Деятельность уполномоченного по делам религиозных культов по открытию молитвенных зданий на Гомельщине (середина 1940-х – середина 1960-х годов)

0
90
Деятельность уполномоченного по делам религиозных культов по открытию молитвенных зданий на Гомельщине (середина 1940-х – середина 1960-х годов)

В годы Великой Отечественной войны политика советского государства в отношении религиозных организаций изменилась кардинальным образом. Комплекс внутри- и внешнеполитических причин заставил правительство перейти к диалогу с церковью.

В сложившейся ситуации считалось целесообразным создание органа, через который руководство страны могло бы реализовывать свою церковную политику. 19 мая 1944 года вышло Постановление № 572 СНК СССР об организации Совета по делам религиозных культов. Данный орган был образован для осуществления связи между правительством СССР и руководителями религиозных объединений. К своей работе он приступил 1 июля 1944 г.

В сферу компетенции нового государственного органа входила работа со всеми неправославными объединениями верующих Советского Союза. Организационная структура Совета по делам религиозных культов была создана по образцу образованного годом ранее Совета по делам Русской Православной Церкви.

Центральный аппарат Совета состоял из председателя, заместителя, двух членов Совета, ответственного секретаря. Свою деятельность Совет по делам религиозных культов осуществлял с помощью института уполномоченных, которые назначались им при Совнаркомах союзных и автономных республик и при обл(край)исполкомах [1, с. 113–114].

В Гомельскую область БССР также был назначен свой уполномоченный Совета по делам религиозных культов. Одной из основных его функций являлось осуществление процедуры открытия молитвенных зданий религиозных культов на территории Гомельщины. Выполняя данную работу уполномоченные опирались на положения соответствующего Постановления СНК СССР «О порядке открытия молитвенных зданий религиозных культов».

Данный документ был принят 19 ноября 1944 года [2].

Исходя из статистических данных о молитвенных зданиях неправославных конфессий, представленных в документах уполномоченного, следует что на территории Гомельской области в 1945 году действующими являлись только культовые сооружения старообрядцев и евангельских христиан баптистов [3].

Согласно Постановлению, уполномоченный обязан был принимать и вести учет заявлений верующих по открытию культовых зданий. Поступающие ходатайства после предварительного рассмотрения подвергались всесторонней проверке. После чего, по ее результатам, уполномоченный составлял соответствующее заключение.

В одном из отчетов 1945 года уполномоченный по делам религиозных культов по Гомельской области А. Боголюбский сообщает о ходатайстве верующих евангельских христиан-баптистов Гомеля на открытие молитвенного дома. Однако общине было в этом отказано по неизвестным причинам (в документе они не обозначены).

Также в отчете упоминается заявление верующих евреев на открытие синагоги. Отказ в оформлении указанного заявления уполномоченный объясняет отсутствием необходимых данных [4].

Все тот же А. Боголюбский в своих документах обращает внимание на сложившуюся сложную ситуацию в отношении открытия молитвенных зданий на Гомельщине. Данная проблема возникла вследствие того, что многие церковные здания и молитвенные дома в области были уничтожены в период Великой Отечественной войны и немецкой оккупации. Учитывая сложившиеся обстоятельства гомельские верующие вынуждены совершать религиозные обряды «в частных домах, землянках, используя жилые помещения» [5]. В такой непростой ситуации оказались старообрядцы Новобелицы. Их храм Покрова Богородицы был сожжён во время отступления немецкой армии, о чём и было указано в заявлении верующих о разрешении постройки нового [6]. В процессе решения своей проблемы новобелицкие старообрядцы старались соблюдать требования Постановления «О порядке открытия молитвенных зданий религиозных культов». Один из пунктов документа гласил, что ходатайства, поступающие от верующих, должны были подписываться «не менее чем 20 совершеннолетними гражданами из числа местных жителей, не лишенными по суду избирательных прав» [2].

В результате уполномоченному был передан документ, содержащий необходимые данные о верующих-старообрядцах, подписавших заявление на строительство храма. В процессе ознакомления с предоставленным списком стоить заметить, что количество подписавших превышало нужное (20) в 2 раза (в документе 42 человека). Все верующие были не судимы и проживали в Новобелице соответственно [7].

На основе заключения уполномоченного по делам религиозных культов Гомельский облисполком вынес соответствующее решения по вопросу о строительстве нового старообрядческого храма. Было решено удовлетворить ходатайство староверов и позволить общине возвести молитвенное здание, однако на собственные средства [8].

Однако указанное решение не стало заключительным документом в деле о постройке молитвенного здания для новобелицких старообрядцев. Процесс затянулся. В ходе дальнейшей проверки были выявленные обстоятельства, подтверждающие невозможность строительства. Одно из них — сведения, дошедшие до уполномоченного по делам религиозных культов по Гомельской области В. Сафонова о том, что новую старообрядческую церковь хотят возвести в ста метрах от школы имени Сталина. По понятным причинам реакция местных властей была предсказуема. Вердикт местного руководства соответствующий – «Новобелицкий исполком категорически возражает» [9].

