Жилищное строительство в Гомеле

0
43
Жилищное строительство в Гомеле

После Октябрьской революции 1917 г. и установления советской власти в Беларуси важнейшей задачей являлось улучшение жилищных условий и переустройство быта трудящихся. В решении этой проблемы шаг за шагом последовательно преодолевались трудности, связанные с экономической и культурной отсталостью, унаследованными от царской России.

Важной мерой в области обеспечения трудящихся жильем был проводившийся по всей стране так называемый «передел жилища». Двадцатого августа 1918 г. Президиум ВЦИК издал декрет «Об отмене частной собственности на недвижимости в городах». На основании этого документа началось массовое переселение семей рабочих из переуплотненных, неблагоустроенных и непригодных для жизни жилищ в конфискованные у буржуазии дома со сдаваемыми ранее в наем квартирами (рисунок 3.1). Тем самым было положено начало планомерному решению жилищной проблемы и искоренению векового противоречия между городским центром для богатых и окраины для рабочих.

К 1924 г. в Беларуси было муниципализировано почти 5 тыс. домовладений общей площадью 1365 тыс. кв. м. В освободившиеся квартиры, занимаемые ранее одной буржуазной семьей, из лачуг и подвалов переселялось несколько семей рабочих. С этой целью предварительно проводилась некоторая реконструкция и перепланировка помещений. Работы сводились в основном к делению перегородками больших комнат на меньшие по площади и к устройству проходов, устраняющих проходные комнаты.

В результате проведенных Советской властью мероприятий возник новый тип рабочего жилища. Муниципализированные бывшие доходные дома передавались в самоуправление рабочим. Нередко стихийно возникали «бытовые», или, как их иначе называли, «жилищные коммуны». В этих случаях в домах выделялись помещения для обслуживания «общественных нужд» — красные уголки, библиотеки-читальни, комнаты отдыха, общие кухни-столовые, прачечные и т. д. В ряде коммун была предпринята попытка централизованного воспитания детей. Для этой цели в домах выделялась одна или несколько комнат, где в дневное время собирались различные по возрасту дети. Даже такая скромная форма воспитательной работы, сведенная к организованному питанию детей и надзору за ними, позволяла приобщить многих женщин к общественно полезному труду и культурной жизни. Государство поощряло это начинание, видя в нем возможность выработки у населения коллективных навыков, необходимых для построения социалистического общества.

Материальные трудности позволили только с середины 20-х годов приступить к организованному массовому жилищному строительству. В период же восстановления народного хозяйства (1921-1926) жилой фонд городов увеличивался лишь за счет возведения домов индивидуальными застройщиками. Государство помогало им денежными кредитами и строительными материалами.

Эти индивидуальные дома почти ничем не отличались от жилища сельского типа. Жилые дома строились на одну или на две квартиры. Каждый дом или квартира состояли из двух, реже — трех комнат, кухни-столовой, холодных сеней, к которым примыкала кладовая. Часто со стороны входа пристраивалась летняя веранда. Жилые помещения группировались около центрально расположенной русской печи с плитой, иногда устраивалась дополнительная голландская печь. Чтобы равномерно обогревать все комнаты, перегородки между ними не доходили до потолка, а в отдельных случаях устраивался зазор и на уровне пола. Дома на две комнаты имели жилую площадь 27-37, а трехкомнатные — 36-55 кв. м.

В строительстве использовался традиционный для Беларуси строительный материал — дерево. Дома собирались из брусков или бревен диаметром 22-24 см. Кровля устраивалась гонтовая, реже из железа или черепицы. Цоколи выполнялись из бута или кирпича на цементном растворе с последующей побелкой или оштукатуриванием. Во многих случаях фасады облицовывались вагонкой и устраивались резные наличники. Строительство домов из кирпича было незначительным (0,08 %). Этот вид жилищного строительства в условиях Беларуси был наиболее массовым и преобладал на протяжении всего довоенного периода (1917-1941). Он составлял в 1923-1924 гг. более 80, а в 1940 г. — более 55 % всей возводимой в республике жилой площади.

Вместе с тем в 20-х годах в республике были очень ограниченные возможности получения жилой площади за счет государства. В целом же массовое жилищное строительство в Беларуси приобретает более организованные формы.

