Гомель в конце XV в.

0
50
Гомель в конце XV в.

В средневековье Гомель редко попадал на страницы летописей, ведя размеренную жизнь пограничного города, находившегося на важней­ших торговых путях. Одной из ярких страниц истории Гомеля являют­ся события конца XV в., связанные с вхождением города в состав Мос­ковского великого княжества и имеющие важное значение для понимания сути двухсторонних отношений между Великим княжеством Литовским и Московским великим княжеством.

Гомель в средневековый период своей истории привлекал незначи­тельное внимание исследователей. Специальных работ, посвященных освещению событий, происходивших в Гомеле, в этот период сравни­тельно немного. Но все исследователи, специально занимавшиеся исто­рией средневекового Гомеля, непременно останавливались на событи­ях конца XV в., связанных с включением города в состав Московского великого княжества.

А.К. Киркор писал, что после смерти Иоанна Андреевича «король Александр предоставил Гомель сыну его Симеону, который, в 1500 г., возвратился в Москву, но, удержав за собою Гомель; Иоанн же III по­ложил условием, чтобы владения этого Симеона не воевать»1. Необхо­димо отметить, что Александр стал королем польским только в 1501 г., а в 1500 г. был великим князем литовским. В наше время такую же ошибку допускает А. Ф. Рогадев, называя его королем в 1499 г. Он подчеркива­ет, что Семен Иванович, сын перебежчика из Московии Можайского князя Ивана Андреевича, «в 1499 году со всеми волостями своими при­соединился к Москве, так как не желал в своей земле вводить католи­ческую религию, к чему склонял его великий князь и король Александр»2.

Л.А. Виноградов отмечал, что в марте 1499 г. князь Семен Ивано­вич выхлопотал у великого князя литовского Александра грамоту, по которой «Гомель давался в наследственную собственность семейству Мо­жайских князей». Он предположил, что «даруя такие права, великий князь Александр принуждал своего вассала к принятию католической религии и, по-видимому, так настойчиво и грозно, что воспитанный в православии и преданный ему князь Семен Иванович предпочел обра­титься к своему давнему преследователю московскому великому князю Ивану III, прося защиты. В Москве ему обещали покровительство и сохранение за ним его прав. Тогда князь Семен Иванович отпал от Лит­вы и с Гомелем и прочими волостями присоединился к Московскому государству. Это было ранней весной 1500 года»3.

С. Μ. Лебедев писал: «После смерти польского короля Казимира (1492) Польско-Литовская уния распалась на два самостоятельных го­сударства. Великий московский князь Иван III незамедленно восполь­зовался этим распадом для возврата исконно русских земель. В конце XV века часть белорусских и украинских феодалов, недовольная усиле­нием литовской феодальной знати, перешла вместе со своими владени­ями на службу к московскому князю. Земли в районе бассейна Десны и Сожа, в том числе и вотчина князя Ивана Можайского с городом Гомелем, отошла к Русскому государству»4.

Г. С. Евдокименко констатировал: «На протяжении всего XV в. ве­ликое княжество Литовское выступало мощным соперником Руси, ме­шало усилиям московских князей объединиться, продолжая удерживать в своем составе многие исконные русские земли»5.

В своей научно-популярной работе Μ. А. Ткачев говорил, что после смерти Свидригайло «Гомель отдали беглым можайским князьям, от­каз которых (в 1499 г.) от принятия католичества привел в результате к длительной борьбе за обладание городом. В эту борьбу в 1500 г. вме­шался московский великий князь, у которого можайские беглецы на­шли поддержку»6.

В энциклопедическом справочнике «Гомель» лишь сообщается, что в русско-литовскую войну 1500-1503 гг. Гомель занят русскими войс­ками7, а в «Энцыклапедыі гісторыі Беларусі» уточняется, что Гомель во время войны Московского государства с ВКЛ занят русскими вой­сками8.

Поэтому есть необходимость для нахождения истины вновь обратить­ся к событиям конца XV в. В это время Гомель находился в руках Семена Ивановича, сына беглого можайского князя Ивана Андреевича, поки­нувшего свое княжество после поражения от московского великого кня­зя Василия II Темного летом 1454 г.9, и справедливо считался мощным центром обороны Нижнего Посожья10. Но главное предназначение Го­меля состояло в наличии здесь таможни (мытни), на которой взимались торговые пошлины (мыто) с проезжавших купцов. Однако некоторым из них даровались привилегии и они освобождались от уплаты этого налога. Так «мещанину менскому», купцу Луке Терешковичу король Казимир разрешил беспошлинную торговлю во многих городах ВКЛ, о чем «князем нашим, и паном, и наместником, и тивуном, и бояром, и мытником, и всеми заказчиком» сообщалось королевской грамотой от 5 мая 1480 г.:»… тот наш человек… торгуеть нашим дубасом бобруйским троцкое половины и нашими пенязьми; а от того нам прибытку дает. И вы бы от нашого дубасу и от его кормяли мыта не брали бы. Есте в… Речицы, Гомьи, в Чичерску… по всим нашим мытом, и по князским, и по панским и по боярским, сухим и водою. А которые бы хотели через наш лист силу ему чинити… тот наш великую вину заплатить»11. Торговля у Луки Терешковича шла неплохо, и 4 марта 1488 г. «Казимир Божью милостию» подтверждает свой предыдущий привилей и снова освобожда­ет купца от уплаты «мыта господарского, княжеского, панского и бояр­ского» во всех городах, где он торгует, в том числе и в Гомеле: «и вы бы отъ нашого дубаса и оть его гомяш мыта не брали бы есте въ… Гомьи…»12.

