Жемчужины нашего Полесья

0
1468
Милоградская культура, территория проживания

Кельтское поселение па берегу Днепра?

Есть в Белорусском Полесье, на живописном правобережье Днепра, поселок Милоград. По полному праву его можно считать одной из самых ярких жемчужин Южной Беларуси. Поселок стоит на высоком днепровском берегу, внизу – залитая яркой зеленью речная пойма. Здесь, в привольной долине, неспешно несет свои воды великая река. Хотя, глядя на нее в этом месте, трудно сказать, что Днепр – это 3-я по величине река Европы. Но тут, на территории Беларуси, величественный Днепр еще сдержан в своей мощи. Тысячами полесских ручьев, лесных речушек и ключей он только набирает свою силу, что бы в скором времени, вырвавшись на степные просторы Украины, могучим потоком устремиться к Черному морю. Старинный Борисфен с древнейших времен связывал нашу территорию с другими станами и народами, служил мостом, по которому к нам доставлялись новейшие достижения цивилизации того времени, которые наши предки меняли на щедрые дары своего края. По нему уже в начале нашей эры возили и прибалтийский янтарь, и египетские бусы, и китайскую посуду (Китай и тогда уже был, кстати, экономическим гигантом!). Днепр помогал поддерживать общение, он поил и кормил, и защищал от врагов, если было надо. Не случайно в фольклоре и поэзии восточных славян Днепр, наряду с Дунаем и Волгой, самая почитаемая река. Многие цивилизации, культуры и народы сложились на берегах Днепра и вобрали в себя силу и красоту этой величавой реки.

К древнейшим поселениям Беларуси относится и Милоград. Каково же происхождение этого названия? На первый взгляд кажется, что все очень просто. Вообще-то, даже не специалист может сказать, что топоним «Милоград» – очевидно славянский. «Мило» – значит «милый», «хороший», «любимый», т.е. «милый город», «любимый город», и т.п. Рискнем предположить, что в старославянских языках слово «милый» могло быть синонимом слова «избранный». В средние века в Болгарии, Сербии, Боснии действовало религиозное движение «богумилов», т.е. «милых богу». Что в классической библейской версии аналогично «богоизбранным». Возможно, в первоначальном значении и Милоград понимался как «Избранный город», или даже «Град Избранных». Последнюю версию можно допустить, если предположить, что Милолград был, скажем, крупным сакральным центром древности и местом пребывания жрецов. «Избранность» Милограда могла иметь место также в том случае, если здесь находилась военно-политическая элита племени или племенного союза. Все эти гипотезы имеют право на существование, если учесть размеры первого древнего городища, раскопанного здесь археологами и давшего названии – все же не случайно! –целой археологической культуре – милоградской. Но о ней – чуть позже.

А еще Милоград мог означать, что городок принадлежал или был основан неким Милом, Милошем (распростаненное среди южных славян имя –Милош Обилич убил турецкого султана Мурада I на Косовом поле), Миланом. А вот тут – стоп. Дело в том, что поселение на этом месте было основано значительно раньше, чем здесь появляются собственно славяне. Рассказ о сложной этнической истории края – еще впереди, но в любом случае, только сменившую милоградцев зарубинецкую археологическую культуру ( и то только некоторые исследователи !) относят к праславянской. Вопрос же об этнической принадлежности милогадцев до сих пор остается открытым. Некоторые ученые предполагают, что милоградская культура могла быть связана с кельтским миром. Кельты (галлы) в то время расселялись в Европе на огромных пространсвах от Северной Италии и Франции до Вислы и Карпат. Потесненные кочевниками-киммерийцами, они вполне могли переместиться и в этот регион. Правда, археологический материал не дает оснований отождествлять милоградскую материальную культуру с кельтской. Однако она и находилась под несомненным сильным влиянием латенской (кельтской) культуры. Существует также версия, что только элита милоградцев, например, могла быть кельтского происхождения. А раз так, то и первоначальное название городища могло быть… ну, скажем, «Милан». Как кельтский Милан (Медиолан) в Северной Италии! А топонми «Милоград» стал его последующей славянской интерпретацией, или даже калькой. Хотя, конечно, в таком предположении пока что больше фантастичности… Так что зарубежные гости, окажись здесь французы, итальянцы и ирландцы или шотландцы, могут узнать в современных милоградцах своих далеких-далеких предков! Да и в этногенезис польского народа кельты привнесли немалое влияние… Все это говорит только о том, как тесна, на самом деле, старушка-Европа.

