Духовные связи Ветки и Керженца в первой четверти XVIII в.

0
258
Духовные связи и город Ветка

Во второй половине 17 в. в результате раскола Русской православной церкви воз­никло религиозное течение старообрядчество. Его сторонники отказались признать церковные нововведения патриарха Никона, сохранив старую обрядность. В конце XVII в. русское правительство за нежелание старообрядцев повиноваться царским и патриаршим указам подвергло их жесточайшим репрессиям, что побудило старообрядцев податься в бега. Одним из мест укрытия старообрядцев ушедших в приделы Речи Посполитой стал остров Ветка, образуемый рукавом реки Сож (Гомельская обл.) [3, с. 33].

В 1695 г. в Ветке селится Феодосий Ворыпин, в прошлом иерей. Вскоре, он запросил из Рыльска своего родного брата о. Александра и о. Григория из Москвы. С этими двумя священниками в 1695 г., по благословлению преосвященного Павла, епископа Коломенского, Феодосий освятил церковь в честь Покрова Пресвятой Бого­родицы первую и единственную в этот период у староверов-поповцев (приемлющих священство) [2, с. 66].

Вскоре вокруг Покровской церкви возник монастырь. К этому монастырю, пере­секая границы Российской империи, устремилась масса паломников. В монастыре многих из паломников не только исповедовали и причащали, но и учили грамоте [1]. После этих событий Ветка стала главным центром поповщинского старообрядчества, а в отсутствие архиерея Феодосий фактически являлся его руководителем [2, с. 66].

В начале XVIII в. Ветка устанавливает связи с другим центром поповщинского староверия Керженцом (Нижегородская обл. Россия). Ветковские духовные настав­ники начинают вести полемическую переписку с духовными лидерами образовавше­гося в Керженце поповского течения дьяконовцев. В 1710 г. из Кержеецких скитов на собор в Ветку, по приглашению Феодосия Ворыпина, прибыл Тимофей Матвеевич Лысенин, старообрядческий писатель и полемист, один из идеологов и основателей дьяконовского согласия. Феодосий вызвал Тимофея с учениками на собор с целью «досмотрить и с божественным писанием сличить» написанную Лысениным в 1709 г. так называемую «Книгу». Данная «Книга» состояла из 51 главы и включала главы, по­священные единосущной, нераздельной Троице, воплощению Сына Божия, единому престолу Троицы, поклонению честным иконам, «нововерцам», под которыми автор подразумевал почитателей спорных «писем», а также выпискам из «еретических пи­сем» главного идеолога старообрядчества протопопа Аввакума [4, с. 425].

Однако Лысенин «Книгу» на собор не принес, он развернул полемику с Феодо­сием о почитании четырехконечного креста и об отношении к старопечатным книгам. Эти споры нашли отражение в рукописной работе «Описание прения старца Феодо­сия с неким мирянином Тимофеем Матвеевым Лысениным да с учеником его Ва­силием Власовым и с их единоволники о честном и животворящем кресте Христове в лето 7217-е (1710 г.) июня в 9 день» [3, с. 177]. Основным же пунктом разногласий стал вопрос о каждении (2-кратное или 3-кратное), рассмотренный Лысениным в своей «Книге». В полемике с ветковцами Лысенин остался при своем «мудровании», вследствие чего собор постановил не иметь с ним общения [1].

Вскоре, в том же году, в Ветке состоялся новый собор по жалобе кержаков на дьякона Александра, о. Димитрия и Тимофея Лысенина за то, что они «начата новое кадити двукратно и трекратное каждение оставиша». На этот раз, на собор явились дьякон Адександр и о. Димитрий. В результате работы собора Александр и Дими­трий дали клятву своему духовному отцу Феодосию от своего «мудрования» отстать «и написанную книгу о том мудровании советника их Тимофея Лысенина сыскати, и тое книгу принести пред нижегородских отец на собор, и в той книге несогласное и противное мудрование, чтоб до конца истребити». Но, вернувшись на Керженец, дьяконовцы продолжали свою прежнюю практику, а «Книгу» Лысенина собору так и не предоставили [3, с. 112].

