Германская оккупационная администрация в Гомеле 1941-1943 гг.: типологизация, структура, формы

0
495
Гомель оккупация история

Одно из первых представлений об оккупированном Гомеле в годы Великой Отечественной войны дано в книге “Партийное подполье в Белоруссии”1. В ней руководители партизанского, партийного и комсомольского подполья И. П. Кожар, Е. И. Барыкин, А. Д. Рудак, И. Е. Поляков, С. И. Касьянов представили краткие воспоминания о характере оккупации. Среди историков такую попытку предприняли П. П. Рабянок и Л. С. Скрябина2. Ряд малоизу­ченных тем в истории партизанского и антифашистского движения в Гомель­ской области и частично в Г омеле представлены в материалах международных научно-практических конференций, проводимых в Гомеле3. Базой для иссле­дования послужили разнообразные материалы Национального архива Респуб­лики Беларусь. Немало документального материала о военном и гражданском управлении округа и города в большинстве своем представлено материалами Государственного архива Гомельской области: гражданское управление (149 ЕХ)4; служба порядка (155 ЕХ)5. Некоторые материалы, собранные в основ­ном краеведами, хранятся в 13 музеях Гомельской области6.

Таким образом, в совокупности анализа всего комплекса материалов по истории оккупации Гомеля работ в белорусской историографии еще нет. Среди молоизученного материала зарубежные публикации. Например, об участии французских солдат 638-го французского полка в 1942-1944 гг., в т.ч. в районе Орши — Гомеля7. Или же наблюдения немецкого солдата Франца Фенне, который прошел по ряду городов Беларуси (включая Го­мель) и России8. Практически не исследован материал военных и граждан­ских оккупационных структур в Бундесархивах Берлина и Фрайбурга.

В представлении типологизации оккупации Гомеля надо отметить не­сколько важных характеристик. По мере продвижения германских войск по данным советской стороны имелись значимые потери германских войск в боях за Гомель (убито и ранено более 80 тыс.)9. Аналогичные потери при защите Гомеля были и в составе Красной Армии (78 тыс. солдат)10. В области находилось около 1,5 тыс. беженцев, в основном еврейского населения11. Эвакуация людских и материальных ресурсов не была организована. Так, из 347 предприятий Гомельской области на восток было эвакуировано только 3812. В таких сложных условиях практически до конца августа 1941 г. вся территория Беларуси была оккупирована немецко-фашистскими захватчика­ми13. К концу сентября 1941 г. в зоне группы армий «Центр» находилось до 1,8 млн чел., куда вошли и восточные районы Гомельской области14.

Организация оккупационной жизни города осуществлялась при помощи директив и приказов военного командования, практической деятельности управления при помощи комендатур15. Все передвижения были ограничены комендантским часом, появления на железнодорожных станциях, вблизи железнодорожных магистралей в радиусе 100 м16. Например, с 1 по 30 сен­тября 1943 г. гражданам г. Гомеля и Новобельска запрещено передвижение с 7 часов вечера до 5 часов утра, в сельской местности — с 8 часов 30 мин вечера до 4 часов утра. Для передвижения лицам старше 14 лет необходимы были временное удостоверение или паспорт с регистрационной заметкой на немецком языке; справка с места работы или явочная карточка с биржи тру­да для неработающих; ночной пропуск17.

Учтивая, что практически все оборудование осталось на местах, то гер­манские оккупационные органы приступали к восстановлению работы предприятий. В Г омеле работы по ремонту танков, артиллерийского воору­жения, бронетранспортеров и др. боевой техники производили на Гомсельмаше, станкостроительных заводах18. В мебельной фабрике открыли литей­ный цех, приспособили завод «Двигатель революции», лесопильный завод, колбасную фабрику, кондитерскую фабрику «Спартак», Ново-Белицкий хи­мический комбинат, два хлебозавода и целый ряд более мелких предпри­ятий19. В городе сумели запустить несколько мелких предприятий20.

В сфере экономических приоритетов была налажена финансовая систе­ма. Она должна обеспечивать лучшее экономическое взаимодействие между различными военных и гражданских сторонами, налаживании управления хозяйственной деятельности на местах. Ее практическое становление про­исходило поэтапно. Так, 4 сентября 1941 г. при ГУ был открыт Гомельский банк. К концу 1942 г. действовала система финансового обеспечения: Го­мель — Минск — Берлин21. Для налаживания текущего товарооборота в Го­меле торговля продуктами питания была разрешена ежедневно, но про­мышленными, потребительскими, только по средам, пятницам и воскре­сеньям — в дни базаров. За полученные места продажи необходимо платить денежный взнос. Примерно ежедневный базарный сбор составлял 5 руб. с человека22. В Гомеле действовала областная больница, поликлиника, санстанция, аптека. В сфере культуры в городе с марта 1942 г. начал действо­вать областной театр. Группа в составе 17 человек за год деятельности осу­ществила постановку 79 спектаклей. В течение года для посетителей было организовано 3 выставки художественных произведений23.