Все строительные кооперативы объединялись Белжилсоюзом, который осуществлял планирование и все строительно-монтажные работы, а проектно-сметную документацию готовила специальная проектная группа при этой организации. Так были разработаны и утверждены в 1927 г. первые пять типовых проектов жилых домов на одну-четыре квартиры со средней жилой площадью 45 кв. м каждая.

По характеру и принципам застройки жилых территорий, их благоустройству, организации системы культурно-бытового обслуживания поселковое строительство можно разделить на три основные группы.

  1. Селитебные территории в периферийных частях города, где для строительства частным лицам выделялись участки земли площадью 1500-1600 кв. м. В большинстве случаев здесь возводились деревянные одно- и двухквартирные дома срубной конструкции. В состав квартиры со средней полезной площадью 55 кв. м входили две-три жилые комнаты, кухня, сени, кладовая. Часто под домом устраивался погреб.

Помимо жилого дома, на приусадебном участке размещались сарай для дров и хозяйственного инвентаря, помещения для содержания домашнего скота и птицы, дворовая уборная. Хозяйственные строения возводились за домом и примыкали к огороду и соседнему участку. На приусадебном участке высаживались фруктовые деревья и ягодные кустарники.

В застройке улицы применялись два способа постановки здания: в первом случае жилой дом возводился вдоль красной линии и одним из фасадов выходил прямо к проезжей части, от которой отделялся тротуаром; во втором случае здания размещались с отступом два-четыре метра от красной линии с устройством перед домом палисадника. В обоих случаях вход в дом находился со стороны двора. Из таких приусадебных участков образовывался квартал площадью 1,5 га. Естественно, степень благоустройства подобных районов индивидуальной застройки была низкой. Канализационная сеть отсутствовала, а устройство водопровода ограничивалось установкой одной водозаборной колонки на весь квартал. Не всегда удавалось обеспечить эти районы электроэнергией.

Примерами поселков с индивидуальной застройкой могут служить целые районы, возведенные в 20-30-е годы. В Гомеле таким районом был — Залинейный. На таких же принципах в ряде городов вблизи железнодорожных узлов застраиваются жилые кварталы рабочих и служащих железной дороги.

  1. Поселки, организованно застраиваемые двух- и четырехквартирными жилыми домами за счет кооперативных товариществ. Для этих поселков характерны однотипные дома. Этот вид строительства получает распространение с 1927 г. Развернувшаяся индустриализация обусловила быстрый рост городов, в том числе и Гомеля.

В большинстве случаев поселки второй группы возводились вблизи отдельных промышленных предприятий, но зачастую они территориально не привязывались к определенному заводу или фабрике. В обоих случаях застройка осуществлялась по заранее разработанному проекту или схеме планировки территории. При этом нередко среди небольших кварталов (1,5-2 га) предусматривались зеленые участки — скверы или бульвары. Будучи, в первую очередь, местами отдыха, они одновременно выполняли задачу рассредоточения застройки в противопожарных целях. Кроме того, в поселках такого типа предусматривались торговые, учебно-воспитательные, коммунально-бытовые здания.

Для возведения жилых домов применялись типовые проекты, разработанные Белжилсоюзом и Проектным бюро Белгосстроя.

Этот вид жилищного строительства отличался большей степенью благоустройства территории, организованностью сети коммунально-бытового обслуживания и, что очень важно, был экономически более выгодным. Кроме того, поселки оказались более привлекательными в эстетическом отношении.

  1. К этой группе относятся поселки, застраиваемые стандартными жилыми домами кооперативным способом и за счет государства. Поселки возводились на свободных территориях вблизи крупных промышленных предприятий. В отдельных случаях для их строительства выделялись участки на городских магистралях и даже в центральных районах городов. Поселки третьей группы по сравнению с двумя предыдущими видами жилищного строительства гораздо рентабельнее. Этому способствовало также организованное в Минске, Бобруйске, Гомеле производство стандартных домов.

Застройка поселков стандартными домами осуществлялась, главным образом, на свободных территориях. Весь район разбивался на однотипные прямоугольные кварталы. При этом здания размещались параллельными рядами со значительными разрывами между ними, так что две стороны квартала образовывались торцами домов, выходящими на улицу. Таким образом, в поселковом строительстве появились однообразные приемы их объемно-пространственной организации.

