Эволюция культурно-бытовых процессов в городской среде в 1990-е — 2000-е годы (по материалам Гомеля)

0
106
Эволюция культурно-бытовых процессов в городской среде в 1990-е — 2000-е годы (по материалам Гомеля)

Актуальность обращения этнолога к изучению современного состояния культуры эт­носа и ее бытового среза объясняется рядом причин. Во-первых, это необходимость зафик­сировать параметры культурно-бытовых процессов в конкретный кратковременный отрезок времени, чтобы в последующем проанализировать облик культуры определенной историче­ской эпохи на основании исследования разнообразных источников и их методологических интерпретаций. Во-вторых, новации и традиции – извечный вопрос классической этнологии применительно к описанию самых разных этнических сообществ. Изменчивость, скоротеч­ность тех процессов, свидетелями которых мы становимся в повседневной жизни, вызывает необходимость выявить и отметить с научной точки зрения важные изменения, происходя­щие в культуре при непрерывном возрастании темпов ее эволюции. Вместе с тем это те ха­рактеристики, которые, как правило, не успели стабилизироваться, они проверяются на прочность временем и устойчивостью сложившихся традиций. Превращение новации в тра­дицию – тема, недостаточно раскрытая в этнологической литературе применительно к город­ской среде. В-третьих, современность наиболее полно отражена в сознании людей, это све­жие впечатления, которые имеют достаточно яркую интенсивную окраску, особую эмоцио­нальность им придает сама суть бытовой культуры, затрагивающая лично ее каждого носи­теля. Далее, отметим, что городская среда по причине ее многовариантности практически в любом отношении предоставляет обширные возможности для проведения сопоставительного изучения компонентов культуры. И, наконец, при наличии ряда работ социологов, психоло­гов, экономистов по проблемам развития современных городов Беларуси данная проблема еще не раскрыта на широких материалах с этнологической точки зрения.

Следует констатировать минимальные возможности для проведения анализа измене­ний облика повседневной культуры горожан Белорусского Поднепровья на рубеже XX – XXI вв. Вследствие отсутствие комплекса данных для обобщения и интерпретации, этнологиче­ские исследования городского населения современной Беларуси проводятся еще недостаточ­но широко. Наряду с этим имеется ряд работ белорусских этнологов, созданных по схожей тематике по материалам советской эпохи [1; 2]. Выделим наиболее значимые и близкие по содержанию к нашему исследованию: «Изменения в быту и культуре городского населения Белоруссии» [3], «Этнические процессы и образ жизни (по материалам исследования населе­ния городов БССР)» [4], «Грамадскі быт і культура гарадскога насельніцтва Беларусі» [5]. Названные труды в определенной мере могут быть использованы как методологическая ос­нова для изучения культурно-бытового аспекта жизни горожан в современных условиях; ценные материалы и выводы о характере культуры городских жителей Беларуси в советское время, опубликованные в них, являются исходными для проведения историко­сравнительного анализа тех изменений культуры, которые произошли в период последних десятилетий существования советского образа жизни и далее – в 1990-е – 2000-е годы.

В конце XX в. был создан ряд обобщающих трудов по белорусской этнологии, в ко­торых наряду с другими вопросами раскрыто содержание этнического развития [6] и обще­ственных традиций белорусского этноса [7], что содействует пониманию эволюции матери­альной, социальной и духовной культуры городского населения. Большой вклад в освещение этнокультурных процессов на Беларуси 20-х – 80-х гг. XX в. внесла Г.И. Касперович [8].

Обращение к указанной литературе позволило соблюсти преемственность как в выборе тем для обсуждения, так и в подходах к характеристике отдельных явлений повседневной жизни. С одной стороны, продолжены сюжетные линии, заложенные в работе «Изменения в быту и культуре городского населения Белоруссии» [3] и связанные с показом общественного быта и культуры (основные формы использования свободного времени, общественные формы досуга, общественные праздники). Полезными для понимания современных проблем культур­но-бытового развития города стали описания социального развития городов, процессов мигра­ции, урбанизации, общественного быта и образа жизни горожан Беларуси в советское время, представленные в коллективной монографии «Этнические процессы и образ жизни (по мате­риалам исследования населения городов БССР)» [4]. Работа «Грамадскі быт і культура гарадскога насельніцтва Беларусі» [5] по своей структуре и содержанию в наибольшей степени со­ответствует требованию проведения историко-сравнительного анализа быта горожан в про­шлом и настоящем, поэтому использовались размещенные в ней материалы и массовых фор­мах активности, формах общественного отдыха, домашних формах освоения культуры и пр. С другой стороны, обновление всех сторон современной жизни настолько существенно, что это потребовало внесения в анкеты и вопросники совершенно новых разделов.

