Из истории имения Острогляды в XVI — начале XX вв.

0
695
Ил. 1. Остроглядовичи на карте 1749 г.
Ил. 1. Остроглядовичи на карте 1749 г.

Не всякий город может похвастаться таким повышенным вниманием со стороны историков, краеведов, журналистов, каким пользуется деревня Острогляды Брагинского района. Вдвойне удивительно такое внимание к давно выселенной и нежилой деревне. О ней писали и в XIX в. польские историки, пишут и в XXI в. современные белорусские краеведы.

Отдельные данные можно найти в 7-м томе издания «Slownik geograficzny Krolestwa Polskiego», вышедшем в Варшаве в 1886 г. Автором статьи является белорусский историк, энциклопедист А. Ельский (1834-1916) [1].

Польский историк искусства А. Урбанский (1873-950) в своей работе «Podzwonne na zgliszczach Litwy i Rusi» кратко описывает историю Острогляд, внешний вид усадьбы Прозоров, упоминает о существовании костела [2].

Однако наиболее ценные свидетельства собраны в исследовании Р. Афтанази (1914-2004). Это польский историк, библиотекарь, исследователь замков, дворцов и усадеб, автор монументальной работы «Dzieje rezydencji na dawnych kresach Rzeczpospolitej» («История резиденций на давних окраинах Речи Посполитой», 11 томов) [3].

Среди современных авторов к истории деревни Острогляды обращался краевед С.В. Бельский [4, 5, 6].

Также следует упомянуть, что деревня Острогляды постоянно присутствует на картах XVII-XVIII вв. наравне с такими населенным пунктами, как Брагин, Лоев, Любеч, Холмеч и др. Особенно удивительно осознавать, что небольшая белорусская деревня, затерянная в юго­восточной части Полесья, была известна европейским картографам из Амстердама и др.

К сожалению, не обходится и без нестыковок в литературе. Например, в книге «Памяць» почему-то указано, что эта деревня известна с XVIII ст. [7, с. 725], однако на картах Остроглядовичи устойчиво присутствуют начиная с 1613 г.

Из доступных источников информации известно, что ранее эта деревня называлась Остроглядовичи. История села тесно связана с историей сначала ВКЛ, затем — Речи Посполитой. Причем на картах XVII-XVIII вв. Остроглядовичи вместе с Брагином и другими близлежащими населенными пунктами фигурируют как земли, входившие в состав Короны Польской. В 1793 году, после второго раздела Речи Посполитой, деревня отошла к Российской империи.

По одним данным, в 1863 г. [7, с. 725], по другим, в 1864 г. [1, с. 690] в Остроглядовичах было открыто народное училище. Однако несмотря на это, современники в 1879 г. отмечали, что «грамотных в приходе было мало» [8, с. 118]. В 1886 г. в деревне насчитывались 71 двор и 403 жителя [7, с. 725], из чего следует, что в среднем в одном домохозяйстве проживало 5-6 человек.

По документальным источникам конца XVIII в. известны еще примерно с десяток деревень, находящихся на территории современного Брагинского района, среди них Микуличи, Ковали, Бакуны, Соболи, Хатуча, Глуховичи, Селец, Вязок, Шкураты и т.д. Однако на картах XVII-XVIII вв. наряду с Брагином фигурируют только Острогляды, что свидетельствует о значимости этого населенного пункта [9, обс. 138; ил. 1].

Наиболее ранние упоминания в источниках об Остроглядах датируются XVI в. Однако среди историков нет единого мнения относительно первых владельцев деревни. А. Ельский, А. Урбанский и Р. Афтанази утверждают, что имение принадлежало последовательно Вишневецким, Харлинским, Рокицким и Прозорам. Однако современный краевед из Хойников С. Бельский утверждает, что в XVI в. Острогляды принадлежали С. Полозовичу, а данные о владении Вишневецкими, Харлинскими, Рокицкими не подтверждаются надежными источниками [ил. 2].

