Акт комиссии о зверствах фашистов в концлагере Озаричи

0
320
Озаричи и концлагерь для детей и зверства фашистов

Не ранее 19 марта 1944 г.

<…> 19 марта 1944 г. нами был обследован лагерь в 3 км северо-восточнее м[естечка] Озаричи по правой стороне шоссейной до­роги, идущей из Озаричей в Волосовичи. Нами установлено:

Лагерь по территории занимает площадь около 2 га. Располо­жен в редком сосновом лесу под открытым небом. Площадь лагеря огорожена проволокой в один ряд и в пять линий по вертикали. По углам лагеря построены 4 наблюдательные вышки для охраны. Охрана лагеря была вооружена автоматами и станковыми пуле­метами. По показаниям самих заключенных, в начале марта их насильно согнали и этапным порядком отправили на станцию Жлобин, погрузив в три товарных не отапливаемых эшелона, по­везли в неизвестном направлении. Эшелоны прибыли на станцию Старушка, где их всех выгрузили и распределили по лагерям. Среди них подавляющее большинство жителей Белоруссии — По­лесской, Гомельской и Могилевской областей, а также люди, угнанные немцами из других областей еще летом и осенью 1943 года. Большинство заключенных лагеря были дети всех возра­стов, остальная часть — нетрудоспособные женщины (из них мно­го кормящих матерей), старики, старухи и больные инфекцион­ными болезнями.

Несмотря на то, что перед эвакуацией из родных сел и городов немецкие власти объявили жителям, что им разрешается брать с собой неограниченное количество вещей и продуктов питания, не­мецкие офицеры и солдаты отобрали все взятые жителями ценно­сти, а по прибытии на место ограбили их вторично. Людей раздели и разули, отобрали имевшиеся у них продукты питания, не оставив хлеба даже для маленьких детей.

Режим лагеря был невыносим. Раздетые и голодные люди не имели права разводить костры, ходить в ближайшее болото, что­бы достать из-под мха несколько капель болотной воды. Категори­чески запрещалось приближаться к проволоке. За попытку при­близиться к заграждению расстреливали. Так, охрана лагеря рас­стреляла Жарикову Софью, жительницу деревни Сталка Чаусского района Могилевской области, Родоман Феодосию, житель­ницу деревни Печье Октябрьского района Полесской области и многих других. На проволоке висели противопехотные мины. При малейшем прикосновении к проволоке мины рвались, уби­вая и раня находящихся вблизи людей. Так, ранения от взорва­вшихся мин получили Базелова Каролина, жительница деревни Белица Жлобинского района, Старовойтова Варвара, жительни­ца деревни Замошаны Хомичского сельсовета Домановичского района и другие.

Охрана лагеря расхаживала по территории и избивала заклю­ченных дубинками. Так была избита молодая беременная женщи­на, фамилию которой не удалось установить. Не выдержав пытки, она скончалась от преждевременных родов. У многих на теле были синяки и ссадины от побоев.

В лагере был установлен режим, рассчитанный на истребле­ние людей и голодную смерть. Раз в неделю немцы подвозили к проволоке хлеб и кусками, как собакам, бросали его в толпу из­можденных людей. Маленький кусочек хлеба после системати­ческого голодания еще больше усиливал муки заключенных. Ежедневно в лагере умирало много людей от истощения вслед­ствие систематического недоедания и от острых инфекционных заболеваний. Умерших в большинстве случаев не хоронили, и они лежали тут же, среди живых, распространяя трупный запах и эпидемии.

В ночь на 15 марта наступило резкое похолодание и выпал глу­бокий снег. Многие, не имея сил согреться путем движений, оста­лись неподвижными и замерзли. В особенности замерзали дети, оста­вшиеся без родителей, и больные. Замерзли Валя Грабарь, полуто­ра лет, Старовойтова Анна, жительница Хомичского сельсовета Домановичского района, Грабарь Анна с трехлетним мальчиком Брониславом, жительница деревни Нестановичи Новосельского сельсовета Домановичского района и другие.

По всей вероятности, немецко-фашистские захватчики соби­рались расстрелять всех заключенных лагеря и для этой цели за­ставили самих заключенных вырыть огромный ров 6x3x2 м, куда уже было брошено 15 расстрелянных. Все подступы к лагерю бы­ли густо минированы противотанковыми и противопехотными минами. Однако немцы не успели выполнить свой злодейский за­мысел и оставили лагерь на произвол судьбы. Оставшиеся без ох­раны узники бросились бежать во все стороны и попали на минные поля. Многие их них получили серьезные ранения, а часть по­гибла. Вокруг территории лагеря обнаружено 5 трупов людей, взорвавшихся на минах.

В чем и составлен настоящий акт.


Члены комиссии:
Муратов, Сидоренко, Евшук, Чвей

Подписали от граждан: Галкина, Иванова,
Семенова, Михайловская,
Асташова, Мамонова,
Лавецкая и другие
 

Источник: Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками: Сб. материалов: В 7 т. / Под общ. ред. Р. А. Руденко. М., 1959. Т. 4. С. 325—327.