Детские годы Л.С. Выготского

0
131
Лев Семёнович Выготский и училище Выготского в Гомеле

В развитии каждого крупного ученого, каждого яркого человека ин­тересно проследить его духовное формирование в детские и молодые годы, когда закладываются основы личности, когда формируются инте­ресы человека и его направленность. Детские годы Л.С. Выготского пришлись на тяжелое, но интересное время — время смены веков, время революции и гражданской войны.

Студенты, участвующие в работе лаборатории культурно-историче­ской психологии, работают над воссозданием и изучением гомельского периода жизни и творчества Л.С. Выготского. Ребята собирают архив­ные материалы, изучают воспоминания родственников и современников нашего великого земляка. Найденные, суммированные и обработанные данные, представленные в статье, лишь штрихи к портрету, для создания полного понадобится еще немало времени и труда.

Родился Лев Семенович Выготский в городе Орша Витебской обла­сти (бывшей Могилевской губернии) 5 ноября (по старому стилю), 17 ноября (по новому) 1896 г. Когда мальчику был год, семья пере­ехала в Гомель. Именно этот город Лев Семенович считал своей роди­ной, в нем он прожил большую часть своей короткой жизни.

Гомель этого периода не был похож на большинство уездных городов России. Он был очень «живой» быстро растущий, потому как находился на пересечении двух железных дорог и на судоходной реке Сож. Пережил Гомель и тяжелые времена двух еврейских погромов 1903 и 1905 гг. При­мерно в 1908-1909 гг. произошел перелом — началось большое, причем явно положительное оживление всей русской и еврейской культуры.

Семья Выгодских была, пожалуй, самой культурной еврейской се­мьей в Гомеле. Дом, в котором жили Выгодские, располагался на цен­тральной улице города — угол Румянцевской и Аптечной (ныне угол улиц Советской и Жарковского), пятикомнатная квартира семьи распо­лагалась на втором этаже.

Отец — Симха Львович Выгодский (1869-1931) — был образованным человеком, много читал, знал несколько иностранных языков, окончил Коммерческий институт в Харькове, служил управляющим Гомельского отделения Соединённого банка и, кроме того, был представителем од­ной из страховых компаний. По воспоминаниям гомелян, это был один из самых уважаемых людей в городе. Глубоко порядочный, интелли­гентный, он не только прекрасно зарекомендовал себя на службе, но и очень активно влиял на жизнь Гомеля. Когда в 1903 г. в Гомеле обра­зовалась организация самообороны, так называемый «Союз для охраны безопасности населения города», Семен Львович был в числе активных участников его комитета. Известно, что он был одним из организаторов общества просвещения, в рамках которого была создана прекрасная общественная библиотека. В гимназические годы ею пользовался и Лев Семенович. Отец заботился не только о своей семье, все заботы о семье своего покойного брата он целиком взял на себя и фактически содержал трех племянников и их мать.

Подлинной душой семьи была мать — Цецилия Моисеевна (1874-1935). По образованию она была учительницей, свободно владела французским языком и особенно хорошо немецким языком, очень любила Гейне (по мнению Добкина, она привила любовь к нему сына) [1, с. 28]. По своей специальности Цецилия Моисеевна не работала, так как занима­лась домом, семьей, воспитанием детей, которых было восемь (3 сына и 5 дочерей, разница в возрасте которых составляла полтора-два года).

Семья играла огромную роль в жизни детей. Именно в ней они полу­чили первоначальные навыки заботливого и внимательного отношения к людям и друг к другу, совместного домашнего труда. Старшие дети по­могали матери по хозяйству, заботились о младших. В домашней работе, конечно, принимал участие и Лев Семенович. Он старался сделать все, что мог — помогал и в уборке дома, и в покупках, и в уходе за младшими. Все дети были необыкновенно дружны между собой, никогда не ссорились. Свою привязанность друг к другу, желание и готовность помочь тому, кто в этом нуждался, заботу друг о друге они сохранили на всю свою жизнь.

Общими в семье были интерес к языкам, истории, театральному и изобразительному искусству, литературе. Книги в семье любили и цени­ли превыше всего. Самым лучшим, самым дорогим подарком считалась книга. Книги дарили детям ко дню рождения и в праздники. Интерес к ли­тературе в семье, пожалуй, превалировал над всеми другими, любовь к литературе объединяла всех в семье. Практиковались совместные чтения вслух как классических произведений, так и новых. После чтения новых произведений или посещения театра совместно обсуждали прочитанное или увиденное, когда каждый мог высказать свое мнение, впечатление о книге, спектакле. Все дети в семье Выгодских были способными, хоро­шо учились, проявляли особые склонности к литературе и языкам.

Лев Семенович рос живым, общительным, подвижным, веселым ребенком, способным на шалости, склонным к шуткам, розыгрышам, отнюдь не тихоней. Он был жизнерадостным мальчиком, с богатой фан­тазией, ярким, живым воображением, очень любознательный. Его инте­ресовало то, что интересует всех мальчишек его возраста, однако уже в детские годы ему были присущи доброта, расположенность к людям, ответственность за свои поступки, умение держать данное слово.

Так, по воспоминаниям сестры, Лев Семенович рос страстным «ло­шадником». Однажды он, угнав чужую лошадь, далеко ускакал на ней. Несколько часов о мальчике не было ничего известно, все домашние очень беспокоились. Когда он, наконец, вернулся, его не наказали. Отец только очень выразительно, укоризненно посмотрел на него и ушел к се­бе, а мать облегченно вздохнула. Недовольство отца и молчаливое огор­чение матери были для мальчика больше, чем любое наказание [1, с. 32].

