63-й корпус генерал-лейтенанта Л.Г. Петровского на защите гомельского рубежа летом 1941 г.

0
775
63-й корпус генерал-лейтенанта Л.Г. Петровского на защите гомельского рубежа летом 1941 г.

Во время немецкой оккупации Жлобинского района в период Великой Отечественной войны по распоряжению командования немецких войск на могиле советского воина был установлен крест с надписью на немецком языке: «Генерал-лейтенант Петровский». Крест не сохранился к моменту освобождения жлобинской земли от немецко- фашистских захватчике [5, с. 154]. Кто же этот Петровский? Кто поставил на могиле советского генерала крест с надписью на немецком языке? За что немецкие солдаты прозвали советский 63-й корпус 21-й армии «черным корпусом», а его командира — «черным генералом»?

К началу июля 1941 г. советско-германский фронт дошел до Гомельщины. 3 июля 1941 г. фашисты захватили Жлобин и Рогачев [2, с. 295]. 3 июля началась битва за Могилев, 12 июля — за Смоленск. Враг стремительно двигался по главному направлению: Минск — Могилев — Смоленск — Москва. Части Красной Армии, находившиеся на Гомельском направлении, получили задание: отвлечь врага со Смоленского направления, замедлить его темп наступления, сорвать план Гитлера окружения и полного уничтожения частей Западного фронта на территории Беларуси. Гомельское направление прикрывали 21-я и 13-я армии. 21-я армия получила задачу силами 63-го стрелкового корпуса (ск) нанести отвлекающий контрудар по врагу на Бобруйском направлении [3, с. 507].

В июне 1941 г. 63-й ск, дислоцировавшийся в Приволжском военном округе, был направлен на пополнение войск Белорусского военного округа, и с началом Великой Отечественной войны вошел в состав 21-й армии. В то время в состав корпуса входили: 117, 167, 61-я стрелковые дивизии, отдельные корпусные части, 387, 503, 318-й гаубичные артполки. 27 июня протяженность фронта обороны корпуса по восточному берегу Днепра составляла свыше 70 км, вместо 16-24 км, по нормам предвоенных уставов. 3 июля 167-я дивизия корпуса не позволила гитлеровцам с ходу форсировать Днепр в районе Рогачева. 5 июля комкор Л.Г. Петровский возглавил руководство боем на месте прорыва фронта северо-восточнее Рогачева. Он лично сам трижды поднимал полки в атаку. На поле боя осталось более 250 вражеских трупов и 8 подбитых танков. В плен попали немецкие солдаты. Это заставило командование группы армий «Центр» 6 июля передать в Берлин, что советская сторона сосредоточила в районе Жлобина огромное количество войск и имеет намерение организовать оборону по реке Днепр [4, с. 115]. 6 июля войска Л.Г. Петровского организовали разведку боем, форсировали Днепр, атаковали противника и овладели г. Жлобином, а к вечеру этого дня снова вернулись на восточный берег Днепра, чем посеяли панику среди немецких солдат и их руководства.

Менее чем за сутки Л.Г. Петровский перегруппировал и подтянул части корпуса (занимали оборону на широком фронте и имели единственную переправу через Днепр по мосту около Жлобина) для грандиозного контрнаступления на Бобруйском направлении. Глубокой ночью 13 июля 63-й корпус, используя рыбацкие лодки, сплавной лес и плоты, начал форсирование Днепра. Противник был настолько ошеломлен, что вначале почти не оказывал организованного сопротивления. Из воспоминаний И. Корпича, бывшего командира пулеметного отделения 164-го стрелкового полка 61-й дивизии: «С Гомеля до Рогачева прошли пешим маршем. На рассвете 13 июля контрударом отбили Рогачев. Как мы были вооружены? К станковому пулемету выдавали по 2 ленты патронов. У старших и младших командиров были пистолеты и револьверы, у каждого из нас — гранаты. В последние дни поступали бутылки с горючей смесью против танков. У пехотинцев были винтовки и ручные пулеметы» [5, с. 148].

Вопрос о вооружении не нужно замалчивать, т.к. идеологическим оппонентам удастся внушить молодому поколению, что Красная Армия имела бессчетное количество единиц боевого оружия и передовой на то время боевой техники.