Впрочем, если подходить к делу со строго научной точки зрения, чересчур увлекаться «сравнительной» топонимикой не следует. Как ничто другое, созвучие различных географических названий дает самое необъятное поле для различных спекуляций. Результата можно добиться, лишь сопоставляя лингвистические данные с археологическими находками, письменными источниками и историческим анализом.

Милоградцы – загадки древней цивилизации…

В 1951 г. начала свою работу Славянская экспедиция Института археологии Академии Наук СССР. Само создание этой экспедиции, возможно, было связано с определенными изменениями в идеологии позднего сталинизма, где на смену социальному радикализму первых послереволюционных лет стали приходить государственнические, в т.ч. и национал-коммунистические и славянофильские мотивы. Последние отражали двойственное значение Российской империи, а затем и Советского Союза, для славянского мира. Для одних – освободители, для других – поработители, и т.д. Как бы там ни было, но и в годы Второй мировой войны, и с образованием народных Польши, Болгарии, Чехословакии, Югославии, славянское братство стало вновь актуальным. И искать славянские корни в глуши Полесья, предполагаемой прародины славян, и отправилась экспедиция АН СССР во главе с членом-корреспондентом оной П.Н. Третьяковым.

В 1952г участники этой экспедиции Ю.В. Кухаренко и О.Н. Мельниковская начали раскопки под Милоградом. Исследования, проведенные в последующие годы Гомельским археологическим отрядом под руководством Мельниковской на этом месте, а так же в Горошкове, Мохове, Глыбове, Борхове, Колочине и др. местах, дали потрясающие результаты. Здесь была открыта новая, ранее неизвестная археологическая культура, получившая название милоградской.

Милогрдское поселение датируется 4-3 ст. до н.э. – 2 ст. н.э. Городище, как и многие укрепления того времени, находилось на мысу коренного берега Днепра. Река и ее кручи, в данном случае, выступали как естественные защитники поселения. Имело наружную линию укреплений и выделенный валами внутренний участок, где, собственно говоря, и располагалось поселение. Площадь городища 10 тыс. кв.м., из них примерно 4 тыс. занято жилой частью. Культурного слоя на внешней площадке городища нет. При раскопках на этой части, кроме следов укреплений по краю городища, ничего обнаружить не удалось. Раскопки проводились в 1952 г. Ю. Кухаренко, в 1955, 1957-1958, 1961 гг. О. Мельниковской. В 1964 г. городище обследовал Л.Д. Поболь, а в 1976 г. – Г.В. Штыхов. Всего на городище вскрыто 800 кв.м. Культурный слой средней мощности в 0,5 м однороден по строению, не расчленяется на слои и не имеет прослоек, сравнительно насыщен керамикой и отдельными вещами. Однако его характерная особенность – небольшое количество найденных здесь костей животных.

Городище в Милограде трехугольной формы, жилая часть имеет П-образный вал высотой 2 м. Исследованы оборонительные сооружения в западной части городища. Край площадки тут более высокий, по нему проходила насыпь древнего вала. Параллельно склону находилось 3 канавы. Раскопками установлено, что первоначально были построены укрепления, которые ограждали мыс от плато, а несколько позднее – более мощные валы, которые отделяли жилую площадку. Характерно, что в Милограде внутреннее основание и склоны валов обжигались для большей прочности. Вдоль внутреннего подножья вала шла линия столбов. С западной стороны находился вход на городище. Культурный пласт на жилой площадке 0,5 м. В Милограде выявлены остатки 10 жилищ столбовой конструкции, которые размещались вдоль внутреннего склона валов и местами подходили к их основе, и хозяйственных построек. Они были круглые в плане, диаметром 7 м. Круглые милоградские жилища имели плетеные или бревенчатые стены, но без глиняной обмазки, столь характерной для пришедших им на смену зарубинцев (вот откуда, возможно, идет традиция знаменитых украинских хат-«мазанок»!). При сторительстве дома применялся центральный несущий столб. Подобный опорный элемент – столб с раздвоенным концом под названием «соха», до сих пор встречается в Речицком районе в некоторых хозяйствнных постройках. Очаг в милоградских жилищах распологался, как правило, в центре дома. Любопытно, что «курные» хаты с «огнищем» в центре встречались в Речицком и Мозырском уездах еще в XIX в. Вход в милоградское жилище был расположен с восточной или юго-восточной стороны. На городище найдены серпы, глиняные пряслица, тигли, бронзовые перстни, височные кольца, фибулы, подвески, зернотерка, лепная посуда. Попадается и керамика с штриховкой орнаментального характера

