35].

По архивным данным нами подсчитано, что перепись 1920 г. зафиксировала иные показатели. В Витебской губернии белорусы составляли 56,9% [ГАРФ., Д. 1406, Л. 5], в Гомельской — 33,3 [ГАРФ, Д. 1409, Л. 14], а в Смоленской — 2,9 [ГАРФ, Д. 1426, Л. 1-4] и в Брянской — 0,35% [ГАРФ,Д. 1405, Л. 1-2 ].

Решая территориальные вопросы по первому укрупнению ко­миссия ЦК РКП (б) обращала внимание на то, что перепись 1920 г. проходила в своеобразных условиях, но удельный вес белорусов в указанных уездах не достигал 50%. Нам представляется, что члены комиссии могли руководствоваться мнением академика Е.Ф. Кар­ского. Дело в том, что в своей работе “Беларускі народ i яго мова” он писал: “Если отдельные члены этой народности по той или иной причине теряют материнский язык, они перестают понимать свою причастность к данному народу. Вместе с чужим языком они принимают чужие привычки, уклады, и для своего народа явля­ются потерянными … (выделено — Авт.). Только в том случае эт­нографическая граница проводится в сторону данного народа, если представителей его в спорном пункте имеется не менее 50-ти %, а при нескольких народах — процент больший, чем каждого из них”. Очевидно, эта цифра стала важным аргументом и для членов комис­сии ЦИК СССР, когда в конце 1923 г. вопрос о Гомельском и Речицком уездах был снят с рассмотрения, а Невельский, Себежский и Велижский уезды в БССР не передавались. В переданных в марте 1924 г. 15 уездах доля белорусов значительно превышала 50%. Бо­лее подробные сведения по этим районам автор представит в сле­дующих публикациях.

Нельзя не согласиться с мнением С.Н. Хомича о том, что опре­деление национального состава населения спорных территорий бы­ло сложным. Но не совсем доказательно его мнение о слухах воз­можного включения Беларуси в состав Польши, повлиявших на за­пись белорусов восточных губерний русскими [Хомич, 2011, С. 223­225]. Впервые это предположение высказал В.М. Игнатовский в 1924 г., которое так и осталось его предположением [Старовойтов, 2010, С.175].

Если самоидентификация населения было высокой, то национальный состав в отдельных административных единицах практически не менялся. Так, передача в первой половине 1926г. мес­течка Семеновка и всей волости из Новозыбковского уезда Гомель­ской губернии в Черниговскую, мотивировалась высоким удельным весом (по данным переписи 1920 г. до 70%) украинского населения. И перепись 1926г. показала, что в Семеновском районе украинцы составили большинство 36 578 чел. (66,3%), хотя только 2 591 чел. (7,1%) назвали украинский язык родным [Всесоюзний перепись, T.XI, 1928, С.158-159]. В переписи 1920 г. самоидентификация населения впервые была предусмотрена. В инструкции по заполнению личного листка населения в п. 8. было записано: “Под национальностью разу­меется группа населения объединенная общностью национального самосознания, так что национальность не смешивается с гражданст­вом (подданством). Под родным языком (вопр. 4б) разумеется тот язык, на котором говорит семья опрашиваемого (в многоязычных се­мья — мать)” [Всеобщая перепись, 1920, С. 14].

В УССР и БССР районирование было закончено в 1925г., в РСФСР его только начинали. Поэтому перекройки по национально­му признаку, очевидно, уже не учитывались. Экономический фактор в условиях СССР учитывался для укрепления потенциала той или иной административной единицы или при создании больших обла­стных объединений. Так, передача в марте 1924г. Велижского, Не­вельского, Себежского уездов в состав аграрной Псковской губер­нии была вызвана необходимостью укрепления ее экономики. Из пяти губерний Северо-Западной области она сильно пострадала в военное время. Правительство считало необходимым “больше, чем какой-либо другой губернии, оказать Псковской губернии свою по­мощь в по укреплению местного бюджета” [Росляков, 1927, С.32­33]. При создании Ленинградской области 1 августа 1927г. Псков­ской губернии вошла в ее состав. Область была разделена на округа. Велижский, Невельский и Себежский уезды вошли в Великолук­ский округ [СУ, 1927, С.987-989].