Целью данной работы является показ динамики изменений в культурно-бытовом аспекте жизни городского населения современной Беларуси с точки зрения самих носителей культуры.

В качестве гипотезы возможно выдвинуть тезис о неравномерности темпов включе­ния новаций в разные сферы культуры, а также разный уровень восприимчивости городского населения к тем или иным нововведениям в зависимости от прочности уклада, сложившегося в завершающие десятилетия советского периода.

Новизна данного исследования заключается в том, что впервые вводятся в научный оборот новые данные о развитии культурно-бытовых процессов в городской среде на мате­риалах Гомеля на современном этапе – периоде бурных социокультурных изменений – и вы­явлении возникших тенденций, которые наиболее явственно отразились в повседневной жизни горожан.

Выбор Гомеля в качестве объекта исследования обусловлен рядом причин. Во-первых, это значимый в экономическом и социальном развитии страны городской населен­ный пункт, следовательно, изменения в образе жизни его жителей здесь проявляются наибо­лее четко. Во-вторых, разнообразие культурных традиций, сложившихся в предшествующую эпоху и присущих данному крупному городскому центру, создает для исследователя благо­приятные возможности проследить внедрение нововведений в различные социокультурные срезы. Сопоставление и обобщение полученных данных предполагает получение достаточно объективной характеристики перемен, произошедших в быту гомельчан.

Хронология исследования определяется качественными сдвигами в развитии город­ского уклада жизни, которые произошли после распада СССР. Последние полтора десятиле­тия изобилуют динамичными изменениями в культурно-бытовой сфере, которые являются исключительно информативными данными.

Источники стали материалы полевой работы в Гомеле. Метод исследования – опрос населения – предопределен хронологическими рамками темы. Ориентация на проведение параллельной работы по анкетированию и интервьюированию гомельчан основана на стрем­лении собрать для этнологического изучения максимально полные сведения.

В сборе материалов также принимали участие студенты-историки заочного факульте­та УО “Гомельский государственный университет имени Франциска Скорины”. Опрос осу­ществлялся в 2005 – 2007 гг. Всего было взято 126 интервью и собраны сведения об измене­ниях в бытовой культуре по итогам заполнения гомельчанами 697 анкет. Выбор респонден­тов был ориентирован на контакт с людьми – жителями конкретного городского населенного пункта. Предпочтение по возможности отдавалось коренным гомельчанам, вместе с тем весьма интересные сведения были получены нами и от других категорий населения.

Горожане, согласившиеся дать интервью, в основном, коренные жители города (из 126 опрошенных – 86 человек). Из них 85 женщин и 41 мужчина. Эта группа лиц имеет выс­шее (57 человек) и среднее или среднее специальное образование (69 человек).

Участники анкетирования также являются как коренными гомельчанами, так и лицами, переехавшими в Гомель на постоянное жительство в связи с разными обстоятельствами. Воз­раст опрошенных охватывает интервал от 18 до 70 лет. По возрасту гомельчане, ответившие на вопросы анкеты, разделяются на ряд возрастных групп: от 18 до 25 лет – 261 человек, что со­ставляет 37,4% от общего числа заполнивших анкеты, от 26 до 30 лет – 97 человек (13,9%), от 31 до 35 лет – 81 человек (11,6%), от 36 до 40 лет – 68 человек (9,8%), от 41 до 45 лет – 55 че­ловек (7,9%), от 46 до 50 лет – 61 человек (8,8%), от 51 до 55 лет – 40 человек (5,7%), от 56 до 60 лет – 12 человек (1,7%), свыше 60 лет – 22 человека (3,2%). Таким образом, более половины опрошенных (51,4%) представляют молодые люди в возрасте до 30 лет. Это дает возможность выявить взгляд наиболее восприимчивой к инновациям группы жителей на изменения, проис­ходящие в бытовой сфере. Не менее важны ответы на вопросы анкеты и людей зрелого возрас­та (от 31 года до 50 лет), в совокупности составивших более трети опрошенных (38%). Пред­ставители старшего поколения гомельчан реже привлекались к заполнению анкет, при этом именно лица пожилого возраста стали самой активной частью жителей, согласившихся дать интервью, в результате бесед с ними были получены развернутые и детализированные описа­ния развития бытовой культуры. Образовательный ценз респондентов имеет важное значение для обоснования сделанных нами выводов. Особенно показательными были их ответы на во­просы о престижности профессий, рассказах о формах проведения досуга и некоторых других, когда проявилось некоторое отличие в культурных предпочтениях. Среди 697 участников ан­кетирования 392 человек имеют среднее образование или среднее специальное образование (56,3%) и 305 человек – высшее образование (43,7%).