В 30-е годы, наряду с деревянными, все больше начинают строить капитальные каменные здания. По характеру планировки квартиры в кирпичных домах мало отличались от деревянных, но превосходили их по степени благоустройства. В частности, они имели водопровод, а в ряде случаев и канализацию. Такие здания были возведены в поселке стеклозавода в Костюковке (1930-1933). Капитальные каменные (кирпичные) здания строились на средства кооперативов служащих государственных учреждений. Это были небольшие по объему, всего на 4-18 квартир, кирпичные дома, строившиеся в центральных районах городов вместо обветшалых или разрушенных строений.

В годы первой пятилетки Народный комиссариат коммунального хозяйства приступает к возведению многоквартирных секционных жилых домов. Этому, прежде всего, способствовал рост производства строительных материалов. В частности, значительно увеличился выпуск кирпича на предприятиях Минска, Гомеля, Витебска, Бобруйска.

Основным типом были двухквартирные секции, где каждая квартира имела по две или три жилые комнаты. Жилая площадь двухкомнатных квартир колебалась в пределах 30-35, трехкомнатных 35-45 кв. м. Кухни и санитарные узлы минимальной площади примыкали к лестничной клетке и, как правило, выходили в сторону двора. В ряде жилых домов санитарный узел состоял из умывальной и уборной или только уборной. Но и в этих случаях стремились организовать естественное освещение. Экономичность решения достигалась также за счет сокращения ширины лестничной клетки и создания значительных уклонов марша. Во многих трех- и четырехэтажных зданиях предусматривалось печное отопление.

Для архитектурного облика этих зданий характерна лаконичность решения фасадов, которые освобождены от эклектической декоративности, присущей дореволюционным доходным домам или первым зданиям, построенным в советское время. В качестве примера последних можно привести так называемый «Рыбный дом» в Гомеле (архит. С. Шабуневский, 1925-1927) (рисунок 3.2).

В строительной практике республики встречаются жилые дома, в которых отсутствует единый планировочный принцип. Например, в жилом доме для рабочих по ул. Пушкина в Гомеле (архит. С. Шабуневский и инж. Г. Ханин, 1927-1929) на лестничную клетку выходят от двух до четырех квартир с разной планировкой и количеством комнат (от двух до четырех) (рисунок 3.3). Следует отметить, что в годы первой пятилетки, как и в последующем, для каждого отдельного дома индивидуально разрабатывались и конструктивные решения. Это, естественно, затрудняло стандартизацию хотя бы таких элементов, как столярные изделия, лестничные клетки, перекрытия и т. п.

Во внешнем облике жилых домов преобладали упрощенные формы с использованием горизонтальных членений карниза и тяг, образованных выступами кирпича без дополнительной деталировки. Оконные проемы имели прямоугольную лежачую или квадратную форму. Часто устраивался глухой парапет, имитирующий плоскую кровлю, а также глухие ограждения балконов. На фасадах ряда зданий из плоскости стены выступали лестничные клетки с вертикальным остеклением. В отдельных домах угол здания выделялся его выступом или, наоборот, западом внутрь, надстройкой этажа или приданием ему сложной формы. Так, у упомянутого выше жилого дома по ул. Пушкина в Гомеле (архит. С. Шабуневский и инж. Г. Ханин), имеющем в плане П-образную форму, один угол срезан под углом 45 градусов и приподнят, а второй имеет вид выступающего и приподнятого небольшого цилиндра.

В это время делается попытка найти тип дома, где из жилой ячейки выносят некоторые функциональные процессы в специально предусмотренные общественные помещения. Такие дома получили название домов-коммун.

В 1930-1934 гг. для рабочих вагоноремонтного завода в Гомеле на ул. Комсомольской (ныне ул. Ленина) был построен по проекту архит. С. Шабуневского и инж. Г. Ханина жилой Дом-коммуна (рисунки 3.4, 3.5). Это здание имеет в плане форму вытянутой буквы П и по длине занимает целый квартал. На 2-5 этажах вдоль коридора располагались жилые ячейки, состоящие из двух и трех комнат. На каждом этаже были запроектированы помещения общего пользования:   комнаты отдыха, кухни, кубовые, санитарные узлы. На первом этаже

предусматривались просторный вестибюль, столовая, библиотека-читальня, детское дошкольное учреждение. Хозяйственные помещения — постирочная, сушильная комната, и другие размещались в цокольном этаже.

