Зориан Доленга-Ходаковский

0
332

В истории человечества всегда был ряд личностей с именами которых связаны понятия «ВПЕРВЫЕ» и «ПЕРВЫЕ». Именно к ним относится Зориан Доленга–Ходаковский (24.12 1784-17.11.1825), навсегда вошедший в историю мировой славистики, истории, археологии и этнографии. Он родился 24 декабря 1784 года под Гайной (сейчас Логойский район Минской области). Его настоящее имя Адам Чарнотский. Его отец Якоб Чарнотский происходил из мазоветской шляхты, а мать Секудина Бородич – из шляхты ВКЛ со Случчины. Семья была небогатой. Отец служил арендатором у крупных шляхтичей. Адам закончил Слуцкое католическое училище. В 1800 году умирает отец. Адама отдают на воспитание Ксаверию Чарнотскому, их родственнику. Адам часто выслушивал незаслуженные насмешки богатых родственников. И тогда он сближается с крестьянами. Именно здесь Адам впервые услышал белорусские народные песни, познакомился с народным фольклором. Позднее он называл себя не поляком, не русским, а «тутэйшым» или «случчаком», невзирая на свое шляхетское происхождение. Чарнотский подрабатывает домашним учителем и самостоятельно изучает юриспруденцию и экономику. А в 1805 году получает потент на земскую регинацию – право управлять собственностью. На его плечи ложатся хлопоты о брате и двух сестрах. С 1807 г. он на службе управляющего имением у графа Юрия Неселовского. Неожиданно его судьба круто изменилась. С 1809 по 1812 год его жизнь напоминает приключенческий роман. В 1806 году, занятая Наполеоном Польша, была объявлена герцогством Варшавским. С Наполеоном у многих тогда были связаны надежды на освобождение ее от русско-пруско-австрийского ига и восстановление Речи Посполитой. Наполеоновская Франция была для многих тогда символом свободы, либерализма, просвещения. Из Белоруссии начался повальный уход шляхты в герцогство Варшавское. Так сделал и племянник графа Неселовского Антоний, с которым переписывался Адам Чарнотский. Одно из этих писем, где Чарнотчкий с восторженностью писал о наполеоновской Франции, было неосторожно отправлено по почте, было перехвачено. Чарнотского арестовывают и обвиняют в «дерзких по отношению к правительству выражениях». Дело могло кончится хуже, его могли обвинить в нарушении присяги, которую шляхта давала русскому монарху, а значит в государственной измене. Адам Чарнотский был лишен шляхетского звания и разжалован в солдаты. Он был направлен в 24 пехотную дивизию в Омск. Однако политическая обстановка стремительно менялась. Заведовавший внешней политикой России Адам Чарторийский в письме к командующему войсками герцогства Варшавского Юзефу Понятовскому, предлагает последнему пропустить русские войска через Польшу и вступить на русскую службу. Поколебавшись, Понятовский ставит Наполеона в известность об этих предложениях.

Это толкает Наполеона на подготовку войны с Россией. Начинается концентрация наполеоновских войск в восточной Пруссии и Польше, а русских – в Литве и Белоруссии. 24 пехотная дивизия из Омска выдвигается в Бобруйск. Воспользовавшись ситуацией, Адам Чарнотский, сымитировав свою смерть (утопление), бежит из своей части и переходит границу. Он вступает в 5-й пехотный полк 1-го корпуса маршала Даву. Некоторое время заведует батальонной канцелярией. Затем увольняется со службы, не с тем однако, чтобы остаться сторонним наблюдателем. Те поручения, которые он выполняет в дальнейшем, сегодня выполняют спецслужбы. Чарнотский пришел к Наполеону с планом крепости Бобруйск. И вот теперь вместе с Мобраницким и Хадаковским он переходит границу и распространяет среди белорусских крестьян письма против крепостного права на белорусском языке. А затем устраивает встречу с французским резидентом д Сера с униатскими иерархами. Компанию 1812 года Чарнотский провел в составе корпуса Магдональда и Даву на севере Белоруссии, под Смоленском, Бородино, Москвой, Малоярославцем и затем при отступлении в Белоруссии. Из наполеоновской армии он уходит на Волынь и скрывается здесь до 1614 года, пока не была объявлена амнистия всем полякам и белорусам, участвовавшим в войне на стороне Наполеона. Однако ему угрожает обвинение в дизертирстве, шпионаже и подрывной деятельности. Чарнотскому удается добыть новые документы на другое имя. Отныне он — Зырыян Даленга- Хадаковский. С этого времени он начинает грандиозные научные изыскания. До этого времени главным источником для историков были письменные документы и работы историков прошлого. Зырыян Даленга- Хадаковский впервые в истории мировой славистики историческим источником делает устное народное творчество и народные обряды, как главные для изучения дохристианского прошлого славянских народов, которым до него не занимался никто.