Безусловно, следует признать во многих случаях расхождение во мнениях. Так, напри­мер, противоположные взгляды чаще обнаруживаются у представителей разных поколений по вопросу о развлечениях (например, дачный отдых), а также среди общей массы ответивших на наше предложение описать свое понимание традиций и новаций в городской среде на совре­менном этапе по поводу тех нововведений, которые ассоциируются со стереотипными и не всегда корректными представлениями о формах культуры, присущими капиталистическому укладу общественного развития и недавно пришедшими в нашу жизнь (например, ночные клубы, игровые автоматы, казино). Но именно эти новации наиболее радостно приветствуются молодыми, например: «…Ночные клубы – это здорово! Можно танцевать до утра, пить кок­тейли и заводить новых знакомых» (24 года, медсестра, некоренная жительница). Немногочис­ленные негативные ответы были получены нами при попытке затронуть тот круг проблем го­родского быта, который являлся наболевшим и долго не решавшимся. Вероятно, здесь оказы­вает свое воздействие фактор исторической памяти, который мощно влияет на искажение в устном изложении картины культурно-бытовых процессов. Свидетельством этого стали часто противоречащие друг другу высказывания в рамках даже одного ответа: с одной, стороны, может быть зафиксирована жалоба на недостаточное качество развития транспортной сети, с другой, при ответе на вопрос, сформулированный несколько иначе – тот же самый гомельчанин указывает на явное улучшение качества услуг в этой области. Однако доказательность наших выводов подтверждается тем, что большинство опрошенных вполне единодушны при объяснении ряда основ современного быта, расхождения во мнении касаются чаще деталей, а не сути взглядов на новые и привычные сюжеты повседневной жизни.

Анкета и вопросник имели следующее содержание. Вопросы, подготовленные для ин­тервью, были сформулированы с целью выяснить мнение жителей города об изменении об­лика городской среды, о преобразованиях в жилье, о новациях в сфере городского костюма, развитии кулинарии. Облик и качество быта во многом определяются характером занятости человека, уровнем его достатка, поэтому в беседах звучали вопросы, ответы на которые предполагали высказывание суждений гомельчан о престижности тех или иных занятий в прошлом и последние полтора десятилетия, а также образования как важного фактора, опре­деляющего трудоустройство. Наиболее развернутые высказывания касались таких тем, как городское благоустройство и проведение досуга. Актуальность некоторых срезов городского быта привела к тому, что даже на краткие и неключевые вопросы, например, о развитии транспорта, использовании дач, информанты откликались очень живо и сообщали подроб­ные дополнительные сведения, инициативно оценивали существующую ситуацию.