13 июля 63-й корпус освободил от фашистов Жлобин, Рогачев и продолжил наступление на Бобруйск. К концу июля враг был отброшен на 30 км. Это вынудило германское командование направить против 21- й армии два армейских корпуса с резерва группы армий «Центр» и 2 пехотные дивизии. 22 июля кавалерийская группа генерала А.И. Городовикова форсировала реку Птичь и прорвалась в район на запад от Бобруйска. Освободили Глуск, Старые Дороги, нанесли удар на Осиповичи. За 12-дневный рейд группа уничтожила несколько тысяч гитлеровцев, множество вражеских гарнизонов, взорвала несколько мостов [5, с. 154]. В этих боях отличились многие воины и подразделения. Шесть раз (дважды в штыковую) в атаку поднимал свой батальон капитан Баталов, который первым прорвался в Жлобин. За героические действия Ф.А. Баталову было присвоено звание Героя Советского Союза. Смертельно раненый командир взвода младший лейтенант А.Е. Ерохин продолжал командовать боем. Он посмертно награждён орденом Ленина. 23 июля командир роты 66-го полка 61-й дивизии лейтенант Лисин, находясь в разведке, был трижды ранен, но приказ выполнил. Вернувшись в часть, он отказался эвакуироваться в тыл и продолжал командовать ротой, так же, как и лейтенант П. Гарнага. Лейтенант Туляков 22 и 23 июля 5 раз водил роту в атаку, увлекая своим мужеством и отвагой бойцов. Лейтенант Борода с наблюдательного пункта открыл беглый огонь по противотанковому орудию врага. Гитлеровцы бросили орудие. Борода с несколькими бойцами захватил орудие и использовал его против отступающих фашистов [4, с. 118]. Таких примеров множество.

30 июля 63-му корпусу было приказано перейти к обороне. 31 июля за умелое руководство боевыми действиями командиру корпуса Л.Г. Петровскому присвоено звание генерал-лейтенанта. Командирам дивизий Н.А. Прищепе, В.С. Раковскому, Я.С. Фоканову — звание генерал-майора [4, с. 119]. За бесстрашие, героизм, самопожертвование, за то, что фашисты несли огромные потери и вопреки всем приказам — наступать отступали, за это 63-й корпус получил у фашистов название «чёрный корпус», а его командир — «чёрный генерал».

Военные действия в юго-восточной Беларуси вызвали тревогу гитлеровского командования. В начале августа 2-я танковая группа генерала Гудериана и 2-я полевая армия из района Смоленска были повёрнуты на юг, чтобы разгромить советские войска в районе Гомеля. В ответ советское командование создало 24 июля Центральный фронт под командованием Ф.И. Кузнецова (расформирован 25 августа 1941 г.). Всего под Гомелем против Центрального фронта фашистами было задействовано 25 дивизий [3, с. 508] против 21-й армии Центрального фронта, на которую легла основная тяжесть по защите Гомельской области [2, с. 295]. 11 августа командующий 21-й армии, не имевший своего резерва, снял с рубежа обороны 63-го корпуса 167-ю дивизию и перевёл в резерв армии. Можно сказать, что это было ошибкой, т.к. привело к окружению корпуса генерал-лейтенанта Л.Г. Петровского. Но 12 августа враг наступал по всему фронту, и сил не хватало на всех направлениях. Вечером 13 августа прибыл самолёт для Л.Г. Петровского, которому предписывалось немедленно вступить в командование 21-й армией. Комкор счел невозможным оставить занимаемый пост в такое напряжённое время. На присланный за ним самолёт он посадил тяжело раненного бойца. Утром 14 августа ситуация ещё более усложнилась, и Петровскому было приказано начать отход. Однако в это же время немецкие войска заняли Чечерск. Штаб 21-й армии находился в его окрестностях и с боем вырвался из окружения. Связь с войсками была нарушена и руководство боевыми действиями потеряно. Как видим, если бы командир корпуса согласился стать командующим армией и прилетел в штаб ночью 14 августа, то до утра этого же дня, находясь на новом месте и не войдя в курс дела на новой непростой должности в сложное время, он ничего не успел бы изменить. А судьба корпуса закончилась бы совсем трагически.