Кроме того, согласно Постановлению, перед открытием молитвенного здания религиозных культов уполномоченному предстояло провести тщательною проверку относительно данного вопроса по нескольким направлениям. Во-первых, стоило выяснить состояние рассматриваемого сооружения и сферу его использования в период поступления соответствующего ходатайства.

Во-вторых, необходимыми являлись сведения о процессе закрытия культового сооружения. Когда и по решению какого органа это состоялось.

В-третьих, немаловажную роль играли сведения о числе уже функционирующих молитвенных зданий того религиозного культа, к которому принадлежали верующие написавшие заявление. Также следовало уточнить расстояние от населенного пункта заявителей к месту нахождения уже действующего храма данной конфессии. На основе именно этих данных решался вопрос о целесообразности открытия нового молитвенного здания [2].

Ярким примером противодействия верующих и органов власти явился затянувшийся процесс по поводу молитвенного дома старообрядцев в д. Заречье Паричского района. В результате проведенной проверки уполномоченному стало известно, что само здание было построено старообрядцами в 1888, и они пользовались им до 1934. В 1934 по 1937 – оно было занято под зернохранилище, а с 1937 по 1938 – под зерносклад. Следует обратить внимание на один интересный факт. В своих документах уполномоченный сообщает, что верующим взамен изъятого помещения было предложено другое, от которого они отказались.

О причинах такого поведения как местных органов, так и старообрядцев можно только предполагать. Ведь достаточно распространенным явлением в рассматриваем период в Гомельской области выступало то, что часто верующие сами просили разрешения на открытие либо постройку, а также передачу им в пользование какого-либо строения для совершения богослужений. Здесь же указывается, что инициатива исходила именно от властей.

Однако также можно предположить, что на самом деле старообрядцам ничего и не предлагали. Возможно данные сведения были просто сфабрикованы либо самим уполномоченным, либо местными органами власти.

Молитвенный дом снова был занят верующими лишь на период немецкой оккупации Гомельщины. С 1944 по 1947 год колхоз вновь пользовался данным строением как кладовой.

В 1947 году здание вновь передано старообрядцам, однако, как утверждает уполномоченный, незаконным путем, без разрешения на то райисполкома. После занятия здания колхозом под зерносклад в 1950 году, верующие обратились с просьбой вернуть им молитвенный дом к уполномоченному. Однако соответствующее заключение было составлено не в их пользу – здание было признано собственностью колхоза. Оставшись без помещения для проведения богослужений, старообрядцы д. Заречье выдвинули предложение об объединении с общиной в Ново-Александровке, находящейся в 3 км от них. Однако не желавшие объединения верующие в очередной раз обратились к уполномоченному с просьбой вернуть им их молитвенный дом.

По результатам очередной проверки уполномоченного было вынесено решение не возвращать молитвенный дом старообрядцам. Оно было обусловлено несколькими факторами. Во-первых, райисполком категорически настаивал на законности действий колхоза и вынес решения о том, что молитвенный дом является его собственностью.

Также предполагалась переоборудовать здание под школу.

Во-вторых, открытие этого молитвенного дома считалось нецелесообразным. Свое решение власти аргументировали тем, что до недавнего времени верующие как-то обходились без собственного помещения. Местное руководство и уполномоченный по делам религиозных культов считали также, что старообрядцы д. Заречье имеют возможность удовлетворять свои духовные потребности в молитвенном доме в Ново-Александровке, находящейся всего в 3 км.

Тем более что церковь там «большая, хорошо оборудована», а община немногочисленна всего 115 членов [10].

Верующие иудеи Гомельщины также стремились к открытию собственных молитвенных зданий. По данным отчета А. Боголюбского от 25 июня 1945 года верующими иудейской конфессии было подано ходатайство об открытии синагоги в городе Гомель. Заявители просили передать им в пользование бывшее здание синагоги по улице Советской. В результате проверки проведенной уполномоченным по делам религиозных культов было выяснены следующие данные. Рассматриваемая синагога действовала до 1930 г. и была закрыта по решению местных советских органов власти. Что касается самого здания, то оно было передано в коммунальный фонд города и использовалось под квартиры.

Решение облисполкома по поводу вышеуказанной синагоги было вынесено не в пользу верующих. Уполномоченный по делам религиозных культов объясняет такое решение местных властей острой нехваткой помещений в городском коммунальном фонде [5].

Сложившаяся обстановка вполне объяснима и связана с последствиями Великой Отечественной войны, когда многие белорусские города были в большей степени разрушены. Тяжелый процесс восстановления городской инфраструктуры Гомеля и ужаснейшие жилищные условия населения как раз и могли подтолкнуть местные органы власти к вынесению соответствующего решения.

Исходя из указанного выше, можно утверждать, что процедура открытия молитвенных зданий на территории Гомельской области в рассматриваемый период являлась довольно сложным процессом.