Идеология национал-социализма внедрялась в сознание горожан. С пер­вых дней оккупации еврейское население подвергалось уничтожению через созданные гетто. Военнопленные изолировались в дулагах. В отсутствии питания, теплой одежды, распространения заболеваний на глазах населения погибали тысячи граждан. В это же время часть населения была привлечена к осуществлению оккупационной политики. Создавались местные вспомо­гательные полицейские службы, военно-полицейские гарнизоны. Повсеме­стно шло выявление партизанских и подпольных антифашистках организа­ций и групп. Начались публичные казни. Руководители церкви города под воздействием оккупационных властей нередко обращали внимание на нега­тивные последствия в деятельности партизан, Красной Армии. Так, после одной из бомбардировок советской авиацией военных объектов в конце 1943 г. в Гомеле на созванном совещании духовенства было принято обра­щение к населению о добровольном сборе пожертвований от “варварских террористических налетов вражеской авиации”24.

Что касается военного управления, то главное значение имели структу­ры, которые формировались под воздействием следующих в составе войск комендатур по одному из центральных направлений: Брест — Барановичи — Минск, затем Гомель и Смоленск. В результате созданная комендатура 392 в Минске обеспечивала главный контроль, в т. ч. и в Гомеле, где на базе 707-й ПД действовали 551-я и 827-я комендатуры в Гомеле25. Положение менялось под воздействием военной обстановки. Так, в сентябре 1941 г в составе 2-й армии действовали подчиненные ей в Гомеле 552-я ПК, которая в свою очередь руководила и направляла МК 1/906, МК 11/646, МК 1/254, МК 11/585; 551-я ПК и местная 1/254-я в Гомеле26. В связи с изменением оперативных границ были уточнены и сферы влияния 221-й ОД. Ее руково­дящие органы стали дислоцироваться в Гомеле 1/271 МК и 1/297 МК, 11/585-я. Дулаг 242 в Гомеле служил сборно-пересыльным пунктом военно­служащих 3-й армии.

Одними из первых в город вошли подразделения СС. Среди них: 1-я кавалерийская дивизия СС27 2-й КП СС (09.41), действовавшая в коорди­нации с Припятско-Днепровской флотилией28. КБ СС временно несла службу на линии Гомель — Клинцы29. Действовавшая в тылу группы армий «Центр» айнзацгруппа Б достигла Гомеля (11.41)30 и ее оперкомандой 8 были организованы отделения в Гомеле.

Службы безопасности и СД формировались на основании решения ко­мандира службы безопасности и СД в Люблине, когда 2-я группа, как 2-я охранная группа, была передислоцирована в Гомель31. Здесь данную служ­бу возглавил гаупштурмфюрер СС Шульц32.

Жандармское управление действовало на железнодорожной станции г. Гомеля, одна рота 581-го дивизиона жандармерии действовала в районе Гомеля. В составе ПК Гомеля отделение жандармерии представлено 6 поле­выми жандармами в структуре службы порядка, 3 — в управлении образо­вания и службы порядка, 1 — в секретной части службы порядка, 4 — учеб­ном собаководстве. Общее соотношение жандармерии и других структур в данном регионе равнялось 1:16.

В ряду специальных организаций действовали абверкоманды, ГФП, ко­торые работали в тесном контакте с органами военной контрразведки и СД33. Так, в непосредственном подчинении абверкоманды 103 находились абвергуппы номер (2-я ПА), 105 (Гомель, с 02.44 на 1 БФ)34. В зоне опера­тивного управления абверкоманды 303 находились: 315-я (Гомель, началь­ники: капитан Иосиф Дрейс, затем обер-лейтенант Франк Цинт),35 2-я А (в т.ч. Гомель)36, 318-я (Гомель)37. При этом, в зону Гомельского отделения входили г. Гомель, Добруш, Новозыбков, Унеча, Сураж, Вятка, Калинцы38. С мая 1942 г. в составе военной разведки и контрразвед­ки функционировал спецразведывательный орган “зондерштаб-Р (“особый штаб Россия”), имевший свои подразделения и в Беларуси. Так, отдел “1-Ц” штаба 221-й ОД (кап-н Гельмут Ман) с мая 1942 г. находится в Гомеле и организовывает работу в прифронтовом отде­ле39. С учетом обстановки в Гомеле находились одна из наиболее крупных разведывательно-диверсионных школ40.

Об оперативной значимости Гомеля свидетельствует дислокация 221-я ОД (штаб в Гомеле, 12.41) — одной из четырех охранных дивизий на территории Беларуси. В ее зоне деятельности временно координировал дей­ствия армейских структур Корюк 559, расположенный в соседних районах России (06.43)41. При временных или постоянных охранных дивизиях дей­ствовали группы ГФП (в т. ч. 732, 733 (09-10.1941) в Гомеле)42 и их пери­ферийные команды в Гомеле 718-й группы ГФП 203-й (221-й) ОД43; 719-й группы ГФП44. Практически на 1941-1942 гг. в Гомеле действовали 703-я группа ГФП XXXIX АК, 732-я группа ГФП, филиалы 718 и 719 в зоне 221-й и 203-й ОД.

Гомель в период оккупации являлся и важным железнодорожным уз­лом. Как пограничные к России и Украине его восточные и южные терри­тории были укреплены по линии административных границ. Близлежащая территория с лесами и болотами служила безопасным местом не только для белорусских, но и для российских и украинских партизанских формирова­ний, особенно в период крупных карательных операций 1943-1944 г.

