Гомельская земля в VI книге записей «Литовской метрики»

0
198
гомельская земля в записях Литовской метрики

В июне — июле 1496 года великий князь Литовский Александр Казими­рович пребывал в Вильно. Великокняжеская канцелярия работала в этот период весьма напряженно, о чем свидетельствует длинный ряд разнообраз­ных актов. Большая часть из них находится в составе т. н. VI книги записей «Литовской метрики»1. В их числе был и датированный 1 июля 1496 г. «данный лист» (привелей) князю Семену Ивановичу Можайскому на город Чернигов, являвшейся также «подтверждением» владения городами Стародубом и Гомелем «вечно», получившей при занесении в VI книгу записей «Ли­товской метрики» (далее ЛМ) заглавие «Князю Семену Можайскому на го­род Черниговъ а на город Стародубъ а на Гомеи, вечъностью»2. При описа­нии VI книги записей ЛМ в Московском архиве Министерства юстиции он именовался: «Привелей князю Семену Ивановичу Можайскому на города Чернигов Стародуб и Гомель на вечность»3. Впервые документ был опубли­кован в «Актах, относящихся к истории Западной России»4. В 2007 г. в рам­ках программы по изданию «Литовской метрики» к 1000-летию Литвы доку­мент был издан в составе VI книги Записей литовскими историками5.

Взаимоотношения Можайских князей-эмигрантов из Великого княжества Московского с великими князьями Литовскими имели долгую историю. Ста­родуб и Гомель были отданы в вотчину Казимиром IV отцу князя Семена Ива­новича — князю Ивану Андреевичу Можайскому после его бегства в 1454 году с семьей в Великое княжество и перехода на службу к Казимиру. Семен Ивано­вич являлся таким образом правнуком великого князя московского Дмитрия Донского и близким родственником правящего великого князя Ивана Василье­вича. Точное время перехода Гомеля под власть Можайского княжеского дома неизвестно. Изучавший этот вопрос М.М. Кром обратил внимание на то, что объекты пожалований были выбраны не случайно, так как Иван Андреевич с материнской стороны приходился внуком некогда владевшего Стародубом Александру Патрикеевичу6. Неизвестно было ли пожалование Ивану Андрее­вичу Гомеля и Стародуба «у вотчину» одновременным актом, так как сам при­велей великого князя Казимира не сохранился.

Тем не менее, в 1496 г. этот документ несомненно находился в распоря­жении князя Семена Ивановича — Александр Казимирович декларирует, что можайский князь «листъ отца нашего перед нами вказывал»7. В дальнейшем Иван Андреевич получил Брянск, но это княжество было утрачено его стар­шим сыном Андреем Ивановичем. К 1496 году князь Семен Иванович был, несомненно, единственным наследником отца.

В тексте рассмотрены сложные вопросы тяжб князя Семена Ивановича из-за земельных владений в «Черниговском повете» с князьями Иваном Борисовичем Глинским и Александром Чарторыжским, но о владении Го­мелем и Стародубом говорится безо всяких упоминаний о каких-либо кон­фликтах с местными феодальными землевладельцами. Между тем известно, что у можайских князей в Гомельской земле были серьезные конфликты с родом Саковичей. Впрочем, привелей, данный можайскому князю, явно показывает расположение к нему Александра Казимировича.

Как и большинство важнейших актов канцелярии ВКЛ документ был утверджден Панами рады (с формулировкой в конце документа «при том были»). Перечисляется шесть лиц с указанием, что присутствовали «и иные панове и маршалъки, Рада [наша]». Это — Войтех Табор, епископ (бискуп) виленский (1492-1507), Радивилович (Радзивилл) Миколай Радивилович, воевода виленский (1491-1509), канцлер BKЛ (1492-1509), князь Александр Юрьевич Гольшанский пан виленский (1493-1510), наместник городенский (1495-1505), Ян Юрьевич Заберезинский пан Троцкий (1492-1498), намест­ник полоцкий (1494-1496), Станислав Янович Кезгайла, староста жомоитский (1486-1527), Пац Юрий Пацевич (Пац), наместник новгородский (1492-1496). Одновременное присутствие этих виднейших представителей правящей элиты ВКЛ в Вильно при великом князе наблюдалось, конечно, не каждый месяц.

Спустя буквально несколько дней 6 июля из Канцелярии ВКЛ вышел еще один документ (сохранившейся в составе VI книги ЛМ) — писарская запись о «пожаловании тому же князю города Карачарова до воли господарской8. Таким образом, князь Семен Иванович оказался во главе огром­ного удела на восточных рубежах ВКЛ.

Почему великий князь Александр Казимирович решил заняться наделе­нием новыми и подтверждением старых владений можайского князя именно в начале июля 1496 г.?

Непосредственно перед подтверждением владений можайского князя в Вильно побывало московское посольство во главе с Михаилом Степано­вичем Кляпиком (Клепиком) Еропкиным (Яропкиным), которого сопровож­дал подьячий Тимофей Микулин. По посольской документации ВКМ оно было отправлено 19 мая 1496 г.9 Переговоры не привели к желаемому ре­зультату, о чем свидетельствует имеющийся в составе и посольской доку­ментации ВКМ книги и копии ЛМ 5 ответ литовской стороны на посоль­ские речи10.