Самые многочисленные материалы охватывают описание тех изменений, которые произошли в городском пространстве. Все интервьюируемые делились пространными мне­ниями об озеленении города, о динамичном благоустройстве отдельных микрорайонов, о размещении в Гомеле архитектуры малых форм, о красочной рекламе. Приведем некоторые примеры типичных высказываний на эту тему. Вот что рассказала о «Фестивале» пенсионер­ка, в прошлом медработник, 78 лет, проживает в Гомеле с 1957 г.: «Все проходило на моих глазах, он [район, который респондент описывает в советское время] был просто в забытьи, светился только дворец химиков, улицы были грязные, сейчас красота, зеленая зона (сосняк), все это окультурено, много скверов, цветочных клумб и саженцев». Часто указывается на изменения в облике отдельных районов появление новостроек, новых жилых кварталов, ре­ставрацию старых зданий в центре. Далеко не все приветствуют появление рекламных щитов и вывесок, одни утверждают, что их появление помогает ориентироваться в мире услуг и но­востей, другие говорят о том, что они загромождают город, портят его внешний вид. Как правило, положительно воспринимается устройство клумб, цветочных вазонов, фигурок в виде сказочных персонажей, фонтанов. Отдельные респонденты сравнили современный внешний облик Гомеля с другими городами: «стали больше внимания и средств выделять на озеленение, благодаря чему город похож на зеленый сад, а не на крупный город, где очень много предприятий и производств» (государственный нотариус, некоренная жительница го­рода). Гомельчане отмечают европеизацию городской среды, называя в качестве примет это­го процесса перенос акцентов в озеленении – насаждение кустарников и цветов, с одной сто­роны, и вырубку старых деревьев, иную пространственную организацию улиц, с другой; здесь же приводятся факты улучшения освещения и дорог, укладки тротуарной плитки, но­вое оснащение остановок общественного транспорта, подсветку зданий в ночное время. Вме­сте с тем остается обширное поле для совершенствования сферы благоустройства, отдельные ответы указывают на такие беспокоящие их проблемы, как «стоянки для машин во всевоз­можных местах, базарчики в неприспособленных местах», которые еще встречаются в горо­де (47 лет, учительница, коренная горожанка). В целом, доминирует мнение, что с каждым годом Гомель становится «лучше, краше, уютней и ухоженней».

В основном горожане довольно наблюдательны и точны в своих замечаниях о време­ни и месте появления новшеств, при этом оказалось, что о многих новинках они говорили как о давно привычных вещах и лишь после уточняющих вопросов соглашались, что данные явления возникли в последние десятилетия. Это касается не только описания облика Гомеля, но и ответов на другие вопросы, что является свидетельством прочного внедрения опреде­ленных новаций в повседневную жизнь.

Изучение развития материальной культуры этноса относится к числу традиционных направлений в этнологической науке. Характеристика жилища, костюма, системы питания имеют существенное значение и для определения динамики современной культуры. Изучение этих компонентов культуры – весьма обширное поле для исследования. Мы не стремились максимально полно описать все проявления культуры в рамках обозначенных выше вопросов, однако среди возможных тем (состав комплексов женского и мужского костюмов, особенно­сти детской одежды, престижность одежды в различных средах, приобщение к моде, отноше­ние к сменяемости одежды и пр.) выбрали лишь некоторые – те, которые ярко демонстрируют изменчивость в области форм материальной культуры и в ее функционировании.

Изменилось представление о престижности жилья. Подавляющее большинство указа­ло на престижность обладания собственным домом (63,4%), третья часть респондентов – на проживание в квартире (31,1%). Другие ответы, включая «загородный коттедж», предложили 45 человек, т.е. 6,5% опрошенных. При этом «не вижу разницы» был лишь один ответ. Изме­нения по сравнению с советской эпохой затронули благоустройство домашнего пространства и его интерьер. Самое популярное упоминание – о «евроремонте», типичное высказывание о нем: «Евроремонт – это новшество, входящее в быт, это чисто, красиво, уютно и дорого». С другой стороны, существует представление о том, что «евроремонт» — это не только средство улучшить домашний быт, но и подчеркнуть свой новый социальный и имущественный ста­тус. Вот одно из подобных суждений: «К евроремонту прибегают довольно обеспеченные люди, стремящиеся изменить старую планировку и выглядеть на фоне других респектабель­ными. Большинство таких людей относятся с пренебрежением к остальным соседям, в их среде они выделяются» (54 года, гидротехник, некоренная гомельчанка).

