Деятельность Гомельской организации партии социалистов-революционеров весной 1917 г.

0
483
Деятельность Гомельской организации партии социалистов

Победа в России Февральской буржуазно-демократической революции привела к выходу из подполья преследовавшихся царским правительством политических пар­тий, в том числе и партии социалистов-революционеров (эсеров), ставшей в революци­онном 1917 г. одной из наиболее влиятельных политических сил. Данная статья посвя­щена практической деятельности Гомельской организации партии эсеров, так как до настоящего времени не только по деятельности в целом Всероссийской партии социа­листов-революционеров, но и ее отдельных организаций довольно мало объективной информации. Февраль 1917 г. привел к ломке старых и образованию новых для России властных структур (Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов).

Не обошел стороной этот процесс и белорусские земли, входившие тогда в состав России. В Беларуси начальный период ликвидации местных органов царской власти и образования Советов, а также губернских, городских и уездных органов Временного правительства длился примерно со 2 по 11 марта 1917 г. В течение этого времени были образованы Минский, Витебский, Гомельский, Бобруйский, Полоцкий и ряд других Советов рабочих и солдатских депутатов, были сформированы губернские и городские комитеты общественной безопасности и назначены губернские и уездные комиссары Временного правительства [1, с. 104].

Шестого марта был образован Гомельский Совет рабочих и солдатских депута­тов, который, согласно его заявлению, взял на себя охрану нового строя до тех пор, пока Учредительное собрание не установит иные правительственные органы, не менее авторитетные [2]. Пришедшее к власти после свержения в России царского самодер­жавия буржуазное Временное правительство назначило вместо царских губернаторов комиссаров во все губернии страны. Комиссаром Минской губернии был назначен бывший председатель губернской земской управы кадет Самойленко, комиссаром Ви­тебской губернии стал занимавший ранее в своей губернии такой же пост, как и Самойленко, кадет Карташев. Могилевским губернским комиссаром стал бывший Минский царский губернатор князь Друцкой-Соколинский, который на момент его назначения комиссаром колебался в своих политических симпатиях между партиями кадетов и октябристов, представители которых и вошли в состав Временного правительства первого состава. Впрочем, один из новых комиссаров (Карташев) недолго удержался на своем посту, и уже 19 марта 1917 г. Витебским губернским комиссаром стал кадет А.С. Волкович [3].

Следует отметить, что в целом процесс смены старых властных структур новыми в Беларуси, как и во всей России, проходил достаточно быстро и безболезненно. При этом многие органы власти и управления состояли из представителей разных полити­ческих партий, в том числе и социалистов-революционеров (эсеров). Гомельские эсе­ры активизировались только в марте 1917 г., поскольку многие из них в феврале еще находились на пути в Беларусь из тюрем и ссылок. Организации социалистов-революционеров белорусских губерний придавали большое значение предстоявшим выборам в органы местного самоуправления. Они полагали, что, имея сильные позиции в этих органах, их партия получит широкий выход на связь с массами городского населения. Все эсеровские организации активно вели устную и печатную пропаганду и агитацию, подбирали и рекомендовали народным массам достойных кандидатов, как правило, из своих рядов для избрания в органы городского и сельского самоуправления.

Так, Гомельская городская дума на своем заседании 27 марта 1917 г. по предло­жению ее члена К.С. Тюфяева (эсера) решила направить приветственную телеграмму Е.К. Брешко-Брешковской, которую эсеры всей России называли “бабушкой россий­ской революции”. Вместе с телеграммой Дума направила ей 500 рублей на издание ли­тературы для народа. Такую же сумму Дума предоставила в распоряжение Гомельской городской управы на издание и распространение аналогичной литературы местными организациями эсеров [4, л. 2].

Эсеровские организации Беларуси в марте-апреле 1917 г. в целях популяризации программы своей партии активно вели пропагандистскую и агитационную работу в широких народных массах, разъясняли солдатам, рабочим и крестьянам политику партии о войне и мире, по аграрному вопросу, по отношению к Временному правительству и др. Весной 1917 г. белорусские крестьяне, не без влияния эсеров, повсеместно вы­ражали поддержку Временному правительству России. В числе уездных крестьянских съездов, заявивших о готовности поддерживать его всеми силами, был и Гомельский уездный крестьянский съезд [5, с. 31]. Гомельский городской комитет партии эсеров проводил запись в члены партии в помещении Совета рабочих и солдатских депутатов ежедневно (за исключением воскресенья) с 10 часов утра до 2 часов дня [6]. Эту работу выполняли социалисты-революционеры Засорин, Малеев, Малышицкий и Шишаев, которые в числе 25 человек были избраны на состоявшихся перевыборах в исполни­тельный комитет Гомельского Совета рабочих и солдатских депутатов [7].

