Лексика свадебной обрядности в говорах Гомельщины: названия обрядовых действий и свадебных чинов

0
273
Лексика свадебной обрядности в говорах Гомельщины названия обрядовых действий и свадебных чинов

Духовная культура — понятие многомерное, оно включает в себя целый спектр явле­ний — различные ее формы и проявления. Важнейшей ее составной частью является язык, в лексической системе которого разнообразные по значению, происхождению, стилисти­ческой окраске, сфере и частоте употребления номинативные единицы. Акционально значимую часть лексики общенародного языка составляют обрядовые номинации, в си­стеме которых выделяются календарно-обрядовые и семейно-обрядовые названия.

Лексико-семантическая группа “семейно-обрядовые названия” сопровождает родильно-крестильный, свадебный и похоронный обряды. Из всех семейных обрядов наиболее полно описан свадебный обряд, который является “одним из наиболее устой­чивых компонентов традиционно-бытовой культуры, что в известной степени обуслов­лено замкнутостью и консервативностью семейного быта” [1: 31].

Объектом нашего исследования явилась лексика свадебного обряда, источником фактического материала — диалектологический архив кафедры белорусского языка Го­мельского государственного университета имени Ф. Скорины, составленный по итогам диалектологической практики в раличных районах Гомельской области, а также от­дельные издания фольклорных материалов нашего региона, посвященные свадебной обрядности [2: 3].

Свадебный ритуал является сложным по своей структуре, в нем, как отмечают ис­следователи, сочетаются устойчивые словесные, действенные и предметные коды, а его составными элементами являются обрядовые и ритуальные акты, их исполнители и ис­пользуемые ими вещественные атрибуты. Главный в свадебном обряде акциональный код дополняется, таким образом, субъектным и предметным [4: 11-20; 5: 37-47]. Един­ство в свадебном ритуале этих трёх элементов требует комплексного подхода при его описании, поэтому анализ свадебной лексики необходимо проводить с учетом наполнен­ности, знаковой сущности и содержания самого свадебного обряда.

Основной в свадебном обряде — акциональный компонент, в связи с чем наиболее многочисленной является лексика, называющая различные этапы и эпизоды этого об­ряда, действия, выполняемые на его разных этапах.

В системе свадебных обрядов сочетаются действия обязательные и дополнительные, устойчивые, приуроченные к определенному времени (сватанне, заручыны, адзяванне маладой або маладога, бласлаўленне, застолле ў доме нявесты, развітанне маладой са сваёй раднёй перад выездам да жаніха, пераезд у дом жаніха, застолле ў доме жаніха, пасцельны абрад, праведванне маладой жонкі яе бацькамі пасля вяселля) и мобильные, не связанные с определенным временем (адорванне маладых, расплятанне касы нявесты, выкуп нявесты, пасад нявесты, пасад жаніха) и др. Акциональная парадигма свадьбы имеет, таким образом, своего рода свадебный хронотоп — определенные локаль­ные и темпоральные параметры, в которых она реализуется.

В соответствии с временными параметрами свадебный обряд имел структуру, со­стоящую из трех частей: в нем выделяется добрачный, брачный и послебрачный этапы [6: 5]. Наиболее важным и ответственным в свадебной церемонии является добрачный этап, включающий несколько ритуальных актов. Он начинался со сватовства, которое на Гомельщине называется сватанне, сваты, хадзіць у сваты, засылаць сватоў, сватацца: У сваты звычайна хадзілі чатыры чалавекі: сват, сваха, бацька, хросны бацька. Ішлі сватаць вечарам, каб ніхто не сурочыў, на месячнай поўні, каб было поўнае шчасце. Сваты прыносілі бутыль гарэлкі і хлеб-соль [3: 104]. (В круглых скобках подается па­спортизация иллюстративного материала, взятого из диалектологического архива кафе­дры с указанием населенного пункта, в квадратных скобках — ссылка на опубликованные фольклорно-этнографические сборники).

В некоторых местностях был предварительный этап установления, согласна ли де­вушка на обручение, предшествовавший сватовству — прапыткі, заказы: Найперш у дом нявесты прыходзяць сваха і маці хлопца — у прапыткі. Калі маткі няма, то ідзе хросная маці ці блізкая сваячка. У прапытках высвятляюць, ці згодна дзяўчына выйсці замуж за гэтага хлопца [2, 231]. Спачатку былі заказы. Бацька з маткай маладога прыходзяць і кажуць, калі прыйдуць у сваты [3: 112].

