Католический костел в материалах польского бюро Мозырьского окружного комитета КПБ(б) (20- е гг. ХХ века)

0
1566
касцёл, костёл, Мозырь, старый

В 1923 г. в конфессиональной политике советской власти наступает крутой поворот. На смену репрессиям в отношении ксендзов, закрытиям костелов, изьятиям ценностей приходит сравниетельно либеральный подход. В течении 1923-1925 гг. руководящие органы требуют прекратить использование административных методов на местах и перейти наблюдению «за религиозными течениями», в первую очередь за духовенством. Собранная информация в итоге должна была концентрироваться в Польском Бюро ЦК РКП(б) [1, с. 246; 2, с. 184; 3, Л. 7, 17; 4, Л. 3]. Благодаря этому повороту в политике в документах окружных Польбюро, в том числе и Мозырьского, отложилась масса сведений по истории католического костела.

Первое что может встретится в материалах Польбюро это сведения о священнослужителях. В середине 20-х годов в округе проживал ксендз Алек-сандр Сак, именно он и обслуживал большую часть Мозырьщины. Кроме того, некоторые населенные пункты региона посещались духовенством из соседних округов. В частности Феликсом Касперовичем из Хойник и Петром Мадера из мест. Хабно или Хабное в Украине [5, с. 87, 88, 113, 114, 246, 247; 6; 7, Л. 11, 12; 8, Л. 2].

По данным Польбюро деятельность вышеназванных ксендзов заключа-лась в распространении костельных календарей и литературы, открытии костелов, организация религиозных кружков, проведении крестных ходов, исповедании верующих, посещении деревнь с польским населением и т.д. [8, Л. 2; 9, Л. 22-24; 10, Л. 58, 59, 110, 111; 11, Л. 258, 259; 12, Л. 16-19; 13, Л. 65, 66].

Партийные работники неоднократно отмечали, что католическое духо-венство пользуется значительным авторитетом и уважением среди польского населения. Например в 1926 г. на очередном совещании работников агитпропа в прениях была высказана мысль, что «польскія ксяндзы лепей праводзяць сваю працу, чым нашы савецкія апоргі і зачастую карыстаюцца лепшым пасьпехам» [14, Л. 47]. Особенно сильное влияние было на женщин и мужчин старшего и среднего возраста [7, Л. 7]. Например, о Ф. Касперовиче население в 1926 г. отзывалось следующим образом: «Квапінскі (былы загадчык школы – рухомкі) добры агітатар, але і наш новы ксендз ня хужэ яго» [10, Л. 58, 59]. О значительном влиянии духовенства на верующих свидетельствует и тот факт, что в 1927 г. в Лельчицком районе крестьяне по рекомендации ксендза вышли из организации МОПР [международная организация помощи борцам революции – А.Л. ] [15, Л. 92].

Однако, наряду с этим отмечены и факты свидетельствующие о падении авторитета духовенства. В частности ксендз А. Сак, по мнению работников Польбюро «свой авторитет подрывает рядом шкурнических поступков, плохо вяжущихся с его саном. “Святым” его совсем не считают. Вся деревня уверена, что у ксендза в Кустовице есть ребенок и посмеиваются над этим. Доходило до того, что одна старуха назвала его в “каплице” взяточником (“хабарник”), а крестьянин которого он безсовестно надул, во всеуслышание обложил его “матом”» [9, Л. 3, 3 об.; 12, Л. 16-19].

Следующий аспект это наличие культовых сооружений. Всего по данным Польбюро в Мозырском округе в середине 20-х гг. насчитывалось семь костелов и каплиц, в частности в самом Мозыре, Наровле, Копаткевичах, Кустовице и т.д. Причем из семи два находились в разрушенном состоянии [7, Л. 6 об, 7, 11, 12; 10, Л. 30, 110, 111; 16, Л. 1]. Что касается населения д. Александровка, то оно посещало костел в соседней Украине, в местечке Хабно или Хабное за 30 верст от постоянного места жительства. Причем туда «ездит незначительная част граждан всего 20-30 человек. За исключением больших праздников как пасха, рождество, тройца и пр. в эти праздники посещают костел около 75% граждан» [9, Л. 22-24; 12, Л. 16-19].

Как уже отмечалось выше, в среде польского населения по инициативе духовенства организуются религиозные кружки «ружанца» или «ружанцовые кулки» [11, Л. 258, 259]. По данным Польбюро эти организации создаются в мае месяце каждого года и имеют временный характер [9, Л. 41, 42]. В отсутствие ксендза именно в этих кружках и концентрировалась религиозная жизнь местных католиков. Кроме религиозных кружков при костелах существовали и костельные советы состоящие из 3-5 человек [7, Л. 12].

Религиозным настроениям населения работники Польбюро также уделяли немаловажное значение.  Об этом свидетельствует тот факт, что в текущей документации нередко, содержался пункт с характерным названием – «религиозность населения», а практически в каждом отчете можно встретить стандартные формулировки вроде: «польское население … фанатически религиозное», или «религиозность глубоко закореневшая» и т.д. [17, Л. 61; 9, Л. 41; 12, Л. 16].

