Административно-территориальное устройство белорусско-российского пограничья в 1920-е гг.

0
111
Административно-территориальное устройство белорусско-российского пограничья в 1920-е гг.

В отличие от политического и экономического факторов, учитываемых при исследовании изменений в административно-­территориальном устройстве (АТУ) в 1920-е годы в белорусско-российском пограничье (БРП) роль этнолингвистического фактора еще не получила всестороннего освещения. Отдельные аспекты этой проблемы затронуты в монографиях белорусских историков С.А. Елизарова, С.Н. Хомича, российских историков Ю.А. Борисёнка и Е.Г. Карелина. Тем не менее, освещение решения территориальных вопросов в рассматриваемый период в обозначенном регионе требует детализации и конкретизации.

Учитывая возможный объем публикации, используя сравнительно­исторический подход к исследованию обозначенной проблемы, выделим узловые моменты в определении роли этнолингвистического фактора в реформирование АТУ в регионе. Реформирование проходило в условиях советского районирования, национально-государственного строительства на основе советского этнофедерализма и образования СССР, расширения территории БССР, определения и установления межреспубликанской границы, окончательное обозначение которой и привело к формированию БРП, существующему с начала 1990-х годов уже с прозрачной меж­государственной границей по настоящее время.

Решение ЦК РКП(б) о создании белорусской советской государствен­ности было принято 24 декабря 1918 г. 30 декабря 1918 г. в ноте Польского МИДа было официально заявлено правительству РСФСР о территори­альных претензиях1. В этот же день в Смоленске на VI Северо-Западной областной конференции РКП (б), объявившей себя I съезд КП(б)Б, была принята резолюция об объявлении самостоятельной социалистической республики Белоруссии «из территорий Минской, Гродненской, Могилевской, Витебской и Смоленской губерний», принято постанов­ление о границах республики и ее административном устройстве. Очевидно, руководство в Москве полагало, что позиция Польши либо заставит эти границы пересматривать, либо они останутся неизменными и будут отвечать в принципе этнотерриториальному расселению белорусов.

Чтобы предотвратить оккупацию всей ССРБ ЦК РКП(б) 16 января 1919 г. принял решение выделить из Белорусской республики Витебскую, Смоленскую и Могилевскую губернии и оставить в ее составе Минскую и Гродненскую. Государство создавалось, как буферное. Разъяснения, в т.ч. и В.И. Лениным, о необходимости принятия такого решения были даны руководству ССРБ. После официального объединения Литвы и Белоруссии для борьбы с агрессией Польши 27 февраля 1919 г. ССРБ как самосто­ятельное государство юридически перестало существовать. И ЛитБел ССР было буферным государством, которое уже с лета 1919 г. существовало формально.

Во втором провозглашении ССРБ обозначался порядок определения ее границ. В «Декларации о провозглашении независимости Советской Социалистической Республики Белоруссии» 31 июля 1920 г., указывалось, что «Граница … с Советской Россией и Украиной определяется свободным выражением воли белорусского народа на уездных и губернских съездах Советов в полном согласии с правительством РСФСР и ССРУ»2. Определение и оформление границы ССРБ/БССР и РСФСР окажет существенное изменение в АТУ пограничного региона.

Вопрос о новом административно-территориальном устройстве советских территорий и хозяйственном районировании в конкретную политическую и практическую плоскость был поставлен на VII съезде Советов РСФСР в декабре 1919 г. В обозначенном нами регионе административно-территориальные преобразования проводились в первую очередь с учетом политической, экономической и хозяйственной целесообразности, а не этнографического фактора, на который еще редко обращали внимание. Это видно на примере создания Гомельской губернии (апрель 1919 г.) и Брянской губернии (апрель 1920 г.), что серьёзно осложнило решение вопроса о возвращении в состав БССР Гомельского и Речицкого уездов в 1926 г.

Председатель Административной комиссии по районированию М.Ф. Владимирский на 2-й сессии ВЦИК в марте 1921 г. отмечал, что комиссия определила 6 основных признаков при установлении границ административного деления. Из них «национальный состав населения» был последним. Преимущество отдавалось промышленно-распредели­тельным пунктам и тяготению к ним населения3. В последующем стало очевидным, что экономическое районирование не позволяет решать территориальные вопросы в национальных образованиях.

В соседних Витебской, Гомельской, Брянской и Смоленской губерниях, входивших в состав РСФСР, в 1920-1923 гг. происходило частое переформатирование их уездных территорий (создание, передача, упразднение), что меняло АТУ. Документировано такого рода изменения представлены в совместном белорусско-российском издании4.