Через несколько дней после этого был ритуал запоіны, прыпоіны, заповіны: Калі нявеста сагласная, тады п’юць, прапіваюць маладую. Прыпоіны папілі — свадзьба будзе (г. Ветка); На запоіны гарэлку пілі, маладую сваталі. Колісь казалі: малады адчыніць дзверы да лапці кіне: як возьме яна тыя лапці, прыме значыць, пойдзе замуж, а як вукіне назад за дзверы, значыць, к другой ідзі [3: 325]; Калі дзеўка не хацела выходзіць замуж за етага хлопца, тут жа перад сватамі выкатвала гарбуз. А ета бальшы пазор хлопцу (г. п. Тереховка, Добр.). На запоинах проиходило знакомство родственников жениха и невесты, их поочередное угощение, обмен подарками.

Принятие окончательного решения о согласии на свадьбу вскоре после запоін на­зывалось заручыны, змовіны: На другі дзень пасля сватання бацька нявесты крэпка біў са сватамі па рукам, перадаваў сватам дачку як бы з рук у рукі [3: 248]. На этом эта­пе решали материальные затраты на свадьбу, оговаривали иные условия брака. Следует отметить, что в некоторых местностях на Гомельщине не было этого этапа сватанья: Аддзельна заручын не было. Сваты і заручыны у адзін дзень (д. Хальч, Ветк.); Заручыны эта ж тыя сваты. Сваты і заручыны эта ж у адзін дзень (д. Ст. Село, Ветк.).

После сватанья проводили агледзіны, печаглазіны — осмотр хозяйства жениха род­ными невесты: Пасля заручын былі печаглазіны. На іх дамаўляліся, калі ўжо сабірацца на свадзьбу [3: 129], аглядалі хату маладога, каб ведаць, колькі трэба рушнікоў, фіранак падрыхтаваць [3: 222]. В это же время происходил обряд “меранне сарачок”: Невестина родня отправлялась к молодому “мераць сарачкі” — снимать мерку с жениха для сорочки, которую должна была пошить молодая к свадьбе из своего полотна.

Жених и невеста обменивались подарками вечером накануне или утром в день свадь­бы. Последний, субботний вечер перед свадьбой назывался зборная субота, дзявішнік, дзівішнік, дзявочнік, вечарынка, когда в доме невесты собирались ее подруги, пели ей пес­ни, плели венки, прощались с ней: Дзявішнік — гэта вечар перад свадзьбай, калі нявеста прашчалась з сяброўкамі і роднымі [3: 249]. Зборная субота ета перад свадзьбай. Для дзевак дзелалася вечарынка ўвечары. Іх частавалі, гармошку нанімалі, танцавалі [2: 233].

В доме жениха также мог проводиться прощальный вечер с друзьями, но ему не при­давали такое обрядовое значение, как девичнику.

Обязательным атрибутом предсвадебной обрядности было “завіванне” свадебного деревца, которое украшали перед свадьбой и называли ёлка, яліца, елец, велка, веўца, велца, велечка: Ёлку дзелалі раньшэ. Вечарам сабіраюцца дзеўкі, ставяць ёлку, украшэнні самі дзелалі, і ужо пеюць тады песні свадебныя абрадныя (д. Золотой Рог, Ветк.); На свадьбу ставілі такую, як называлась, велка (велца), велечка з вярбы, кучаравую такую і цвяткамі ўжэ ўкрашалі, кругом хадзілі, песні пелі, штоб красіва жылі маладыя (г.п. Тереховка, Добр.); Рабілі елец. Бралі ў лесе маленькую елачку і на кожную ветачку вешалі цвяты [3: 133]. Вокруг свадебного деревца водили хоровод, пели песни с пожеланиями счастливой жизни. Перед выездом на венчание дружка или жених должны были выку­пить деревце и после этого старались сломать его верхушку, а подруги невесты препят­ствовали этому, быстро выносили деревце из хаты и запирали в кладовке.