Опасным было занятие торговлей. Беда могла случиться, где угод­но: на «большой дороге» могли ограбить разбойники, а на митне куп­цы не были застрахованы от произвола и беззакония таможенников. Не случайно, что князь Семен Иванович предпочитал находиться в Го­меле, а не в Стародубе — центре своих владений.

В январе 1488 г. московский посол Михаил Еропкин жаловался Ка­зимиру IV на непомерные торговые пошлины и грабежи купцов в Гоме­ле: «А в Гомье наперед того имали по два гроша с воза и со вьюка; а нынеча князь Семен княж Иванов сын Можайского прибавил в Гомье тридцатое…»13. Но на этом самовольство князя не заканчивалось. Воз­мущение московского дипломата вызвал вопиющий случай настояще­го грабежа на местной мытни: «Шли великого князя гости Тишка Коврижкин да Гридя Лукин с товарищи, шли из заморья через Литовскую землю, и как пришли в Гомей, да мыты и пошлины поплатили, и князю Семену княжу Иванову сыну Андреевича поминок несли камку бурьскую, и князь Семен поминка у них не взял, а велел пограбити, и погра­били их княж Семеновы люди, Ондрей Олександров сын Чертов, да Василей Тферитин с товарищи, а взяли у Тиши пять камок бурьских, да камку червчату бурьскую, да две камки тяжелые добрые, да тафты шесть­десят локот, да полсема лохти ездьские; а всего на сорок рублев и на пол-четверта рубля. А у Гриди у Луктна да его товарища у Онтона взя­ли две камки бурьские с золотом тяжелые, да две метры червьчатого шолку, да четырнадцать брусов мыла грецкого, да янанчю бурьскую, да два фунту перца; а всего на двадцать рублев…»14.

Но князь Семен Иванович не только «разбойничал» на гомельс­кой таможне, но и защищал пограничные города ВКЛ. Когда в нача­ле 1493 г., ехавший служить к московскому великому князю Ивану III, князь Семен Федорович Воротынский по дороге овладел двумя городами — Серпейском и Мещовском, князь Семен вместе со смолен­ским воеводой, паном Юрием Глебовичем вернули эти города назад, нсостав ВКЛ15.

Князя Семена Ивановича нельзя было обвинить в промосковской ориентации. Не случайно, что в договорной грамоте между Александ­ром и Иваном III великий князь литовский обязался «не отпускать ни­куда ко вреду Иоанна детей его изменников — Шемячича, Можайского, Ярослава Верейского, а также тверского князя; если выйдут они из Ли­товской земли, опять их не принимать, но быть на них заодно с Иоан­ном»16. Иван III советовал своей дочери Елене, перед ее отъездом в Виль­но к будущему супругу великому князю литовскому Александру, князей, отъехавших из Москвы, Шемячича и других, не допускать к себе; если бы даже и потом, в Вильно, они захотели ударить ей челом, то чтобы Александр не велел им и их княгиням к ней ходить17.

Летом 1496 г. князь Семен Иванович ездил в Вильно, где получил подтверждение своих прав на владение Гомелем и Стародубом. Кроме того, он был наделен еще и Черниговом18. Весной 1499 г. князь Семен опять отправился в столицу, и великий князь литовский Александр дал ему привилей, определяющий права Семена Ивановича на владения; «Самъ Александр Божию милостию. Чинимъ знаменито симъ нашимъ листомъ, хто на него посмотрить, або чтучи его услышить, кому будеть потреба тою ведати: …по-твержаемъ симъ нашимъ листомъ, вечно ему и его Княжни и ихъ детемъ и потомъ будущимъ ихъ чадкомъ. Маетъ Князь Семенъ и его наследки держати городъ Стародубъ а Гомей а за­мок Черниговъ и волость Карачовь а Хотимль со всими дворы и волостьми и зъ семе боярскими и з слугами путными и зъ людми волостны­ми и тяглыми и зъ слободичи и зъ данники и со всеми ихъ землями пашными и зъ бортными и зъ ловы и зъ сеножати и съ озеры и съ реками и сь бобровыми гоны и съ станы зъ ставищи и зъ даными грошовыми и медовыми и зъ мыты и со всими платы и доходы, што здавна къ темъ замкомъ и волостемъ вышеписаннымъ прислухало. Волен то онъ про­дати и отдати и заменити и къ своему ужиточному обернута, какъ самъ найлепей разумеючи… А на твердость того и печать нашу казали есьмо привесита къ сему нашому листу»19. Судя по этому документу, князь Семен не только расширил свои владения, но и сделал их наследствен­ными для всей своей семьи.