Активная работа организаций эсеров белорусских губерний по росту их рядов да­вала положительные результаты. Они становились не только многочисленными, но и охватили все уезды и многие волости. Пятого мая 1917 г., после Апрельского кризи­са, было образовано первое коалиционное Временное правительство. Предыдущий, первый состав Временного правительства, состоявший почти исключительно из представителей буржуазных партий кадетов и октябристов, был вынужден уйти в отставку после взрыва народного негодования, вызванного нотой Милюкова (министра ино­странных дел). В новое коалиционное правительство вошли и представители партии эсеров. Так, военным и морским министром стал А.Ф. Керенский, который до этого занимал пост министра юстиции и был единственным представителем левых сил в буржуазном Временном правительстве. Министром земледелия стал один из лидеров партии эсеров В.М. Чернов. Новый кабинет министров опубликовал 5 мая 1917 г. декларацию. В ней говорилось, что Временное правительство, отвергая в полном согласии со всем народом всякую мысль о сепаратном мире, открыто ставит своей целью скорейшее достижение всеобщего мира, не имеющего своей целью ни господство над другими народами, ни отнятие у них национального их достояния, ни насильственный захват чужих территорий, то есть мира без аннексий и контрибуций на началах самоопределения народов [8, с. 174].

Вступление лидеров партии социалистов-революционеров в коалиционное Вре­менное правительство создало новую обстановку для ее деятельности. До 5 мая 1917 г. партия поддерживала революционные требования народных масс. После того как представители партии эсеров вошли в состав Временного правительства партия стала правящей, а ее отношение к революционным требованиям народа стало меняться. Пра­вящей партии надо было самой выполнять эти требования, и поэтому ее отношение к ним не могло оставаться таким, каким оно было в марте-апреле 1917 г. Состоявшийся в мае 1917 г. съезд Всероссийской партии социалистов-революционеров взял курс на сближение ее с буржуазной партией кадетов. Из этой новой политической линии соци­алистов-революционеров вытекало то, что без конфликта с помещиками и буржуазией решить вопрос о земле в интересах крестьян было невозможно, но на такой конфликт руководство эсеровской партии идти не решалось. Провозгласив передачу земли кре­стьянам, оно не торопилось выполнять свои обещания. После майского съезда партии эсеров борьба политических партий России за влияние на крестьянство резко обостри­лась. Наиболее ярко она проходила на губернских и уездных крестьянских съездах. При этом руководство партии социалистов-революционеров требовало от своих мест­ных организаций всемерно противодействовать активной работе среди крестьян-большевиков и всячески удерживать крестьянские массы под влиянием эсеров.

Гомельские эсеры в мае 1917 г. провели целый ряд митингов, чтобы не допустить снижения своего влияния на крестьянство Гомельского уезда. Восьмого мая на митинге в автомастерской Ново-Белицы (сейчас это уже район города Гомеля, тогда — местечко недалеко от города), с числом участников до 500 человек, выступили социалисты-рево­люционеры Капелуш, Карасиков и Годзевич. В своих выступлениях они говорили о со­циализме, о программе партии эсеров, об Учредительном собрании и о других жизненно важных вопросах того времени [9]. Четырнадцатого мая в той же Ново-Белице эсеры организовали митинг солдат и горожан. Открыл его Карасиков, который ознакомил со­бравшихся с аграрной программой Всероссийской партии социалистов-революционе­ров. Эсеры Цветаев, Капелуш и другие говорили о войне и муниципальной программе партии эсеров. Митинг прошел весьма оживленно, а после его окончания участники от­правили приветственные телеграммы В.М. Чернову и А.Ф. Керенскому [10]. Гомельский Совет рабочих и солдатских депутатов по инициативе входивших в его состав эсеров в мае 1917 г. создал курсы по подготовке агитаторов-социалистов в целях проведения лекций для населения города и уезда. Был намечен следующий ряд лекций: 1. “Вой­на и демократия”; 2. “Учредительное собрание”; 3. “Система выборов и их техника”; 4. “Формы государственного правления”; 5. “Местное самоуправление”; 6. “Труд и капи­тал”; 7. “Чего хотят социалисты?”; 8. “Монополизация”; 9. “Рабочее законодательство”; 10. “Кооперация”; 11. “Налоги”; 12. “Профессиональные союзы”; 13. “Аграрный во­прос”. Ввиду особой важности по двум темам (“Чего хотят социалисты?” и “Аграрный вопрос”) предусматривалось проведение не по одной лекции, а по две [10].