Очень короткое время, когда дети были совсем маленькими, в семье жила няня, которая больше всех любила Леву. Зная о его увлечении ло­шадьми, она однажды купила за рубль и подарила ему жеребенка. Мальчик был счастлив, и все теплое время года проводил с ним, не отходил от него. О дальнейшей судьбе жеребенка никто из родных не помнит [1, с. 34].

Первоначальное образование Лев Семенович получил дома. Его учи­телем был Шолом Мордухович Ашпиз, по образованию математик, которому, однако, не удалось окончить Киевский университет, из кото­рого он был изгнан за хранение нелегальной литературы и участие в студенческих беспорядках. Некоторое время он находился в ссылке, после революции 1905 г. вернулся в Гомель. Шоломон Мордухович в обучении использовал так называемый метод сократического диалога, задавал вопросы всегда в такой форме, чтобы ученики на них ответили как на свои собственные. Ученики, отвечая на дополнительные вопро­сы, как будто без помощи учителя понимали, в чем ошибались ранее.

Сдав с легкостью экстерном экзамены за шесть классов, Лев Семе­нович поступил в частную Мужскую еврейскую гимназию доктора А.Е. Ратнера, которая располагалась на углу улиц Румянцевской и Гимназической (ныне угол улиц Советской и Комсомольской). Уже в гимназические годы интересы Льва Семеновича были очень разносто­ронними, ко всем предметам он проявлял такой интерес и обнаруживал такие способности, что каждый из преподавателей считал, что юноша должен избрать себе именно эту специальность: математик прочил ему будущее математика, преподаватель латыни — «классика». В гимназии Лев Семенович изучал немецкий, французский языки и латынь. Дома он занимался греческим, древнееврейским и английским языками. Но са­мыми любимыми его предметами были литература и философия.

Вспоминая о широте интересов пятнадцатилетнего Льва Семеновича, близкий ему в те годы Семен Филиппович Добкин писал, что в IV-V клас­сах они решили организовать кружок по изучению истории, руководи­телем которого единогласно выбрали Льва Семеновича. Темы, обсужда­емые на занятиях этого кружка, были самыми разнообразными: «Что такое история?», «Наука или искусство?», «Если история наука, то чем она отличается от других гуманитарных наук?», «Есть ли у истории цель?», «Какова роль личности в истории?» и т. п. [2, с. 8].

Занятия в кружке носили историко-философский характер. Несмотря на юный возраст слушателей и руководителя вопросы рассматривались основательно и серьезно. «Лев Семенович был тогда очень увлечен гегелевским пониманием истории. Схема Гегеля «тезис — антитезис — синтез» занимала его мысли в ту пору. И именно с ее помощью он ана­лизировал исторические события» [1, с. 9].

Еще одно увлечение в те годы присуще Льву Семеновичу — собира­ние марок, на это увлечение наслаивалось другое — увлечение эсперан­то, которое тесно связано с двоюродным братом — Давидом Исааковичем Выгодским. Лев Семенович даже некоторое время переписывался с юношей-исландцем, но Первая мировая война прервало это общение. Так же Лев Семенович увлекался шахматами, и с отроческих лет любил стихи и театр. Эта любовь у него осталась на всю жизнь.

Летом 1913 г. Лев Семенович окончил гимназию. Как свидетельствует удостоверение выпускника VIII класса Л.С. Выгодского, «в 1913 году на окончательном испытании, произведенном под наблюдением депутатов от Виленского учебного округа, он обнаружил по всем предметам «отличные знания».

При выборе университета и специальности юноша поддался уговорам родителей, которым казалось, что медицинское образование сможет обес­печить сыну в будущем интересную работу и средства к существованию.

Нельзя не сказать, что в силу существовавших в те годы обстоятельств, заниматься на историко-филологическом факультете было бесперспек­тивно, так как получение образования еще не давало Льву Семеновичу возможности найти работу. Выпускники этого факультета преподавали в гимназиях и училищах, т. е. находились на государственной службе, а евреев на государственную службу не принимали, жить они могли лишь в пределах «черты оседлости».

Распростившись с мечтой о философии и литературе, он по оконча­нии гимназии с золотой медалью уезжает в Москву и поступает на ме­дицинский факультет Московского Императорского университета.

Занятия на медицинском факультете не увлекли Льва Семеновича, они были далеки от его истинных интересов. Через очень короткий срок — что-то около месяца — Лев Семенович перевелся на юридический факультет. Почему свой выбор он остановил именно на юридическом факультете? Дело в том, что окончание этого факультета открывало возможность поступления в адвокатуру, а не на государственную службу. Это давало разрешение жить вне «черты оседлости».

Таким образом завершились детские и отроческие годы великого ученого и начался новый период его жизни.

Список использованных источников и литературы

  1. Выгодская, Г. Л. Лев Семенович Выготский. Жизнь. Деятельность. Штрихи к портрету / Г. Л. Выгодская, Т. М. Лифанова. — М.: Смысл, 1996. — 424 с.
  2. Начало творческого пути Льва Семеновича Выготского. Из воспоминаний С. Ф. Добкина / И. М. Фейгенберг. — Lewiston, New York, 2000. — 121 с.

 

Автор: Н.Н. Дудаль
Источник: Культурно-историческая психология Л.С. Выготского и проблемы личности в современном мире: к 120-летию со дня рождения: сборник научных статей / редкол.: И. В. Сильченко (гл. ред.) [и др.]; М-во образования Республики Бела­русь, Гомельский гос. ун-т им. Ф. Скорины. — Гомель: ГГУ им. Ф. Скорины, 2016. — 346 с.