Ил. 2. Портрет семьи Прозор. 1789 г. Худ. Ф. Смуглевич

Абсолютно достоверно известно, что с конца XVIII в. владельцем Острогляд был последний «обозный» (квартирмейстер) ВКЛ, участник восстания 1794 г. Кароль Прозор, который именовал себя «графом на Хойниках и Остроглядовичах» [ил. 3, 4].

Ил. 3. Кароль Прозор (1759-1841)
Ил. 3. Кароль Прозор (1759-1841)
Ил. 4. Герб Прозор
Ил. 4. Герб Прозор

В коллективном исследовании «Страчаная спадчына» указано, что в 1810-1820-е гг. В. Прозор, получив Острогляды по наследству, построил здесь дворец в стиле ампир по проекту архитектора Генриха Маркони [10]. Г. Маркони (1792-1863) по праву считается одним из наиболее выдающихся польских архитекторов первой половины XIX в. Спроектированные им дворцы, костелы, вокзалы и другие здания были построены на территории Польши, Украины и Беларуси [ил. 5].

Ил. 5. Генрих Маркони (1792-1863)
Ил. 5. Генрих Маркони (1792-1863)

Наиболее полное описание дворца в Остроглядах оставил Р. Афтанази [ил. 6]. По его данным, это был одиннадцатиосевой, в основании партеров несколько возвышенный <…> в средней части <…> дворец, с симметричным расположением и планом прямоугольника, в переднем фасаде подчеркивал неглубокий ризалит1 с портиком2 с шестью размещенными на одинаковом расстоянии колоннами без баз. Они стояли непосредственно на террасе, поднимая покрытую фризом3 с триглифами4 балочную систему, на которую, в свою очередь, опирался узкий балкон. Ризалит, закрытый треугольной сплющенной вершиной с гербовым картушем5 фундатора6, помещал на партере главные входные двери и два прямоугольных окна по бокам, а на 2-м этаже — большую полукруглую панель с портером, ведущим на балкон. Штукатурка дворца со стороны подъезда была абсолютно гладкая. Окна были без обрамлений. Их увенчивали только полукруглые налобные карнизы, соединенные гладким обрамлением. Угловые части покрывали рустами, под навесом же крыши тянулся широкий триглифовый фриз, похожий на тот, что в портике. Двухуровневую часть опять замыкало гладкое обрамление. Все детали художественного декора были представлены в белом цвете, живо контрастируя на фоне более темной штукатурки.

Ил. 6. Роман Афтанази (1914-2004)
Ил. 6. Роман Афтанази (1914-2004)

Более монументальный вид был придан садовой стороне дворца вследствие уклона территории, которая была выше фронтальной из-за видимых полуподвальных помещений. Она известна лишь по рисунку Игнатия Врублевского, сделанному около 1891 г. [ил. 7].

Ил. 7. Дворец в Остроглядах. Рисунок Игнатия Врублевского 1891 г.
Ил. 7. Дворец в Остроглядах. Рисунок Игнатия Врублевского 1891 г.

Центральная часть была похожа на фасадную. Только колонны портика, объединенного террасой, были размещены таким образом, что четыре крайние из них стояли парами, а две центральные — по одной. Застекленные двери, ведущие на террасу, как и оба боковых окна, все с полукруглым завершением, увенчаны здесь сильно очерченными треугольными налобниками, крепящимися консолями. С террасы в сад вела двусторонняя лестница. При двух крайних осях по обе стороны портика выступали крылья квадратного плана с угловыми частями, отделанными рустом7. Если рисунок Врублевского точен, у них было два окна, размещенных впереди, охваченных рамами маленьких полуколонн или даже колонн. Крылья покрывала гладкая шатровая крыша.