Следует отметить, что при установлении административной границы между БССР и УССР спорных вопросов практически не возникало. Более того, на заседании Паритетной комиссии ЦИК СССР 17 июля 1926 г. было принято к сведению заявление предста­вителя Украины К.Я. Федотова, что “УССР не имеет никаких пре­тензий в отношении территории БССР” [ГАРФ, Д. 24, Л. 3, 5].

Как известно, по решением Политбюро ЦК ВКП (б) первые два уезда войдут в состав БССР при втором укрупнении в конце 1926 г., три последних, а также Клинцовский и Новозыбковский, останутся соответственно в Псковской и Брянской губерниях.

В 2006 г. совместно с В.В. Скалабаном мы ввели в научный оборот документ, из которого видно, что в конце октября 1928 г. в Политбюро ЦК ВКП (б) была отправлена просьба Бюро ЦК КП (б) Б с экономическим и этнографическим обоснованием присоединения к БССР Клинцовского и Новозыбковского, Вележского, Невельского и Себежского уездов. Последнее предложение документа гласило: “подробные материалы, подтверждающие пол­ную целесообразность такого мероприятия, будут представлены до­полнительно” [Скалабан, 2006, С.184-187]. Постановка такого во­проса белорусской стороной была связана, очевидно, с формирова­нием территорий Ленинградской и Западной областей во второй половине 1920-х годов. Автору этих строк не удалось обнаружить данного документа в архивах Москвы.

Материалы переписи с официальными данными о националь­ном составе населения были опубликованы в 1928г., а Бюро ЦК КП (б) Б в указанной записке в Политбюро ЦК ВКП (б) их не приводит. Если в 1923 г. были данные о национальном составе без указания источника, то в 1928 г. вообще никаких сведений нет. Анализ переписи показал, что по численности и удельному весу белорусы находились на четвертом месте как в Брянской губернии (1,05%), так в Клинцовском (2,24%) и Новозыбковском (3,15%) уездах. Кро­ме этого, перепись зафиксировала очень низкий процент белорусов, назвавших родным языком белорусский. От общего числа белору­сов по губернии (21 060) показатель составил около 7%, по Новозыбковскому уезду — 20% (от 5 608), Клинцовскому — 42% (от 6 679) [Всесоюзная перепись, 1928, Т.2., С. 40-42].

В Псковской губернии белорусов было 34 277 чел. или 1,9% (второй показатель после русских), в Велижском уезде — 9 528 или 7,4% (родным белорусский язык назвали 61 чел.), в Невельском 16 746 или 11,2% (619 чел.) и в Себежском — 4 326 или 3,4% (124 чел.). [Всесоюзная перепись, 1928, Т.2., С. 200-203]. Показатели по Псковской губерний были одними из самых низких в РСФСР, где около 1,5% белорусов назвали родным язык своей национальности. [Всесоюзная перепись, 1928, Т.1., С. 97]. При таких данных переписи о национальном составе населения не было оснований получить уез­ды, на которые претендовала БССР. Очевидно, уже не срабатывали факторы, которые учитывались при передаче (переделе) уездов, т.к. все они были использованы до этого: выравнивание территорий (за­кругление); слияние и перегруппировка волостей; экономическое тя­готение к определенным городам и центрам; этнографический состав населения и др. К середине 1920-х годов национальный состав насе­ления пограничья в основном уже стабилизировался.

В указанных 5 районах, которые входили в состав Западной об­ласти, и в начале 1930-х годов существенных изменений в нацио­нальном составе населения не произошло. Районы оставались поли­этничными с абсолютным преобладанием русских. По данным на 1931 г. здесь не было ни одного национального совета. Наиболее многочисленные национальности были представлены следующим образом: в населении Вележского района доля белорусов составляла 10,5%, евреев — 6,0%; Невельского — соответственно 7,0, и 1,0; Себежского — 1,5 и 1,0%. Интересно отметить, что среди 97 458 чел. населения Новозыбковского района было по-прежнему больше ук­раинцев (10,5%), чем белорусов (5,0%). Среди 98 344 чел. населения Клинцовского района проживало 6,6% украинцев и 6,5% евреев, а белорусы по данным стасборника не выделены [Районы Западной области, 1932. С. 9, 58, 75, 79, 103].