Предлагались и более крупномасштабные изменения. Так, Могилевский уком РКП (б) 12-13 июля 1920 г. даже принял постановление о целесообразности выделения Могилевской губернии «из экономической точки зрения»5. Воссоздать Могилевскую губернию путем деления Гомельской губернии на северную и южную части не удалось.

Для ССРБ/БССР важной являлась проблема расширения территории в восточном направлении до ее этнических границ. Первая постановка вопроса о границах относится к ноябрю 1920 г., когда решался вопрос об установлении отношений БССР и РСФСР по примеру УССР и в связи с переговорами в Риге. После изучения точек зрения И.С. Уншлихта, коллегии НКИД РСФСР, решения ЦБ КП(б)Б Политбюро ЦК РКП (б) 18 ноября 1920 г. постановило, что «расширении территории Белоруссии считать несвоевременным»6. Позже А.Ф. Червяков так охарактеризовал эту ситуацию. «ЦК предлагал расширить территорию Белоруссии, …за счет Гомеля и Витебска. Мы тогда сказали, что не управляемся с 6 уездами, а белорусский народ просит помочь для того, чтобы подняться после польской оккупации. Нам помогли, оказали огромную помощь.мы смогли подняться на ноги, стали требовать» (стиль и орфография сохранены — М. С.)»7.

В январе 1921 г. вопрос о границах подняла группа коммунистов-белорусов («Письмо 32-х»)8. В мае 1922 г. В.М. Игнатовский. представил в ЦК КП (б) Б этнографические материалы по БССР и отметил, что отношение к белорусскому вопросу идет в разрез с решениями X съезда РКП (б) по национальному вопросу9. Информация была доведена до ЦК РКП (б). Ответственный инструктор ЦК РКП (б) А.И. Асаткин-Владимирский в отчете о проверке партработы в республике в августе 1922 г. указал: «Заслуживает быть отмеченным, особенно волнующие все круги Советской Белоруссии, вопрос о расширении границ Белорусского государства до естественных его пределов, согласно этнографическим данным края. Общие интересы БСР и РСФСР говорят за необходимость присоединить к Белоруссии ее этнографические части: Гомельщины, Витебщины и западную часть Смоленщины»10. Это дало основание руководству БССР вопрос о восточных границах включить 16 сентября 1922 г. в постановление пленума ЦБ КП (б)Б, но его не удалось решить ко времени образования СССР. После принятия в июле 1923 г. Конституции СССР процесс АТУ пограничного региона вступил в новую фазу. Многие административно-территориальные вопросы в республиках необходимо было решать с учетом п. «ш» ст. 1 главы 1 и ст. 6 главы 2 союзной Конституции.

На основе всестороннего изучения белорусского вопроса формирование границы БССР с РСФСР произошло в результате I и II укрупнений/расширений (употребляемые термины) территории БССР. Важнейшую роль в определении восточной границы БССР в первой половине 1920-х годов сыграл этнолингвистический фактор. О том, что этот фактор важнее, всякого рода «выравниваний», всегда спорных экономических факторов, свидетельствует следующее.

По решению Политбюро ЦК ВКП (б) национальный состав и язык населения Гомельского и Речицкого уездов обследовала специальная комиссия под руководством Я.Х Петерса, предложения которой были утверждены на заседании этого партийного органа 18 ноября 1926 г. На специально созванном по этому поводу объединенном пленуме Гомельского губкома ВКП (б) и ГКК, проходившем 1-2 декабря, секретарь ЦК ВКП (б) Н.М. Шверник дал следующие разъяснения. Вопрос о выделении Гомельского и Речицкого уездов из состава Гомельской губернии два раза обсуждался в ЦК, что говорит о довольно серьезном отношении к этому вопросу. «Первый раз, когда обсуждался этот вопрос, то представленные материалы …противоречили в отношении национального состава Гомельского и Речицкого уездов. В виду этого ЦК решил послать Комиссию для ознакомления на месте с населением губернии… Комиссия установила, что разговорный язык в этих уездах белорусский с примесью русских слов, что отношение населения к присоединению к Белоруссии отрицательное. < > Центральный Комитет решил считать доказанным, что население.уездов белорусское и считает необходимым присоединить их к Белоруссии. < > Наконец, мы не должны упускать из вида политическое значение этого решения. В то время, как наши западные соседи всячески стараются придушить национальное движение своих меньшинств, стесняя возможность свободного их самоопределения, мы идем навстречу, развивая экономическое благосостояние БССР, расширяя ее границы на Восток до естественных этнографических пределов (выделено — М.С.)»11. Секретарь Брянского губкома А.Н. Рябов в своем выступлении на этом пленуме отметил, что с решением ЦК в отношении отхода Гомельского и Речицкого уездов к Белоруссии с преобладающим количеством белорусов спорить не приходится, но нужно предупредить товарищей из Белоруссии с такими присоединениями не увлекаться, а подойти к этому вопросу по-братски. Брянский губком приветствует постановление Политбюро и надеется, что будет проводить данное решение без всяких «задирок»12. Без «задирок» не обошлось. Руководство Брянской губернии выдвинуло ряд экономических и финансовых претензий. В постановление от 27 декабря 1926 г. ВЦИК внес ряд конкретных пунктов, конкретизировав предыдущие решения. Гомельский губисполком должен был быть распущен не позднее 31 декабря 1926 г., а передачу уездов произвести немедленно. «Урегулирование спорных вопросов как пограничных, так и имущественно-финансовых возложить на паритетную комиссию»13. В процессе работы паритетной подкомиссии (работала в Гомеле с 20 декабря 1926 г. по 20 января 1927 г.) на ее заседаниях 2628 декабря остро обсуждался вопрос о необоснованности ходатайства ЦИК Брянской губернии о присоединении к ней г. Добруша (расположена писчебумаж­ная фабрика) и одноименного района с частью лесных угодий. Было еще раз обращено внимание, что присоединение части Гомельской губернии к БССР мотивировано, «главном образом, национальным моментом». Вопрос о г. Добруше и о границах решен постановлением ВЦИК. В протоколе заседания подкомиссии от 28 декабря 1926 г. дано «описание новой государственной границы между БССР, с одной стороны, РСФСР и УССР, с другой». В ходе дискуссий на следующих заседаниях были сняты все спорные имущественные вопросы и до весны 1927 г. окончательно определена граница в этом регионе БРП14.