К севру от городища, за его валами, О. Мельниковской в 1955г было также вскрыто селище, площадью 300 кв.м. Для милоградских поселений очень часто было характерно именно такая особенность – укрепленные городища и соседствующие с ним неукрепленные селища. Здесь в культурном пласте 10-15 см была найдена милоградская и зарубинецкая посуда, выявлены остатки жилищ с поздним милоградским комплексом вещей и зарубинецкой керамикой.

Материалы этих исследований хранятся в Институте археологии АН в Москве.

В окрестностях имеются также другие городища. В Володарске, Горвале. В Береговой слободе – курганный могильник. Городище в Горвале, с которыцм в последующем столь тесно была связанв и судьба Милограда – за 1,5 км на юг от самого населенного пункта Горваль. Треугольная площадка, площадью 600 кв.м. Со стороны поля укреплена площадкой высотой 1,5 м, длинной 25 м и рвом глубиной 5 м. Культурный пласт 0,6 м. Люди жили здесь с глубокой древности – в центре самого Горваля обнаружена стоянка эпохи неолита. В центре сельсовета Глыбове – городище т.н. «болотного» типа, в отличии от Милограда –«мысового». Дело в том, что в период, когда на нашей земле жили древние милоградцы, тогдашний климат отличался от современного. В раннем железном веке здесь господствовал суббореальный климат, значительно более сухой. Там, где позже, да и ныне простираются болота, в то время была вполне доступная для человека местность. Характерно, что смена милоградской культуры на зарубеницкую происходило одновременно со сменой климата – наступлением субатлантического периода. В зарубеницкой культуре «болотных» поселений уже нет. Кстати говоря, для тогдашних жителей наши полесские болота, о сохранности которых теперь пришло время побеспокоиться, представляли не просто т.н. «природу» где хоршо отдвыхается современному жтелю на пикниках, а являлись еще и источником повышенной опасности. И не только из-за зыбучих трясин, в которых погибали, по неосторожности, и люди, и животные. Заболоченная местность давала повышенную влажность, и следовательно, здесь распространялись и различные инфекционные заболевания. Для людей того времени, живущих, что говориться, прямо на лоне природы, состояние окружающих воздуха и воды были весьма весомым фактором.

Вот почему все же высокое днепровское правобережье, естественные мысы и возвышенности становились тогда излюбленным местом поселения. Милоградская культура занимала весьма обширную территорию. Ее западная граница проходила в р-не реки Горынь, восточная достигала Новозыбкова, северная граница проходила несколько южнее Слуцка, Бобруйска и Рогачева, на юге же поселения милоградцев занимали широкие пространства Волынского Полесья, Киевщины и Черниговщины, вплоть до границы лесостепной зоны, где уже жили племена скифской культуры.

Между тем, одним из центров милоградского ареала была современная территория Речицкого Полесья. Дело в том, что наиболее плодородные почвы Южной Беларуси находятся на правобережье Днепра, от Речицы до Лоева. Там больше всего и встречается милоградских памятников. При том, что общая площадь культуры в Беларуси составляет 40 тыс. кв.км.