Исходя из важности оперативной обстановки вермахтом в Гомеле были созданы многочисленные военные и организационные структуры. Под контро­лем командира 221-й ОД (генерал-майор Якоби, Jacobi) и коменданта Гомеля на начало марта 1942 г. в городе насчитывалось 103 офицера, 375 младших офицеров и 3060 солдат45. Для усиления контроля действовала Главная комен­датура (ул. Фельдмаршальсая, 18), 9 частей города во главе с комендантами обеспечивали контроль над главными стратегическими городскими объектами:

  • зона А — восточное направление (участок железной дороги Гомель — Минск, ком. л-т Петерсон, Petersen). Ему подчинялись силы в составе 11 оф., 37 мл. оф., 244 солдат и 80 украинцев;
  • зона В — северная часть города (ком. кап-н Шпайдель, Speidel): 8 оф. 108 мл. оф., 438 солдат;
  • южная зона С (участок железной дороги Гомель — Речица, ком. кап-н Цель, Zols): 7 оф., 40 мл. оф., 254 солдат;
  • зона D — городская часть (южнее аэропорта, ком. кап-н Нойман, Neumann): 18 оф, 40 мл. оф., 276 солдат;
  • зона Е — юго-запад: 7 оф., 21 мл. оф., 184 солдат;
  • зона F — городская часть (восточнее вокзала, ком. л-т Рашке, Raschke): 12 оф., 75 мл. оф., 375 солдат;
  • зона Н (ком. ст. л-т Лакнер, Lakner): 2 оф., 15 мл. оф., 73, кроме этого ох­ранный пункт 7 оф., 30 мл. оф., 250 солдат;
  • зона Новобелица: (кап-н Кёниг, dr. Konig): 37 оф., 125 мл. оф., 1046 сол­дат, охранный пункт 3 оф., 300 солдат (ком. л-т Штрейбер, dr. Streuber)46.

Наряду с этим, существовали органы управления военного коменданта Гомельского округа (фон Кайзенберг, а затем Бергер)47. В зоне 549-й ПК (Гомель) МК были в Чечерске, Светиловичах, Буда-Кошелеве, Уваровичах, Костюковичах, Ветке, Добруше, Новозыбкове, Злынке, Тереховке и Ктимово48. Сам город продолжал оставался в ведении главной комендатуры и был разделен на 6 участков, 10 постов в составе 67 офицеров, 264 шутцманов, 1354 солдат. Военнослужащие размещались в казармах восточной, западной и южной частей (лесные казармы) города, образуя оборонную сеть укреп­ленных постов. Основная часть находилась в Новобелице (406 чел.), аэро­дроме (140 чел.) и в районе лесных казарм (63 чел.). В итоге, комендатура Гомельского округа осуществляла контроль над 7 районами, из которых 4 полностью или частично характеризовали территорию Беларуси (07.42)49.

Всего на конец 1942 г. в зоне деятельности 221-й ОД действовало 3 ПК и 8 МК50. Так, на август 1942 г. в зоне 827 МК Гомеля (кап-н Зарбин, Hptm Sarbin) подконтрольно находились следующие районы: Гомель, Добруш, Ветка, Уваровичи, 333 МК (кап-н Енке, Jenke)51, МК 353 (кап-н Россмайзель, Rossmeisel) Новозыбков52.

Еще одним инструментом власти комендатур являлись организованные германскими органами охранные пункты. Так, на конец 1942 г. в районе ПК Гомеля было выставлено около 50 ОП. Комендатуре Гомельского ок­руга удалось организовать и контролировать деятельность 35 опорных пунктов (ОП), 41 ОП во главе с инструкторами, 10 ОП без инструкторов, а еще 30 запланировали создать (04.43)53. Кроме этого, действовали и транспортные комендатуры (Т.О.К.)54.

В Гомеле в составе полицейских участков насчитывалось 500 человек55. Действовали также и хозяйственные команды (Wikdo) 209-я (Гомель, 01.42)56 аусенштелле в зоне IV Wi FK 39, 40,43 (судоходная) Гомель57. В зоне действия 221 -й ОД действовали больницы в Гомеле (в т.ч. бактериоло­гическая лаборатория)58.

Комендатуры города занимались налаживанием приема и размещения прибывающих к месту дислокации подразделений. Например, 528-я ПК на август 1943 г. готовилась к приему 5133, а 549-я ПК — 4815 человек. Для выполнения таких задач при комендатуре состояло 348 и 870 человек ра­бочей силы59. В итоге, прибывший в Гомель из Дании 930-й ПП (11.11.42) в январе 1943 г. расредоточен в охранных пунктах на рубежах Суража — Климович60.

Количество находящихся временных и постоянных сил колебалось от 2 до 8 тыс. (8-10 тыс. солдат)61. С июля 1942 г. французские подразделения участвуют в антипартизанских акциях в районе Гомеля, где 3-й батальон (ком. кап-н Андре Демессин с 7.06.42) был придан 221-й ОД и нес охрану железной дороги Гомель — Унеча62. В связи с оперативным изменением линии фронта и неблагонадежностью итальянских формирований на вос­точном фронте с января по апрель 1943 г. началась их переброска в запад­ном направлении63). Так, прибытие из Киева в Гомель первых итальянских формирований 8-й итальянской армии состоялось 19 февраля 1943 г. (22.30). Они были разбиты на 4 колонны, две из которых расквартированы в Гомеле — Речице (6,5 тыс.), Гомеле — Репках (5,5 тыс.). В зоне 221-й ОД (Гомель — Брянск) на февраль 1943 г. их насчитывалось более 6 тыс.64. Структурно, это можно представить по городу Гомелю таким образом:

Состав итальянской армии

Главное командование 8-й ИА Место Количество Прибытие
14 спецполк Гомель 280  
Артиллерийская команда 8 Гомель 51  
9-й артиллерийский полк      
Отделение 740 Гомель 580  

Всего

  5257  
Команда 4-го полка Гомель   222
27-я группа Гомель   675
201-й артиллерийский мотори­      
зованный полк Гомель   300

Всего

    2427

Всего в составе 8-й армии присутствовали: штаб, 14-е картографическое отделение, 9-й армейский артполк, 4-е отделение артполка, 201-й моторизи­рованный артполк, 1-й телеграфный, 9-й понтонный батальоны, l-й и 6-й пожарные отделения и др. (02.43)65. В феврале 1943 г. в зоне 221-й ОД в районе Гомель — Речица находилась дивизия Пасубио (Pasubio)66.

Таким образом, из состава 8-й итальянской армии более 1,5 тыс. воен­нослужащих и 300 раненых в марте 1943 г. перемещено в Гомель67. Реше­нием от 9 марта 1943 г. они должны были занять первую линию по рубежу Гомель — Ново-Белица, заняв лесной лагерь и восточные казармы68.

Наряду с полевыми и местными комендатурами действовали и другие гражданские органы управления, где нередко к управлению были прибли­жены местные лица. Практически в сентябре 1942 г. в распоряжении Шенкендорфа находились также 201, 221, 286, 339-я русские кавалерийские сотни и 2 украинские караульные сотни (Бобруйск, Гомель)69. В Гомеле для лучшей организации службы городской вспомогательной полиции город был разбит на 6 участков, где в каждом действовало 50 урядников, приста­вов, квартальных полицейских. Наиболее важный объект — железнодорож­ную станцию — охраняли жандармерия и полицейская управа70. В городе особыми полномочиями был наделен бургомистр Гомельского района Ми­хаил Колесников, начальник полиции Николай Рославцев, начальник Го­мельской городской полиции Василий Кардаков (07.42). Усердие, опреде­ленный опыт в организации позволили Кардакову занять в январе 1943 г. место начальника полиции Гомельского округа. Им же был разработан «Ус­тав русской полиции”, велась активная пропаганда идей через распростра­няемую в городе газету «Новый путь”71. Среди таковых был отряд «Мир и порядок» во главе с Козловым (12.42)72. Еще одним из прогерманских фор­мирований в Гомеле был Комитет мира и порядка, объединявший сельские дружины (председатель Собалев). Принимали не моложе 18 лет из числа коренного населения. Бывшие коммунисты и комсомольцы не допускались. В программных документах были определены основы деятельности данной организации. Дружина борется с остатками еврейско-коммунистического воспитания нравственности…; оказывает всякое содействие доблестной германской армии…; не допустит, чтобы в их селе и в окрестностях находи­ли себе пристанище подлые сторонники сталинской колхозной системы — бандиты, так называемые «партизаны”…; осуществляет общественный кон­троль за тем, чтобы все распоряжения Германского управления и местной гражданских властей выполнялись точно, добросовестно и к сроку и чтобы при этом не допускалась грубость и произвол. Из своей среды дружина вы­бирала руководителя. В случае необходимости новый староста мог предло­жить начальнику района свою кандидатуру73.

При помощи окружной полиции Гомеля летом 1942 г. был создан опор­ный пункт в д. Меркуловичи (ком. Буглай). Вскоре по его личному ходатай­ству перед германскими органами он был назначен командиром организо­ванного им отряда74.

Система насилия оккупационных органов была направлена на поддер­жание 45 лагерей для гражданского населения, из них 3 рабочих, 4 сборных пункта, 1 для военнопленных, 3 на переднем крае, 3 детских, 19 гетто, 12 тюрем. Всего по неполным данным в 5 лагерях и 6 отделениях Гомеля бы­ло уничтожено более 100 тыс.75. Карательная деятельность оккупационных органов осуществлялась на основе насилия и принуждения. Так, для про­верки на лояльность оккупационным органам достаточно часто предприни­мались провокационные действия в отношении граждан. Так, 5 февраля 1943 г. на паровозо-вагонном заводе г. Гомеля с помощью провокатора СД была произведена запись желающих оказать помощь Красной Армии. Вследствие, около 200 человек были арестованы, затем отправлены в тюрь­му и подверглись пыткам. 23 февраля 1943 г. они были расстреляны. Прак­тически только на данном заводе по разным причинам в ходе войны было уничтожено до 300 человек76.

Одной из форм уничтожения мирного населения явилась насильствен­ная эвакуация населения в период наступления Красной Армии. Этому слу­жил повод отказа подчинения части жителей от быстрого выезда из жилых помещений. Многие из них стремились еще сохранить остатки имущества, некоторые, по мере возможности, возвращались назад в надежде выжить. В этой ситуации солдаты практически оставались хозяевами, и они всячески злоупотребляли своим положением. Так, в соответствии с приказом комен­данта Гомеля жители города должны были эвакуироваться к 17 октября. В соответствии с решением командования, оставшиеся 24 октября должны были быть расстреляны. Жертвами стали сотни людей. К примеру, только рота 299-го саперного батальона примерно за 3 часа сожгла 24 и расстреля­ла 19 мирных граждан77.