Полемика продолжалась и после смерти Феодосия (ок. 1711 г.), когда духовной жизнью ветковских старообрядцев управляли: брат Феодосия иеромонах Александр, о. Арсений, настоятель Покровского монастыря игумен Василий, о. Иов Тимофеев. В 1711 г., в связи со спорами старообрядцев дьяконовского согласия и ветковцами,по просьбе ветковского старца Сергия, Иван Философ написал «Грамотку» о «спо­собе каждения», в которой поддержал вариант каждения, принятый дьяконовцами [3, сс. 112, 178]. В 1716 г. керженецкими дьяконом Александром, было составлено «Послание на Ветку», которое он написал совместно со священниками Андреем и Ге­расимом. Авторы послания просили ветковских староверов принять участие в работе по составлению «Дьяконовых ответов на 130 вопросов нижегородского епископа Питирима». В 1720 г. они были составлены. «Дьяконовы ответы» сыграли выдающуюся роль в защите старообрядчества от усиливавшегося наступления миссионеров и, в известной мере, оказали влияние на появившиеся 5 годами позже «Поморские отве­ты». Значение «Дьяконовых ответов» оценили и представители официальной церкви: по приказу епископа нижегородского Питирима дьякона Александра вместе с его еди­номышленниками заковав в кандалы, под пыткой вынудили отречься от «Ответов», за тем, 21 марта 1720 г. ему всенародно отрубили голову, а тело сожгли [1].

В том же году, спасаясь от преследований Питирима, в Ветке поселился старо­обрядческий священник и полемист, апологет дьяконовского течения о. Патрикий. Ли­тературная деятельность о. Патрикия высоко ценилась его последователями. В напи­санной им «Книжице о каждении» литературная борьба его с ветковскими учетелями приравнивается к литературной деятельности дьякона Александра [1].

В ответ на «заблуждения» дьякновцев, архимандрит Покровского монастыря Ио­сиф составил «Слово возразительно на лжеучителей и раздирателей мира Божия, новоявившихся кадильников….» В 1720 г. «Слово» было разослано по ветковским слободам [1].

В 1725 г. ветковский богослов Федор написал «Слово о каждении», где доказы­вал, что «трикратное каждение есть Христово», а «двоекратное есть еретическое» [3, с. 178]. Ветковцев также поддержал неизвестный автор «Слова на прикословцев». Он писал: «У Никониан ходят по церкви, людей просто махають кадилом, а не крестообраздно. Так у Ветковцев просто кадят, якоже знаменается крест… и прочая пишуть поругательно и хульно. И таковым злочестивым хулением многих христиан прильстиша и от св. церкви отлучиша» [4, с. 427].

Полемика между ветковцами и дьяконовцами завершилась на ветковском соборе в 1727 г., инициированном о. Патрикием. В полемике учувствовали многие полемисты дьяконовского и ветковского течений, что нашло широкое отражение в литературе. Ее итоги были закреплены Приговором этого собора, запретившим дьяконовцам не только пропагандировать свое учение, но даже селиться на Ветке [2, с. 66]. Однако уже во вто­рой четверти 18 в. влияние дьяконовщины в Ветке стало преобладающим [1].

Таким образом, завязавшаяся в первой четверти XVIII в. религиозная полемика между Веткой и Керженцом, выявила некоторые разногласия в вопросах литургиче­ской практики. Однако последовавший в результате полемики ряд церковных соборов не смог преодолеть накопившиеся противоречия.

Литература

  1. Воронцова, А.В. О полемике «ветковцев» с дьяконовцами: малоизученные ранние по­лемические сочинения представителей «ветковского» согласия. [Электронный ресурс] // Режим доступа : «Самарское староверие» http://samstar-biblio.ucoz.ru/publ/141-1-0-1416. Дата доступа : 21.11.2008. Время доступа : 0:45.
  2. Гарбацкі, А.А. Да вытокау духоунай спадчыны [Текст] // Народная асвета. 1998. № 2. С. 63-71.
  3. Гарбацкі, А. А. Стараабрадніцтва на Беларусі у канцы 17 пачатку 20 ст. [Текст]/ Брэст, 1999.-202 с.
  4. Лилеев, М.И. Из истории раскола на Ветке и в Стародубье 17-18 вв. [Текст] / М.И. Лилеев. Вып. 1. Киев, 1895. 596 с.

Автор: Р.М. Рогинский
Источник: Религия и общество 8 [Электронный ресурс]: сборник научных ста­тей / под общ. ред.: В.В. Старостенко, О.В. Дьяченко. Электрон, данные. Могилев : МГУ имени А.А. Кулешова, 2014.