Выпечка каравая также входила в предсвадебный этап. Каравай выпекали накануне свадьбы в виде большого круглого белого хлеба, украшенного фигурками из теста: Да свадьбы пяклі каравай. Яго ўчынялі ў каструлі ўночы, цеста падходзіць. Патом цеста замешваюць і пяюць: “Каравай, мой раю, я ж цябе ўчыняю”. Гатовы каравай украшалі хресцікамі, кружкамі і фігуркамі з таго ж самага замеса каравая [2: 227]; Замешаны каравай кладуць на драўляную лапату. Каравайніцы гушкаюць каравай і прыгаворваюць: “Благаславі, ацец і маці, добрыя людзі” [8: 187].

К предсвадебной церимонии относится расплятанне касы невесты: Самы меншы брат расплятаў касу. Яму даюць дзесятку дзенег і канхвет. Нявеста ў гэты час сядзіць пад ёлкай [3: 103]; Касу распляталі, адзявалі ету фату. Еслі есць младшы брат, абязацельна ён вёў яе на пасад..Калі брата няма, то бацька падводзіць, еслі ўжо і бацькі няма, тады ўжо хросны бацька падводзіць [8: 177].

Свадебный этап являлся самым насыщенным и развитым. В нем выделялось три пе­риода: начальный (адзяванне жаніха і нявесты, расчэсванне касы нявесты, бласлаўленне маладых, паездка жаніха за нявестай, выкуп нявесты), центральный (вянчанне, пярэймы, застолле ў доме нявесты, пасад маладых, адорванне маладых з караваем, зборы нявесты да ад’езду з дому бацькоў, провады нявесты, вясельны поезд, прыезд у дом жаніха, прывоз пасцелі нявесты, застолле ў доме жаніха, завіванне маладой (пасвячэнне ў сан замужняй жанчыны) и заключительный (шлюбная ноч, заканчэнне вяселля) [5: 45-46].

Важным этапом свадебного периода было благословление родителей: После каравая маладую пачынаюць гатовіць выпраўляць к жаніху. Бабы пяюць пасад..Усе жадаюць маладым шчасця. Патом бацька дае дачцэ ікону і праважае яе ў жыццёвы пуць. Дочка прося прашчэння, цалуе ікону, забірае яе [3: 123]; Маці маладога вітала жаніха і нявесту, яна цалавала ікону, маці іх благаслаўляла, аддавала ікону нявестке, а хлеб — сыну [4: 140].

Одним из этапов свадебной обрядности было венчание в церкви: Венчаў бацюшка у цэркаві, эта было ат бога. Тая пара жыла без разводаў (д. Бартоломеевка, Ветк.); Знаю, кагда венчают, палаценцэ падсцелена, гаварят: “Станавісь быстрей сама, будеш хазяйкай у нево” (г. Ветка).

Сквозными ритуалами свадебного этапа были: адорванне, дары, падаркі, “лажыць”на каравай, дарыць: А ўжо на свадзьбе матка платкоў накупляла — залоўкам па платку ўжо дарылі, братам на рубаху якога сітцу дарылі [3: 98]; У першы дзень свадзьбы падаркі дарылі маладой. На другі дзень свадзьбы маладая дарыла падаркі радне маладога (д. Иваки, Добр.), выкуп и соответствующие действия — выкупляць, выкупаць, скупляваць, делаць выкуп, “лавіць зайца”: Выкуп дзелалі, а як жа. У дзень свадзьбы прыходзіў жаніх, дае грошы, бутылку суне — эта нявесту выкупіў i факцічэскі за рукой павёў — і ўсё (г.п. Тереховка, Добр.). “Выкупляць” приходилось не только невесту, но и свадебное дерево, постель, приданое молодой, проезд на пути свадебного поезда: Жаніх доўжан выкупіць ёлку (д. Ст. Село, Ветк.); Вяжуць пасцель у вузлы. Тады нявесціны госці залазілі на вузлы і трэбавалі выкуп з гасцей маладога [3: 110]; Малады забіраў маладую і выкупліваў пасцель [3: 8]; Ну, прывязуць еты сундук. Во, едзе сват, выкупляе [3: 100]; Калі ехалі па вуліцы, дзе жыла маладая, пад’язджалі да яе двара, то там маладзёж.. стаяла ля варот, і на вароты залязала, “лавілі зайца”. Малады даваў выкуп [3: 108].