Согласно данным, собранным главным образом членами семьи последних владельцев, которые опираются на свидетельства людей, знавших Острогляды со времен Прозоров, дворец имел интерьер, разделенный на два тракта. При фронтальном портике помещался вестибюль с кафельными печами, огромным камином и винтовой лестницей, ведущей на 2-й этаж. Пол холла был застлан коврами, на стенах же висели трофеи и картины на охотничью тематику. В качестве меблировки выступала мягкая мебель. Входные двери должны были быть изготовлены из красного дерева с богатой интарсией8.

Посреди садового тракта размещалась также большая, занимающая всю ширину портика столовая зала. Ее потолок был разрисован в виде небосвода со звездами и Луной. Пол «имел симпатичные пейзажи, сделанные из разных сортов дерева: красного дерева, мореного дуба, ясеня, груши». Видимо, на него можно было сдвинуть большие зеркальные плиты таким образом, что тот, кто на него становился, видел небосвод и над собой, и под собой. Столовый зал, а также иные презентабельные комнаты декорировались «искусственным мрамором и лепниной», «резными мраморными каминами».

Из холла и столового зала входили направо в самую большую комнату дворца, т.е. в бальный зал, освещенный насквозь двумя окнами с фронта и двумя со стороны сада, особенно богато декорированный искусственным мрамором. Далее, по этой же самой стороне, находились еще четыре, несколько меньшие, жилые комнаты, расположенные вдоль бокового фасада дома. По левой стороне холла помещался второй салон, наполовину, однако, меньший бального зала, а со стороны сада — будуар хозяйки дома. Всю левую сторону занимали четыре следующие жилые комнаты, подобно, как и по правой стороне. На 2-м этаже большая фасадная комната была отведена под библиотеку. В идентичной комнате со стороны сада хранилось якобы несчетное количество платьев и шляпок пани Софьи Константиновны Прозоровой. Как единогласно подчеркивают все описания, так же богато, как и внешнее обустройство дворца, выглядела и его мебель с большим количеством произведений искусства и семейных реликвий. Все это было либо распродано, либо сгорело вместе с дворцом [ил. 8, 9].

Ил. 8. Фото дворца в Остроглядах. Начало ХХ века
Ил. 8. Фото дворца в Остроглядах. Начало ХХ века
Ил. 9. Фото дворца в Остроглядах. Начало ХХ века
Ил. 9. Фото дворца в Остроглядах. Начало ХХ века

Главная въездная арка состояла из железной решетки, выкованной вручную, в виде римских пик и венков в стиле ампир, подвешенных на высоких каменных и оштукатуренных колоннах. Тут же, при арке, с ее внешней стороны, стояли по обеим сторонам также две каменные и оштукатуренные сторожки с кругом в основании, покрытые крышами в виде купола, увенчанного также какими-то коваными орнаментами из железа. От арки к круглому газону перед дворцом вела широкая аллея, обсаженная старыми липами. По обеим сторонам газона, поблизости главного жилого дома, стояли два идентично выглядевших флигеля9, оба с крылечками, опертыми на четыре маленькие колонны. У них было по два окна с каждой стороны крыльца [ил. 10].

Ил. 10. Один из двух флигелей в Остроглядах. Фото Е.Н. Касперовича. 2011 г.
Ил. 10. Один из двух флигелей в Остроглядах. Фото Е.Н. Касперовича. 2011 г.

За дворцом тянулся старосветский парк площадью около 0,5 га, полный старых лип, дубов, грабов, платанов, пирамидальных и итальянских тополей, со множеством декоративных кустов. Костяк сада образовывали аллеи, выходящие от углов дома и заключающие четырехугольник. Его середину занимал живописный прудок с округлым островком, накотором росли деревья. Весь двор вместе с парком окружала стена из ажурного кирпича, прерываемая каждые десять метров оштукатуренными белыми столбами. Вдоль одной стороны стены шла дорога, обсаженная вековыми платанами и надвислянскими тополями.

В 1885 г. потомок Кароля Прозора — Константин, женатый на Софье Свентожецкой, дочери Болеслава, выдающегося повстанца 1863 г., растранжирив все унаследованное от предков богатство, продал Острогляды.