Показательными для понимания изменений стали свидетельства современников о ме­сте приобретения одежды. Покупку одежды предпочитают осуществлять: на рынке – более половины опрошенных (50,7%), почти столько же – в магазине (49,3%). Менее десятой части респондентов использует одежду, сшитую индивидуально по заказу или самостоятельно. Столько же гомельчан, участвовавших в анкетировании, обращаются к услугам магазинов сети second hand. Некоторые отметили, что стремятся приобретать одежду в других городах. Данные факты также подтверждают и доминирование массовой культуры, и упрочение но­вых подходов к использованию костюма, в том числе изменение приоритетов тех или иных ценностей в сознании горожан (отдых важнее костюма), и изменение достатка в семьях и др. Среди ответов о престижности одежды есть разные мнения, например, по-прежнему «жен­щинам престижно иметь шубу из натурального меха» (70 лет, пенсионер, коренной гомельчанин). Ответы на вопрос о приобретении одежды несколько отличны в разных возрастных группах. Так, люди старше 61 года остаются приверженцами покупок одежды в магазине, от 51 года до 60 лет – чаще одеваются на рынке (58,3% — 62% опрошенных в двух соответству­ющих возрастных группах), но также и в магазинах (40% — 50% ответов в рамках своего воз­растного диапазона). Горожане среднего возраста формируют свой гардероб аналогичным образом. В возрастной группе от 26 лет до 30 лет при преобладающих ответах «на рынке» число делающих покупки одежды в магазинах несколько ниже (только около трети назван­ной возрастной группы). Заметнее отличаются сведения, полученные в самой младшей воз­растной группе: лишь пятая часть респондентов-гомельчан в возрасте от 18 до 25 лет приоб­ретает одежду на рынке, они гораздо реже обращаются в магазины (самый низкий процент – 13,7% среди всех возрастов), вместе с тем именно здесь шире распространена традиция ин­дивидуального пошива одежды, связанная с желанием представителей данного возраста к самоутверждению и самовыражению (19,5%), и, наконец, 46,3% — тот показатель, который связан с последним вариантом ответа — «другое», в том числе, покупки вещей за пределами Гомеля, в сети магазинов second hand и пр. Один из отвечавших отметил появление в по­следнее время в одежде элементов государственной символики Республики Беларусь. Наци­ональный костюм не используется, но еще можно встретить пожилых женщин, которые, пе­реехав из сельской местности в город, по традиции носят вещи, по внешнему виду (колориту и крою, подбору тканей) напоминающие народный костюм.

Традиции народного питания сохраняются при включении новых элементов. Показа­тельны два аспекта из проанализированных материалов. Первый посвящен распространенно­сти консервирования, второй – включению в пищевой рацион горожанина полуфабрикатов и пищевых добавок, кстати, в использовании биодобавок признался лишь один человек. Оче­видно, что ранее повсеместно распространенная в городах традиция консервирования про­дуктов на зиму разрушается. Мотивировкой служит доступное приобретение продуктов в любое время года, замена ряда блюд на те, которые не требуют использования заготовок, от­сутствие бесплатных овощей и фруктов, ранее поставлявшихся на стол горожанина от род­ственников из деревни, широкая продажа продуктов консервирования на рынке и в магазине. По результатам подсчетов выяснилось, что из общего числа наших респондентов 697 отказа­лись от консервирования 287 семей, что соответственно, составляет 41,2% заполнивших ан­кеты. Однако еще более половины участников опроса положительно высказались об этом занятии по разным причинам. Изменение темпа жизни в современном городе приводит к внедрению в быт приемов быстрого приготовления пищи. Запись об использовании полу­фабрикатов и продуктов быстрого приготовления обнаружена нами в 406 анкетах, что со­ставляет более половины (58,2%) от общего числа. Многие гомельчане изменили порядок и место приема пищи, часто обедают вне дома, на работе или в пунктах общепита, еда упо­требляется «наспех», «на бегу», как записано в полученных материалах. Традиция семейных обедов хотя еще бытует, но уже не так широко, как прежде. Несмотря на постоянное упоми­нание в текстах об обилии продуктов, предлагаемых на рынке и в магазинах, у гомельчан не изжита старая привычка массово и в больших объемах закупать продукты накануне праздни­ков. Сами авторы этих ответов объясняют это обстоятельство устойчивым сохранением представлений времен дефицита о том, что потом «в магазине ничего не достать». Влияние на питание современного гомельчанина кулинарии других этносов также не осталось неза­меченным: «Вкусовые предпочтения горожан, если и изменились, то лишь благодаря появ­лению в нашем городе национальных кухонь других стран», — категорично утверждает сту­дентка, коренная гомельчанка 18 лет. Это несколько спорное мнение уравновешивается под­тверждением распространения различных пунктов общественного питания, базирующихся на национальных традициях других народов.

Развитие транспорта активно происходило в последние десятилетия XX века и еще более ускорилось в 1990-е – начале 2000-х годов. Проведенный опрос подтверждает эту тен­денцию, заполнение городского пространства автомобилями, которые превратились из рос­коши в средство передвижения. Наличие личного автомобиля подтвердили четверть запол­нявших анкету. Маршрутные такси на улицах стали привычным элементом городского пей­зажа. Вместе с тем жители города явно приветствуют это новшество развития сферы услуг последних лет. Об этом говорит цифра 84,2% — такой процент опрошенных пользуется услу­гами маршруток. По мнению 67,3% опрошенных в Гомеле можно часто встретить женщину за рулем. Часто предоставляющаяся сегодня возможность увидеть женщину за рулем стано­вится обыденностью и не вызывает особого интереса у рассказчиков.