С 1932 г. в Беларуси ведется интенсивное составление генеральных планов реконструкции и развития городов. Из-за неподготовленности местных проектных организаций наиболее ответственные работы выполнялись в крупнейших проектных институтах страны. Так, генеральный план Гомеля составляется в Гипрогоре РСФСР (Москва, архит. И. Сергеев и др., 1932-1936, 1939-1940).

В годы второй и третьей пятилеток основным видом массового жилищного строительства по-прежнему оставалась индивидуальная застройка, а также возведение жилья на средства государства (рабочие поселки). В большинстве своем они строились параллельно с промышленными предприятиями. Однако в отличие от поселков 20-х годов больше внимания обращается на благоустройство квартир и селитебных территорий.

Многоэтажное жилищное строительство в этот период начинает играть важную градостроительную роль при реконструкции центральных районов крупных городов республики. С начала 30-х годов возведение многоквартирных секционных жилых домов концентрируется на главных магистралях. Ведется, так называемое, «штучное» строительство зданий вместо обветшалых и малоценных строений. Большая плотность существующей застройки вынуждает размещать новые жилые дома по фронту улиц и не позволяет осуществлять комплексную застройку кварталов и их благоустройство. Тем не менее, возведение в это время новых жилых домов наряду с реконструкцией и надстройкой старых сооружений во многом способствовали улучшению архитектурно-художественного облика центра города.

Характерным примером в этом отношении может служить центр Гомеля, второго по величине после Минска города Беларуси. На его главных магистралях размещается ряд крупных общественных и жилых зданий. При этом, если ул. Советская подвергалась в основном реконструкции и в целом сохранила свой прежний облик, то ул. Комсомольская (ныне ул. Ленина) практически была создана заново (рисунок 3.6). Спрямленная и расширенная до 40 м асфальтированная магистраль соединяла две главные площади города — Советскую (ныне имени Ленина) и реконструируемую Привокзальную. Большую роль в новом облике ул. Комсомольской играли капитальные многоэтажные жилые дома, возведенные по проектам архитекторов С. Шабуневского, Н. Маклецовой и инж. Г. Ханина.

Характерной чертой многоэтажного жилищного строительства в 1932-1936 гг. является изменение требований к планировке и благоустройству квартир с целью повышения их комфортности. Увеличиваются площади жилых и вспомогательных помещений, жилые комнаты проектируются, как правило, не проходными. Передняя перестает быть узким коридором, она становится как бы парадным вестибюлем квартиры и соединяется широким проемом с общей комнатой. В квартирах устраивают встроенные шкафы, антресоли, кладовые, а в ряде случаев в наружной стене кухни — холодильные шкафы. Все квартиры оборудуются ванными комнатами, преимущественно с естественным светом. Высота жилых помещений увеличивается с 2,8 до 3,2 м (рисунок 3.7). Характерными примерами в этом отношении

может служить возведенный в 1932-1936 гг. Дом специалистов на 50 квартир в Гомеле (архит. М. Салин) (рисунок 3.8). Объемно-пространственная композиция дома была решена на разности высот средней шестиэтажной части и боковых крыльев в четыре этажа. Повышенная часть здания, план которой построен на чередовании угловых и рядовых секций, образовывала открытый парадный двор с партерной зеленью. По центру здания на высоту двух этажей был устроен парадный проход во двор. Пластика фасадов достигалась лаконичными средствами, хорошо дополняющими общий композиционный замысел.

Последние пять предвоенных лет отмечены напряженными поисками рациональных и экономичных типов жилых секций и целых домов. Так, в соответствии со специальными решениями правительства БССР в Белгоспроекте были разработаны типовые проекты жилых домов на 8, 12 и 24 квартиры. В этих проектах полностью исключались четырехкомнатные и за этот счет было увеличено число двухкомнатных квартир. При этом, несмотря на сокращение полезной площади, в квартирах сохранялся полный набор подсобных помещений.

Наибольшее распространение получил проект 24-квартирного четырехэтажного дома с магазином (архит. Н. Маклецова). Для этого жилого дома была разработана и применена трехквартирная секция 3-3-2, в которой жилая площадь оставалась достаточно большой, например, в трехкомнатной она составляла 52,5 кв. м (рисунок 3.9). Тем не менее, в этом доме была достигнута экономия кубатуры (около 30 %) по сравнению с ранее строившимися жилыми домами. Это достигалось за счет выхода на лестничную площадку трех квартир вместо двух, уменьшения количества жилых комнат, сокращения площади вспомогательных помещений, а также рациональной планировки квартир. Удачное решение фасада позволило использовать этот типовой проект на ответственных магистралях городов, например, на улице Комсомольской в Гомеле.