Развитие земледелия – великая движущая сила любой цивилизации, любой культуры того времени. Пшеничный колос наполнял силой руки и воина, и пахаря, поддерживал искусство ремесленника, давал возможность творить интеллектуалам и художникам того времени. Каков был характер земледелия в древнем Милограде. Некоторые исследователи предполагают, что оно было подсечно-огневым. Т.е. деревья подсекали, подрубали и ждали, пока они засохнут, а затем сжигали. Потом данный участок надо было расчистить, выкорчевывать пни и т.д. Процесс, как видно, очень трудоемкий. Не случайно слово «деревня» некоторые авторы склонны объяснять как «место, вырванное из-под леса, деревьев, дебрей». А самое главное, удобренный таким образом (золой сожженных деревьев) участок долго использовать было нельзя, почва здесь быстро истощалась. И в скором времени приходилось приступать к новой расчистке. Но одна из наиболее авторитетных исследователей милоградской культуры О. Мельниковская предполагает, что у милоградцев было не столь примитивное, а относительно развитое пашенное, переложное земледелие. Одним из доводов в подтверждение этого служит то обстоятельство, что на юге милоградцы очень тесно соседствовали на юге (южная граница доходила до Винницы) со скифами-пахарями. Местами их территории просто вклинивались друг в друга. Соседство это было, очевидно, не всегда мирным, но вот разные навыки и умения они друг у друга, так или иначе, перенимали. А поскольку скифы были искусные земледельцы и даже снабжали хлебом греческие колонии в Причерноморье, а через них – и саму Элладу, то есть все основания предполагать, что от них наши далекие предки вполне могли перенять технологию пашенного земледелия. К тому же, на большинстве поселений жили по 300-400 лет. По крайней мере, на милоградских поселениях найдено просто огромное количество ям и погребов, многие из которых явно использовались как зернохранилища. Найдены здесь и зернотерки, серпы, косы и др. сельскохозяйственные орудия.

Впрочем, в некоторых ямах были открыты и другие, более зловещие находки. Но об этом – чуть позже…

Милоградцы были также и умелыми животноводами. Разводили крупный и мелкий рогатый скот. И лошадей. Более того, у милоградцев существовал настоящий культ лошади. Об этом свидетельствуют глиняные фигурки животных, подавляющее большинство которых изображает лошадей. Симптоматично, что на тех поселениях, где не найдено костных останков животных, нет и фигурок, изображающих лошадей. Изображение животных роднит милоградцев с южными, в т.ч. скифскими, культурами. В памятниках лесной зоны подобное явление – редчайшее исключение!

Лошади милиградцев были мелкими, низкорослыми. Зато, скорее всего, весьма неприхотливыми. Очевидно, их прямым предком был тарпан – дикая лесная лошадь, водившаяся в Беларуси еще в XIX в. Найдены на городищах и элементы конской сбруи и снаряжения. Известна милоградцем была и собака. Их верный помощник на охоте и на пастбищах по своему типу приближался к современной лайке. По большему количеству домашних животных милоградская культура близка к южной лесостепи и резко отличается от северных территорий (культуры штриховой керамики Центральной и Северной Беларуси).

Развитое земледелие с образованием избыточного продукта, позволяло милоградцам заниматься и ремеслом, и торговлей. Торговый обмен велся с югом, по Днепру через скифские степи, и с западом, по Припяти. Милоградцы могли поставлять продукты своего сельского хозяйства, бортничества, охоты (Мельниковская, правда, отрицает массовую добычу милоградцами пушнины), приобретать изделия из металла, особенно цветного, стекла, ткани и т.д. Однако и у самих милоградцев вполне было налажено производство металлических изделий. Благо болтной руды, из которой кричным способом добывалось железо, в Полесье хватало (многочисленные встречающиеся здесь Рудни – тому свидетельство). Для милоградцев вообще характерно обилие металлических изделий, в т.ч. и из железа. Это отличает их от более бедных северных регионов. Характерно, что по направлению с севера к югу материальная культура становится все более богаче и разнообразнее. На милоградских городищах найдены железные топоры – проушные и топоры-кельты, горбатые ножи, бритвы, бронзовые колокольчики, железные кольца конского убора, височные кольца, железные или бронзовые трехугольные или трапецевидные подвески.Эти подвески, с петлей или отверстием в верхней части, иногда орнаментированные ординарной или 2-мя линиями, лучеобразно расходящимися вниз, близки к украшениям современных гуцулов (кельты?), фибулы латенского типа, булавки и мн.др.