Чем же можно объяснить неожиданную присягу Семена Ивановича московскому великому князю Ивану III? Большинство историков счи­тали, что православных князей ВКЛ принуждали перейти в католиче­ство20. По нашему мнению, великий князь литовский Александр на са­мом деле предпринял попытку введения униатства, основываясь на постановлении Флорентийского собора 1439 г.

На наш взгляд, события разворачивались следующим образом, Иван III давно искал повод начать новую войну за возвращение своей «отчины», «Русской земли». Получив известие от подьячего Шестакова в 1499 г. о принуждении перехода «в латинство» дочери Елены, жены великого князя литовского и «всего нашего православного христиан­ства»21, Иван III тайно посылает своего представителя для ведения пе­реговоров с князьями Семеном Ивановичем Бельским, Семеном Ива­новичем и Василием Ивановичем Шемячичем о переходе на службу к «государю всея Руси» со своими «отчинами», обещая одарить их горо­дами. В результате переговоров была достигнута договоренность о во­енной помощи князей во время войны Московского великого княжества с Великим княжеством Литовским22. Прибытие князя С. И. Бельского в Москву 12 апреля 1500 г. послужило поводом к началу войны23. Иван III направляет к Брянску воеводу Якова Захарьича. Сторонники Моск­вы ночью подожгли город. Наступление московского войска было так неожиданно, что брянский воевода Станислав Бартошевич был захва­чен врасплох в одном из пригородных сел. Узнав о взятии Брянска и присяге его жителей великому князю московскому, князья Семен Ива­нович и Василий Иванович Шемячич приехали к воеводе Якову Заха­рьину и присягнули служить великому князю московскому со всеми го­родами и волостями24.

Так драматически закончились события конца XV в., и Гомель на несколько десятилетий оказался в составе Московского великого кня­жества.

  1. Живописная Россия: Литовское и Белорусское Полесье: Репринт, воспроизведение им 1882 г. — Мн., 1993. — Т. 3. — Ч. 2. — С. 427.
  2. Рогалев А. Великое княжество Литовское: поиск исторических закономерностей // Крыжовы шлях: Дапаможнік для вывучаючых гісторыю Беларусі. — Мн., 1993 Гістарычныя сшыткі. Сшытак першы. — С. 75.
  3. Виноградов Л. А. Гомель: Его прошлое и настоящее: 1142-1900 г. —Μ., 1900. — С. 10-11
  4. Лебедев С. Μ. Гомель: Историко-экономический очерк, 2-е изд., нспр. и доп. — Мн.,1962. — С. 14.
  5. Евдокименко Г. С. Далекое прошлое нашего города // Гомель: Историко-экономичес­кий очерк. — Мн., 1972. — С. 10.
  6. Ткачев Μ. А. Замки Белоруссии. — Мн., 1987. — С. 66.
  7. Гомель: Энциклопедический справочник. — Мн., 1990. — С. 15.
  8. Энцыклапедыя гісторыі Беларусь У 6 т. — Мн., 1996. — Т. 3. — С. 61.
  9. Зимин А. А. Витязь на распутье: Феодальная война в России XV в.-Μ., 1991.-С. 161-162.
  10. Ткачев Μ. А. Замки Белоруссии. — С. 65.
  11. Белоруссия в эпоху феодализма. — Мн., 1959. -Т. 1. — С. 261.
  12. Русская историческая библиотека. — СПб, 1910. — Т. 27. Ч. 1. — Стб. 463.
  13. Сборник Императорского Русского Исторического общества. — СПб, 1892. — Т. 35. Ч. 1. — С. 10.
  14. Там же. — С. 12.
  15. Соловьев С. Μ. Сочинения. В 18 кн. — Μ., 1989. — Кн. 3. Т. 5: История России с древней­ших времен. — С. 98.
  16. Там же. — С. 101.
  17. Там же. — С. 104.
  18. Виноградов Л. А. — Гомель. — С. 10.
  19. Сборник Муханова. — СПб, 1866. — С. 87.
  20. Например, см.: Базилевич К. В. Внешняя политика Русского централизованного госу­дарства: вторая половина XV в. — Μ., 1952. — С. 435-436; Зимин А.А. Россия на рубеже XV-XVI стст.: Очерки социально-политической истории. — Μ., 1982. — С. 183.
  21. Соловьев С. Μ. Указ. соч. — С. 109.
  22. Полное собрание русских летописей. — Μ., 1975. — Т. 32. — С. 99, 166.
  23. Зимин А. А. Россия иа рубеже… — С. 183.
  24. Полное собрание русских летописей. — Т. 32. — С. 99-100, 166.

Автор: Валерий Галко
Источник: Беларускі горад у часе і прасторы: 500 гадоў Полацкай магдэбургіі: Зборнік навуковых прац. — Наваполацк: ПДУ, 2001. — С. 178-183.