150 лет назад был построен охотничий домик в Кореневке

0
481
Дворец в Коренёвке под Гомелем

Уже полтора столетия смотрит на своё отражение в зеркальной глади пруда охотничий домик в Коренёвке. О его создании и связи с имением Паскевичей поведали архивные документы из фондов Национального исторического архива Беларуси и музея Гомельского дворцово-паркового ансамбля.

Вместе с другими землями Гомельского имения Коренёвка, располагавшаяся в 12 верстах от Гомеля, в 1834 году была приобретена у графа Сергея Петровича Румянцева фельдмаршалом Иваном Федоровичем Паскевичем. Накануне покупки в Гомеле побывал адъютант Паскевича капитан Алексей Петрович Мельников, написавший своему командиру в Варшаву: «Имение сие разделяется на семь экономий или волостей: Богуславскую, в коей находится помещение для главного управления с казначейством, Новиковскую, Добрушскую, Климовскую, Николаевскую, Хоминскую, Зефельдскую и Коренёвскую».

Первоначально Коренёвка исполняла роль поместья в имении, в котором находилась винокурня и кирпичный завод. На карте Гомеля и окрестностей 1838 года, хранящейся в фондах нашего музея, обо­значен фольварк Коренёвский. Здесь видны три водоема правильной прямоугольной формы (очевидно, искусственные) и две постройки, которые могли иметь промышленное назначение. После 1856 года, когда сын фельдмаршала Федор Иванович Паскевич занимается устройством Гомельского имения на свой лад, в архивных документах появляется информация о наличии в Коренёвском фольварке охотничьих угодий и о возведении соответствующих построек.

В январе 1861-го неким Пономаревым были составлены чертеж и план «на постройку жилого помещения главного егермейстера в Коренёвке». По предлагавшемуся проекту сооружение должно было иметь П-образный план, мезонин и три выхода. Двери и окна на главном фасаде завершались готическими арками. «Главноуполномоченный по управлению имениями и делами Св. князя Варшав­ского» в Петербурге Александр Николаевич Филиппов наложил резолюцию: «Князь не утвердил этого чертежа и поручил г. Пелю составить другой».

Речь об академике архитектуры Александре Христофоровиче Пеле, который совместно с архитектором Робертом Андреевичем Гедике в 1856 — 1865 годах принимал участие в перестройке двух домов Паскевича: особняка на Английской набережной, 8, в Санкт-Петербурге и дворца в Гомельской усадьбе. Пель, несомненно, составил план дома в Коренёвке, который нам неизвестен, но был реализован. Во всяком случае, спустя три года, в 1864-м, из Петербурга в Гомель доставляются паркет и панели в охотничий дом, из чего явно следует, что некая постройка там уже существует. В письме главноуправляющего Гомельским имением К. Иванова в Петербургскую главную контору 25 апреля 1865 года идет речь о том, что архитектору Гедике предложено сделать проект фасада средней части Коренёвского охотничьего дома с «Erkerом». В этом же году параллельно с постройкой эркера была окончена крыша, и в начале 1866-го ставится вопрос о том, чтобы весной приступить к ее окраске. В это время ведется внутренняя отделка здания, в июне из Петербурга для охот­ничьего дома был отправлен ящик французских обоев стоимостью 200 рублей. Таким образом, в 1866 году было окончено строительство охотничьего дома в Коренёвке, выполнявшееся при участии петербургских архитекторов Пеля и Гедике.

Дальнейшие архивные сведения о Коренёвке связаны с обустройством дома и прилегающей территории. Из Петербурга, например, в 1872 году были доставлены чучела глухаря, других птиц, голова бизона, тура, кресло из копыт и рогов лосей. В 1874-м строения Коренёвского фольварка были застрахованы в «Русском страховом от огня обществе» и составлены их планы. Из документов видно, что главный дом «каменный в два этажа, крытый железом» был прямоугольной формы с эркером и двумя крыльцами, одно из которых было каменным с железным навесом на кронштейнах. Информация о внутренних помещениях содержится в полисе «Варшавского страхового от огня общества» за 1876 год, в котором перечисляются 13 внутренних дверей, 9 печей, 2 камина, а также балкон. Между 1876 и 1881 годами на плане дома со стороны тыльного фасада появляется каменная пристройка для кухни. В архивном деле «Описание лесных дач Коренёвского фольварка» 1881 года на плане угодий охотничий дом изображен уже перед прудом.