Согласно информации последних владельцев, основанной на свидетельствах ближайших соседей, а среди них Станислава Ваньковича из Рудакова, к руинам привели фантазии и капризы жены последнего из Прозоров [3].

В нашем распоряжении пока нет абсолютно достоверных данных о том, кто же был следующим владельцем Остроглядовского имения после Прозоров. Но косвенные свидетельства, содержащиеся в книге «Памяць. Брагінскі раён» [7, с. 57] и справочнике «Землевладельцы Минской губернии. 1861-1900», позволяют предполагать, что это был некто Рыбников [11, с. 426].

Новый собственник, не будучи человеком слишком большой культуры, организовал в салонах бани. Вследствие чрезмерной температуры в печах возник пожар, после которого от дома остались только обгорелые стены. Гордзялковские приобрели, таким образом, имение с руинами дворца. Имели они намерение отстроить эту прекрасную резиденцию по проекту архитектора Тадеуша Стрыенского, однако начало Первой мировой войны эти планы полностью перечеркнуло [3].

В 1912 г. имение Острогляды приобрел Ольгерд Гордзялковский (1896-1965) [ил. 11]. Сын Терезы Гордзялковской, которая оказывала покровительство белорусской литературе и печатному делу. Ольгерд Гордзялковский являлся собственником родового имения Друцк над рекой Друць, расположенного между Борисовом и Оршей (Витебская обл.). Он был женат на рожденной в Петербурге Ванде Гордзялковской (1885-1978). До 1917 г. являлся председателем Товарищества Земян на Кресах.

Ил. 11. Герб рода Гордзялковских
Ил. 11. Герб рода Гордзялковских

В 1919 г. был членом Комитета Защиты Кресов («Komitet Obrony Kresow Wschodnich») [ил. 12]. Комитет по защите восточных окраин — это организация, которая была создана в конце ноября 1918 г. в Варшаве. Комитет оказывал политическое покровительство формирующимся военным волонтерским подразделениям самообороны Восточного Приграничья. Одна из задач организации заключалась в том, чтобы проводить агитацию среди местного населения и выступать на стороне польской армии. При непосредственном участии О. Гордзялковского и с согласия Ю. Пилсудского в 1918-1919 гг. была организована 1-я Литовско-Белорусская Дивизия, составляющая 17 000 волонтеров.

Ил. 12. Комитет обороны кресов восточных
Ил. 12. Комитет обороны кресов восточных

После 1921 г. О. Гордзялковский приобрел в Велькопольше имение Лэнг (1000 гектаров). Во время немецкой оккупации проживал в Варшаве, после Второй мировой войны был директором Птицефабрики в Проховицах возле Лэгницы.

Отношения между владельцами Острогляд и местными крестьянами складывались не простые. С одной стороны, крестьяне в значительной степени зависели от помещика как от потенциального работодателя. По воспоминаниям местных жителей, которые передаются из поколения в поколение, остроглядовские крестьяне «хадзілі, хто хацеў зарабіць капейку к пану ў двор работаць <…> і сразу дзень атработаеш, і вечарам расплата», в частности «валамі гной вазілі, аж пад Марытон па палях развозілі» [12].

С другой стороны, были и конфликтные ситуации. Отрывочные сведения о непростых взаимоотношениях Гордзялковских с местным населением сохранились в делах Зонального государственного архива в Мозыре. Так, в сентябре 1917 г. жительница околицы Маритон Розалия Тишкевич подала иск в суд, о том, что владелец имения Острогляды O.А. Гордзялковский самоуправно сжал принадлежавшие ей 15 коп ржи на сумму 300 рублей. 1 мая 1918 г. ответчик в суд не явился, а сама О.P. Тишкевич просила «дело исключить [Так в тексте. — А.Л.] <…> до особого ея заявления в виду желания помириться с ответчиком». 3 апреля 1919 г. дело было окончено [13, Л. 1, 4, 6, 11, 11 об.].