Во время свадьбы отмечали также пасад: Падругі садзяцца за стол, як ужо забіраць маладую, пяюць ёй пасад (г.п. Тереховка, Добр.). Маладых на вяселлі садзілі на кажух, аўчыну, на шубу, на падушку: Маладых нада на аўчыну садзіць, штоб ужо багатства ў іх было (д. Ст. Село, Ветк.); Маладых садзілі на кажух або на падушку, каб усё добра было (г. Ветка). Маладых садзілі на шкуру з цялёнка, каб дзеці кучаравыя былі [2: 223].

Кульминационным моментом свадьбы было деление каравая. Каравай делили крест­ные, родной брат или дядя молодого, тётя молодой, сват или первый дружка: Хрёсныя свадзьбу гулялі, дзялілі каравай — па кусочку адразалі, сначала нявесце, патом жаніху давалі, патом гасцей вызывалі на каравай дарыць-роствіннікав нівеставых і жыніховых (д. Хальч, Ветк.). После этого были провады невесты к жениху, застолье в его доме .

Отдельным свадебным актом было “завіваннемаладой: Пасля каравая “завіваюць” нявесту: заводзяць маладых, садзяць іх на лаўку, расплятаюць маладой касу, спяваюць завівальныя песні, робяць ёй куксу, завязваюць хустку, а ленту аддаюць свяцілцы [3: 253].

Свадьбу обычно справляли три дня — день у молодой, день у молодого, третий, за­ключительный день назывался пята, атводзіны, куры, драць куру, драць карэнне, петухі, пярэзвы: А ўжо ў панядзелак прыходзілі “драць” курыцу. Ловяць на куросанні курыцу, чысцяць яе і ў чугуне вараць суп [3: 125]; Атводзіны праходзяць на трэці дзень. Сваха заве к сабе, а кум, кума к сабе завуць (д. Бартоломеевка, Ветк.); Канчаецца свадьба — карэнне драць. Надзяю штаны, надзяю лапці, дзелаю сабе горб на плячах, бараду прышчаплю, шапку выварочваю і пайшла курэй лавіць [2: 234]; Этіх курей засекалі, скублі, варілі, патом на третій день гулялі. Гаварілі так, што нівеста пакідает радітельскае кубло і уходіт жыть к жыніху (д. Хальч, Ветк.); У гэты дзень вадзілі “пярэзвы”: збіралася радня маладога і маладой і паасобку хадзілі да сваёй радні з хаты ў хату (д. Иваки, Добр.).

Послесвадебный этап связан с осмотром приданого невесты, церемонией утра по­слебрачной ночи, посещением родителей и родственников невесты в доме жениха. Послесвадебный цикл обрядов направлен на сближение семей молодых.

После свадьбы справляли банкеты: Вадзілі банкеты — гулянка сёдні у мяне, заўтра у цябе (д. Ст. Село, Ветк.); Сколькі ў каго было родзічаў, яны дзелалі банкеты пасля свадзьбы (д. Хальч, Ветк.); Жаніховы раство банкеты водзяць, і нявесціны банкеты. От адні атводзяць нядзелю, а тады тыя нядзелю (д. Старое Село, Ветк.).

Все этапы свадебного обряда сопровождались песнями, которые называли спеўкі, песьні: На свадзьбе усегда былі спеўкі (г. Ветка); Песні пелі, танцавалі і гулялі чуць не да утра. Пелі і старынные песьні, жалобные, што і паплакаць можна было, маладзёжныя, інцерэсные (д. Казацкие Болсуны, Ветк.).

Второе место по количеству после названий действия в свадебной терминологии занимает система номинаций лиц-участников обряда, образующая агенсную парадигму свадебного обряда. Она включает исполнителей и адресатов обрядовых действий и отли­чается строгой иерархией свадебных чинов, точной ритуальной регламентацией каждого участника свадьбы и в то же время отражает коллективный характер свадебной цере­монии. Эта группа делится на три подгруппы: главные участники обряда — жених и не­веста, род невесты и род жениха и второстепенные персонажи. Терминологический ряд, называющий главных участников обряда, отражает процесс перехода невесты и жениха во время свадьбы в иной возрастной, социальный и семейный статус, имевший сакраль­ное значение как смерть и воскресение в ином качестве. Трёхкомпонентная структура свадебного обряда, как отмечается в литературе, отражает мифологическое осмысление свадьбы как три фазы обрядового “перехода”, выраженные в лексике: нявеста — заручоная — маладая; жаніх — заручоны — малады [6: 6].