Очень немного орудий из кости и рога – развитая местная металлургия и связи с другими странами делало их употребление излишним. Однако среди находок попадаются и каменные топоры – как вторично использовавшиеся еще со времен бронзового века, так, возможно, и вновь изготовленные. По крайней мере, на Милоградском городище была найден и заготовка для каменного топора. Мелкие же кремневые орудия, скорее всего, использовались в культовых целях. Возможно, как, впрочем, и крупные каменные топоры – так, у викингов судебные поединки долгое время велись с помощью каменных топоров, дубин и т.д. – этот вид оружия считался наиболее естественным, сакральным и т.д.

Вооружение же милоградцев, хоть и не является самым совершенным для своего времени, тем не менее, представлено достаточно широко. Оно носило, в большинстве случаев, универсальный характер – те же топоры или горбатые ножи могли использоваться как в бою, так и для хозяйственных работ, лук со стрелами и копья –были хороши и на войне, и на охоте. К чисто боевому оружию следует отнести следующие находки: скифский железный меч – знаменитый акинак с загнутыми вверх концами навершия, железный меч с кольцевидным навершием, большой бронзовый кинжал, и с определенными оговорками, дротик с узким листовидным плоским пером IV-III в. до н.э. Наличие акинака говорит о том, что военное дело у милоградцев находилось, без сомнения, под сильным скифским влиянием. Вероятно. милоградцы могли заимствовать у скифов – весьма грозных воинов того времени, не только вооружение, но и элементы их военной тактики. Не имея возможности создать в своей лесной зоне многочисленную конницу на скифский манер, они вполне могли перенять у степных воинов массированное применение луков как в обороне, так и в наступлении. По крайней мере, многочисленные находки наконечников стрел свидетельствуют в пользу этой версии. На милоградских городищах найдены наконечники стрел 2-х основных разновидностей – наконечники местных типов и скифские. Местные типы имеют наконечники трехугольной, ромбической, трапецевидной формы и предназначены для охоты на пушного зверька. Как прнавило, они без черенка. Скифские наконечники – боевые, трехгранные или трехлопастные, втульчатые.

Определенный интерес представляют милоградские горбатые ножи. Длина их клинков составлят от 7 до 20 см, сами ножи имеют характерную форму – выгнутую, «горбатую» спинку, в некоторых случаях – вогнутое лезвие. Кинжалы и мечи с вогнутым лезвием были весьма широко распространеы в античную эпоху в Средиземноморье и дошли до нашего времени в виде известного турецкого ятагана. Горбатые ножи милоградцев также, если это позволял их размер, могли использоваться как боевое оружие. Реконструкция такого ножа, сделанная с находки на территории Речицкого района, экспонируется в зале №1 Гомельского областного музея военной славы.

Кстати говоря, у скифов мечи-акинаки были объектом культового поклонения. Причем культ этот носил весьма жестокий характер. Античные авторы сообщали, что в своем святилище скифы приносили акинаку кровавые человеческие жертвы. О религиозных верованиях милоградцев мы знаем не так много, но определенные археологические данные позволяют полагать, что некоторые обряды милоградцев так же сопровождались человеческими жертвоприношениями и даже ритуальным каннибализмом! По Мельниковской, в милоградских ямах, использовавшихся в культовых целях, нередки находки человеческих останков вместе с костями животных и краской. Впрочем, в советской литературе об этих мрачных обычаях предпочитали не упоминать, у той же Мельниковской вскользь делается несколько замечаний о случаях андропофагии у милоградцев. Гомельский археолог А.И. Дробышевский, исследовавший милогадские памятники в р-не Уварович, обнаружил берцовые человеческие кости, расщепленные вдоль – очевидно, с целью изъятия костного мозга. По его предположению, данный случай каннибализма носил ритуальный характер, известный по этнографическим наблюдениям у некоторых примитивных народов еще в новое время. Также известны милоградские украшения- амулеты, изготовленные из человеческих костей – подвеска из просверленного эпифиза человека, обточенный кусок черепа человека. Наряду с клыками и когтями животных они использовались для отпугивания злых сил, и надо полагать, для привлечения добрых. Возможно, все было, как в песне Высоцкого про аборигенов и Кука – не исключено, что обладатель черепа, из которого сделали амулеты, отличался весьма высоким интеллектом. Во все времена это могло быть чревато весьма печальными последствиями для носителя оного…