Похожий иск на Гордзялковского в 1917 г. подала еще одна жительница Маритона Мария Тишкевич. Владелец Острогляд, считая, что земля, на которой живет М. Тишкевич, ей не принадлежит, в 1916 г. приказал перепахать ее огород, на «котором было 100 пуд. картошки, на 25 руб. овощей и собрал на 75 руб. сено». Общая сумма убытков составила 200 рублей. Как и в случае с предыдущим инцидентом, на суд 22 октября 1917 г. представители помещика не явились, а 27 июля 1919 г. дело было окончено [14, Л. 1, 1 об., 5 об., 13, 13 об.].

Окончание двух дел в 1919 г. можно объяснить не только отменой частной собственности на землю большевиками, но еще и тем, что Гордзялковские уехали в Польшу и судиться попросту было не с кем. Отголоски этого расставания с собственностью сохранились в устной памяти и до наших дней. Ссылаясь на свидетельства старожилов, очевидцев тех событий, уроженец Острогляд Н.А. Касперович сообщает, что «послерэвалюцыі пан спірт [В Остроглядах был спиртзавод. — А.Л.] выпусціў у канаву, і хадзілі, гавораць, людзі ложкамі сабіралі, паверху плаваў. Цыстэрны ўсе зліў у канаву», «палацы спаліў» [12].

Кроме спиртзавода и дворца, по воспоминаниям Н.А. Касперовича, с панских времен в Остроглядах были: зерносклад, столовая, «два дамы», в которых «жылі <…> людзі, которые ў пана на дварэ былі», «два сараі там было. Адзін згарэў, а адзін стаяў. Длінюшчы, здаравенны сарай», парк і пруд.

Судьба остатков усадьбы была в общем печальна. Местное население разбирало их на стройматериалы в середине ХХ в. «Ужэ ў 50-я годы, я шчэ ў школу не хадзіў, дык <…> сцяна адна была. Людзі строіліся і да вайны, і после вайны. Дак, наверна, паразбіралі на фундаменты, дак там адін шчэ капаўся ў тых траншэях, кірпіч выкідаў <…> Ну, там кірпіч быў, так выкідалі, сабе бралі. Нада ж было. Строілісь, дык сабе заліваць фундамент, і кірпіч нада быў» [12].

Окончательно точку в истории усадьбы поставила Чернобыльская катастрофа, после которой д. Острогляды была выселена, а остатки бывшего имения со временем стали зарастать дикой растительностью [ил. 13, 14].

Ил. 13. Остатки усадьбы в Остроглядах. Фото Е.Н. Касперовича. 2011 г.
Ил. 13. Остатки усадьбы в Остроглядах. Фото Е.Н. Касперовича. 2011 г.
Ил. 14. Карта-схема д. Острогляды. Автор С. Ляпин
Ил. 14. Карта-схема д. Острогляды. Автор С. Ляпин

Источники и литература:

  1. Jelski, A. Ostrohlady / A. Jelski // Slownik geograficzny Krolestwa Polskiego i innych krajow slowianskich. — Tom VII: Netrebka — Perepiat. — Warszawa, 1886. — S. 690.
  2. Urbanski, A. Podzwonne na zgliszczach Litwy i Rusi / A. Urbanski — Warszawa, 1928.
  3. Aftanazy, R. Dzieje rezydencji na dawnych kresach Rzeczpospolitej / R. Aftanazy — T. 11: Wojewodztwo kijowskie oraz uzupelnienia do tomow 1-10. — 787 s.
  4. Бельскі, С. Астраглядаўская сядзіба Прозараў [Электронны рэсурс] / С. Бельскі // Хойникшчина — Рэжым доступу: http:// hojniki.ucoz.ru/ index/dostoprimechatelnosti/0-27
  5. Бельскі, С. Астраглядаўскі Марконі і два ключы да. / С. Бельскі // Культура — 2010. — 2 кастр. -Рэжым доступу: http://www.kimpress.by/index.phtml?DomainName=cult&id=4746&mode=print&page=2
  6. Бельскі, С. Касцёл у Астраглядах [Электронны рэсурс] / С. Бельскі // Хойнікшчына — Рэжым доступу: http://hojniki.ucoz.ru/index/kascjol_u_ astragl/0-451
  7. Памяць. Брагінскі раён: гіст.-дак. хронікі гарадоў і р-наў Беларусі / Уклад. І.Ф. Ганжураў. — Мінск: “Мастацкая літаратура”, 2003. — 750 с.
  8. Описание церквей и приходов Минской епархии, составленное по официально затребованным от принтов сведениям. — Том 8: Речинский уезд. — Минск: Типо-литография Б.И. Соломонова, 1879. — 161 с.
  9. Вялікі гістарычны атлас Беларусі: у 3 т.: Т. 2 / рэд. Г.П. Ляхава Ю.М. Несцяроўская, Т.М. Пракаповіч. — Мінск: Белкартаграфія, 2013. — 347 с.
  10. Страчаная спадчына [Электронны рэсурс] / Т.В. Габрусь, А.М. Кулагін, Ю.У Чантурыя і інш. Уклад. Габрусь Т.В. — Мінск: Полымя, 1998. — 351 с. — Рэжым досупу: rulit.me/books/strachanaya-spadchyna-download-free-282886.html
  11. Дрозд, Д.М. Землевладельцы Минской губернии 1861-1900. — Минск: Медисонт, 2010. — 672 с.
  12. Касперович Николай Автономович, 1953 г.р. [Интервью] — Опросил А.Д. Лебедев.
  13. Зональный государственный архив в Мозыре (ЗГАМ). — Ф. 50. — О.1. — Д. 515.
  14. Зональный государственный архив в Мозыре (ЗГАМ). — Ф. 50. — О.1. — Д. 516.

[1] Ризалит — часть здания, выступающая за основную линию фасада и идущая во всю высоту здания. Эти архитектурные элементы обычно симметричны по отношению к центральной оси здания.

2 Портик — крытая галерея с колоннами, прилегающая к зданию.

3 Фриз — декоративный элемент в виде горизонтальной полосы или ленты, обрамляющей или увенчивающей ту или иную часть архитектурного сооружения.

4 Триглиф — в архитектуре элемент фриза дорического ордера, представляющий собой вертикально стоящую каменную плиту с треугольными в плане продольными желобами.

5 Картуш — лепные или графические украшения в виде щита или полуразвернутого свитка, обрамленного завитками, с гербом, вензелем или эмблемой внутри.

6 Фундатор — лицо, выделившее средства на строительство или ремонт.

7 Руст (или рустовой камень) — угловой архитектурный элемент, который призван делать акцент на углах здания и создавать более четкий конструктивный образ. Он представляет собой мощный камень с лицевой стороной, имитирующей грубый необработанный натуральный камень.

8 Интарсия — вид декоративно-прикладного искусства, инкрустация,выполняемая деревом по дереву. Для изготовления интарсии подбирают разную по цвету древесину, которую нарезают на тончайшие ленты шпона, предварительно удалив все дефекты. Получившиеся ленты-полоски склеивают до листов необходимого размера, из которых вырезают детали для мозаики. Детали, образующие узор, плотно подгоняются друг к другу, склеиваются и вкладываются в украшаемый предмет. Затем внешняя сторона набора тщательно полируется.

9 Флигель — вспомогательная пристройка к жилому или нежилому дому, а также отдельно стоящая второстепенная постройка.


Автор: А.Д. Лебедев
Источник: Брагинщина в контексте истории белорусско-украинского пограничья: сборник научных статей / редкол. А.Д. Лебедев (отв. ред.) [и др.]. — Минск: Четыре четверти, 2018. — 142 с.: ил. Ст. 56-64.