В конце 30-х годов по примеру реконструкции ул. Горького в Москве в Беларуси получил признание ансамблевый принцип организации жилой застройки на реконструируемых магистралях. Вслед за первым опытом в районе Круглой площади проектируются жилые кварталы на Привокзальной площади в Минске, застраиваются некоторые участки улиц Комсомольской и Кирова в Гомеле.

Жилищное строительство в первое послевоенное десятилетие (1944-1955)

В чрезвычайно трудных и сложных условиях предстояло возрождать республику, необходимо было в кратчайшие сроки ликвидировать последствия войны, восстановить и обеспечить дальнейшее развитие народного хозяйства.

Возрождение жилого фонда началось сразу после освобождения городов и поселков республики от фашистских оккупантов. Первым мероприятием в этом направлении было восстановление пострадавших от пожаров жилых домов, остовы которых достаточно хорошо сохранились. Кроме того, в крупных городах учитывалось местоположение отстраиваемых коробок зданий, с тем, чтобы в последующем они не мешали осуществлению работ по реконструкции районов.

Архитектура фасадов изменялась за счет освобождения их от нагромождения излишних деталей и придания им более строгих форм. Это достигалось путем введения в плоскость стены пилястр, карнизов и других сравнительно простых классических элементов. Кроме того, была упорядочена система оконных проемов и входов в здания. В некоторых случаях устраивались балконы. На таких принципах были восстановлены ряд домов по улицам Советской, Пушкина, Кирова в Гомеле.

В короткие сроки для большинства городов и многих районных центров были разработаны и к 1950 г. утверждены генеральные планы. Общим для всех послевоенных генеральных планов восстановления и развития белорусских городов является дальнейшее уточнение и развитие принципов функционального зонирования территорий, их благоустройства и наилучшего использования природных факторов. Комплексно решались социальные, экономические, технические, гигиенические и эстетические задачи, которые определяли четкое выделение селитебных, промышленных, коммунально-складских и транспортных зон. При этом первостепенное значение уделялось вопросам размещения производственных предприятий и жилых районов.

В первое послевоенное десятилетие государство широко поощряло индивидуальное жилищное строительство. Основными типами зданий для индивидуальной застройки, как и в довоенный период, были одно- и двухквартирные дома. Среди всех видов жилищного строительства в первое послевоенное десятилетие наименьший объем занимали здания свыше четырех этажей. Особенно ограниченным было многоэтажное строительство в годы четвертой пятилетки, но постепенно, с начала 50-х годов, его масштабы расширяются.

Несмотря на известные просчеты, опыт жилищного строительства Минска и в первую очередь Ленинского проспекта широко использован в застройке главных магистралей областных центров и других крупных городов республики.

То же можно сказать о характере реконструкции Гомеля. Если на одной из главных улиц города — Советской, в основном восстанавливались сохранившиеся остовы старых зданий, то застройка ул. Комсомольской (ныне ул. Ленина) практически полностью осуществлена заново в первое послевоенное десятилетие. Здесь без должной взаимосвязи и согласованности было возведено большое количество многоэтажных жилых домов по проектам архитекторов Б. Борисова, В. Ждановича, В. Короля, Н. Калиниченко, Ш. Хинчина (рисунки 3.10, 3.11). Главная причина сложившегося положения заключается в том, что в проекте планировки и застройки центра Гомеля (архитекторы М. Томах, А. Тарасенко, Э. Эстулин, 1949) были недостаточно проработаны композиционные и архитектурно-художественные вопросы.

Многоэтажные жилые дома в первое послевоенное десятилетие возводились, главным образом, по индивидуальным проектам. Авторы, используя готовые типовые секции, сосредоточивали основное внимание на фасадах зданий. Широко использовались декоративные средства архитектурной классики — сложные карнизы, балюстрады на парапетах и балконах, сандрики и профилированные наличники, пилястры и колонны, мощная рустовка стен, облицовка цоколей полированным гранитом и т. д. Применялись даже чисто формальные приемы, такие, как устройство лоджий на несколько этажей или балконов-галерей на длину всего дома. Даже такие характерные для жилья элементы, как эркеры и балконы, часто использовались только из композиционных соображений.

