Жнивные песни восточно-белорусского Полесья

0
175
Жнивные песни восточно-белорусского Полесья

Особенность песенной календарной традиции восточно-бе­лорусского Полесья — музыкально-стилевая оппозиция песен зимнего поздравительного цикла и песен весенне-летних. Доми­нирующее положение в традиции занимают весенние и жнивные песни, наиболее устойчиво сохраняющие специфическую темброинтонацию и исполняющиеся в течение целого сезона.

Хнивные песни представлены в традиции каждого села од­ним основным палитекстовым напевом (собственно жнивных), на­ряду с которым существуют еще два, отличающихся от основного либо ярко выраженной обрядовой приуроченностью (бородные пе­сни), либо формой бытования (напев песни “Пора мати жито жати”).

Последний напев почти повсеместно поется с одним текс­том (с другими встречается редко), распространен на всей ис­следуемой территории, характеризуется устойчивостью мелоди­ко-ритмической структуры, не имеющей связей с основными на­певами жнивных песен. По содержанию поэтического текста эта песня может быть трактована как зажиночная, но исполнителями так не осознается. Выделение зажиточных песен как самостоя­тельного вида на данной территории не встречается.

Напев бородннх песен также отличен от основных напевов “жнива”. По типу организации он сходен с детскими заклинка­ми, щедровками и пр. По музыкально-стилевым признакам может трактоваться как один из наиболее архаичных типов в системе напевов, связанных со жнивом.

Два основных напева жнивных песен локализованы в двух ареалах, соответствующих бассейнам Припяти и Днепра.

Припятский напев хорошо известен в музыкальной фолькло­ристике по исследованию 3. Эвальд. Установленная ею связь жнивных песен с весенними подтверждается нашими материалами. В бассейне Припяти существует две полноправных исполнитель­ских традиции “жнива”: сольная и ансамблевая. Родство жнив­ных песен с плачами и колыбельными (осознаваемое исполните­лями) , вероятно, следует рассматривать как типологическое, связанное, в частности, с сольной традицией исполнения.

Днепровский напев менее исследован. В бассейне Днепра преобладает ансамблевая традиция исполнения. Для жнивних пе­сен здесь характерен иной тип ритмической организации, обна­руживающий связи с ритмической организацией местных свадеб­ных песен. (Характерно, что и тексты жнивных песен в других традициях записаны как свадебные.) Ритмическая структура днепровских жнивных песен — модификация структуры сиротских свадебных песен. На витебско-псковском пограничье часть жнивных песен называют “ржаными сиротскими”.

Каждый из двух основных напевов “жнива” включается в свою, отличную от соседней, систему календарных песен. Так, на Припяти пение “весняних” песен непосредственно сменяется пением жнивных (в этом ареале гряные, русальные и купаль­ские песни нами не записаны). Кроме того, напев “весняних” связан здесь с циклом весенних обрядов (закликание весны, “як Купайлу кладуть”, Юрий) и является знаком всего сезона. В бассейне Днепра функция “весняних” песен сводится лишь к закликанню весны. Наряду с веснянками в цикл весенних песен активно входят ральные и карагоды. Переход от пения “весня­них” песен к пению жнивных осуществляется через гряные, ру­сальные, ивановские песни. Граница между весной и летом ча­сто оформляется обрядом проводов русалок или вождением (по­хоронами) Сулы (Стрелы).

Каждый из напевов жнивных песен, записанных нами на территории восточно-белорусского Полесья, имеет свой ареал распространения, выходящий за пределы исследуемой террито­рии. Припятский — самый характерный для Белоруссии — встре­чается также в белорусском Поозерье и в пограничных районах Псковской области. Днепровский — в белорусском Поозерье, кроме того, в Брянской, Смоленской и Псковской областях, т.е. на восток и северо-восток от исследуемого региона. На­пев бородных песен, повсеместно известный В ЭТОЙ функции, В очень узком ареале (псковско-витебское пограничье) бытует как напев собственно “жнива”.

Автор: О.А. Пашина
Источник: Полесье и этногенез славян. Предварительные материалы и тезисы конференции. М.: Издательство «Наука», 1983. С. 132-133.