В позднейших архивных материалах идет речь о ремонтных работах, связанных с благоустройством охотничьего дома. В августе 1882-го в гостиной была произведена замена подоконников на мраморные. Этот ремонт шел параллельно со строительными работами в княжеской часовне-усыпальнице в Гомеле, декоративные каменные детали для которой заказывались в Киеве итальянцам Тузини и Росси, державшим «Магазин мраморных, гранитных и лабрадорных работ» на Крещатике. Исполнение работ велось по чертежам и под руководством петербургского архитектора Оскара Эмильевича Вегенера, который в своем письме в Гомельское имение сообщал: «Честь имею уведомить, что мраморные работы в Коренёвском охотничьем доме и лабрадорные и мраморные работы в часовне окончены удовлетворительно». Тут надо отметить, какое радение проявил главный лесничий в соблюдении порядка в охотничьем доме. Он писал 27 августа в вотчинное управление Гомельского имения Паскевича о том, что прошло уже четыре недели, как были вставлены мраморные подоконники в «большой зале» Коренёвского охотничьего дома и что необходимо принять меры по очищению «замаранной залы», «присовокупляя, что за влиянием большой известковой пыли и гипсовой вся декорация залы, а именно разные чучела, мебели, занавесы и даже дорогие обои и паркеты отстрадают».

В Коренёвке с 6 июня 1882 года существовала специальная инструкция, по которой смотритель охотничьего дома «должен стараться о совершенной чистоте охотничьей залы и принадлежащих к ней местностей, и находящихся в ней мебели и декоративных вещей, удерживать их в таком порядке и состоянии, чтобы во всякое время было все подготовлено к возможному неожиданному приезду владельца и его гостей…».

И далее: «Так само стараться о удержании в соответствующем порядке принадлежащих к охотничьему дому садовых и парковых заложений… для возвышения красивости стараться о воспитании и возможном размножении летних цветов и заложении декоративных групп и вазонов с цветами перед наружностью охотничьего дома». Нужно было также заботиться о выращивании новых лесных деревьев и кустарников в лесной школке, «закладывать постепенно садовый завод для воспитания фруктовых деревьев, которые он своевременно должен высаживать по огородам в окрестности охотничьего дома к произведению красивого вида и будущей пользы». Отдельным пунктом означалось: «Главным образом стараться о основательное и полезное воспитание и попечение охотничьих собак, находящихся при охотничьем доме».

Количество охотничьих собак в Коренёвке достигало более сотни. Они содержались в псарне, была кухня для собак, за ними был специальный уход, выделялись медикаменты, их дрессировали. Собаки участвовали в выставках, так, например, на охотничьей выставке в Киеве на вырученные от полученных медалей деньги выписаны охотничьи журналы и книги. Любопытно, что, отчитываясь в управление имением Паскевичей, в своей «описи живого инвентаря» в Коренёвке на 1 января 1892 года заведующий охотой М. А. Ивицкий, кроме собак на псарне, называет находящуюся непосредственно при охотничьем доме собаку ломберной породы по кличке Лорд. Возможно, именно ее обожал князь Паскевич и в гомельском парке на одном из камней в память о любимых собаках велел высечь надпись «Лорд».

В Коренёвском фольварке при охот­ничьем доме, кроме псарни, была конюшня с сараем и квартирой для кучера, скотный сарай, дом для конторы и конторщика, баня, птичня и фазанник, размещенный в здании бывшего кирпичного завода. Среди птиц были фазаны золотые, серебряные, богемские, американские индейки бронзовые и поместные, даниелки и дикие утки. Всего на 1 января 1892 года в коренёвском хозяйстве насчитывалось 292 птицы.

Коренёвский лес имел две части: «малый зверинец» и «большой зверинец». За ним тщательно ухаживали, была налаженная мелиоративная система, велась подсадка лесных пород. При Коренёвке был древесный питомник, в котором выращивались акация желтая, ель четырехлетка, тополь пирамидальный и сосна. На плане фольварка Коренёвского 1913 года видны деления на квадраты — лесные участки, с указанием вида лесных культур.

Старые карты повествуют, что из Гомеля через Новобелицу в Коренёвку была проложена прямая насыпная дорога, дававшая возможность беспрепятственного сообщения князя и его гостей с центром Гомельского имения в любое время. Для участия в охотах составлялись списки приглашенных. Для облавы на волков в августе 1887 года среди приглашенных, к примеру, были такие видные люди Гомеля, как барон Нолькен, дворяне Крушевский, Тютчев и другие. При охоте находились объездчик Макаренко, егермейстер Тресковский, псарь Кобзарев. Неоднократно охотился в Коренёвке обер-егермейстер императорского двора Николай Петрович Балашев, племянник Федора Ивановича Паскевича, главного инициатора и страстного почитателя этих охот.

После революции 1917 года Коренёвка становится поселком, здесь строится кирпичный завод. В 1930-е годы на нем работают отпущенные на вольное поселение заключенные, которые жили в деревянных бараках. В охотничьем доме в это время размещалось Коренёвское лесничество. В годы Великой Отечественной войны дом пострадал от пожара, потом был восстановлен. Сейчас здесь располагается Коренёвская экспериментальная база Института леса Академии наук Республики Беларусь.

Автор: Татьяна Литвинова