В первое послевоенное десятилетие в жилищном строительстве отчетливо прослеживаются большие количественные и качественные изменения. Из года в год увеличиваются масштабы и темпы ввода новой жилой площади, постоянно возрастают степень капитальности зданий, уровень комфортности квартир, инженерного оборудования, благоустройства и озеленения селитебных территорий, организации системы культурно-бытового обслуживания населения.

Период массового жилищного строительства (1955-1979)

Прогресс архитектуры в нашей стране, пожалуй, ярче всего отражается в массовом жилищном строительстве, которое всегда являлось приоритетным. По мере роста экономического могущества страны из года в год увеличиваются капиталовложения, в результате чего непрерывно возрастают масштабы и темпы жилищного строительства. Это стало возможным благодаря переходу на индустриальные методы строительства. В середине 50-х годов правительство принимает ряд постановлений и намечают конкретные мероприятия по коренной реорганизации архитектурно-строительного дела в стране. Особое внимание уделялось повышению строительных, эксплуатационных качеств и экономичности сооружений, максимальной типизации планировочных решений и индустриализации всех видов строительного производства на основе применения унифицированных сборных элементов и широкого внедрения конструкций из сборного железобетона и новых материалов, совершенствованию технологии их изготовления, а также полной ликвидации излишеств в градостроительстве и архитектуре.

Большую роль в успешном решении жилищной проблемы сыграли радикальные изменения в области градостроительства. Были сформулированы основные принципы развития структуры города с четким зонированием территорий, где выделялись комплексные промышленно­селитебные районы, жилые районы и микрорайоны, организовывались удобные связи с дифференцированными подразделениями уличной сети, создавалась целостная система общественных центров, культурно-бытового обслуживания, благоустройства, зеленых насаждений и т. д. Структура жилых образований в отличие от прошлых лет складывалась не из отдельных мелких кварталов, а формировалась в виде укрупненных единиц — микрорайонов. В результате этого в современных условиях значительно расширились границы понятия «жилище». Оно стало комплексным и наряду с индивидуальной жилой ячейкой включает всю сложную совокупность общественного обслуживания.

Рассматриваемый период развития жилищного строительства условно можно разделить на ряд этапов, которые обусловливались решением конкретных задач, стоящих перед этим видом зодчества исходя из народнохозяйственных планов общего развития экономики и культуры республики и страны в целом и, вместе с тем, были связаны с развитием материально­технической базы строительства.

Первый этап (1955-1958) является переходным, поскольку в это время ведется подготовка к повсеместной индустриализации массового жилищного строительства на основе типовых проектов. В эти годы отказываются от фронтальной застройки магистралей и мелких кварталов малоэтажными зданиями и переходят к организации жилых территорий из укрупненных кварталов площадью 7-16 га.

На втором этапе (1959-1964) в республике начинают в широких масштабах возводить жилые дома в виде крупных градостроительных комплексов — микрорайонов — с максимальной заводской готовностью на основе полной стандартизации конструктивных элементов и типизации архитектурно-планировочных решений.

Третий этап (1965-1970) — это время, когда на основе накопленного опыта совершенствуются конструктивные решения и производство строительных зданий. В эти годы снимаются ограничения на этажность застройки, конкретизируются формы организации системы культурно-бытового обслуживания и осуществляется переход от строительства разрозненных микрорайонов к более крупным образованиям — жилым районам.

Четвертый этап, начавшийся с 1971 г., характеризуется постепенным отказом от примитивных прямоугольных форм и жестких схем планировочной организации жилых домов с повышением общей комфортности жилых ячеек.

Начиная с 50-х годов проектными организациями Госстроя БССР проводиться большая работа по корректировке и созданию новых генеральных планов городов республики, которые отличаются от предшествующих комплексным подходом к решению градостроительных задач. Ведущим принципом является уточнение и определение перспектив дальнейшего развития градоформирующей базы, рационального использования городских территорий, создания компактных населенных мест с четким зонированием промышленных и селитебных территорий.

Уже в 1955-1957 гг. в градостроительной практике республики осуществляется переход к жилищному строительству в виде укрупненных отдельных и групп кварталов, объединенных главной улицей.

