Моховские курганы с находками монет

0
518
Моховские курганы с находками монет

На юго-восточной окраине дер. Мохов Лоевского р-на Гомельской об­ласти расположен комплекс памятников периода Киевской Руси, который не привлекал должного внимания исследователей. По итогам разведок и раскопок, выполненных в 2003—2004 гг. отрядом Гомельского университе­та (руководитель О.А. Макушников), установлено, что здесь имеются ос­татки крупного средневекового поселения (площадь около 25 га) и син­хронного ему курганного могильника (3,5 га), насчитывающего не менее 200 насыпей.

Поселение, расцвет которого можно датировать рубежом I—II тыс. н. э., расположено на луговом участке, а также на мысах коренной террасы. Мо­гильник занимает площадку, крутой склон террасы и, отчасти, луг. Курганы имеют полусферическую или клинообразную форму; их высота 0,1—2,0 м, диаметр 3—16 м. Насыпи состоят из песка с включением золы и угольков, нередко с остатками культурного слоя предшествующих поселений эпох неолита, бронзы, железного века, раннего средневековья.

Первым исследователем Моховских курганов был В.3. Завитневич (1890), который зарегистрировал свыше 600 курганов и раскопал 261.

Гомельским отрядом исследовано 11 погребений. Ниже рассмотрены три из них, совершенные по обряду ингумации (на плане № 1, 24, 105).

Курган 1. Расположен на восточной окраине могильника на уровне 5—6 м над озером Моховским. Высота 0,5—0,6 м, диаметр — 6 м. Вскрыт в 2003 г. В насыпи, помимо ранних переотложенных материалов, обнаруже­но несколько фрагментов круговой керамики. В основании насыпи и ровике встречены разрозненные находки, связанные с поселениями «докурганно­го» периода.

На материковой подошве прослежено округлое в плане зольно-уголь­ное пятно выжженного горизонта диаметром 4,2—4,5 м, мощностью 0,1—0,2 м. В нем найден обломок кругового горшка второй половины X — начала XI в.

На горизонте — остатки женского костяка — раздавленный череп, пле­чевая и обломок тазовой костей, несколько позвонков в «разбросанном» состоянии: череп в восточной части скопления, обломок нижней челюсти в 0,7 м к западу от него. Признаки грабительской ямы отсутствуют, и такое расположение останков можно объяснить воздействием поздней распашки, корневой системы древних деревьев либо редким для изучаемого региона обрядом захоронения покойника в сидячем положении. Непосредственно над костями отмечены пятна древесного тлена (от перекрывавшего останки настила?), а под ними — остатки двух обгоревших дубовых досок.

Инвентарь — железо: обломанный нож с толстым обушком и остатками древесины на черенке; бронза: спиральки (в 19 оборотов) диаметром 0,5 см из проволоки четырехгранного сечения (2 экз.), призматические четырех­гранные бусины с остатками продетых в них нитей растительного про­исхождения (2 экз.); желтый металл: фольга (возможно, от разложившихся золотостеклянных бусин; 3 обрывка); сердолик: бусины (16-гранная, 12-гранная и фрагмент граненый; 3 экз.); стекло: желтые лимоновидные бу­сины (1 сдвоенная; 3 экз.); синие ребристо-цилиндрические бусины (2 экз.), многочастные зонные и ребристо-цилиндрические (43 экз.), мелкий бисер (485 экз.); бесцветная ребристо-цилиндрическая бусина (1 экз.); паста: обесцвеченная шестигранно-призматическая бусина (1 экз.), бирюзовая гранено-ребристая бусина (1 экз.); оранжевая мозаичная восьмигранно-ци­линдрическая бусина (1 экз.).

Обилие бисера позволяет высказать предположение, что на погребен­ной находилось декорированное им виллайне — наплечное покрывало лат­гальского типа2.

Очевидно, в состав ожерелья из бус входила найденная возле черепа се­ребряная монета с бронзовым пластинчатым ушком для подвешивания: Че­хия, Болеслав II Благочестивый (Пржемыслович; 972/973—999), м. дв. Пра­га, денарий (атрибуция хранителя Отдела нумизматики Государственного исторического музея [Москва] Т.Ю. Стукаловой) — 1,16 г (вместе с уш­ком), 1,92 мм3.

Общее количество денариев Болеслава II в кладах Древней Руси незна­чительно — всего 19 экз. 4; 1 или 2 из них найдены в Беларуси:

— деревня Новый Двор Минского р-на Минской обл. 1871. Клад, содер­жавший 399 монет Арабского халифата (дирхамы Аббасидов, Буидов, Зийаридов, Ихшидидов, Марванидов, Саманидов, Хамданидов), западноев­ропейских держав (денарии Германии, Франции, Чехии [Болеслав II], полубрактеат Дании) и Византии (милиарисий).