В 1814 году он разрабатывает опросник по сбору этнографического материала. Директор Крименецкой гимназии Стиборский отправляет по школам Белоруссии и Украины циркуляр, по которому преподаватели и ученики начинают первые в истории славян этнографические сборы. Попутно Зырыян Даленга- Хадаковский впервые заявляет, что битва между Всеславом Полоцким и Ярославовичами произошла не на Немане, как считалось до него, а на Немиге. В 1818 году Хадаковский выезжает на реку Синяву для фольклорных сборов. Он пишет, что «Синява – природная граница Руси и ляхов… Песни на волынском диалекте (русин) очень близки к украинскому и белорусскому языкам, полны тайных образов и выразительности». Таким образом, Даленда-Ходаковский впервые называет по имени язык украинским, а не малоросским наречием. И задолго до Ф, Богушевича признает язык белорусов самостоятельным, а не диалектом польского или русского языка.

Как археолог, он впервые открывает городища. До него они считались курганными погребениями. Он считает их культовыми храмовыми центрами, центрами ремесла и торговли, родоплеменными центрами, городищами-убежищами. Такой взгляд на гороища сохраняется и поныне. Покровительствующий Ходаковскому Чарторийский, отправляет его в Краков – тогдашний центр науки и культуры. Однако поддержки он там не получает. Он объясняет это так «русские, польские и чешские ученые по очереди были в большой путанице. Они видели только свою Родину и только свой народ, забыв, что он частица большой славянской семьи». Хадаковский решает искать счастья в России. «Ледзь можно выявить след того, что было некали на Руси и у Польшчы».

Н.П. Румянцев был известен тогда как меценат, покровитель исторических изысканий в области славистики. С марта 1819 года Хадаковский в Гомеле. Он проживает во дворце графа Румянцева. Он обследовал почти весь город, провел раскопки древних поселений (впервые в истории восточных славян), собирал устное народное творчество. Задолго до Ластовского и Довнар-Запольского Хадаковский поставил вопрос о влиянии Руси на Литву . И возможно об русском (белорусском) характере ВКЛ. Одновременно в Гомеле Хадаковский занимается исправлением карты Карамзина, показывающей расселение славян. Так Хадаковский впервые указал на то, что ареал между Вильно и Гродно белорусский, а не литовский. Впервые в истории изучения славян Хадаковский вводит понятие топонимических названий местности как одно из основ исторического исследования. Он показал, что название «Москва» присутствует не только в Росиии но и в Беларуси и в Польше, а значит оно славянское, а не финно-угорское. В ноябре 1819 года Хадаковский выезджает из Гомеля в Питербург. Его выбирают член-корреспондентом вольного товарищества любителей российской словестности, а Пушкин пишет о нём:

Я мещанин, как вам известно,

И в этом смысле демократ.

Но каюсь: новый Хадаковский,

Люблю от бабушки московской

Я слушать толки о родне 

Об отдалённой старине. Хадаковский подружился с Рылеевым, Бестужевым, Дэльвигом, Кюхельбекером. Он считал главной задачей своей жизни – создание большого труда, объединяющего историю всех славянских народов, их происхождение, их особенностей, нравов, обычаев и традиций и т.д. В 1820 году он начинает большую поездку по России с целью начала сборов материалов для этой работы, однако отчёты о проделанной работе встретили неудовлетворительные отзывы у российских официальных историографов, прежде всего у Карамзина. В Российской историографии утвердилась концепция либо норманнская, либо великорусская, согласно с последней понятие славянство и русскость подменялось понятием православность, поэтому дальнейшей поддержки в России Хадаковский не получил. Он внезапно умирает 17 ноября 1825 года на 41 году жизни. По известиям его второй жены Василевской от внезапной простуды или от туберкулёза в селе Петровском и похоронен на кладбище в 10-12 верстах от Твери по Вологодской дороге. Большинство его работ при его жизни издано не было. Только в 1973 году в Варшаве был издан сборник собранных им польских песен, а в 1974 году сборник украинских песен. В Беларуси его имя до недавнего времени известно не было, только в 2007 году в Минске были изданы избранные его произведения. Кроме собранных им белорусских песен, загадок, обычаев и избранной переписки сюда вошли его работы: «Славянщина до христианства», «Опыт изъяснения слова князь» и др. Не смотря на то, что первые в истории изучения восточных славян археологические раскопки были проведены на территории Гомельщины, здесь же были проведены первые в истории восточных славян этнографические сборы. Несмотря на то, что Хадаковский во всём мире считается отцом мировой славистики его имя в Гомеле почти никто не знает. Его жизнь в Гомеле никак не отражена в экспозиции городского музея. В городе нет ему памятника или улицы его имени. Надеемся, что имя Зариана Даленги-Хадаковского будет отражено хотя бы в названии улицы и увековечено в виде памятника.

 

Аўтар: Святаслаў Шапавалаў