Опубликованные в 1928 г. данные Всесоюзной переписи населения 1926 г. окончательно сняли с обсуждения дискуссионные вопросы о национальном составе населения ряда уездов белорусско-российского пограничья. Попытка руководства БССР осуществить в конце 1928 г. III укрупнение территории республики за счет этих спорных уездов в официальном порядке не рассматривалась, о чем автор уже писал. Учитывая, что при расширении восточной границы БССР этнический фактор оказался наиболее доказательным аргументом, на наш взгляд, следует отказаться от употребления в научной и учебной практиках абстрактных стереотипических терминов «расширение», «укрупнение», а использовать сложный термин из документов — «передача территорий с большинством белорусского населения».

Изменения в административно-территориальном устройстве в регионе и законодательное оформление межреспубликанской границы были завершены в начале 1927 г., что свидетельствовало об окончательном оформлении территории белорусско-российского пограничья. С конца 1920-х годов по межреспубликанской границе, а с начала 1990-х годов по межгосударственной границе и до настоящего времени официально территориальных спорных вопросов в этом регионе не позникало. Для этого нет никаких оснований. Это имеет важное значение для современных суверенных независимых государств — Беларуси и России. Это играет важную роль в приграничном и в целом в межгосударственном сотрудничестве.

Примечания

  1. Документы внешней политики СССР. Т. II. М.: Госполитиздат, 1958. С. 17.
  2. По воле народа: из истории образования БССР и создания КПБ: док. и мат. Минск, 1988. С. 173.
  3. Вопросы экономического районирования СССР. Сб. мат. и статей (1917-1929 гг.) / под ред. Г.М. Крижановского. М.: Госполитиздат, 1957. С. 55, 59.
  4. Гомельская губерния. 1919-1926 гг.: док. и мат. / сост.: М.А. Алейникова и др. Минск: НАРБ, 2009. 270 с.
  5. Государственный архив общественных объединений Могилевской области (ГАООМО). Ф. 6622. Оп. 1. Д. 11. Л. 105-105об.
  6. Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). Ф. 1440. Оп. 3. Д. 477. Л. 35-42.
  7. Там же. Ф. 4п. Оп. 1. Д. 10919. Л. 224.
  8. Там же. Ф. 60п. Оп. 3. Д. 748. Л. 418, 420.
  9. Там же. Ф. 4п. Оп. 1. Д. 675. Л. 40-41об.
  10. Там же. Ф. 1440. Оп. 3. Д. 477. Л. 64.
  11. Государственный архив общественных объединений Гомельской области. (ГАООГО). Ф. 1. Оп. 1. Д. 2092. Л. 236-237.
  12. Там же. Л. 240.
  13. СУ РСФСР. 1927. № 2. Ст. 17. С. 16.
  14. НАРБ. Ф. 6. Оп. 1. Д. 946. Л. 52-101.

Автор: М.И. Старовойтов
Источник: История российской государственности. Доклады Международной научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения профессора Н.П. Ерошкина. Москва, 2021. Российский государственный гуманитарный университет (Москва). С. 366-372.