Деятельность Н.П. Румянцева в контексте становления промышленной архитектуры Беларуси

0
109
архитектура Беларуси и деятельность Н.П. Румянцева

Появление новой отрасли архитектуры — промышленного зодчества — было связано с началом использования в процессе производства машин и необходимостью размещения техноло­гического оборудования в специальных постройках. Промыш­ленная архитектура Европы еще в 1720-х годах вступила в этап становления, характеризовавшийся строительством первых фабрик.

В Беларуси выделение архитектуры построек производ­ственного назначения в отдельную отрасль зодчества происхо­дило в последней четверти XVIII — первой половине XIX века. Этому предшествовал период внедрения мануфактурного про­изводства в хозяйственные комплексы имений магнатов.

Большинство мануфактур середины XVIII века составля­ли предприятия, основанные магнатами в частновладельческих местечках и городах. Так, усилиями Антония Тизенгауза в на­чале 1760-х годов основаны мануфактуры в его имении Поста­вы. Затем в 1760-1770 годах в качестве главного управляющего королевскими экономиями Тизенгауз при участии профессио­нальных архитекторов И. Мозера и Дж. Сакко осуществлял строительство комплексов мануфактур Городницы в Гродно и Лососны.

Строительство новых специализированных зданий для фабрик и заводов, равно как ранее устройство мануфактур, велось в имениях крупных землевладельцев. Однако если комплексы мануфактур XVIII столетия возникали в городах (Гродно, Брест) и частных городах-имениях (Слуцк, Несвиж. Поставы), то дальнейшее новое строительство промышленных объек­тов конца XVIII — начала XIX века велось исключительно в сельских имениях дворян.

Гомель — последний пример промышленного строитель­ства в частновладельческом городе-имении.

Лишь только гомельское староство перешло к фельд­маршалу П.А. Румянцеву, подготовка к возведению дворца на­чалась с устройства кирпичных заводов для заготовки строительных материалов. Когда весной 1777 года задерживается сооружение дворца, нанятых для его возведения рабочих направляют на устрой­ство лесопильни, винокуренного завода [1, с. 54].

Кроме традиционных для Беларуси производств — стек­лянной гуты, броваров, медеплавильных заводов, были по­строены парусная фабрика для выполнения заказов Черномор­ского флота, ткацкая фабрика в Добруше. Для возведения даже простых утилитарных зданий в гомельском имении П.А. Румян­цев присылал проекты «искусных» архитекторов, типовые «идеальные» чертежи сооружений, а также описывал, какой вид должна иметь та или иная постройка [1, с. 58}.

Однако значительный шаг в развития промышленной ар­хитектуры был сделан при следующем владельце имения — графе Николае Петровиче Румянцеве. Среди разнообразных интересов графа было создание «образцовых» фабрик и заводов на манер английских, которое должно было стимулировать раз­витие промышленности в крае [1, с. 133]. С 1799 года он начал переустройство своего нового поместья с целью создания иде­ального города эпохи Просвещения. Обустраивалась и хозяйст­венно-экономическая жизнь местечка — строятся торговые ря­ды. магазин, корчма, трактир, трепальная фабрика [1, с. 141].

Начиная с 1815 года, деятельность Н.П. Румянцева проч­но связана с гомельским имением. Все следующее десятилетие велось активное строительство. Но чертежи не присылались из столицы как при П.А. Румянцеве, в имении работали собствен­ные архитекторы — англичанин Джон Кларк и Иван Дьячков. Уже в 1801 году Дж. Кларк занимался возведением «трепальной мельницы» [1, с. 154]. Про Дьячкова известно, что в 1818 году ему поручались перестройка магазина ткацких изделий, ткацкая и белильная фабрики. Совместно с английским мастером Виль­соном им был составлен план ткацкой фабрики [1, с. 144, 160].

Целесообразно разграничить постройки промышленного, «экономического» значения и небольшие производственные объекты, вплетенные в ткань города Гомеля. К первым, напри­мер, относится комплекс построек трепальной фабрики при усадьбе графа, который располагался за парком и садом выше по течению Сожа. Это было вполне «английское» решение вла­дельца: в конце XVIII века в промышленной архитектуре Анг­лии было принято размещать производство изолированно от городской застройки, ближе к природным ландшафтам или са­дам. Фруктовый сад, отделявший фабрику от городских кварта­лов, в 1832 году был расширен «…чтобы не приблизить к тре­пальному заводу жилые дома» (1, с. 221].

Предприятия другого порядка, точечные производствен­ные объекты «общественного» назначения размещались в «иде­альной» застройке кварталов Гомеля. Видимо, идея труда была неотделима от образа города эпохи Просвещения. Так, на второй по величине площади Гомеля. на центральном луче, находи­лись каменные здания кузницы и столярной мастерской с жильем для мастеровых [1, с. 146, 222]. Это решение сходно с застройкой площади Постав или улицы Роскошь в мануфактур­ных комплексах Тизенгауза.