Принципы микрорайонирования в организации селитебных территорий быстро завоевывают признание и получают широкое распространение в массовом жилищном строительстве в городах республики. Для этой цели сначала наиболее часто выбирались свободные участки в непосредственной близости от существующей застройки. Такой прием был экономически наиболее целесообразным, так как не требовал сноса строений, а близость инженерных коммуникаций и транспортных подъездов значительно облегчала подготовку территорий. Примером может служить микрорайон по Речицкому шоссе (архит. И. Бурлака) в Гомеле. В особую группу следует выделить микрорайоны, возводимые на реконструируемых территориях вместо малоценной деревянной застройки. В качестве примера можно назвать микрорайон Фестивальный в Гомеле (архит. Л. Тамков и др.).

Постепенно такой принцип организации селитебных территорий приобретает большое распространение — жилые районы по Речицкому шоссе и улице Советской, район «Волотова».

В 60-70-е годы наиболее значительное жилищное строительство в Гомеле осуществляется в юго-западной части города. Здесь в 1961 г. вдоль Речицкого шоссе было начато строительство первого микрорайона (архит. И. Бурлака). Затем началось возведение группы микрорайонов (архитекторы И. Бурлака, Л. Стукачев, В. Загребельный и др.), образующих два крупных жилых района. Они соединяются между собой городскими магистралями — ул. Барыкина и Речицким шоссе, а также магистралью районного значения — ул. Быховской.

В соответствии с генеральным планом развития Гомеля и схемой размещения массового жилищного строительства другой большой жилой массив сформировался в южной части города – по ул. Советской. Для выявления характера объемно-пространственной композиции и

функциональной организации района в 1963 г. был проведен республиканский конкурс, на основе материалов которого Гомельским облпроектом (архит. Е. Козлов) был разработан проект планировки и застройки этого массива. Здесь, как и при формировании жилых образований других городов республики, за исходную единицу членения селитебных территорий принят микрорайон.

Основную застройку составляют пяти- и девятиэтажные крупнопанельные и кирпичные жилые дома. С начала 70-х годов в районе стали возводить 12-, а в отдельных случаях и 16-этажные здания, что позволило значительно обогатить силуэт застройки. В отдельных случаях постановка точечных жилых домов создала весьма эффектные, запоминающиеся перспективы, облегчающие восприятие общей планировочной структуры района.

Одним из актуальных вопросов развития Гомеля в этот период являлось использование для нового строительства территорий, ранее считавшихся непригодными для этой цели. В Гомеле, в одном из первых городов СССР, приступили к широкому освоению пойменных участков вдоль берега реки Сож. Учитывая конкретную градостроительную ситуацию, здесь для размещения массового жилищного строительства был принят метод сплошного намыва территории под дальнейшую застройку. Таким является район Волотова, проект застройки которого разработан в Гомельском облпроекте архитекторами Л. Потаповым, Л. Стукачевым, А. Подобедовым, С. Кривошеевым и др.

Наличие обширной акватории в пределах района, удачное раскрытие его в сторону реки в сочетании с естественными зелеными массивами, а также продуманная группировка жилых зданий создали предпосылки формирования здесь своеобразного в архитектурно-художественном и композиционном отношениях жилого массива.

Поэтому уже в 60-х гг. Гомельский филиал Белгоспроекта приступил к разработке нового проекта планировки города, который в 1963 г. был одобрен Госстроем и утвержден Советом Министров Белорусской ССР. Он решал основную задачу — приведение планировочной структуры города в соответствие с требованиями новых градостроительных норм, принципами градостроительной науки и практики планировки городов СССР. Развитие города в этот период намечалось одновременно на свободных и реконструируемых территориях, со сплошным сносом существующего индивидуального жилого фонда. Размещение промышленных объектов предусматривалось, главным образом, в сложившихся промрайонах — Северном, Сельмашевском, Западном и Новобелицком. Функциональное зонирование предусматривало удобную и кратчайшую связь селитебной территории города с местами приложения труда и зонами кратковременного отдыха, рекой Сож и её пойменными территориями. Селитебная территория членилась на 6 планировочных районов.

Таким образом, генеральный план 1964 г. создал надежный градостроительный фундамент функционального зонирования территорий и планировочной структуры города, что обеспечивало поступательное развитие города. Однако реализация запланированного показала, что и здесь не во всем удалось избежать ошибок предыдущего проекта.