Важным компонентом оккупационного режима в Гомеле было наличие антигерманского сопротивления. Наличие городского подпольного движе­ния, близость расположения Гомельского партизанского соединения и осуществление ими боевой деятельности стало важным пунктом дестабили­зации оккупационных органов управления. Так, уже в сентябре 1941 г. в Г омеле действовало около 20 подпольных групп. А к лету 1943 г. в городе и его пригородах насчитывалось более 40 групп в составе свыше 400 чело­век78. Нанесенные потери в живой силе и технике несколько противоречи­вы и требуют специального исследования. Например, подпольщики г. Го­меля уничтожили 10 тыс. солдат и офицеров (данные требуют уточнения — К. К.), взорвали 2 электростанции, сожгли утильфабрику, чулочную фабри­ку, 5 цехов предприятий, 45 мастерских, 15 складов боеприпасов и амуни­ции, узел связи, 30 железнодорожных эшелонов, 37 поездов, 18 цистерн, 3 железнодорожных моста79. Одной из удачных операций подпольщиков зна­чится подрыв мастерской по ремонту танков, расположенной в военном городке, затем бензохранилища в Новобелице80 Подпольщик И. Б. Шилов в офицерской форме пронес в гардероб ресторана чемодан с миной. Во время взрыва десятки оказались жертвами (4.11.41). Или во время попытки захвата на конспиративной квартире подпольщика Р. И. Тимофеенко он по­дорвал гранатой себя и 2 немцев (05.42)81. Что касается партизанских сил, то весьма красноречивы итоги потерь 253-й Рейн-Вестфальской ПД, кото­рая с 1941 по 1944 гг. прошла по территории Советского Союза. С августа по сентябрь 1943 г. ее части расположились около Гомеля. Как многие в это время подразделения вермахта ПД не была укомплектована согласно штат­ному расписанию. Из 17 тыс. состава на ее довольствии насчитывалось примерно 7-9 тыс. человек. Значимую часть составляли вспомогательные силы из местного населения. Из 9020 солдат было 1229 русских доброволь­цев и некоторое число гражданских лиц по обслуживанию (08.43)82. Участ­вуя в боях с партизанами общие их потери составили более 2 тыс. солдат и офицеров. Это один из наиболее значимых показателей партизанского дви­жения Беларуси.

Таблица I

Потери 253-й Рейн-Вестфальской ПД83

Месяц Общее количество Убито Ранено Пропали б/в Всего
Август 1943 9020 239 1215 154 1608
Сентябрь   141 501 48 690

Всего

  380 1716 202 2298

Таким образом, оккупация Гомеля и процессы, связанные с деятельно­стью германских оккупационных органов, осуществлялись военными мето­дами, где структуры вермахта, полиции безопасности и СД, жандармерии контролировали жителей города. Через созданные комендатуры, участки, управы, гетто, лагеря для принудительного содержания и тюрьмы им уда­лось уничтожить 100 тыс. военнопленных и мирных жителей. За период оккупации практически все городские строения были разрушены84.

