Болгарии гомельский солдат

0
212
Русско-турецкая война и оборона Шипки
Оборона Шипки в 1877 г.

Ещё в 19-м веке наши земляки участвовали в сражениях за свободу балканских народов.

3 марта 1878 года Болгария была освобождена от многовекового турецкого ига. В борьбе за свободу  «братушек-славян» принимали участие и наши земляки. А отголоски тех далеких кампаний до сих пор еще звучат в некоторых названиях, встречающихся в Гомеле…

Гомельские гимназисты в горах Герцеговины

Всем известно, что некоторые школьники любят прогуливать уроки. Но, пожалуй, мало кто из них забирался при этом так далеко, как гомельские гимназисты Николай Шавердо и Владимир Манкевич. От придирчивых гимназических инспекторов и нудной латыни два товарища рванули ни куда-нибудь, а на Балканы. Не из праздного любопытства, а как будут называть это веком позже, – исполнять интернациональный долг. А именно – сражаться за свободу и независимость народов Боснии и Герцеговины, где в 1875 году вспыхнуло восстание против Османской империи. Впрочем, наши Коля и Вова уже задолго до этого были подростками «неблагополучными». И наверняка состояли на учете в тогдашней «детской комнате полиции» как участники подпольного движения народников-социалистов. Но, перебравшись через границу, парни смогли быстро добраться до Боснии и Герцеговины. Арнауты и башибузуки с ятаганами, югославянские красавицы и схватки в узких горных ущельях – всяких приключений хватило гомельским пацанам. Романтика борьбы «за нашу и вашу свободу» била через край. Однако полиция на родине опять-таки не захотела оценить по достоинству их подвиги – по возвращении в Российскую империю, прямо при переходе границы, оба беглых гимназиста были арестованы. Помимо ссылки в Сибирь, «неуд» за поведение грозил им непременно… А вот за знание географии и иностранных языков наши путешественники точно заслужили твердую «пятерку».

Абхазцы в долинах Армении

Наши более законопослушные и степенные граждане решили помогать жертвам турецкого ига рублем. Так, жители Речицкого уезда собрали в помощь болгарам, также восставшим в 1876 году, 327 рублей, мозыряне – 910 карбованцев. Находившийся в Гомеле Федоровский приют направил в помощь пострадавшим от погромов болгарам медикаменты и перевязочные материалы. Тогда царское правительство решило использовать в своих целях патриотический порыв народа – и в апреле 1877 года объявило войну Турции…

В сражениях на Кавказском театре военных действий приняли участие и 160-й пехотный Абхазский полк, стоявший впоследствии в Гомеле, и 159-й Гурийский, квартировавший в Рогачеве. В Закавказье освобождать от свирепых османов предстояло не болгар, но православных армян, также с нетерпением ожидавших прихода русской армии. В октябре 1877 года абхазцы атаковали Аладжинские высоты, после чего русская армия вышла к крепости Карс. Ее каменные стены высились на скалистых грядах и казались неприступными. Но ночью 6 ноября, после мощного артиллерийского обстрела, русская пехота пошла на штурм турецкой твердыни. Густыми цепями, под шквальным огнем, волна за волной, абхазцы устремлялись вперед. И вот уже крики «ура» смешались с турецким «алла», один за другим пали неприятельские форты. Карс был взят, и армянское население города восторженно приветствовало освободителей. За взятие этой крепости абхазцы и гурийцы были награждены Георгиевскими знаменами.

Однако дорогой ценой была оплачена наша победа – при штурме из строя выбыло 75 офицеров и 2200 солдат. Среди павших в том сражении – рядовые 1-й роты Абхазского полка Дмитрий Завсялов, Михаил Мальцев, Дорофей Бундышев, Семен Давыдов, Ульян Смирнов… Эти фамилии сохранились на уцелевшем фрагменте бронзовой таблицы с именами погибших, что висела на стене казармы абхазцев(ныне – обувная фабрика «Труд»). Сегодня директор Гомельского областного музея военной славы Павел Жданович выступает с инициативой восстановления этой мемориальной доски 160-го пехотного Абхазского полка, и редакция газеты «Вечерний Гомель» готова ее всячески поддержать…

Кто убил «белого генерала»?