Среди главных участников свадебного обряда выделяются лица, занимающие самое важное место в иерархии свадебных чинов. Первое лицо — представитель старшего поко­ления, хорошо знающий народные традиции и обычаи, пользующийся заслуженным ав­торитетом, вызывающий всеобщее уважение. Это крёстный отец или дядя, заменяющий отца жениха. Если их нет, эту функцию выполняет старший женатый брат молодого. Это лицо играло роль свата: Выбіралі свата такога, хто ўмее гаварыць, ды танцаваць харашо (д. Золотой Рог, Ветк.); Сватоў бралі брахлівых, а не маўклівых, каб многа гаманілі (г.п. Тереховка, Добр.). Со стороны невесты соответственно была сваха, свашка.

В группе сватов был старшы сват, наиболее авторитетный, опытный человек, рас­порядитель церемонии. Свадебной церемонией мог управлять также стараста: Патом стараста забірае сабе палатно і нявесту з жаніхом выправаджуюць з царквы [2, с. 227]; У нас камандаваў свадзьбай стараста (г.п. Тереховка, Добр.), а также дружок: Дружок нясе каравай, бласлаўляе, вядзе свадзьбу (г. Ветка).

Второе лицо — представитель младшего поколения, ровесник или близкий по возрасту жениху, заменявший его в некоторых ритуалах, но подчинявшийся свату. Это был родной или двоюродный брат или друг жениха: старшы дружка, первы дружка, княжы, маршалак: Первая дружка і первы княжы дзяржалі над маладымі вянец [3: 34]. Кроме этого, были паджанішнік, дружок, шахвер, шафер, баярык: Паджанішнікі вядуць жаніха ў хату, і ўсе выпіваюць па стаканчыку. Эта значыць, што нявеста сагласілася на свадзьбу з этым хлопцам [3: 226]; А малады з баярыкамі сядзеў на лаўке з краю [3: 237].

Со стороны невесты соответствующие свадебные чины назывались дружка, шаферка, паднявесніца: Тады паднявесніца рассцілае ў царкве кусок палатна метра два, становяцца на яго жаніх і нявеста, а ззаду паднявесніца дзяржыць над нявестай такі залаты вяночак, .. а над жаніхом такі вянок дзержыць паджанішнік [3: 227]; У нявесты была дзве, а то і тры дружкі, і ў жэніха былі. Кагда ані з роспісі ехалі, устречалі іх па уліцы, перагарожвалі, выкуплівалі. Наблюдалі за парадкам, в аснавном, штоб нявесту не укралі (д. Хальч. Ветк.); У нявесты абавязкова была шаферка. Пакупала цвет сабе, нявесце і сваему шаферу [3, с. 224]. Как и у жениха, у невесты была старшая или первая дружка, паднявесніца.

Важными лицами на свадьбе были свидетели: свідзецелі, свідзецель, свідзецельніца: Свідзецельніца далжна была быць незамужняй дзевушкай, а свідзецель мог быць жанаты (г. Ветка); У жаніха і ў нявесты былі свідзецелі. У свідзецеляў звалі падружак і дру­зей [3: 225]; Свідзецель, калі нявесту і жаніха павезлі, павінен танцаваць на скамейке, пакуль не абломіцца [3: 223].

Отличительную функцию играла на свадьбе свяцілка, свяцёлка. Она присутствовала на венчании, участвовала в обряде “завивания” молодой: На конях прыязжалі да маладой, свяцілка прыедзе і вянчаліся (д. Хальч, Ветк.); Заводзяць маладых, садзяць іх на лаўку. Паміж імі садзяць свяцілку.., расплятаюць маладой касу [3: 252].

Помимо перечисленных лиц, на свадьбе должен был быть человек, не являющийся близким родственником молодого (друг или хорошо знакомый, приятель), роль которо­го — развеселить присутствующих: дружка, маршалак. В наше время это тамада. Его ритуальная функция — отвлечь внимание присутствующих от молодых, защитить их от сглаза и вредного влияния.

