Как гомельские железнодорожники помогли перевернуть мир

0
1584
Гомельские железнодорожники и их коллективное фото.

99 лет назад произошла Октябрьская революция, по­трясшая весь мир. В Бела­руси одним из центров рево­люционного движения был Гомель. В самом городе, не являвшемся тогда крупным промышленным центром, ре­шающую роль в становлении советской власти сыграли рабочие Гомельских желез­нодорожных мастерских. Так тогда именовался нынешний вагоностроительный завод, где по сей день гордятся ро­лью своих предшественни­ков в тех судьбоносных со­бытиях и свято чтут память о них в заводском музее.

Февральское известие о побе­де буржуазно-демократической революции и свержении цариз­ма в Гомельских железнодо­рожных мастерских встретили с энтузиазмом. Первого марта по телеграфу пришло сообще­ние об этом, а уже утром второ­го в паровозо-сборном цехе со­стоялся митинг всех рабочих, на котором они приветствова­ли пролетариат Петрограда с победой над самодержавием.

Однако уже к лету 1917 го­да многим стало ясно, что Вре­менное правительство не спо­собно выполнить ни одно из своих обещаний, тем более со­хранить порядок в стране. На­оборот, хаос в тылу и на фрон­тах Первой мировой войны на­растал, грозя не только захлест­нуть, но и вовсе уничтожить ве­ликую страну.

В этих условиях большеви­ки широко развернули агитационно-пропагандистскую ра­боту в Гомельских мастерских. Хлёстко разоблачали антина­родную сущность Временного правительства, соглашатель­скую политику меньшевиков, эсеров и бундовцев. В это же время в мастерские чуть ли не ежедневно наведывались пред­седатель Гомельского горсо­вета прапорщик Севрук, член горсовета Кулябко-Корецкий и другие представители про­буржуазных партий. Высту­пали с докладами и лекциями по вопросам поддержки пра­вительства Керенского, желая вовлечь новых членов в свои организации. Противопоста­вить этим искусным орато­рам и демагогам большевики, большинство из которых бы­ли простые солдаты и рабо­чие мастерских, могли толь­ко жёсткую правду о сущно­сти Временного правительства. Эта кропотливая работа Полес­ского Комитета РСПДП(б) да­ла свои результаты: уже к на­чалу мая большевики пользо­вались безраздельным влияни­ем в Гомельских мастерских, на заводе Варшавского окру­га, в воинских частях, кварти­ровавших в Гомеле.

Перелом

Он наступил в июле 1917 го­да. В Петрограде 3 июля Вре­менное правительство расстре­ляло мирную демонстрацию трудящихся. После получе­ния известия об этом в Гомеле большевиками была организо­вана демонстрация протеста. Тогда же по требованию ра­бочих железнодорожных ма­стерских состоялось заседа­ние Гомельского горсовета, на котором большевики требова­ли принять резолюцию, осуж­давшую зверскую расправу над мирными гражданами. Одна­ко эсеровско-меньшевистское большинство горсовета приня­ло другую резолюцию, которая полностью одобрила действия властей.

Как вспоминали очевидцы тех событий, маски были сбро­шены, и уже ни о каком мирном переходе власти в руки револю­ционного народа и его совета не могло быть и речи. Попыт­ка корниловского мятежа и его последующий разгром лишь утвердили коммунистов в уве­ренности, что без вооружён­ного восстания власть к ним не перейдёт.

Волнения с участием солдат и железнорабочих в Гомеле в 1917 году.Кстати говоря, после по­давления мятежа большеви­ки Гомельских железнодо­рожных мастерских стали пользоваться среди рабочих и жителей Гомеля непрере­каемым авторитетом. Ведь в те тревожные дни красногвардейцами, состоявшими из рабочих-железнодорожников, были заняты станции Гомель-пассажирский, Гомель-хозяйственный и Гомель-сортировочный. На железной и шоссейных дорогах задер­живались и обезоруживались солдаты и офицеры, направ­лявшиеся на помощь Корни­лову. За шесть дней вооружён­ными гомельскими железнодо­рожниками было задержано 25 эшелонов, направлявшихся для поддержки мятежников.

К оружию!

Уже в начале сентября в Гомельских железнодорожных мастерских вновь стала прово­диться запись в красногвардей­ский отряд. Тогда же из Мин­ска с помощью Фрунзе, кото­рый возглавил минскую мили­цию, гомельские большевики получили несколько ящиков с винтовками, пулемёты и бое­припасы. Всё вооружение хра­нилось в заброшенном кузове за механическим цехом. Бы­ла организована военная под­готовка рабочих. Занятия про­водились в столовой завода по воскресеньям. Одновременно с

красногвардейским отрядом формировался и более крупный — свыше 100 человек — отряд железнодорожных мастерских. Его командиром с начала соз­дания был Якубов, комисса­ром — Казимиров. Заместите­лем командира был избран ко­тельщик паровозо-сборного це­ха Климашевский.