Старшая монета — Аббасиды, ал-Мутадид биллахи, Тустер мин ал-Ахваз, 287 г. хиджры (900), младшие — Франция, Робер (996—1031) и епис­коп Адальберо (995—1031), Лан. Хр.: Государственный Эрмитаж (С.-Петербург; 135 экз.), Государст­венный исторический музей (Москва; 179 экз.)5;

— деревня Горовляны Глубокского р-на Витебской обл. 1965. Де­нежно-вещевой клад, содержавший 234 монеты Арабского халифата (дир­хамы Аббасидов, Абу-Даудидов, Буидов, Зийаридов, Саманидов), Чехии (фрагмент денария) и брактеатные подражания куфическим дирхамам.

Старшая монета — Аббасиды, ал-Мансур, Мадинат ас-Салам, 154 г. хиджры (770/771), младшая — Чехия, Болеслав III (999—1002).

Хр.: Национальный музей истории и культуры Беларуси (Минск)6.

«Моховский» денарий Болеслава II — первая, остающаяся единствен­ной находка такой монеты в курганных погребениях Древней Руси.

Курган 24. Расположен в восточной окраине могильника на уровне 4—5 м над озером Моховским. Вскрыт в 2004 г.

Основание насыпи покоится на сплошном зольно-угольном слое. На уровне горизонта в стороне от погребения найдена шиферная бусина и фрагменты круговых сосудов второй половины Х — начала XI в. Погребе­ние мужское, ориентировка западная.

Инвентарь — железо: нож с остатками древесины на черенке, топор с остатками древесины (дуб) в проушине (топоры этой разновидности имели широкое распространение на Руси в X—XII вв.).

У пояса костяка найдены 2 «обола мертвых» — фрагменты сребреников Владимира Святославича (980—1015), чеканенные между 1011 и 1015 гг. (атрибуция В. Н. Рябцевича): II тип (0,44 г. 20,30 мм), IV тип (0,44 г, 20,32 мм)7.

До Моховской находки общее количество сохранившихся древнерус­ских сребреиков составляло немногим более 340 экз.8, 5 из которых откры­ты на территории Беларуси:

— деревня Вотня Быховского р-на Могилевской обл. 1873. Курганное погребение: ожерелье из 5 монет— 1 дирхам Арабского халифата (Аббаси­ды, Нух ибн Мансур [976—997]) и 4 сребреника Владимира Святославича I типа (между 989 и 1011 г).

Хр.: Государственный исторический музей (Москва; дирхам и 3 сребре­ника)9;

— деревня Поречье Толочинского р-на Витебской обл. 1886. Денежно­вещевой клад, содержавший 575 монет Арабского халифата (дирхамы Умайадов, Аббасидов, Буидов, Зийаридов, Илеков, Марванидов, Окайлидов, Саманидов, Хамданидов), западноевропейских держав (денарии Анг­лии, Германии), Византии (милиарисий), Древней Руси (фрагмент сребре­ника Владимира Святославича III типа [между 1011 и 1015 гг.], брактеаты (подражания куфическим дирхамам).

Старшая монета —Умайады, Сулайман ибн абд ал-Малик или Умар ибн абд ал-Азиз, Васит, 99 г. х. (717/718), младшая — Англия, Канут (Дат­ская династия; 1016—1035).

Хр.: Государственный исторический музей (Москва; 44 дирхама). Госу­дарственный Эрмитаж (С. Петербург; 32 дирхама, фрагмент сребреника)10.

Итак, благодаря Моховскому кургану «круг замкнулся»: на территории Беларуси зарегистрированы находки всех четырех типов монет родона­чальника древнерусских денежных эмиссий Владимира Святославича.

Курган 105. Расположен 19—20 м над урезом озера Моховского. Высо­та насыпи — 1,0—1,2 м. Два синхронных женских погребения совершены на сплошном зольно-угольном слое, на подсыпке мощностью 0,4—0,6 м. Над погребениями прослеживается второй слой золы и угля. В насыпи, по­мимо артефактов ранних погребений, встречаются разрозненные фрагмен­ты круговой керамики Х—ХI вв.

1-е погребение: ориентировка — северо-западная; руки — вдоль тела.