Кроме главных участников, в свадьбе принимали участие — госці з боку жаніха і госці нявесты, в числе которых родственники, друзья, знакомые: У дома нявесты збіраюцца яе госці [3: 80].

В отдельную группу выделяются собирательные названия радня, раство, родзічы, роствіннікі, сваты, маладыя, старыя, госці, дружк, дружына, світа: Сколькі ў каго было родзічаў, яны дзелалі банкеты пасля свадзьбы (д. Хальч, Ветк.); Жаніховы раство банкеты водзяць, і нявесціны банкеты (д. Ст. Село, Ветк.).

Второстепенную функцию на свадьбе выполняют персонажи, которым приписы­вается отдельное, конкретное действие: ездавыя — организовывали свадебный поезд, пасцельнікі — принимали участие в перевозке постели молодой, каравайніцы — выпякалі каравай, пявунні — исполняли свадебные песни, прыданшчыкі, скрынавозы — перевози­ли приданое невесты.

Лексика свадебного обряда на Гомельщине, называющая обряды и свадебные ри­туалы, действующих лиц, за редким исключением (нем. шафер, шаферка, маршалак, франц. банкеты) является исконной, традиционной и имеет преимущественно прозрач­ную структурно-семантическую мотивацию. Чаще всего это отглагольные существитель­ные, мотивированные процессом действия — сватанне, заручыны, запоіны, завіванне, завівальніца, расплятанне, выкуп, пасад, пярэзвы; объектом действия — ритуальным пред­метом, с которым совершается обрядовое действие: пасцельніца, каравайніца; субъектом, на который направлено действие: дзявочнік; лицом, к которому имеет отношение свадеб­ный чин: паднявесніца, паджанішнік. Это однословные субстантивные номинации: жаніх, сват; субстантивированные формы: малады, маладая; сложные словы: печаглазіны; а так­же предикативно-объектные сочетания типа даваць выкуп, дзяліць каравай, лажыць на каравай; атрибутивные сочетания зборная субота, старшы сват, першая дружка; устой­чивые сочетания:: драць куру, лавіць зайца, лапці кідаць, катаць (выкатваць) гарбуз; на­звания метафорического типа: княжы, баярыкі, пята, куры, петухі и др.

Литература

  1. Чижикова Л. Н. Свадебная обрядность сельского населения русско-украинского по­граничья в начале ХХ в. / Полевые исследования Института этнографии. 1978.М.: Изд.-во «Наука», 1980.
  2. Вечнае: Фальклорна-этнаграфічная спадчына Веткаўскага раёна / Аўт. уклад.: І. Ф. Штэйнер, В. С. Новак. — Гомель: УА “ГДУ імя Ф. Скарыны”, 2003. — 362 с.;
  3. Вяселле на Гомельшчыне: фальклорна-этнаграфічны зборнік / Уклад.: І. Ф. Штэйнер, В. С. Новак. — Мінск: ЛМФ “Нёман”, 2003. — 472 с.
  4. Варфоломеева Т. Б. Северобелорусская свадьба: обряд, песенно-мелодические типы / Ред. З. Я. Можейко / Т. Б. Варфоломеева. — Минск: “Наука и техника”, 1988. — 156 с.
  5. Никольский Н. М. Происхождение и история белорусской свадебной обрядности / Н. М. Никольский.Изд.-во АН БССР.Минск, 1956.-273 с.
  6. Гура А. В. Терминология севернорусского свадебного обряда (на общеславянском фоне): автореф. дис. на соискание научн. степ. канд. филол. наук: спец. 10.02.01 «русский язык» / А. В. Гура — М: Изд.-во МГУ, 1878. — 18 с.
  7. Зямля чароўная дабра: Добрушскі край: гісторыя і сучаснасць / Пад аг. рэд. А. А.Станкевіч. — Гомель: ААТ “Полеспечать”, 2008. — 280 с.
  8. Фальклорна-этнаграфічная і фальклорная спадчына Рэчыцкага раёна /. Уклад.: І. Ф. Штэйнер, В. С. Новак. Мінск: ЛМФ “Нёман”, 2002. — 383 с.

Автор: А.А. Станкевич
Источник: Мова і культура. — 2011. — Вип. 14, т. 6. — С. 107-113.