  1. Партийное подполье в Белоруссии 1941-1944. Страницы воспоминаний. — Минск, 1985. — С. 222-311.
  2. Рабянок, П. П. Акупацыйны рэжым / П. П. Рабянок // Памяць: Гіст.дакум. хроніка Гомеля: у 2 кн. — Минск, 1998. Кн.-1. — С. 539-542; Скрабіна, Л. С. Гомель пад нямецкай акупацыяй / Л. С. Скрабіна // Беларусь у гады Другой сусветнай вайны: урокі гісторыі і сучаснасць. — Минск, 1995. — С. 20-23; Скрабіна, Л. С. / Гомельшчына ў чэрвені — жніўні 1941 года / Л. С. Скрабіна, Г. Д. Кнацько // Трагічнае лета 1941: напаміні гісторыі. — Минск, 2001. — Ч. 1, —С. 123-128.
  3. Гомельщина ў Вялікай Айчыннай вайне: навук.-практ. канф. — Гомель, 2005; Гомелыцина в 1941 году: материалы науч.-практ. конф. -Гомель, 2006.
  4. ГАГО. Ф. 1853, 1 ЕХ; Ф.1687, 1 ЕХ; Ф.1326, 17 ЕХ; Ф.1334, 3 ЕХ; Ф.1316, 5 ЕХ; Ф. 1846, 26 ЕХ; Ф. 2757, 1 ЕХ; Ф.1344, 33 ЕХ; Ф.2752, 1 ЕХ; Ф.1322, 29 ЕХ; Ф.1810, 2 ЕХ; Ф.1850, 15 ЕХ; Ф.2764, 1 ЕХ; Ф.1557, 1 ЕХ; Ф.2818, 2 ЕХ; Ф.1318, 8 ЕХ; Ф.1827, 2 ЕХ; Ф.1940, 1 ЕХ.
  5. ГАГО. Ф. 1349, 2 ЕХ; Ф.1319, 37 ЕХ; Ф.1346, 1 ЕХ; Ф.2765, 2 ЕХ; Ф.1809, 92 ЕХ; Ф.1689, 1 ЕХ; Ф.1811,20ЕХ.
  6. Документы по истории Великой Отечественной войны в государственных архивах Республики Беларусь. — Дрезден, Минск: Грац, 2003. — С. 519-527.
  7. Lefevre, Е. La legion perdue face aux partisans 1942 / Е Lefevre, J. Mabire. — Paris, 1995; Rusco, P. Stoi. Quarante mois de combat sur le front russe / P. Rusco. — Paris, 1988; Sain-Loup. Les volontaires. — Paris, 1963.
  8. Humburg, M. Das Gesicht des Krieges. Feldpostbriefe von Wehrmachtssoldaten aus der Sowjetunion 1941—1944 / M Humburg. — Wiesbaden, 1998. — S. 94, 114-115, 123. Франц Фенне, рожден 1917 г., действовал в составе 12-й ТД; Ilosenfeld, Wilm. Ich versuche jeden zu retten. Das Leben eines deutschen Offiziers in Briefen und Tagebii- chern / Wilm Hosenfeld. — Miinchen, 2004. -S. 889-969.
  9. Красная Звезда. — 27 авг. — 1941.
  10. Космач, Г. А. Историки ФРГ о боевых действиях вермахта на территории Бе­ларуси в 1941, 1944 гг. / Г. А. Космач // Беларусь у гады Другой сусветнай вайны — С. 218.
  11. НАРБ. Ф. 4. Оп. 21. ЕХ. 2075. Л. 276-287.
  12. Сасим, А. М. Промышленность Беларуси в XX столетии / А. М. Сасим. — Минск, 2001. — С.141.
  13. Лемешонак, У. I. Вялікая Айчынная вайна Савецкага Саюза 1941-1945 / У. I. Лемешонак // Беларуская энцыклапедыя. — Минск, 1997. — С. 370; Тимохович, И. В. Битва за Белоруссию / И. В. Тимохович. — С. 65.
  14. Беларусь у Вялікай Айчыннай вайне 1941-1945. — Минск, 1990. С. 620.
  15. Согласно переписи, проведенной оккупационными органами летом 1942 г., общее количество населения составило 5,8 млн человек, из которых мужчины составили 24 %, женщины 39 % и дети 37 %. См.: Совещание высшего руководства Генерального округа «Белоруссия» (Минск, 8-10 апреля 1943 года). — Минск, 2006. — С. 216.
  16. Да ведама насельніцтва // Новый путь. —1943. — 31 ліп.
  17. З пастановы аб хаджэнні грамадзянскага насельніцтва па вуліцах // Новый путь, — 1943. — 4 вер.
  18. Эканамичная гисторыя Беларуси. — С. 329; Михайлашев, Н. Буря гнева / Н. Михайлашев. — Минск. 1971. — С. 170.
  19. Михайлашев, Н. Буря гнева / Михайлашев Н. — С. 170.
  20. Сасим, А. М. Промышленность Беларуси в XX столетии / А. М. Сасим. — С. 150.
  21. НА РБ. Ф. 3500. Оп. 2. ЕХ. 1408. Л. 148а.
  22. Загад № 19 па Гомельскай вобласці ад 18 лютага 1943 года аб парадку гандлю на рынках // Новый путь. — 1943. — 10 крас.
  23. Скрабіна, Л. С. Гомель пад нямецкай акупацыяй / Л. С. Скрабіна // Беларусь у гады Другой сусветнай вайны. — С. 23.
  24. Рабянок, П. П. Акупацыйны рэжым / П. П. Рабянок // Памяць: гісторыка- дакум. хроніка Гомеля-Минск, 1998. -Кн.1. — С. 542.
  25. ВА-МА. RH 36/56. В1.8, 12; RW 30/24. В1.22; Романько, О. Советский легион Гитлера / О Романько. — С. 127. Позднее в Барановичах; ВА-МА. RH 26 221/39. 827 МК создана 08.40, с 1.01.41 придана 221-й ОД с 13.12.41 — 286-й ОД с 12.12.41 — 339-й ПД 5.01.42 — 203-й ОД (временно 24.02-10.02 201). См.: ВА-МА. RH 36/23.
  26. В связи с перемещением МК 11/646-й в Новозыбков она была переподчинена 551-й ПК.