15 августа фашистские войска, заняв станцию Буда-Кошелёво, завершили окружение частей 63-го корпуса, который к этому времени состоял только из двух дивизий — 61-й и 154-й [3, с. 509]. Против 2 дивизий Петровского немцы направили 7 своих дивизий [4, с. 136]. В это время шли ожесточённые бои за Гомель. Помощи ждать было неоткуда, и генерал-лейтенант принял решение спасать свой корпус. Подразделения корпуса разбились на отдельные отряды и группы и отходили с боями в направлении Гомеля вдоль восточного берега Днепра. 15 августа фашисты отрезали штаб, полк 61-й дивизии и 1-й артиллерийский дивизион 318-го гаубичного полка. Командир корпуса генерал-лейтенант Л.Г. Петровский лично возглавил атаку подразделений и вывел штаб в район боёв 154-й дивизии. Корпус продолжал бои в окружении без пищи и без поставок боеприпасов. 16 августа принято решение — с боем выходить из окружения и соединиться около Речицы с войсками 3-й армии, которая по приказу Ставки отступала через Лоев к Чернигову [3, с. 510; 525]. В приказе отдельным пунктом было записано: «Всему начсоставу, вне зависимости от звания и должности, в период атаки, вплоть до соединения с частями Красной Армии находиться в передовых цепях, имея при себе эффективное оружие с задачей объединить вокруг себя весь личный состав…» [4, с. 119].

В 3.00 17 августа 1941 г. началась атака 154-й стрелковой дивизии, застигнувшая противника врасплох. В населенном пункте Губич разгромили штаб 134-й пехотной дивизии противника и захватили 6 портфелей с документами. Кольцо окружения было прорвано. Генерал имел все основания последовать за полками и выйти из окружения. Но чувство долга и глубокая ответственность за жизнь порученных ему командиров и бойцов заставили его возвратиться к частям, прикрывавшим выход из окружения [4, с. 120]. Вторичный прорыв протекал в более тяжелых условиях, чем первый. Прорвавшись, подразделения попати в ещё более сложную обстановку у д. Скепня, где проходила вторая линия вражеского кольца. Здесь погиб адъютант комкорпуса лейтенант В. Колосов. Л.Г. Петровский, раненый в руку, продолжал руководить боем. Прорыв удался. Начальник артиллерии корпуса генерал-майор А.Ф. Казаков, который был тяжело ранен, но вынесен группой бойцов, рассказал командиру 154-й стрелковой дивизии Я.С. Фоканову, что Л.Г. Петровский смертельно ранен.

Генерал Я.С. Фоканов немедленно выслал для розыска Л.Г. Петровского 2 разведгруппы, но розыск не дал результатов. До 1944 г. генерал-лейтенант Л.Г. Петровский считался пропавшим без вести.

Контрудары Красной Армии в первые дни Великой Отечественной войны в районе Гродно, Жабинки были следствием незнания реальной обстановки на фронте и имели невыполнимые цели – полный разгром врага и изгнание его за пределы Родины. Поэтому эти мероприятия были обречены на провал. Однако контрудар советских войск в районе Рогачева и Жлобина был осуществлен в условиях, когда командование обеих воюющих сторон обладало информацией о возможностях противника. Цель этого контрудара состояла в том, чтобы отвлечь крупные силы врага от основного на то время направления, задержать противника, снизить темпы его наступления, дать уцелевшим частям Красной Армии отойти в глубь страны, сохранить их для дальнейшей борьбы и навязать врагу затяжную войну, которая не входила в планы вермахта, Тем самым срывался план Гитлера по окружению и полному уничтожению частей Западного фронта на землях Беларуси. Хотя все это не могло не означать верную гибель бойцов и командиров, идущих на контрудар. Он осуществлялся в глубь расположения противника на узком направлении и, по правилам ведения боя, вел к окружению тех, кто совершал контрудар. Но в сложившейся ситуации это была вынужденная мера. Контрудар советских войск в районе Жлобина и Рогачева летом 1941 г. по целям сравним с контрударами под Сено (6-10 июля 1941 г.) и в районе Кричева (30 июля 1941 г.). Конечная цель контрудара была достигнута. Несмотря на то, что г. Рогачев и г. Жлобин были захвачены фашистами уже 3 июля 1941 г., все-таки они были освобождены в результате контрудара 63-го ск генерал- лейтенанта Л.Р. Петровского. Жители этих городов еще целый месяц с 13 июля по 14 августа 1941 г. не знали фашистской оккупации [2, с.295]. Отступление фашистов в районе Жлобина, Рогачёва летом 1941 г. сыграло большую роль в укреплении веры советских солдат в свои силы, подняло их боевой дух [4, с.119].

Летом 1944 г. во время освобождения Беларуси, когда около д. Старая Рудня разместился 42-й ск, была обнаружена могила командира корпуса генерал-лейтенанта Л.Г. Петровского.