Наиболее верующей частью населения были люди старшего и среднего возраста и в особенности женщины. Например, в 1925 г. жителям д. Кустовицы была дана следующая характеристика: «религия одно из самых больных мест деревни. Особенно крепко за нее держатся женщины … вплоть до делегаток. Многие женщины говорят: “мы бы давно записались в Партию, если бы в ней не запрещали молиться”». Аналогичная ситуация была даже в тех деревнях, которые практически не посещались духовенством и где не было каплиц, как например в Творичевском сельсовете [9, Л. 41, 42].

Впрочем, встречаются и обратные характеристики, например, в 1926 г. «за последнее время замечается упадок фанатизма религиозного», или,  «замечается некоторое брожение среди верующих, неуверенность в существовании Иисуса Христа и прочих святых» [9, Л. 42; 12, Л. 19]. В абсолютном большинстве случаев подобные явления наблюдаются в среде молодежи мужского пола. В 1927 г. работники Польбюро констатировали, что по всему округу «особенно ярко заметным является отход мужской части польской молодежи от религии и шляхетских традиций (в костельных кружках «ружаньца» по деревням парней нет)» [9, Л. 24; 18, Л. 2]. Это были характеристики данные партийными работниками, а вот мнение простых крестьян одной из деревень Житковичского района высказанное в 1926 г. «ксендз толькі патрэбен багатым людзям, а нам беднякам не вельмі патрэбен, ен нам рубля не дасць толькі з нас патрабуе», и, наконец, слова высказанные ксендзом Ф. Касперовичем в д. Кустовице «мне нечего у вас делать, имеете и пионеров, и комсомольцев и даже коммунистов». Кроме того, все в той же д. Кустовице в 1925 г. священник во время проповеди грозил «небесной карой» в связи с падением религиозных традиций в среде молодежи [10, Л. 59; 19, Л. 44; 9, Л. 3, 3 об.].

Наконец, последний сюжет, связанный с религиозным образованием. По советскому законодательству преподавание религии в школе было запрещено, однако польское население несмотря на подобные ограничения неоднократно требовало введения преподавания религии в школе. Ситуация была настолько серьезной, что в 1924 г. секретарю Польбюро пришлось в Мозырьском и Наровлянском районах провести беседы на тему «Почему советская власть не разрешает учить религию в школах». В результате проведенной разъяснительной работы требования пошли на убыль. [20, с. 373, 374; 21, Л. 28, 29; 7, ЛЛ. 6 об, 7; 81 об.].

Таким образом, материалы Польбюро Мозырьского окружкома КПБ(б) соедержат ряд важных сведений по истории католического костела в регионе в 20-х гг. ХХ века, а именно: информацию о ксендзах и их деятельности, культовых сооружениях, религиозных кружках, религиозности населения и т.д.

Литература

  1.  Лиценбергер О.А. Римско-католическая церковь в России. – Саратов, 2001.
  2.  Русская православная церковь и коммунистическое государство. 1917-1941. М., 1996.
  3.  Государственный архив общественных объединений Гомельской области (ГАООГО). – Ф.1, – Оп. 1, – Д. 2275.
  4.  ГАООГО. – Ф.69, – Оп. 1, – Д. 266.
  5.  Книга памяти. Мартиролог Католической церкви в СССР. / Авт. – сост. Б. Чаплицкий, И. Осипова. М., 2000.
  6.  www.kul.lublin.pl/dzwonkowski/
  7.  ГАООГО. – Ф.69, – Оп. 1, – Д. 261.
  8.  ГАООГО. – Ф.69, – Оп. 2, – Д. 193.
  9.  ГАООГО. – Ф.69, – Оп. 1, – Д. 280.
  10.  ГАООГО. – Ф.69, – Оп. 1, – Д. 283.
  11.  ГАООГО. – Ф.69, – Оп. 1, – Д. 887.
  12.  ГАООГО. – Ф.69, – Оп. 2, – Д. 102.
  13.  Национальный Архив Республики Беларусь (НАРБ). – Ф.4-п, – Оп. 11, –Д. 110.
  14.  ГАООГО. – Ф.69, – Оп. 1, – Д. 462.
  15.  ГАООГО. – Ф.69, – Оп. 1, – Д. 684.
  16.  ГАООГО. – Ф.69, – Оп. 1, – Д. 278.
  17.  ГАООГО. – Ф.69, – Оп. 1, – Д. 399.
  18.  ГАООГО. – Ф.69, – Оп. 1, – Д. 590.
  19.  ГАООГО. – Ф.69, – Оп. 1, – Д. 683.
  20.  Декреты Советской власти. Т. 1. М., 1957.
  21.  НАРБ. – Ф.4-п, – Оп. 11, – Д. 29.

Аўтар: А.Д. Лебедев (Гомель)

Крыніца: Традыцыі матэрыяльнай і духоўнай культуры Усходнягя Палесся: праблемы вывучэння і захавання у постчарнобыльскі час: зборнік навуковых артыкулаў / рэд. Кал. А.А.Станкевіч (гал. рэд.) [і інш.]. –  Гомель: ГДУ імя Ф.Скарыны, 2006. – 431. С. 24-28.