Люди, приносившиеся в жертву, относились либо к соплеменниками, совершившими какие либо преступления или тяжелые проступки, либо же наоборот, к лушшим – иногда в жертву приносили самых красивых девушек и юношей. Языческим божествам ведь не подобало пользоваться худшим. При этом родители отданных в жертву гордились своими детьми, возложенными на алтарь «общекго блага» своего рода или племени! Жертвы могли приноситься и из числа военнопленных, захваченных во время столкновений с соседними племенами (подобные захваты, у некоторых народов превращавшиеся в специальную «охоту», крайне реалистично показаны в «Апокалипсисе» Ричарда Гира). Для милоградцев, например, такими племенами могли быть люди культуры штриховой керамики, жившие на белорусских территориях, лежащих севернее. То, что отношения с «штриховиками» отличались, мягко говоря, напряженностью, следует уже хотя бы из того, что у северной границы милоградских земель почти все поселения носят укрепленный характер. При том, что на юге существовало много и неукрепленных селищ (правда, поселения самих штриховиков, если и имеют укрепления, то весьма примитивные, так как и в целом их материальная культура уступала по своему развитию милоградской).

Если немного напрячь фантазию, то можно вообразить, как на место милоградского городища, к днепровскому берегу, подводили связанных белокурых пленников. Полыхал огромный костер, вокруг стояли, время от времени оглашая окрестности жуткими криками на непонятном языке (иранском? протославянском? балтском? или на смеси тех и других или некоем праязыке?) и потрясали копьями и боевыми топорами мрачные бородатые люди. Назначенных к жертве по одному выводили к Верховному жрецу, на груди которого – амулеты из медвежьих когтей и волчьих клыков. Вот он наклоняется к очередной жертве и высоко к небу заносит сверкающий, подобно молнии, ритуальный кинжал-акинак. Об остальном не хочется даже думать… Возможно, все же человеческие жертвоприношения у древних милоградцев составляли большую редкость и совершались только при «крайней необходимости» – в случае неурожая, войн, эпидемических заболеваний и прочих несчастий. Кто знает… По крайней мере, только принятие христианства много позднее смягчило довольно суровые обычаи здешних мест.

В целом же милоградцы поклонялись Солнцу, Огню, домашнему очагу и т.д. В орнаментах милоградцев, как и в орнаментах, украшающих до сих пор народные костюмы белорусов, украинцев, постоянно присутствуют солярные знаки – различные вариации креста – символа солнца, прогоняющего силы тьмы. Именно Солнцу и приносились основные жертвоприношения, ему посвящались главные праздники. У милоградцев, как мы уже отмечали, существовал так же культ коня и коровы, что также уходить в глубь индоевропейских традиций. Любопытно, что еще в 1930—ее гг. на территории Речицкого р-на глиняные милоградские грузики и фигурки местные женщины, растерев, употребляли для «лечения» живота. Впрочем, почитание почитанию рознь. Некоторым животным, ставшим у милоградцев «культовыми», в этом смысле не особенно позавидуешь. Так, милоградцы, как можно судить по раскопкам, часто приносили в жертву собак. Зафиксированный у белорусов обычай убивать собак некоторые исследователи возводят к этим древним практикам и на этом основании делают предположение, что тотемным животным древних белорусов могла быть собака.

У милоградцев также был широко распространен культ камня и каменных топоров.

Что же касается собственно Милограда, то можно предположить, что это поселение было одним из весьма значительных в зоне распространения милоградской культуру. По крайней мере, оно имело широкие для своего времени, так сказать, международные связи. Именно в Милограде найдена единственные для всей милоградской культуры металлические вещи балтского типа.