Инвентарь — железо: нож; оловянисто-свинцовый сплав: фрагмент шейной гривны (?); цветной металл (бронза?): фрагменты 2 браслетообраз­ных височных колец кривичского типа, 9 крестопрорезных бубенчиков, 2 браслета — дротовый с заходящими концами и пластинчатый разомк­нутый, перстень пластинчатый широкосрединный; сердолик: бусины сер­доликовые; стекло и паста: бусины; серебро: фрагменты 3 бусин с зернью (аналоги — женские грунтовые погребения [ингумация в яме] Х в. из Киева)11.

2-е погребение: кости «разбросаны». Основная их масса концентриру­ется по оси север — юг; череп — в северной части. Следы перекопа отсутст­вуют, что позволяет высказать предположение о «сидячем» захоронении.

Инвентарь — железо: нож; бронза: фрагменты проволочного изделия непонятного назначения; стекло и паста: бусины.

Возле черепа выявлены два мелких фрагмента серебряного монетовид­ного брактеата (0,006 г, 13,50 X 5,20 мм и 0,08 г, 9,60 X 4,30 мм), на одном из которых — бронзовая заклепка от ушка для подвешивания12.

В кладовых и погребальных комплексах Древней Руси известны 138 (135 серебряных и 3 бронзовых) монетовидных брактеатов — подвесок. Все они имитируют куфические дирхамы13. 33 из этих «монет» найдены в Бела­руси:

— деревня Поречье Толочинского р-на Витебской обл. 1886 (см. вы­ше) — 1 брактеат;

— деревня Старый Дедин Климовичского р-на Могилевской обл. 1926. Клад, содержавший 203 монеты Арабского халифата (дирхамы Аббасидов, Буидов, Булгара, Зийаридов, Саманидов, Хамданидов), Германии (дена­рии), Византии (милиарисий) и 1 брактеат.

Старшая монета — Аббасиды, ал-Амин, Мадинат ас-Салам, 196 г. хиджры (811/812), младшая — Саманиды, Нух ибн Мансур, аш-Шаш, 368 г. хиджры (978/979)14;

— деревня Горовляны (I) Глубокского р-на Витебской обл. 1965 — 1 брактеат;

— деревня Горовляны (II) Глубокского р-на Витебской обл. 1965 (см. выше) — 15 брактеатов.

Хр.: Национальный музей истории и культуры Беларуси15;

— деревня Ботвиновка Чечерского р-на Гомельской обл. Начало 1980-х гг. Курганное погребение — 4 брактеата16;

— деревня Демьянки Добрушского р-на Гомельской обл. 1962. Курган­ное погребение — 6 брактеатов.

Хр.: Гомельский областной музей17;

— деревня Козловцы Миорского р-на Витебской обл. 1987. Разрушен­ное погребение — 3 бронзовых одноматричных брактеата18.

Монетный прототип моховской находки остается в силу плохой со­хранности загадкой. Несомненно одно: она, в отличие от всех, упомянутых выше зарегистрированных древнерусских монетовидных брактеатов, ими­тацией куфического дирхама не является (мнение В. Н. Рябцевича).

Особенности Моховского могильника выделяют его из массы сельских некрополей радимичско-дреговичского пограничья. Следует отметить, что это — крупнейшая курганная группа в Беларуси. Необычное расположение значительной части памятника (на крутом склоне террасы), пестрота погре­бального обряда (ингумации в ямах и на горизонте, подсыпке, предполагае­мое наличие «сидячих» захоронений; высокий процент кремаций), наличие в погребениях вещей кривичского, балтского, прибалтийско-финского и, вероятно, североевропейского происхождения (при полном отсутствии этноопределяющих украшений местного населения — дреговичей и радими­чей), значительный процент захоронений с оружием и воинскими принад­лежностями заставляют обратить на Мохов особенно пристальное исследо­вательское внимание.