Отдых принадлежит к динамично развивающимся компонентам культуры. Одинаково интересны рассказы о повседневном отдыхе, загородном и местах проведения отпуска. Ин­тересно, что прогулки на свежем воздухе остались с советских времен широко распростра­ненными: получены 81,5% положительных ответов, лишь менее пятой части респондентов сделали отметку напротив варианта ответа — «нет». Прогулки на свежем воздухе можно от­нести к, пожалуй, самым устойчивым формам проведения свободного времени, которые мы обнаружили в ответах. Иметь дачу за городом престижно для горожанина, — так считает бо­лее половины опрошенных городских жителей. Отрицают престижность обладания такого рода недвижимостью четверть респондентов. Здесь явственно выражены различия в оценках представителей разных поколений. Пожилые гомельчане отдают явное предпочтение дачам, хотя и некоторые молодые гомельчане указали на свой интерес к приобретению дачи, но в качестве места отдыха, а не возможности для обработки земли. Почти треть респондентов предпочитает проводить отпуск на даче, по-прежнему пользуется популярностью отдых на море (40,6%), достаточно велика доля тех, кто указал на проведение отпуска за границей (14,5%). Среди ответов также фигурируют походы, поездки в санаторий, проведение отпуска в деревне у родни. Таким образом, остаются живучими многие традиции, уходящие корнями в предыдущие десятилетия, в советское прошлое. Ранее широко распространенная в среде горожан – выходцев из деревни традиция проводить выходные и отпускные дни в деревне, оказывая помощь в сельскохозяйственных работах и сохраняя родственные и соседские свя­зи, вытеснялась другими формами проведения отпуска. Новым можно считать определенное распространение заграничных поездок как формы проведения свободного времени.

Праздничная культура обновилась, также как сама атмосфера проведения праздников, новые черты можно обнаружить в праздничном оформлении и освещении города. Наряду с широко отмечавшимися праздниками в календаре гомельчан утвердились новые, в том числе связанные с возрождением народных традиций. Положительные эмоции вызывает празднова­ние Купалья, Масленицы и др. При этом ответившие на наши вопросы неоднократно вспоми­нали о том, что на Новый год, Рождество можно на улице услышать обрывки народных песен, по домам иногда ходят ряженые. Гомельчане стремятся, чтобы в эти дни по народной тради­ции стремятся, чтобы в доме царил достаток, изредка рассказывают о соблюдении народных примет (посыпание порога зерном и пр.). Интересен случай, когда народный костюм, в кото­ром ряженые пришли в дом, оценивается как «смешной», что говорит об изменении содержа­ния ритуальной культуры, ее главные функции теперь – игровая и развлекательная.

Сфера досуга также относится к числу заметно развивающихся и живо реагирующих на колебания в духовной и социальной жизни. В этой связи обращено внимание на изменения в развитии праздничной культуры в Гомеле. 490 респондентов (70,3%) принимают активное участие в проведении городских праздников, менее трети не приобщены к этой форме развле­чения. Широкое втягивание в такие мероприятия было типично для советского образа жизни. Интересно, что и ныне жители Гомеля сохранили стойкую приверженность к такому время­препровождению. Для этнолога обязательно и исследование вопроса о взаимодействии тради­ционной и городской культуры. Нами установлено, что гомельчане замечают и, в основном, приветствуют усилия по возрождению народных традиций народных праздников или их эле­ментов. Так, 87% участников опроса дали положительные ответы на эти вопросы.

На вопрос, какая бытовая техника широко вошла в быт гомельчан, получены доволь­но однотипные ответы. Первенство прочно удерживают машины-автоматы для стирки, далее упоминаются кухонные комбайны, пылесосы, микроволновые печи. При этом наряду с внед­рением новшеств сохраняются некоторые элементы организации домашнего быта, свой­ственные временам застоя и перестройки. В этом плане имеются любопытные высказывания, например, к числу «устойчивых традиций от СССР» одним из опрошенных отнесена при­вычка «мыть целлофановые пакеты» (70 лет, пенсионер, коренной гомельчанин). Гомельчане также указывают на популярность DVD, аудио-, видеотехники и компьютеров. Хотя на большое количество положительных ответов – 68,4% — могло повлиять то обстоятельство, что часть отвечавших использует компьютер не только для развлечения и в познавательных целях, но и выполнения некоторых видов работы, процесса обучения, тем не менее такой по­казатель свидетельствует и о востребованности компьютерной техники, и о ее доступности в приобретении и освоении. Компьютер среднего класса постепенно уходит из мира престиж­ных вещей. Многочисленные респонденты отмечают распространение мобильных телефонов как важного средства коммуникации.