Вынесению заключения уполномоченного предшествовала тщательная проверка в соответствии с рядом установленных требований соответствующего Постановления. Немаловажное значение имела позиция местных органов власти. Однако стоит заметить, что решение уполномоченного по делам религиозных культов по Гомельской области по поводу того либо иного культового сооружения носило всего лишь рекомендательный характер. Окончательное заключение же выносилось на высшем уровне.

Список использованных источников и литературы

  1. Носова, Е. В. Деятельность Совета по делам религиозных культов [Электронный ресурс] / Е. В. Носова// Вестник КРСУ. – 2009. – № 5. – С. 113–117. – Режим доступа: http://arch.kyrlibnet.kg/
  2. uploads/ Nosova%20E.V.pdf. – Дата доступа: 06.12. 2018.
  3. Постановление СНК СССР «О порядке открытия молитвенных зданий религиозных культов» от 19 ноября 1944 г. //Старообрядцы на Гомельщине (1918 – 1991): документы и материалы/ сост.: З. А. Александрович [и др]; под ред. В. П. Пичукова. – Минск: А. Н. Янушкевич, 2017. – С. 98 – 99.
  4. Статистическая сводка о молитвенных зданиях религиозных культов по Гомельской области на 1 января 1945 //Старообрядцы на Гомельщине (1918 – 1991): документы и материалы/ сост.: З. А. Александрович [и др]; под ред. В. П. Пичукова. – Минск: А. Н. Янушкевич, 2017. – С. 100 – 101.
  5. Отчет уполномоченного по делам религиозных культов при СНК СССР по Гомельской области А. А. Боголюбского уполномоченному Совета по делам религиозных культов при СНК СССР по БССР П. Маслову о регистрации действующих на территориии области общин //Старообрядцы на Гомельщине (1918 – 1991): документы и материалы/ сост.: З. А. Александрович [и др]; под ред. В. П. Пичукова. – Минск: А. Н. Янушкевич, 2017. – С. 102 – 103.
  6. Из отчета уполномоченного Совета по делам религиозных культов при СНК СССР по Гомельской области А. А. Боголюбского о религиозной обстановке в области во втором квартале 1945 г. //Старообрядцы на Гомельщине (1918 – 1991): документы и материалы/ сост.: З. А. Александрович [и др]; под ред. В. П. Пичукова. – Минск: А. Н. Янушкевич, 2017. – С. 109 – 111.
  7. Заявление группы верующих-старообрядцев Новобелицкого района Гомеля уполномоченному Совета по делам религиозных культов при СНК СССР по Гомельской области о разрешении строительства храма//Старообрядцы на Гомельщине (1918 – 1991): документы и материалы/ сост.: З. А. Александрович [и др]; под ред. В. П. Пичукова. – Минск: А. Н. Янушкевич, 2017. – С. 112.
  8. Именной список подписавших заявление на строительство храма общества верующих-старообрядцев Новобелицы // Старообрядцы на Гомельщине (1918 – 1991): документы и материалы/ сост.: З. А. Александрович [и др]; под ред. В. П. Пичукова. – Минск: А. Н. Янушкевич, 2017. – С. 113 – 115.
  9. Решение Гомельского облисполкома № 832 «О ходатайстве общины старообрядцев белокриницкого согласия о разрешении постройки нового храма в г. Новобелица //Старообрядцы на Гомельщине (1918 – 1991): документы и материалы/ сост.: З. А. Александрович [и др]; под ред. В. П. Пичукова. – Минск: А. Н. Янушкевич, 2017. – С. 115-116.
  10. Письмо председателя Новобелицкого райисполкома уполномоченному Совета по делам религиозных культов при СМ СССР по гомельской области В. И. Сафонову о невозможности строительства старообрядческой церкви в Новобелицком районе //Старообрядцы на Гомельщине (1918 – 1991): документы и материалы/ сост.: З. А. Александрович [и др]; под ред. В. П. Пичукова. – Минск: А. Н. Янушкевич, 2017. – С. 138.
  11. Докладная записка уполномоченному Совета по делам религиозных культов при СМ СССР по Гомельской области И. Н. Максимова заместителю уполномоченного Совета по делам религиозных культов при СМ СССР по БССР В. Ярошевичу о принадлежности молитвенного дома старообрядческой общины д. Заречье Паричского района //Старообрядцы на Гомельщине (1918 – 1991): документы и материалы/ сост.: З. А. Александрович [и др]; под ред. В. П. Пичукова. – Минск: А. Н. Янушкевич, 2017. – С. 163 – 166.

Автор: О.В. Друзенок
Источник: Дзяржаўнасць Беларусі ў ХХ стагоддзі: да 100-годдзя абвяшчэння Беларускай Народнай Рэспублікі і Беларускай Савецкай Сацыялістычнай Рэспублікі: зборнік навуковых артыкулаў / рэдкал.: В. А. Міхедзька (гал. рэд.) [і інш.]; Гомельскі дзярж. ун-т імя Ф. Скарыны. – Гомель: ГДУ імя Ф. Скарыны, 2019. –С. 111-117.