Учитывая это, Гомельский филиал Белгоспроекта в 1968 г. разработал «Технико-экономические обоснования возможности использования пойменных территорий реки Сож для массового жилищно­гражданского строительства в г. Гомеле». Основной вывод, сделанный в этой работе, определял градостроительную целесообразность использования обширных малоиспользуемых в сельскохозяйственных целях пойменных территорий в северо-восточном и юго-западном районах.

Наметившиеся резкие темпы роста моторизации городов вызвали необходимость разработки мероприятий по организации безопасного транспортного и пешеходного движения, приведения транспортной системы в полное соответствие с его планировочной структурой. Так появилась «Комплексная транспортная схема города», а на её основе — корректуры генерального плана. Точнее, разработки нового, поскольку выявилась необходимость пересмотра архитектурно-художественных принципов формирования города с учетом передовых тенденций урбанистики того времени. Для решения этой проблемы в начале 70-х гг. из многих городов Союза были приглашены квалифицированные кадры архитекторов, транспортников, сантехников и т. д. Под эгидой Облпроекта они разрабатывают очередной генплан. Он опирается на «Технико-экономическое обоснование использования обширных пойм для массового жилищного строительства». За прогнозируемый срок был принят 2000 год с населением города 620 тыс. чел.

Авторам пришлось решать уникальные для того времени проблемы, с которыми они успешно справились. В 1974 г. генплан был утвержден.

Важнейшей особенностью разработанного генерального плана города являлся принятый в нем подход к планировочной организации территории — преобразование сложившейся структуры его застройки в структуру, отвечающую современным и перспективным градостроительным требованиям на основе постепенной, поэтапной ее реконструкции.

Впервые в республике в генеральном плане решены вопросы использования пойменных и заболоченных территорий для развития городской застройки. О масштабности этих работ говорит тот факт, что из общей площади осваиваемых городом территорий более 70 % составляют пойменные, две трети которых находятся в городской черте.

Освоение этих территорий позволило приблизить жилую застройку к реке, в результате чего преобладающее количество гомельчан может проживать в пределах получасовой пешеходной доступности от городских зон отдыха. Создаются реальные условия для развития зеленых насаждений и ввода их, в совокупности с системой проточных водоемов, непосредственно в жилую зону, что значительно улучшает ее микроклимат и условия проживания.

В планировочной структуре города река Сож с ее пойменными территориями является главной композиционной осью — водно-зеленым диаметром с системой городских и районных парков. Вокруг неё формируется вся городская застройка, ее селитебная и промышленные зоны.

В последующем генеральный план подвергался корректировке. К этой работе привлекался республиканский институт БелНИИПградостроительства, который выполнил технико-экономическое обоснование территориального развития города.

В связи с увеличением темпов роста жилищного строительства в республике среднегодовой ввод жилья для г. Гомеля составляет 500 тыс. м2/год. До 2020 г. необходимо ввести 6000 тыс. м2 общей площади. При строительном зонировании: 70 % — многоквартирная застройка; 30 % — усадебная застройка. Многоквартирный жилой фонд составит 4200 тыс. м2, усадебный — 1800 тыс. м2.

Учитывая дефицит территорий, примыкающих к городской черте и наименее ценных для сельскохозяйственного использования, рекомендуется использовать высокоплотную многоэтажную застройку, в среднем 6000 м2/га. В этом случае под многоквартирное жильё, с учетом прокладки магистральных улиц и организации общественных центров, необходимо около 700 га. В существующей городской черте территориальный ресурс составляет порядка 350 га: район «Новобелица» — 125 га; район д. Якубовка — 70 га; район д. Волотова — 35 га; на намыве (до 2020 г.) — 100 га. При плотности жилого фонда 5000 м2/га здесь можно построить 1750 тыс. м2 жилья для 70 тыс. чел. Современная городская застройка сформирована на основании воплощения генеральных планов 1974, 2003 годов.

Автор: И.Г. Малков
Источник: Гомель — древний и современный. Архитектура и ее создатели: [монография] / И. Г. Малков, И. И. Малков; М-во образования Респ. Беларусь, Белорус. гос. ун-т трансп. — Гомель: БелГУТ, 2014. – С. 35-44.