Производственные здания в Гомеле возводились из кам­ня. вечного материала для вечного «идеального города». В опи­сании важнейших в Гомеле каменных зданий 1828-1831. годов перечисляются «магазейн, большой дом для столярни, ткацкая фабрика, здание круглое двухэтажное для гладильни и катка» (1, с. 146].

С 1818 по 1822 годы по распоряжению владельца возво­дится ряд новых промышленных объектов уже вне Гомеля. В Добруше и Климовке появляются винокуренные заводы по но­вому образцу и пильни, в Студеной Воде — стекольный завод, в Хаминке — винокурня, в Кличеве — пивоваренный завод [1, с. 144, 222; 3, с. 22].

Большинство предприятий в Добруше были вододействующими, для них в 1815 году на реке Ипуть проводились гид­ротехнические работы по укреплению плотин [2, с. 71]. Круп­чатая мельница, мукомольная мельница, медеплавильный, чугунолитейный заводы, медницкая мастерская и кузница в Добруше были возведены из дерева предположительно в 1820-х годах и использовались вплоть до 1870-х. Постройки крупчатой мельницы и медеплавильного завода из сосновых брусьев были установлены на дубовых сваях, медницкая мастерская и кузни­ца возведены из бревен. Все строения были крупных размеров, площадью около 400 кв. м. Здания мельниц имели хорошую освещенность, на их фасадах в несколько уровней располага­лись 42 и 35 окон. В других объектах освещению не уделялось большого внимания, так как внутри были установлены для производственного процесса открытые печи [3, л. 1-8].

Особое значение для промышленного зодчества Беларуси имело внедрение в производство паровых машин. В 1818 году графский механик Адам Смит построил в Гомеле новую паро­вую лесопильню 14, с. 23]. К началу 1830-х годов в этом имении было три паровых винокурни, а в имениях Пусловского Хомск и Косово Кобринского уезда — паровые суконные предприятия Применение энергии пара — первое свидетельство технической перестройки промышленности, повлекшее за собой изменение архитектуры. В промышленном зодчестве исчезает необходи­мость установки водяных турбин, обусловленность размещения производств при реках, и появляются новые образы индустри­ального пейзажа XIX столетия — дымовые трубы.

Следует также отметить, что в гомельском имении Румян­цева была создана единая хозяйственная система предприятий по производству строительных материалов: кирпичные заводы, из­вестковый завод в Юрковичах, кафельный завод [4, с. 25] кузни­цы, лесопильни, стекольные заводы работали на строительство дворца и нужды всего имения.

Преобразования Н.П. Румянцева в своем белорусском имении происходили одновременно с развитием промышлен­ности и в других крупных поместьях дворян Беларуси — строи­тельство производственных объектов Хрептовича в Вишнево и Щорсах, Тышкевича в Логойске, Пусловского в Хомске и Аль­бертине, Скирмунта в Молодово, как ранее устройство ману­фактур Потемкина, Чернышева, Зорича в своих белорусских имениях.

Расцвет гомельского имения Н.П. Румянцева пришелся на время становления промышленного зодчества. С его участием происходило формирование принципиально новой для Белару­си материальной среды, предназначенной для специализиро­ванных технологических процессов. Созданный графом образ города был немыслим без присутствия процессов труда, произ­водства. Поэтому, наряду с многоотраслевым производством в экономии, в самом городе строились и утилитарные здания. Постройки производственною назначения имели разную архи­тектуру, строительный материал, однако, их объединяли ис­ключительная функциональность и качество исполнения.

На основе зданий и производств, созданных Н.П. Румян­цевым в начале XIX века, уже при другом владельце в середине века было организовано новое производственное хозяйство. К середине 1830-х годов фабрично-заводские постройки имения находились и хорошем рабочем состоянии, несмотря на упадок усадьбы. Следовательно, материальная среда производства бы­ла создана настолько рациональной, что даже при быстро раз­вивавшемся производстве и через двадцать лет соответствовала запросам технологии.

Литература

  1. Морозов. В.Ф. Гомель классический. Эпоха. Меценаты. Архи­тектура. — Мн., 1997.
  2. Кіштымаў А.Л. Эканамічнае развіццё Добруша ў канцы ХІХ — пачатку XX стст. // Памяць: Добрушскі раён: Гісторыка-дакументальныя хронікі гарадоў и раёнаў Беларусі. У 2-х кн. Кн 1. — Мн.,
  3. Национальный исторический архив Беларуси, ф. 3013. оп. I, сд хр. 580.
  4. Кіштымаў А.Л. Гомельскі маёнтак графа М.П. Румянцава: вопыт гаспадарания // Беларускі гістарычны часопіс, 1995, X» 1.

Автор: Г.Л. Залесская
Источник: Н.П. Румянцев и его эпоха в контексте славянской культуры: материалы Международной научно-практической конференции (Гомель. 12–13 мая 2004 г.). / ГГУ им. Ф. Скорины. – Гомель, 2004. – 216 с. Ст. 67-71.