  27. Хацкевич, А. Ф. Становление партизанского движения в Белоруссии и дружба народов СССР / А. Ф. Хацкевич, Р. Р. Крючок. — Минск, 1980. — С. 157; Всенародная борьба в Белоруссии. — Минск, 1983. — Т. 1. — С. 172. 1-я кавалерийская дивизия СС с июня 1941 г. действует по маршруту Брест — Бобруйск — Старый Быхов — Гомель. В октябре 1941 г. прибыла в Брянск. См.: ВА-МА. RH 29-1/4-18, 47, 52.
  28. ВА-МА RS 3-8/20.
  29. ВА-МА RS 3-8/20.
  30. Dean, М. Collaboration in the Holocaust / M. Dean. — New York, 2000. — S. 33.
  31. Die Einsatzgruppen in der besetzen Sowjetunion 1941/42. — S. 379.
  32. Михайлашев, H. Буря гнева / H. Михайлашев. — С. 94.
  33. 729-я группа. Штаб группы по мере ее продвижения в глубь СССР последова­тельно располагался в Белостоке, Барановичах, Гомеле, Клинцах, Унече, Новозыбкове. Дислоцировалась в Белгороде и Брянске. Начальник — капитан Иохум Фриц. См.: Чуев, С. Г. Спецслужбы третьего рейха / С. Г. Чуев. — Кн. 1. — С. 338-339.
  34. АГ-105 сформирована в июне 1941 г. в Могилеве при 2-й немецкой армии. Находилась в подчинении AK-lb. Позывной — «Визель». Начальниками группы последовательно были: майор Корзак, капитан Виктор Кушель и лейтенант Нейхаузен. До 1943 г. вербовала агентуру из местных жителей по месту своей дислокации и в лагерях военнопленных в Гомеле, Бобруйске, Борисове. См.: Чуев, С. Г. Спецслужбы третьего рейха / С. Г. Чуев. — Кн. 1, — С. 72-74.
  35. Михайлашев, Н. Буря гнева / Н. Михайлашев. — С.94.
  36. АГ 315 (АГ — 315) до декабря 1943 г. действовала при 399-й ОД на террито­рии Г омельской, Полесской, Витебской, Брестской и других областей под названи­ем «Гауптман Мюллер». См.: Иоффе, Э. Г. Абвер, полиция безопасности^ и СД, тайная полевая полиция, отдел «Иностранные армии — Восток» в западных областях СССР / Э. Г. Иоффе. — С. 119, 197.
  37. АГ-318 (АГ-318) была создана в ноябре 1941 г. в Смоленске и придана 286-й охранной дивизии, позднее 52-му армейскому корпусу, затем 3-й танковой армии. Позывной «Раабе». Начальники: обер-лейтенанг Леман, Вильфрид Лютц, капитаны Рейнгольд Шульц, Хельмут Салинский, Вольф и лейтенант Шакенгейнц. Группа вела контрразведывательную работу на территориях Витебской, Минской, Полоцкой облас­тей. См.: Чуев, С. Г. Спецслужбы третьего рейха / С. Г. Чуев. — Кн. 1. — С. 142.
  38. НА РБ. Ф.3500. Оп.2. ЕД.54. Л. 173, 174. Определенное сотрудничество фор­мирования 221-й ОД наладили с зондерштабом R (Walli I) через деятельность рези­дентов и обмена информации. См.: ВА-МА. RH 26 221/76.
  39. Михайлашев, Н. Буря гнева / Н. Михайлашев. — С. 57.
  40. НА РБ. Ф. 3500. Оп. 2. ЕХ. 53. Л. 12; Смірноў, М. Дзейнасць савецкай разведкі і контразведкі супраць нямецкіх спецслужбаў на тэрыторыі Беларусі ў 1941-1944 гг. / М. Смірноў // Беларускі гістарычны часогііс. — 2000. — № 2 — С. 11.
  41. ВА-МА. RH 26 221/76.
  42. Gerlach, Ch. Kalkulierte Morde / Ch. — Hamburg, 1999 — S. 142.
  43. НА РБ. Ф. 4683. On. 3. ЕД. 61. Л. 287; EX. 116. Л. 203-300. 718-я создана 25.05.41 при 221-й ОД, 14.12. передана 286-й, 20.12. — 339-й ПД с 5.01.42 — 203-0Д. См.: ВА-МА. RH 48/3. F. 1-2 действует в районе Климович 05.42. См.: RH 26-203/1. В 1 12.
  44. НАРБ. Ф. 4683. Оп. 3. ЕХ. 65. Л. 38. 719-я создана21.05.41. См.: ВА-МА. RH48/3. F.1-2. В Гомеле (рук. доктор Бирман). См.: Михайлашев, Н. Буря гнева / Н. Михайла­шев. — С. 94.
  45. 221-я ОД была сформирована в мае 1941 г. в результате переформирования 221 -й ПД. Начала croto деятельность на территории Польши. С июня 1941 г. дейст­вует в составе 4-й А в Белостоке, в августе — декабре 1941 г. — Бобруйске и Брянске, с июля 1942 г. в составе 2-й ТА в Гомеле (ком. генерал-майор Ленди, Lendie). С но­ября 1943 г. — в Минске. Расформирована в августе 1944 г. См.: ВА-МА. RH 26-221/39; 221/94а.
  46. Записка коменданта Гомеля генерал-майора Якоби 4.03.42 // ВА-МА. RH 26 221/43Ь.
  47. Михайлашев, Н. Буря гнева / Н. Михайлашев. — С. 57, 145. Ком. 221-й ОД ген.-лейт. Пфлюкбайль (Pflugbeil) (05.42). СМ.: ВА-МА RH 22/228. В1.181. С 1943 г. стал генерал Рунге, который одновременно произвел смену шефа армейской разведки начальника абвергруппы Дрейса, заменив Цинтом. См.: Михайлашев, 11. Буря гнева / Н. Михайлашев. — С. 57, 145.