В это же время усилива­лись позиции большевиков и в горсовете. Уже в конце сен­тября 1917 года уездный ко­миссар Силин телеграфиро­вал Могилёвскому губернско­му комиссару: «Местный Со­вет настроен недоверчиво, да­же враждебно к Временному правительству, называя его ка­детским. Возможен захват Со­ветом под свой контроль мест­ного телеграфа и железнодо­рожной станции. У меня и у на­чальника Гомельского гарнизо­на нет воинских частей для от­пора большевикам…».

Долой контрреволюцию!

В Гомеле о победе воору­жённого восстания в Петро­граде стало известно 26 октя­бря 1917 года. В этот день По­лесский комитет организовал многолюдные собрания и ми­тинги рабочих и солдат с при­зывом поддержать инициати­ву трудящихся Петрограда о передаче всей полноты вла­сти в стране в руки Советов рабочих и солдатских депута­тов. В Гомельских мастерских Либаво-Роменской железной дороги в паровозо-сборном цехе было собрано узловое со­брание рабочих, служащих и инженерно-технических ра­ботников мастерских и стан­ций. Вопрос стоял о том, за кем пойдут гомельские железнодо­рожники и какую власть при­знают своей. На этом собра­нии присутствовали делегаты от всех партий, даже от «Укра­инской рады». Они-то и полу­чили первое слово, сведя своё выступление к агитации за пе­редачу власти в Гомеле укра­инцам. Меньшевики и пра­вые эсеры призывали не при­знавать власть большевиков, а оставаться верными Временно­му правительству.

Последними на собрании выступили большевики Жи­лин, представлявший Петро­совет, и фронтовик Берзин. Их лозунги «Мир без аннексий и контрибуций», «Вся власть Советам!», «Мир народам!» нашли живой отклик в сердцах большинства собравшихся. Ра­бочий вагонного цеха беспар­тийный Демьяненко взобрался на трибуну и призвал братьев- рабочих изгнать с террито­рии завода всех, кто ратовал за контрреволюцию. «Они, — убеждал он, — хотят нас, как го­лодных собак, заманить обеща­ниями, а после в цепи закуют!».

Первый учредительный съезд делегатов железнодорожного союза Полесских железных дорог в Гомеле в 1917 г.Под свист и улюлюканье ра­бочих делегаты «Украинской рады» вместе с меньшевика­ми покинули собрание. А пра­порщика Севрука и вовсе вы­толкали взашей.

Борьба с бандитизмом

На следующий день после специально данного заводского гудка все рабочие железнодо­рожных мастерских, записав­шиеся в Красную гвардию, со­брались у механического цеха. Им было выдано оружие, бое­припасы, и отряд двинулся по Замковой улице (ныне Комсо­мольская) к замку князя Паске­вича, где в это время проходи­ло заседание Гомельского гор­совета. Командир отряда Яку­бов доложил горсовету, что Гомельский железнодорожный узел полностью поддерживает советскую власть и его пред­ставители готовы с оружием в руках выполнить любое реше­ние новой власти.

30 октября там же, во двор­це, состоялось совместное за­седание Гомельского совета ра­бочих и солдатских депутатов и исполкома уездного Совета крестьянских депутатов, на ко­тором было принято решение о переходе всей полноты власти в Гомеле и Гомельском уезде в руки Советов. Одновременно красногвардейцы заняли стан­цию Гомель-Пассажирский, где в бывшем помещении жан­дармского отделения располо­жился штаб отряда. Под охра­ну революционно настроенных железнодорожников были взя­ты также телеграфы на стан­ции и в городе, почта, банк и казначейство.

Параллельно рабочим-железнодорожникам приходи­лось бороться с группами бан­дитов, которые всё чаще ста­ли появляться в поездах и на станциях Буда-Кошелёво и Те­реховка. Угрожая оружием, они заставляли дежурных на этих станциях направлять по­езда с продуктами и боепри­пасами в сторону от Гомеля, в Жлобин и Сновск. Нередки стали вооружённые нападе­ния на рабочие поезда, кото­рые доставляли из пригород­ных посёлков рабочих и слу­жащих на работу в Гомель. Взявшись за наведение поряд­ка со всей революционной ре­шимостью, в течение одной недели красногвардейцы- железнодорожники раздела­лись с бандитами.

«Вся власть Советам!»

В середине ноября 1917 года состоялись перевыборы мест­ных советов, многие из кото­рых в значительной степени оставались меньшевистскими. В те дни авторитет большеви­ков был так велик, что они с лёгкостью набрали на выборах большинство. В новый состав Гомельского горсовета вошли 200 человек, 118 из которых были большевиками.

Вся власть в Гомеле перешла к Советам17 ноября состоялось пер­вое заседание нового совета, на котором были избраны его президиум и революционный комитет города. В состав рев­кома вошёл и бригадир медно- литейного цеха Гомельских железнодорожных мастерских Шевчук. 21 ноября Полесский комитет РСДРП(б) сообщил в ЦК партии: «Наконец-то в Гомеле на деле начинает осу­ществляться Советская власть. Выбранный общим собранием революционный комитет всту­пил на путь энергичной, ре­шительной борьбы с контрре­волюцией и безвластием в го­роде. Среди членов партийной организации настроение бо­дрое, приподнятое, уверены в победе и готовы всемерно ей содействовать…».

Автор: Александр Евсеенко, фото Вячеслава Коломийца