В историографии давно сложилась точка зрения о том, что фактический провал посольства свидетельствовал о дальнейшем ухудшении отношений между BKJI и ВКМ, хотя явно конфликт между зятем и тестем стал прояв­ляться только осенью того же года. Особое раздражение и самого Алексан­дра Казимировича, и политической элиты ВКЛ вызвало стремление Ивана Васильевича использовать в своих интересах дочь — великую княгиню Ли­товскую Елену Ивановну11. В итоге просьбы московской стороны были отвергнуты. Весьма красноречиво заглавие посольского ответа при описа­нии второй части 5-й книги записей ЛМ в Московском архиве Министерст­ва юстиции: Ответ великого князя Александра великому князю Московско­му на его посольство с отказом пропустить через свои владения послов Пе­рекопского царя Мендлигирея и Волошского воеводы Стефана в виду того, что последние не прекратили нападений на литовские владения. Несмотря на про­пуски их послов в великое княжество Московское, и с объяснением причин, по которым к великому князю Московскому не был пропущен посол Турецкого султана и его сына Кафского султана, а также ехавшие с ним гости12.

В этих условиях великий князь Александр, прекрасно сознававший страте­гическое значение Гомельской и Черниговской земли в предверьи конфликта, пошел на увеличение удела Можайского князя. Мало того великий князь Алек­сандр Казимирович продолжал политику пожалования князя Семена Иванови­ча и в дальнейшем «придав» к его вотчине в марте 1499 еще и Хотимль. 26 марта 1499 в Вильно паны рады утвердили очередное пожалование Можай­скому князю13.

При публикации документа в составе первой части книги 5 записей ЛM в РИБ он получил весьма выразительную аннотацию: «Подтверждение князю Семену Ивановичу Можайскому на замки Стародуб, Гомель и Чернигов и на волости Карачаров и Хотимль (первые два замка выслужены отцом князя Се­мена на великом князе Казимире, Чернигов и обе волости выслужены самим князем Семеном на великом князе Александре); со всем принадлежащим, вечно ему, жене и их потомкам. С правом полного распоряжения; в пожалованное князьям и боярам в этих поветах великими князьями Казимиром и Алексан­дром князю Семену и его наследникам не вступаться14. Действительно, в до­кументе подчеркивается, что Гомель отдан был за “высслугу отца его” в то время как замок Чернигов и волости Карачаров и Хотимль он “при нас выслу­жил”15.

Жалованный акт великого князя вновь, как и в 1496 г., был утвержден па­нами рады (с формулировкой “при том были велебные и вельможные”). Прав­да, поименно указано три персоны: (Войтех (Табор) бискуп виленский Григо­рий Станкович Остикович, маршалок дворный, наместник мерецкий и Оникшенский, Бартош Таборович, маршалок наместник Мойшакгольский и Дубиницкий. Далее имеется оговорка, что присутствовали ”и иные” паны рады16.

Анализировавший ситуации с земельными пожалованиями князю Семену Ивановичу М.М. Кром справедливо отметил, что великий князь Александр своей политикой способствовал превращению владений князей можайских из «пожалованный господарем некогда вотчины в обособленный от Великого княжества удел». Гомелевская земля являлась самой старой частью владений князя Семена и своебразным «стержнем» его владений.

Владение огромными территориями в BKЛ тем не менее не помешало кня­зю Семену Ивановичу Можайскому уже в 1500 г перейти в подданство велико­го князя Московского Ивана III, что в дальнейшем в числе прочих поводов спровоцировало войну между ВКЛ и ВКМ. Интересно, что первые контакты князя Семена Ивановича с Москвой относятся именно к лету 1499 г.17.

Как известно, князь Семен Можайский перешел на московскую службу в апреле 1500 г. вместе с Василием Шемятичем. Формальным поводом был вопрос о греческой вере. Обстоятельства подробно рассмотрены М.М. Кромом18. По его мнению, дипломатические переговоры, последовав­шие за отъездом князей в Вильно, показали особое положение уделов Можай­ского и Шемятича в составе BKЛ Действительно, приводимый в JIM книги записей 5 ответ великого князя на претензии об утеснении православия весьма своеобразен «О том ведает сам господарь ваш, как тех князей отцы выехали от его отца к отцу господаря нашего, королю его милости (Казимиру — А. В.) и над его отцом и над ним самим, которую зараду учинили. И отец господаря нашего их отцам подавал города и волости свои, им на поживенье, а о их городах и волостех господар наш не ведает, ведает его милость и держит свою отчину»19.

Таким образом, владения Шемятича и Можайского в т. ч. Гомельская земля признаются великим князем как фактически обособленные уделы. Подобное положение относительно Можайского князя, впрочем, логично вытекает из его прав по подтвердительному привелею 1499 г. «волен он то продати, и отдати, и заменити. И к своему вжиточному обернута, как вам налепей разумеечи»20.