Большого успеха добились эсеры белорусских губерний, включая гомельских, на проходившем 23-26 мая 1917 г. в Минске съезде Западной области. Западной областью после Февральской революции в России некоторое время называли все белорусские земли, которые не были оккупированы немецкими войсками во время Первой мировой войны, а, также две соседние с Беларусью российские губернии (Псковская и Смолен­ская). На этом съезде должны были быть представлены Минская, Могилевская, Ви­тебская, Смоленская, часть (неоккупированная немцами) Виленской и Псковская гу­бернии с центром области в городе Витебске. Однако затем границы Западной области изменились. Витебская и Псковская губернии отошли к Северной области с центром в Пскове. Таким образом, на съезде Западной области присутствовали лишь предста­вители Минской, Могилевской и части Виленской губерний [11, с. 35-36]. Всего было представлено пятнадцать Советов рабочих и солдатских депутатов, объединявших 241700 организованных рабочих и солдат. Председателем съезда был избран предсе­датель Минского Совета рабочих и солдатских депутатов межрайонец (представитель одного из течений в партии меньшевиков) Позерн, товарищами председателя избрали меньшевиков Севрюка (Гомель) и Хватова (Минск). На последнем заседании был из­бран областной комитет, который состоял из пяти человек. Этот комитет впоследствии предполагалось пополнить представителями наиболее крупных Советов Западной области. В комитет были избраны: Фишгендлер (Минск, меньшевик), Соколдынский (Минск, социалист-революционер), Закис (Бобруйск, социалист-революционер), Ям­польский (Борисов, меньшевик) и Фролов (Гомель, социалист-революционер). В при­нятой резолюции о войне съезд Советов рабочих и солдатских депутатов Западной области отмечал, что мир, достойный демократии всех стран, может быть заключен не в результате военного разгрома одной из борющихся сторон, а только на основе общего соглашения трудящихся классов всех стран и отказа правительств от всяких захватов и карательных взысканий (контрибуций), признании прав народов на их самоопределение. Съезд осудил всякие сепаратные выступления как вредные и недопустимые с точки зрения интересов революционной демократии и будущего всей Европы, как вносящие дезорганизацию в ряды армии и понижающие ее боеспособность. Съезд признал необходимым оказать коалиционному Временному правительству реальную поддержку своим непосредственным активным участием в работе по осуществлению и проведению на местах мероприятий правительства [12]. Таким образом, в област­ном комитете Западной области из пяти его членов большинство (три человека) было представлено социалистами-революционерами, а один из трех эсеров (Фролов) был гомельчанин.

Продолжалось сотрудничество эсеров Беларуси с представителями других поли­тических партий, что выражалось в создании коалиционных кандидатских списков для выборов в органы местного самоуправления. Так, еще в конце мая 1917 г. список № 1, в который входили представители партии эсеров, объединенных социал-демократов, бундовцев и польских социалистов, был выдвинут на выборах в Гомельскую город­скую думу. Из ста одного кандидата от этого блока двадцать восемь были эсерами. Род их занятости: 1. Годзевич И.Ф. — инженер; 2. Астрахан Б.Н. — журналист; 3. Михален­ко В.А. — служащий Полоцкой железной дороги; 4. Макогонов А.П. — юрист; 5. Шишаев Р.Л. — солдат; 6. Цветаева Е.И. — учитель; 7. Засорин М.Ф. — солдат; 8. Бахтин М.Л. — журналист; 9. Карпучек Г.С. — служащий; 10. Андрианов С.С. — электротехник; 11. Гельфер С.Б. — конторщик; 12. Константинов С.В. — солдат; 13. Казимиров Д.П. — ра­бочий; 14. Лохматов П.М. — учитель; 15. Цветаев А.А. — врач; 16. Бутома Н.Г. — техник; 17. Сапожников И.П. — рабочий; 18. Грищенко Е.Л. — учитель; 19. Гапонов И.Я. — рабо­чий; 20. Юрьева З. А. — учитель; 21. Некрасов В.И. — солдат; 22. Лукутин А.Б. — солдат; 23. Малеев И.Ф. — солдат; 24. Кисель К.М. — рабочий; 25. Соколовский И.Я. — рабочий; 26. Туловский Александр — рабочий; 27. Малеев А.Я. — солдат; 28. Карасиков С.С. — учитель [13]. Приведенные данные свидетельствуют о том, что Гомельская организа­ция эсеров имела влияние в разных слоях населения г. Гомеля.