На развитии бытовой сферы отражается обеспеченность семей. Этот сюжет, по нашему мнению, заслуживает отдельного исследования. Тем не менее отметим, что представления об уровне жизни разных групп населения в последние десятилетия также существенно трансфор­мировались. Это очень четко прослеживается в ответах гомельчан на вопрос о престижности тех или иных профессий, в том числе приносящих высокий достаток, их спектр сейчас значи­тельно пересмотрен. Так, наиболее престижными по результатам опроса признаны следующие специалисты: программисты, врачи, экономисты (маркетологи), дизайнеры, водители марш­рутного такси, преподаватели, переводчики, банковские работники и нефтяники. В этом же ряду упоминаются “чиновники”, вероятно, имеется в виду управленческая верхушка. Строите­ли внесены респондентами в список как наиболее востребованные специалисты.

В границах социальной культуры можно отметить ослабление некоторых, прежде привычных и устойчивых, общественных связей. Яркий пример, доказывающий это, — «хуже всего то, что мы не знаем даже соседей по подъезду, в старые времена дом был единой семь­ей. А чего стоили дворовой волейбол, футбол, бадминтон, домино пенсионеров, песни и пляски, разбивка клумб и посадка деревьев сообща» (43 года, пожарный спасатель, прожива­ет в Гомеле 37 лет). В свете этого отдельные респонденты проявили некоторое сожаление, называя утраченные советские традиции: «тоска по пионерским лагерям, посвящение в ок­тябрята и пионерские костры» (34 года, библиотекарь, коренная гомельчанка). Этот же ре­спондент вместе с тем указывает на устойчивое проявление неформального социального контроля, широко распространенного в советское время и перешедшего по наследству в со­временность («достали бабки под подъездом»).

Традиции духовной культуры также попали в сферу рассказов гомельчан об измене­ниях их культуры и быта. Так, к числу устойчивых явлений относят, например, «националь­ные праздники, … память и забота о ветеранах труда и ВОВ» (50 лет, коренная жительница). Обращается внимание на возникновение новых церквей в черте Гомеля как проявлении из­менений в духовной жизни населения города.

В своих выводах мы опирались на высказанные гомельчанами суждения. Принципи­альной разницы в ответах на вопросы интервью и анкеты между коренными жителями и те­ми, кто переехал в Гомель и ныне проживает здесь постоянно, нет.

Неизменным в городском быту гомельчане признали: заботу о семье, посещение праздников и концертов, проведение времени у телевизора, традиционные предпочтения в еде, прогулки на воздухе перед сном.

В качестве негативных явлений, которые не изжиты, наиболее часто встречаются от­веты: проблема пьянства, часто заполненные автобусы и троллейбусы в утренние часы, пе­риодическое отключение воды (летом), нерешенность жилищного вопроса для многих, не во всем отвечающее современным требованиям качество коммунальных услуг. Особого анализа заслуживают замечания о недостаточно высоком уровне культуры населения, что свидетель­ствует о недостаточном прогрессе в данной сфере: встречаются жалобы на проявления хам­ства, мелкое хулиганство и др. (Такие данные получены в совокупности от 56 информантов в возрасте от 18 до 50 лет, причем интересно, что среди них подавляющее большинство – лю­ди молодого или среднего возраста от 18 до 35 лет). Изредка зафиксированы прямые указа­ния на бескультурье, например, «не нравится, что уборщики метут и поднимают пыль, когда люди стоят на остановках» (культработник, некоренная жительница). С осуждением некото­рые респонденты сообщают о том, что во время народных гуляний в парке и на площади го­рода появляется много мусора. Проявилось негативное отношение к распространению вред­ных привычек, особенно курения, а также к рекламе табака, это мнение встречается среди разных возрастных групп гомельчан. Вместе с тем никто не указал в качестве негативных проявлений такие, например, как наркомания, нищенство и др., в то же время позитивные тенденции развития культурно-бытовых процессов обозначены в полном объеме подавляю­щим большинством респондентов.