В рассматриваемый нами период часто подчеркивалось, что межреспубликанские административно-территориальные перекрой­ки не носили антагонистического характера и осуществлялись в ин­тересах трудящихся. Если убрать пропагандистский характер таких суждений, то очевидно, что, эти перекройки больше беспокоили чи­новников (должности, ранги и т.п.), а меньше народ. У первых “че­моданные настроения” и неопределенность, а у вторых, конечно, последнее.

При рассмотрении целого ряда вопросов о районировании не­оформленной части территории РСФСР Политбюро 3 января 1929г. одобрило образование Западной области с 1 октября 1929г., но от­клонило ряд просьб губкомов, в т.ч. и Брянского об утверждении г. Брянска центром этой области. В пункте з) записали: “Все осталь­ные разногласия передать на рассмотрение в советском порядке” [РГАСПИ, Д.720, Л.2,5]. В этот пункт могла быть включена и просьба Бюро ЦК КП(б)Б, если она вообще отправлялась в Москву. Летом 1929г. Велижский, Невельский и Себежский уезды вместе с Великолукский округа Ленинградской области (округом имел льно­водческое направление) вошли в состав Западной области, которая была создана в СССР как аграрная область.

Характеризуя национальный состав населения БССР, М.В. Довнар-Запольский отмечал, что только данные переписи 1926 г. смогут дать более точные сведения [Старовойтов, 2010, С. 175-179]. Данные переписи 1926 г. сняли дискуссионные вопросы по распределению территории белорусско-российского пограничья по национальному составу населения. Поэтому, надо полагать, что и “подробные мате­риалы, подтверждающие полную целесообразность такого мероприя­тия” в Политбюро ЦК ВКП (б) не представлялись. Своеобразную расстановку акцентов сделал И.В. Сталин. На встрече с украинскими писателями 12 февраля 1929г. он обратил внимание на то, что “… очень часто меняются границы. Белоруссия ставит сейчас вопрос о том, чтобы часть Смоленской губернии присоединить к ним! Это тоже вызывает отпор у русских. Я думаю, что такой вопрос надо ре­шать осторожно, не слишком забегая вперед, чтобы не развивать от­рицательного отпора со стороны той или другой части населения. Это внизу тоже имеется” [Шаповал, 2001, С.112]. С конца 1920-х годов никаких территориально-административных изменений, касающихся белорусско-российского пограничья, не проводилось.

Таким образом, национальный состав населения (“этнический фактор”) сыграл важную роль при I и II укрупнениях БССР и уста­новлении административных границ с РСФСР, когда было доказано абсолютное преобладание белоруссов в возвращаемых/присоединяемых территориях. Постановка вопроса о передаче БССР 5 уездов в 1928 г. не имела доказательной базы. Партийно­советское руководство республики не учло целый ряд факторов. Переселения, отходничество, миграции, естественная ассимиляция, последствия Первой мировой войны и революций привели к значительному уменьшению численности этнических белорусов в российских административных составляющих белорусско-российского пограничья. Это не давало оснований ставить вопрос о присоединении указанных пяти районах по национальному признаку. Не учло оно, на наш взгляд, и задачи проводимого районирования регионов СССР с учетом экономической целесообразности. Несмотря на дискуссионность, решение спорных вопросов насило мирный характер, а сложившиеся между населением приграничных районов добрососедские отношения существуют и по сегодняшний день.