Обобщая все вышеизложенное, можно отметить, что деятельность Гомельской го­родской организации социалистов-революционеров в марте-мае 1917 г. характеризова­лась высокой политической активностью в широких народных массах. Эсеры Гомель­ской городской организации стремились легальным путем (через выборы) захватить в свои руки важнейшие посты в органах власти и управления всех уровней, чтобы использовать эти органы для упрочения влияния своей партии на широкие массы кре­стьян, рабочих, солдат и другие категории населения. В этот период времени постепен­но усиливается политическое противостояние между эсерами и большевиками, кото­рые свои усилия направили на разъяснение народным массам изменения политической линии эсеровской партии после образования коалиционного Временного правитель­ства, в которое вошли и лидеры Всероссийской партии социалистов-революционеров.

Таким образом, политическая линия партии эсеров и ее местных организаций в мар­те-мае 1917 г. не была однозначной. В период марта-апреля эсеры оставались в составе третьей политической силы, которой принадлежала решающая роль в свержении царского самодержавия и установлении революционно-демократического строя в России. В это время эсеры действовали главным образом в Советах, солдатских комитетах и кре­стьянских организациях, активно выступали за созыв Учредительного собрания. В мае же 1917 г., когда партия социалистов-революционеров стала правящей, она, естественно, не могла проводить ту политическую линию, которую проводила в марте-апреле. Май­ский съезд партии эсеров, одобрив вступление ее лидеров в коалиционное Временное правительство, провозгласил новый политический курс партии, основой которого было сближение с либерально-буржуазной партией кадетов, и, следовательно, начало ухода эсеров из состава третьей политической, революционной силы.

Тем не менее, несмотря на изменение политической линии, выразившееся в под­держке ведения Первой мировой войны, оттяжке решения аграрного и других насущ­ных для народных масс вопросов, отходе от скорейшего созыва Учредительного собра­ния, эсеры и в последующее, после марта-мая 1917 г., время сохраняли и стремились увеличить свое влияние на различные категории населения России. Не были в этом смысле исключением и гомельские эсеры, о чем свидетельствуют приведенные выше сведения (например, эсеровские кандидатские списки на выборах в органы местного самоуправления, где, вопреки сложившемуся представлению об эсерах как крестьянской партии были представлены рабочие и интеллигенция).

Список использованных источников

  1. Игнатенко, И. М. Февральская буржуазно-демократическая революция в Белоруссии / И. М. Игнатенко. — Мн.: Наука и техника, 1986. — 344 с.
  2. Гомельская копейка. — 1917. — 9 марта.
  3. Витебский вестник. — 1917. — 21 марта.
  4. Национальный исторический архив Беларуси (НИАБ). — Ф. 2100. Оп. 1. Д. 118.
  5. Игнатенко, И. М. Беднейшее крестьянство — союзник пролетариата в борьбе за победу Октябрьской революции в Белоруссии (1917-1918 гг.) / И. М. Игнатенко. — Мн.: Изд. Мин. высш., сред. спец. и профессион. обр. БССР, 1962. — 498 с.
  6. Известия Гомельского Совета рабочих и солдатских депутатов. — 1917. — 9 мая.
  7. Известия Гомельского Совета рабочих и солдатских депутатов. — 1917. — 4 мая.
  8. Керенский, А. Ф. Россия на историческом повороте / А. Ф. Керенский // Вопросы исто­рии. — 1991. — № 1. — С. 164-185.
  9. Известия Гомельского Совета рабочих и солдатских депутатов. — 1917. — 14 мая.
  10. Известия Гомельского Совета рабочих и солдатских депутатов. — 1917. — 18 мая.
  11. Башко, П. К. Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Белоруссии (март­-октябрь 1917 г.) / П. К. Башко. — Мн.: Наука и техника, 1987. — 254 с.
  12. Голос народа. — 1917. — 28 мая.
  13. Рабочая мысль. — 1917. — 24 июня.

Автор: А.А. Воробьев
Источник: Веснік Магілёўскага дзяржаўнага ўніверсітэта імя А.А. Куляшова. Серыя А. Гуманітарныя навукі (гісторыя, філасофія, філалогія). – 2020. – № 2. – С. 56–61.