  48. ВА-МА. RH 26 221/43в. *528-я ПК с 1941 г. в составе 221-й ОД в Рогачеве, в 1943 в Клинцах. См.: Tessin, G. Verbande und Truppcn der dcutschen Wehrmacht und Waflen-SS im Zweiten Weltkrieg 1939-1945 / G. Tessin. — Osnabriick, 1975. — В. 11. — S. 82.
  49. Записка коменданта Гомеля генерал-майора Якоби 4.03.42 // ВА-МА. R11 26 221/43Ь.
  50. ВА-МА. RH 26 221/39. На 1 .10.42 действовали: МК 264 в Унече, МК 1/333 в Новозыбкове, отделение МК 353 в Корме, ОК 353 Чечерске, отделение МК 353 Све­тиловичах, отделение МК 533 Тереховка, ПК 528 и МК 888 Клинцах; ПК 549 Кли­мовичах, отделение ПК 549 Краснополье, МК 685 Костюковичах, филиал МК 685 Хотимске, МК 1/827 Гомеле, отделения в Буда-Кошелевске, Уваровичах, Костюковке, Добруше, Сураже. См.: ВА-МА. RH 26-221/43а. На 28 августа 1943 г. в 528-й ПК насчитывалось 5133 солдат вермахта, а в 549-й ПК (Новозыбков) 4815. Согласно решения в этот период должно быть перемещено соответственно 348 и 870 человек. См.: ВА-МА. RH 26 221/94а.
  51. Оперативная докладная полевого коменданта Гомеля. 28.08.42 // См.: ВА-МА. RH 26-221/43а.
  52. Всенародная борьба в Белоруссии. — Т. 1. — С. 172-173. На 02.43 528-я ПК. См.: ВА-МА. RH 26 221/94b.
  53. ВА-МА. RH 26-221/49.
  54. Карта ПК коменданта Гомеля // ВА-МА. RH 26-221/43а.
  55. Gerlach, Ch. Kalkulierte Morde / Ch. — S.205.
  56. BA-MA. RW 31/791-799, 815-827, 837-870. BA-MA. RW 31/838. ХИ Центр: Г омель (м-р Kienitz), ВА-МА. R W 31 /181.
  57. BA-MA. RW 31/181.
  58. BA-MA. RH 26 221/76.
  59. В A MA. RH 26-22 l/94a.
  60. BA-MA. RH 26 221/39.
  61. Скрабіна, Л. С. Гомель пад нямецкай акупацыяй / Л. С. Скрабіна. // Беларусь у гады Другой сусветнай вайны. — С. 21.
  62. ВА-МА. RH 26 221/43Ь. Соловьев, А. К. Они действовали под разными псевдонимами / А, К. Соловьев. — Минск, 1994. — С. 66; Всенародная борьба в Белоруссии. — Минск, 1985. — Т.З—С. 381.
  63. Всенародная борьба в Белоруссии. — Минск, 1984. — Т. 2. — С. 262.
  64. Доклад ГВП 729 от 23.02.43 // ВА-МА. RH 26 221/76.
  65. ВА-МА. RH 26 221/94Ь.
  66. ВА-МА. RH 26 221/94Н.
  67. ВА-МА. RH 26 221/49; F 42289. BI.169, 609; Gerlach, Ch. Kalkulierte Morde / Ch. Gerlach. — S. 217. На август 1943 г. они находились в Гомеле. См.: ВА-МА. RH 26 221/76.
  68. ВА-МА. RH 26 221/94В.
  69. Гісторыя Беларусі. — Минск, 1993. — Ч. 5. — С. 39.
  70. Скрабіна, Л. …I верна дружба з Германіяй / Л. Скрабіна // Беларуская мінуўшчына. — 1996. -№ 3. — С. 58.
  71. Михайлашев, Н. Буря гнева/Н. Михайлашев. — С. 67, 141. В послевоенное время советским судом приговорен к смертной казни.
  72. НАРБ. Ф. 3500. Оп. 2. ЕХ. 54. Л. 24.
  73. НАРБ. Ф. 3500. Оп. 2. ЕХ. 48. Л. 94.
  74. Михайлашев, Н. Буря гнева / Михайлашев, Н. С. 99. С декабря 1943 г. он стал называться батальон Буглая в составе 682-го восточного батальона См.: НАРБ. ф. 857. Оп. 1. ЕХ. 1. Л. 18, 69-70.
  75. Беларусь у Вялікай Айчыннай вайне. — С. 291-292.
  76. ГАРФ. Ф. 7021. Оп. 85. ЕХ. 56. Л. 247-251; Памяць: гіст. дакум. хроніка Гомеля; у 2 кн. — Минск, 1998. — Кн. 1. — С. 552.
  77. Памяць: Пет. дакум. хроніка Гомеля: у 2 кн. Минск, 19У8 — Кн. 1. — С. 548; НА РБ. Ф. 3500. Оп. 2. ЕХ. 1384. Л. 14-23.
  78. Касьянов, С. И. Через все испытания / С. И. Касьянов, // Партийное подполье в Белоруссии, 1941-1944: Страницы воспоминаний. Витебск, Могилев, Гомель, Полесская обл. — Минск, 1985. — С. 275, 280.
  79. Скрабіна, Л. С. Гомель пад нямецкай акупацыяй / Л. С. Скрабіна // Беларусь у гады Другой сусветнай вайны. — С. 23.
  80. Касьянов, С. И. Через все испытания / С. И. Касьянов // Партийное подполье в Белоруссии, 1941-1944. Страницы воспоминаний. Витебск, Могилев, Гомель, По­лесская обл. — С. 275.
  81. Там же. — С. 276. Возможны потери и со стороны гражданского населения.
  82. Rass, Ch. Menschenmaterial: Deutsche Soldaten an der Ostfront / Ch. Rass. — Miinchen, 2003. — S. 45, 66-67, 74, 368, 419, 422-423.
  83. Там же. S.45, 66-67, 74, 368, 419, 422^123.
  84. Капранава, H. У. Гомель / Н. У. Капранава // Беларусь у Вялікай Айчыннай вайне 1941-1945. — С.170.

 

Автор: К.И. Козак

!!Военная история Гомельщины

Ст. 143-155.