Еврейское население Гомеля и Румянцевы (очерк предистории)

0
507
Еврейское население часто занималось торговлей

Ко времени передачи Гомеля во владение П.А. Румянцеву евреям здесь принадлежало свыше сотни домов. Евреи состав­ляли порядка 32% населения города (596 человек). Данная этноконфессиональная группа была одновременно и сословно­податной с правами общинного (кагального) самоуправления [1, с. 161]. Возникает вопрос: почему эта часть населения весь­ма спокойно восприняла смену власти государственной и част­новладельческой? Обратимся к предыстории вопроса.

Первые сведения о еврейских общинах на Беларуси отно­сятся к XI в., массовое переселение евреев на эти земли из За­падной Европы относится к XIII -XVI вв. Власти ВКЛ, а затем и Речи Посполитой охотно принимали новых подданных, среди которых были квалифицированные ремесленники, врачи, торгов­цы и финансисты-ростовщики. Это содействовало развитию го­родской жизни и укреплению рыночных отношений (подобно не­мецкой колонизации в Чехии, Силезии, Трансильвании).

Еврейское население объединялось в общины (кагалы), которые имели право самоуправления, но платили высокие по­дати в пользу государства или магната — за покровительство. Финансовый аспект в отношениях с власть предержащими был определяющим. Так, когда в 1495 г. великий князь Александр Ягеллончик изгнал было евреев из ВКЛ, резко сократились на­логовые поступления и стало невозможно получить денежные займы: пришлось в 1503 г. разрешить изгнанникам вернуться [2]. С 1607 г. еврейские финансисты официально получили разре­шение заниматься ростовщичеством, причем в банковском деле Речи Посполитой они доминировали — даже первый кредитный банк в Варшаве основал в 1760 г. Натансон [3, с. 20].

Заметной была в экономике роль евреев-ремесленников и особенно торговцев: в XVIII в. только на долю еврейских торговцев-разносчиков приходилось от 40 до 50% товарооборота Речи Посполитой [4, с. 264]. В это время в городах евреи соста­вили значительную часть населения.

В XVI в. возник даже еврейский сейм — ваад: вначале неформальный, а затем легализованный де-факто. Он просуще­ствовал до 1764 г., причем в Речи Посполитой действовал как ваад коронных земель, так и ваад Литвы, что соответствовало статусу литовско-белорусских земель в двуедином государстве. Делегатов на этот сейм избирали кагалы, а собирался он во время ярмарок. Ваад рассматривал дела о ремесле и торговле, формулировал правовые акты, раскладывал суммы податей по общинам и собирал эти подати для казны и магнатерии, под­держивал официальные отношения с властями [3, с. 20].

Разумеется, был и другой исторический опыт: бытовой антисемитизм, погромы и попросту тотальное истребление ев­реев в эпоху войн и социальных катаклизмов. Христианская чернь под воздействием культивируемых церковью предрас­судков не считала за грех ограбить и даже убить иноверца, осо­бенно нехристя — иудаиста.

К тому же занятие ростовщичеством и связанный с этим откуп налогов при безжалостном взимании двойных и тройных сумм с населения создавали всем евреям в глазах простонаро­дья весьма негативное реноме. Имеется такой кровавый опыт и в истории Гомеля. Так, в годы гражданской войны 1648-1651 гг. еврейское население было практически полностью уничто­жено казаками Я. Головацкого (1648 г.) и М. Небабы (1649 г.) [1, с.113-114]. Поэтому покровительство властей было необходи­мым для нормального существования евреев Речи Посполитой.

В XVIII в. еврейское население городов, в том числе и Гомеля, вновь стало расти в условиях поступательного разви­тия экономики. Однако его традиционный статус был нарушен реформами четырехлетнего сейма (1764-1768 гг.). Стремясь к централизации Речи Посполитой, сейм запретил ваад, сбор по­датей перешел в руки королевских чиновников, и евреи в числе прочих жителей государства были переписаны и обложены специальной подушной податью в сумме 2 злотых со взрослого и по 1 злотому с ребенка, невзирая на имущественное положе­ние плательщика [2].

Переход Гомеля в руки Румянцевых в 1775 г. фактически восстанавливал дореформенную ситуацию: покровительство магната при сохранении общинного самоуправления и фикси­рованных податей. К тому же Гомель перестал быть пограничной крепостью и превратился (в том числе заботами П.А. и Н.П. Румянцевых) в благоустроенный процветающий торговый город. Получилось совершенно по словам известного талмуди­ста Бен Зева: «Страна, где израильтянин может свободно проживать, беспрепятственно исповедовать свою религию, где он может заниматься избранным им ремеслом, торговлей или другим делом вместе с другими жителями, где законы защищают его от поклё­пов и кривды, — страна эта и есть его Отечество, властелин ее — его царь, а гражданские обязанности жителей этой страны — его обязанности» [5, с. 211]. Все это и обеспечило лояльность гомельских евреев по отношению к новым владельцам.

Литература

  1. Макушников О.А. Гомель с древнейших времен до конца XVIII в. — Гомель, 2002.
  2. Главы из истории и культуры евреев Восточной Европы. — Ч. 1- 2. — Иерусалим, 1995.
  3. Michalowska A. Sejm czterech Ziem ( waad arba aracot) // Mowi wieki. 1994 / № r. 8.
  4. Бродель Ф. Игры обмена. — М., 1998.
  5. Мировоззрение талмудистов. — Т. 2. — М., 1887.

 

Автор: Е.А. Бровкин (Гомель)
Источник: Н.П. Румянцев и его эпоха в контексте славянской культуры. Материалы международной научно-практической конференции ( Гомель, 12-13 мая 2004 г.).   – Гомель, 2004. – С. 123-125.