Источники и литература

  1. Витебская губерния. Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897; Вып. V. Тетрадь 3. (последняя). Б.м., — 1904. — 281 с.
  2. Всеобщая перепись 1920 года. Демографическо-профессио­нальная с учетом промышленных предприятий. — М., 1920. — 64 с.
  3. Всесоюзная перепись населения 1926 г. Т. I. М, 1928. 299 с.
  4. Всесоюзная перепись населения 1926 г. Т. II. М, 1928. 454 с.
  5. Всесоюзний перепис людности 1926 р. Т. XI. М, 1928. 262с.
  6. Гарэцкі, Г. Нацыянальныя асаблівасці насельніцтва БССР і беларускага насельніцтва СССР паводле перапісу 1926 г. (Асобны адбітак з № 5 часопіса Полымя за 1929 г.). — Мінск, 1929. — 40 с.
  7. Гомельская губерния. 1919-1926 гг.: док. и мат. / сост.:М.А. Алейникова [и др.]; редкол.: В.И. Адомушко [и др.]. — Минск: НАРБ, 2009. — 270 с.
  8. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). — Ф. 1318. — Оп. 1. — Д. 1405.
  9. ГАРФ — Ф. 1318. — Оп. 1. — Д. 1406.
  10. ГАРФ — Ф. 1318. — Оп. 1. — Д. 1409.
  11. ГАРФ — Ф. 1318. — Оп. 1. — Д. 1426.
  12. ГАРФ. — Ф. 6892. — Оп. 1. — Д. 24.
  13. Знешняя палітыка Беларусі: Зборнік дакументаў і матэрыялаў. Т. 2. (1923-1927 гг.) / Склад. У.М. Міхнюк [і інш.]. — Мінск, 1999. — 461 с.
  14. Елизаров, С.А. Формирование и функционирование системы административно-территориального деления БССР (1919-1991 гг.). — Гомель: ГГТУ им. П.О. Сухого, 2009. — 222 с.
  15. Лурье, Л.Я. Питерщики. Русский капитализм. Первая по­пытка. — СПб.: БХВ-Петербург, 2011. — 288 с.
  16. Районы Западной области. Краткий экономическо-статистический справочник по данным 1931 года. — Смоленск: За­падное облгосиздательство, 1932. — 223 с.
  17. РГАСПИ, Ф.17, Оп.3, Д.720.
  18. Росляков, М. Районирование Северо-западной области (для чего и как будет проводиться районирование) — М.-Л.: Госиздат, 1927. — 52 с.
  19. Семёнов, Т.И. Народность и родной язык населения СССР // Всесоюзная перепись населения. Краткие сводки. Вып. IV. М,1928. — 123 с.
  20. Скалабан, В.В. Укрупнение БССР — попытка 1928 года / В.В. Скалабан, М.И. Старовойтов // Беларусь і суседзі: гістарычныя шляхі, узаемадзеянне і ўзаемаўплывы, Міжнародная навук. канф. (2006, Гомель). Міжнародная навуковая канферэнцыя “Беларусь і суседзі: гістарычныя шляхі, узаемадзеянне і ўзаемаўплывы”, 28-29 верасня 2006: [матэрыялы] / рэдкал,: Р.Р.Лазько (адказ. рэд.) [і інш.]. — Гомель: ГДУ імя Ф.Скарыны, 2006. — С. 184-
  21. Старовойтов, М.И. М.В. Довнар-Запольский, В. Игнатовский и А. Смолич о белорусско-российско-украинском пограничье // “Сёмыя Міжнародныя Доўнараўскія чытанні”, міжнарод. навук. канф. (1-2 кастр. 2010, Рэчыца): [матэрыялы]: / рэдкал. В.М. Лебедзева (адк. рэд.) [і інш.]. — Гомель: ГДУ імя Ф. Скарыны, 2010. — С. 169-180.
  22. СУ, 1927г., Ст.80, Ст.536, С.987-989
  23. Хомич, С.Н. Территория и государственные границы Бела­руси в XX веке: от незавершенной этнической самоидентификации и внешнеполитического произвола к современному status quo. — Минск: Экономпресс, 2011. — 416 с.
  24. ЦК РКП(б) и национальный вопрос. Книга 1. 1918-1933 гг. / Сост. Л.С. Гатагова [и др.] . М.: РОССПЭН, 2005. — 784 с.
  25. Черниговская губерния. Первая всеобщая перепись населе­ния Российской империи, 1897; Вып. XLVIII. Б.м.. — 1905. — 341 с.
  26. Шаповал, Ю.І. УкраЇна XX століття: Особи та подиЇ в контексти важкої історіі / Ю.І. Шаповал. — Киів: Генеза, 2001. — 560 с.
  27. Шибаев, В.П. Этнический состав населения Европнейской части Союза ССР. — Л.: Изд-во АН СССР, 1930. — 308с.

Автор: М.И. Старовойтов
Источник: Традиционная культура на территории Российско-Белорусского по­граничья: историко-этнографический и лингвокультурологический аспек­ты: Материалы XIV международной научно-практической конференции (г. Новозыбков, Брянская область, 14-15 ноября 2012 г.) / Под ред.: С.Н. Стародубец, В.В. Мищенко, В.Н. Пустовойтова, Ю.А. Шевцовой, О.В. Белугиной. — Брянск: РИО БГУ, 2012. – С. 47-56.