Русско-турецкая война 1877-1878 гг. имела для Гомеля, как минимум, еще два последствия. Первое – в Гомель привезли пленных турок. Возможно, это были пленные аскеры из корпуса Осман-паши, так много проблем доставивших русской армии под Плевной. Турок разместили в наспех приготовленных бараках, и, надо сказать, далеко не все из них смогли выжить и вернуться домой. Из-за антисанитарии и плохих условий содержания военнопленных косили эпидемии, которые, впрочем, не обходили стороной и гомельчан. Молва винила в этом пленных. Хотя сейчас трудно сказать – запущенные ли турецкие бараки были тому виной или острая нехватка врачей и больниц да отсутствие канализации в самом Гомеле. Нечистоты зачастую выбрасывались тогда прямо на улицы, из-за чего в городе каждую весну случались вспышки брюшного тифа и подобных напастей. Что касается турок, то еще в начале 20 века в Гомеле имелось несколько турецких кондитерских, изготавливавших, по свидетельству завсегдатаев, очень вкусные пирожные…

Второе – в Гомеле появилась Скобелевская улица (ныне – Ауэрбаха). Названа она так была в честь героя русско-турецкой войны генерал-лейтенанта Михаила Дмитриевича Скобелева. «Белый генерал» – так называли его из-за обыкновения выезжать под огонь противника в приметном белом кителе верхом на белом коне. «Заговоренный» – говорили о нем обожавшие Скобелева солдаты, ведь вражеская пуля даже ни разу не задела генерала. Смертельный удар герою войны был нанесен не на поле боя…

В 1882 году Михаил Скобелев, командовавший расквартированным в Беларуси 4-м армейским корпусом, в состав которого входил и 160-й Абхазский полк в Гомеле, скоропостижно скончался в номере московской гостиницы «Англия». Почти очевидно, что самый талантливый и блестящий генерал русской армии был отравлен. Версии мотивов убийства были разные – от покушения, организованного немецкой разведкой (Скобелев не любил Германию и предрекал скорую и неизбежную войну с ней) до ликвидации по приказу Александра III, боявшегося растущей популярности Скобелева. Мнительный царь также опасался, что любимый народом «белый генерал» был  связан и с революционерами из «Народной воли»…

Как озеро стало «Любенским»

Впрочем, народы России, Беларуси (в их числе и гомельчан) с южными славянами связывали не только войны и государственная политика, но и простые человеческие отношения. Гомельский краевед М. Даниленко записал об этом одну красивую легенду.

В ней говорится, как солдат из Гомеля Иван – участник боев под Плевной, Шипкой и Старой Загорой, вернулся домой с болгарской невестой Любеной. Жили они сначала необычайно счастливо, пела Любена вечерами свои красивые болгарские песни. Родили детей. Но вскоре несчастье за несчастьем стали обрушиваться на молодую семью. Тяжело заболели и умерли их дети. А через полгода парализовало Ивана. Всегда отличался он богатырским здоровьем, но подкосила его смерть детей, и надорвался он на тяжелой работе.

«Звездочка моя балканская, – обратился изнемогающий от болезни Иван к своей любимой. – Оставь меня, возвращайся в свою Болгарию».

Любена только посмотрела пристально на умирающего мужа и сказала: «Наши души всегда будут вместе». Ранней весной Ивана не стало. Похоронили его монахи. А Любена поднялась на колокольню и бросилась вниз. По преданию, на том месте, где ее душа вознеслась к любимому, разлилось озеро. По имени верной болгарки люди назвали его Любенским. Да-да – это то самое озеро в бывшем 5-м микрорайоне, который сейчас официально называется Любенским.

***

Много воды утекло с тех пор и в спокойном Любенском озере, и в голубом Дунае, и в стремительном Карсе. Нет конца военным потрясениям и трагедиям как отдельных людей, так и целых народов, за достойную жизнь которых наши предки начали сражаться уже 135 лет тому назад. Жизнь обычно бывает далеко не такой красивой и правильной, как рисуют ее легенды и даже работы историков. Но люди всегда стремились и будут стремиться к лучшему, к добру и справедливости, как бы тяжело и трудно ни было. И только тогда бывают они достойны любви и счастья, если готовы ради него на все…

Автор: Юрий Глушаков, историк