По вопросу, кем был захоронен командир корпуса генерал- лейтенант Л.Г. Петровский, существуют две версии:

а) от местных жителей командованию стало известно о гибели в этих местах Л.Г. Петровского. Сельчане показали могилу, находившуюся на расстоянии 1 км на юг от д. Руденка. Сюда в далеком 1941 г. группа бойцов и офицеров вынесли с поля боя своего смертельно раненного командира. Здесь он и был похоронен. Причем после того, как район боев оккупировали немецко-фашистские войска по распоряжению немецкого командования на могиле командира «черного корпуса» (так гитлеровцы называли 63-й ск) был поставлен крест с надписью на немецком языке: «Генерал-лейтенант Петровский». Но крест не сохранился до 1944 г.;

б) в мае 1945 г. один из немецких военнопленных обер-лейтенант германской армии, который в 1941 г. служил в составе полка, участвовавшего в боях с войсками окруженного 63-го корпуса, на допросе рассказал, как после боя летом 1941 г. он приказал 2 солдатам найти какой-нибудь трофейный автомобиль. Один солдат выполнил приказ — вернулся на автомобиле и привез шинель генерал-лейтенанта Красной Армии. Другой был застрелен из пистолета раненым генерал- лейтенантом Красной Армии, который лежал около машины. Вернувшийся солдат расстрелял командира Красной Армии из автомата, выпустив в него всю обойму, за что получил высокую награду от немецкого командования. Произошло это на опушке леса между д. Руденка и д. Скепня (отсюда такая неразбериха в литературе по вопросу места первоначального захоронения — Руденка или Скепня). Немецкий полковник, узнав, что шинель принадлежала генерал- лейтенанту армии противника («черному генералу», который столько времени держал их в напряжении и сеял панику среди немецких солдат), выехал на место и в кармане убитого командира корпуса обнаружил документ на имя генерал-лейтенанта Л.Г. Петровского. Полковник приказал похоронить Л.Г. Петровского отдельно, поставить крест и подписать [5, с. 154]. Даже враг признал и высоко оценил талант, мужество, стойкость, самопожертвование русского генерала.

13 июня 1944 г. генерал-лейтенант Л.Г. Петровский после опознания родственниками был перезахоронен в братской могиле в д. Старая Рудня со всеми воинскими почестями [5, с. 154]. Позже на братской могиле был поставлен бронзовый бюст [4, с. 120]. На месте гибели генерала — между деревнями Руденка и Скепня Жлобинского района был поставлен памятник [4, с. 130]. Именем генерал-лейтенанта Л.Г. Петровского названы улицы в г. Жлобине и д. Старая Рудня Жлобинского района, а также одна из школ этого района [5, с. 153].

Куликовская битва длилась 3 часа. Битва под Полтавой примерно столько же. Всемирно известное Бородинское сражение затянулось с перерывами на пару суток [6, с. 123]. 63-й корпус более месяца(!) — с 3 июля до 14 августа 1941 г. не только удерживал оборону на участке протяжённостью более 70 км, но и отбросил врага на 30 км. в Бобруйском направлении. За умелое руководство боевыми действиями командиру корпуса Л.Г. Петровскому было присвоено звание генерал- лейтенант, трём командирам дивизий этого корпуса — звание генерал- майор. Напряжённость боёв была такова, что генералу Петровскому некогда(!) было занять пост командующего 21-й армией Центрального фронта. Не сосчитать, сколько раз комкор, идя в первых рядах, лично поднимал солдат в атаку. И только благодаря Л.Г. Петровскому 15-17 августа 1941 г. многие из его солдат вышли с боями из окружения, ведя бои с многократно превосходящими силами противника. Благодаря таким командирам, как Л.Г. Петровский обескровленная Красная Армия сдерживала фашистов на Гомельской земле до конца августа 1941 г.

  1. Кулешов Г. На днепровском рубеже // Военно-исторический журнал. — 1966. — № 6.
  2. Памяць Беларусі. Рэспубліканская кніга: 1941-1945 гг. — Мн., 2005.
  3. Памяць: гіст.-дакум. хроніка. Гомель. У 2 кн. Кн.1. — Мн., 1998.
  4. Памяць: гіст.-дакум. хроніка. Жлобін. Жлобінскі р-н. — Мн., 2000.
  5. Памяць: гіст.-дакум. хроніка Рагачоўскага р-на. — Мн., 1994.
  6. Черняк А. Кто их победил? // Беларуская думка. — 2006. — №5.

Автор: Т.В. Ермольчик
Источник: Гомельщина в 1941 году: материалы научно-практической конференции, посвященной 65-летию начала Великой Отечественной войны, Гомель, 20 июня 2006 г. / [редколлегия: А.А. Коваленя и др.]. — Гомель: БелГУТ, С. 119-126.