  1. Завитневич В. 3. Вторая археологическая экскурсия в Припятское Полесье / Чтения в Историческом обществе Нестора-летописца. Книга VI. Киев, 1893. С. 11—72.
  2. См.: Седов В. В. Балты // Финно-угры и балты в эпоху средневековья. Археология СССР. М., 1987. С. 361.
  3. См.: Smerda J. Denary ceske a moravske. Katalog minci ceskeho statu od X do pocatku XIII Stoleti. Brno, 1996. S. 39. № 15b.
  4. Потин В.М. Древняя Русь и европейские государства в X—XIII вв. Л., 1968. С. 192. Табл. 25.
  5. Потин В. М. Топография находок западноевропейских монет X—XIII вв. на терри­тории Древней Руси: Тр. Государственного Эрмитажа. Т. IX. Вып. 3. Л., 1967. С165—166, № 284. Рябцевич В. Денежные депозиты Полоцкой земли конца X—XIV вв. // Гістарычна-археалагічны зборнік. Мінск, 2000. № 15. С. 69—71, № 93.
  6. Рябцевич В. Н. Денежные депозиты Полоцкой земли… С. 66—67, № 77.
  7. См.: Сотникова М. П. Древнейшие русские монеты X—XI вв. М., 1995. С. 46—72, 89—96.
  8. Сотникова М. П. 1995. С. 235.
  9. Равдина Т. В. Погребения X—XI вв. с монетами на территории Древней Руси. Ка­талог. М., 1998. С. 37, № 40; Сотникова М. П. 1995. С. 169, № 17.
  10. Потин В. М., 1967. С. 108, № 303; Рябцевич В. Н. Денежные депозиты Полоцкой земли. С. 67—68, № 83; Сотникова М. П. 1995. С.
  11. Боровьский Я. Е., Архіпов Е. I. Дослідження «Міста Ярославля» 1984—1989 рр. // Стародавній Киів. Археологічні дослідження 1984—1989 рр. Киів., 1993. С. 206—208, рис. 1; Івакін Г., Козюба В. Нові поховання X—XI ст. Верхнього Киіва (з роскопок архітектурно-археологічноі експедіціі 1997—1999 рр.) // Дружинні старожитносці Центрально-Східноі Европи VIII—XI ст., Чернигів, 2003. С. 43, рис. 1:5.
  12. Рябцевич В. Н, 2005. С. 94.
  13. См.: Рябцевич В. ДІБрактеатные подражания куфическим дирхамам в Древней Ру­си второй половины X—XI вв. Козловецкая находка / Браслаўскія чытанні: Матэрыялы V навук.-краязнаўчай канф., прысвечаннай 935 годдзю згадкі Браславаў пісьмовых крыніцах. Браслаў, 2001; Он же. Брактеатные подражания куфическим дирхамам в погребени­ях и кладах конца X—XI вв. на территории западных земель Древней Руси // Гістарычная навука ў Белдзяржуніверсітэце на рубяжы тысячагоддзяў. Минск, 2000; Он же. Брактеаты — подражания куфическим дирхамам в археологических и нумизматических памят­никах Древней Руси // VIII Всерос. нумизмат. конф. М., 2000; Он же. Находки брактеа­тов, имитирующих куфические дирхамы на территории Беларуси // Матэрыялы па археалогіі Беларусі. 2001. № 3.
  14. Харламповіч П. В. Манэтныя скарбы, знойдзенныя ў Беларусі, у зборах Беларускага Дзяржаунага Музэю // Гісторыка-археалагічнызборнік. Мінск, 1927. № 1. С. 316—317, № 51; Bauer VDIe russischen Funde abendlandischer Munzen des 11 und 12. Jahrhunderts // Zekschrift fur Numizmatik. Bd. 39. Berlm, 1929. S. 164, № 73.
  15. Потин В.М, 1967. С. 184, №394.
  16. Рябцевич В. H. Денежные депозиты Полоцкой земли. С. 66, № 76.
  17. Равдина Т. В. Погребения Х—XI вв. с монетами на территории древней Руси. Ка­талог. М., 1988. С. 31, № 24; Рябцевич В. Н. Брактеатные подражания куфическим дирха­мам в Древней Руси. С. 88, 35; Он же. Находки брактеатов.С. 211; Соловье­ва Г. Ф. Славянские курганы у с. Ботвиновка Гомельской обл. // Краткие сообщения Ин­ститута археологии АН СССР. Вып. 171. М., 1982. С. 76, 77, 79.
  18. Равдина Т. В., 1988. С. 50, № 62; Рябцевич В. Н. Брактеатные подражания куфиче­ским дирхамам в Древней Руси. С. 88, № 4; Соловьева Г. Ф. Славянские курганы близ с. Демьянки // Советская археология. 1967. № 1.
  19. Рябцевич В. Н. Брактеатные подражания куфическим дирхамам в Древней Руси. С. 88—89; Он же. Брактеаты — подражания. С. 61—62; Он же. Находки брактеатов. С. 212—213.

Авторы: О.А. Макушников, Н.А. Курашова, А.Г. Тимофеенко
Источник: Макушников О. А. Моховские курганы с находками монет / О. А. Макушников, Н. А. Курантова, А. Г. Тимофеенко // Крыніцазнаўства і спецыяльныя гістарычныя дысцыпліны: навук. зб. Вып. 4 / рэдкал.: С. М. Ходзін (адк. рэдактар) [і інш.]. — Мінск: БДУ, 2008. — С. 77-82.