Недальновидная политика Александра Казимировича в отношении Мо­жайского князя дорого обошлась Великому княжеству. Ровно через год после­довал его переход «к московскому».

К.В. Базилевич полагал, что обращение Можайского князя произошло в конце апреля — начале мая 1500 г.21 Переход князя Семена Ивановича Можай­ского и князя Василия Ивановича Шемятича, как известно, ознаменовал собой начало Московско-литовской войны 1500-1503 гг. В ходе конфликта Гомель­ская земля подвергнута разорению и почти полностью была захвачена москов­скими войсками. По русско-литовскому мирному договору в 1503 г. князь Александр признавал вхождения «города Гомья съ волостми» в состав ВКМ»22.

Правда, формально мирный договор был перемирием сроком на шесть лет. Но литовская сторона не намеревалась отказываться от претензий на захвачен­ные земли, часть из которых, в том числе и Гомельскую землю ей удалось вер­нуть в ходе т. н. Стародубской войны 1534-1537 г.

  1. Описание документов и бумаг, хранящихся в Московском архиве Министерства юстиции (далее — ОДБМАМЮ). № 148, 150, 152-153, 155-162, 164, 189-195, 599. — М., 1915-Кн. 21. — С. 43-45, 47, 82.
  2. Списки РГАДА. Ф 389. Оп. 1. Ед. хр. 6. Л. 117 об-118 (ст. л. 68 об-69).
  3. ОДБМАМЮ № 156. — С. 44.
  4. Акты, относящиеся к истории Западной России, собранные и изданные Ар­хеографической комиссией (далее АЗР). — Т. I. — № 139. Разд. I. — СПб., 1846. С. 163-164.
  5. Lietuvos metrika. Kniga Nr 6 (1494-1506). Parenge. A. Baliulis.Uzrasymu kniga 6. Vilnius 2007(далее — ПЛ 2007). — № 156. — P. 129.
  6. Кром, М. М. Меж Русью и Литвой / М. М. Кром. — М., 1995. — С. 61.
  7. ПЛ 2007.3. 129.
  8. ОДБМАМЮ № 157. с 44. Документ опубликован: АЗР. Т 1 № 139, разд II. С. 164., ПЛ 2007. № 157. Р 129.
  9. Памятники дипломатических сношений Московского государства с Польско-Литовским. Т. 1. С 1487 по 1533 год.: сб. Императорского русского исторического общества. — СПб., 1882 (далее — РИО). Т. 35. — С. 219. В русской посольской докумен­тации имеются вер. гр. дат. 19 мая 1496 Москва (там же. С. 220), речи (там же. С. 220-222), речи к великой княгини Елене Ивановне (там же. С. 223-225), а также наказная память (там же. С. 223) См. также: АЗР. Т. 1. № 136. С. 161-162. Точное время пребы­вания посольства в Вильно не установлено, но вероятно это было в июне.
  10. Списки РГАДА. Ф. 389. Оп 1. Ед. хр. 5. Лл. 190-191 (ст. л. 177-178). AGAD Tzw. ML Ks 192 К 339-341; ОРРГБ. Ф. 256. № 74. Ч 2. № 27. л. 185-186: РГАДА. Ф 79. Оп. 1. Ед. хр. 1. л. 539-554. Публ. в составе русской посольской документации (РИО. Т. 35. С. 225). В составе книги-копии ЛМ 5 : сб. Муханова — СПб., 1886. — № 56. — С. 83-84; Lietuvos metrika. Kniga Nr 5 (1437-1506). Parcnge. E Banionis. Uzrasymu kniga 5.-Vilnius, 1993. (далее -ПЛ 1993).-№ -P. 113-114.
  11. Бантыш-Каменский, H. H. Переписка между Россией и Польшею по 1700 год, собранная по дипломатическим бумагам управляющим Московским архивом Коллегии иностранных дел H. Н. Бантыш-Каменским / H. Н. Бантыш-Каменский. — М., 1862. — Ч. 1. — С. 26; Базилевич, К. В. Внешняя политика Русского централизованного государ­ства (Вторая половина XV века) / К. В. Базилевич. — М., 2001. — С. 296, 332.
  12. ОДБМАМЮ. — № 88. С. — 12.
  13. Русская историческая библиотека (далее — РИБ). — Т. 27. — СПб., 1910 Стлб. 744-746.
  14. Там же. Стлб. 744.
  15. Там же. Стлб. 745.
  16. Там же. Стлб. 746.
  17. РИО. Т. 35. С. 283.
  18. Кром, М. М. Указ. соч. С. 97.
  19. ПЛ. 1993. С. 149.
  20. РИБ. Т. 27. Стлб. 745-746.
  21. Базилевич, К. В. Указ. Соч. С. 401.
  22. РИО. Т 35. С. 300.


Автор:
А.В. Виноградов
Источник: Страницы военной истории Гомельщины: материалы науч.-практ. конф. / ред. кол.: А.А. Коваленя и др. – Гомель, 2008. – 236 с. Ст. 92-96