Наиболее модифицированной по сравнению с социальной и духовной сферой, судя по результатам опроса, выглядит материальная сфера культуры. Лейтмотив всех полученных сообщений – коренное изменение ее облика за последние полтора десятка лет, особенно это проявилось в изменении внешнего вида и благоустроенности города и в техническом осна­щении быта его жителей. Социальный срез городской жизни эволюционирует в сторону по­ляризации и дифференциации культурных традиций разных социопрофессиональных групп горожан. Духовная сфера культуры в большей степени сохранила позитивные традиции со­ветской эпохи, тем не менее, и в нее активно включаются новые элементы.

Результаты проведенного исследования свидетельствуют об изменении темпов разви­тия культурно-бытовых традиций в современном городе, для них характерна ускоренная ди­намика по сравнению с советским периодом, по поводу этого единодушно сходятся во мне­нии представители всех возрастных и профессиональных групп опрошенных гомельчан.

Наряду с приветствием нововведений, активным восприятием новаций в некоторых ответах заметна ностальгия по исчезнувшим или значительно ослабившимся традициям, ис­токи которых связаны с советским образом жизни. При этом такие замечания встречаются в ответах людей не только самого старшего, но и среднего поколения.

По результатам анкетирования установлено, что самыми важными изменениями в го­родском быту гомельчане считают (в порядке уменьшения значимости): появление маршрут­ного такси, возникновение мобильной связи, предоставление кредитов, многообразие бытовой техники, отсутствие дефицита товаров и услуг, благоустройство города, отсутствие очередей, услуги Интернет, развитие здравоохранения, разнообразный ассортимент товаров. Абсолют­ное первенство в числе ответов принадлежит сообщениям о многообразии современной жизни по сравнению с завершающим периодом советской эпохи. Ряд новаций, возникших совсем не­давно, горожане воспринимают как неотъемлемое условие своей бытовой культуры.

Итоги проведенного исследования могут быть использованы при подготовке и реали­зации проектов совершенствования сферы бытового обслуживания и культурного развития городской среды не только Гомеля, но и других городских населенных пунктов Гомельской области и республики в целом.

Литература

  1. Касперович, Г.И. Миграция сельского населения в города и этнические процессы / Г.И. Касперович. — Минск: Наука и техника, 1975. — 149 с.
  2. Ракова, Л.В. Быт и культура городской молодежи / Л.В. Ракава. — Минск: Наука и техника, 1989. — 125 с.
  3. Изменения в быту и культуре городского населения Белоруссии / В.К. Бондарчик [и др.]; под ред. В.К. Бондарчика. — Минск: Наука и техника, 1976. — 111 с.
  4. Этнические процессы и образ жизни. (На материалах исследования городов БССР) / В.К. Бондарчик [и др.]; под ред. В.К. Бондарчика. — Минск: Наука и техника, 1980. — 279 с.
  5. Грамадскі быт і культура гарадскога насельніцтва Беларусі / В.К. Бандарчык [і інш.]; пад рэд. В.К. Бандарчыка. — Мінск: Навука і тэхніка, 1990. — 248 с.
  6. Беларусы: у 9 т. / рэдкал.: В.К. Бандарчык (гал рэд.) [і інш.]. — Мінск: Бел. навука, 1995 — 2006. — Т. 4: Вытокі і этнічнае развіццё / В.К. Бандарчык [і інш.]. — 2001. — 606 с.
  7. Беларусы: у 9 т. / рэдкал.: В.Μ. Бялявіна (гал рэд.) [і інш.]. — Мінск: Бел. навука, 1995 — 2006. — Т. 6: Грамадскія традыцыі / В.Ф. Бацяеў [і інш.]. — 2002. — 606 с.
  8. Каспяровіч, Г.І. Этнакультурнае развіццё беларусаў у 20-80-я гады XX ст.: аўтарэф. дыс. …докт. гіст. навук: 07.00.07 / Г.І. Каспяровіч; Інститут мастацтвазнаўства, этнаграфіі і фальклору імя К. Крапівы НАН Беларусі. — Мінск, 2002. — 40 с.

Авторы: О.Г. Ященко, T.А. Будникова
Источник: Известия Гомельского государственного университета имени Ф. Скорины. — 2008. — № 4 (49). — С. 132-140.