Кем же они были, древние милоградцы? Борльшинство ученых предполагает, что милоградцы – это описанные Геродотом племена древних невров. Однако этничекая идентификация невров-милоградцев до сих пор представляет немало сложностей. В.В. Седов считает их балтами, П.Н. Третьяков – то же, хотя ранее считал их «окраинными славянами». Однако в области расселения милоградцев почти нет балтской гидронимики. Говорить же о формировании славянской общности в IV ст до н.э. пока можно только в качестве научной гипотезы, причем весьма спорной. Мы уже говорили о том, что отдельные авторы считают, что элита милоградцев имела кельтское происхождение. Существуют сегодня и теории, согласно которым жители Полесья представляют самостоятельный этнос, отличный и от белорусов, и от украинцев, но подвергающийся постоянной ассимиляции. Древние милоградцы, формирование культуры которых происходило на территории прежде всего современного Полесья, по этой версии, и представляют древнейший субстрат полесского этноса. В любом случае, вопрос об этничной принадлежности милоградцев до сих пор остается загадкой.

Более аргументированной с научной точки зрения, хотя тоже не бесспорной, является точка зрения о славянском происхождении зарубинецкой археологической культуры.

Милоград – в эпицентре славянской прародины?

Во II-III вв. на смену милоградской приходит зарубинецкая археологическая культура. При этом исследователи отмечают определенное сосуществование зарубинецкой и милоградской культуры при отсутствии их генетической преемственности. Возможно, зарубинцы и были протославянами, пришедшими сюда из: 1) района Одер-Висла; 1) Карпат; 3) Дуная и т.д. Во всяком случае, формирование зарубинецко культуры происходило на нашей территории, что позволяет многим авторам утверждать, что белорусское Полесье является исторической прародиной славян. И это, конечно, не может не быть для нас лестным.

В Милограде также был найден совместный милоградско-зарубинецкий комплекс погибшего в огне жилища…

Как известно, на территории Речицкого района уже в исторически достоверный летописный период расселились славянские племена дреговичей. Их этноним возводят и к «дрыгве», и к «драгавитам», «драгувитам», пришедшим сюда, возможно, с Балкан, и т.д. В 12-13 вв. славянское поселение образуется в Горвале, который, скорее всего, входил в Речицкую волость Черниговского княжества. В конце 14в. тут образуется самостоятельная Горвальская волость, охватывавшая оба берега Днепра и Березины. В ее состав входил, очевидно, и Милоград. По письменным источникам, Горваль известен уже с 15 в. как селение литовских князей. С 1423г. он в составе Минского воеводства ВКЛ. Принадлежала виленскому воеводе В. Манивиду, потом – его сыну и внуку. После угасания рода Манивидов волость отошла государству. В 1503г. в мирном договоре между Великим княжеством Литовским и Великим княжеством Московским Горваль назван местечком.

Пограничное положение Горвальской волости, к которой стал относиться теперь и Милоград, наложило свой отпечаток на более чем два столетия их истории. Отпечатокэтот зачастую оставлен огнем и железом. Здесь происходили постоянные порубежные конфликты между Москвой и Литвой. Это не считая «законных» крупных войн, когда опять-таки, первыми под удар попадали приграничные белорусские земли, в числе которых неизменно оказывались Горваль, Милоград, Речица, Гомель. В 1500г Горваль с волостью был присоединен к Московскому государству. Здесь был построен Горвальский замок, ставший важным звеном в приграничной системе обороны сначала Московского княжества, а потом и Литовского. Замок размещался на правом берегу р. Березина. Из него легко можно было контролировать переправы через Березину о водный путь к Днепру. Пограничная администрация, располагавшаяся в Горвальском замке, вела в тот время весьма оживленную переписку: «…многокрот воеводы и наместники наши украинные…с Кричова, с Пропойска и с Чичерска, з Речицы, з Горволя и з инших многих городов…пишут к нам…». Основным предметом переписки были непрекращающиеся приграничные конфликты и нападения с обоих сторон. Как отмечает историк А.Д. Лебедев, в данный период Горваль был одной из основных баз для совершения набегов. Однако, по данным, приведенным этим исследователем, Горвалю и доставалось прилично. Если в первой трети 16 в. с литовской стороны более всех пострадвла Речица – 8 раз, то Горваль и села его волости тут были на 2-м месте – московские отряды нанесли 6 ударов в этом направлении. «Наместники его стародубскии и гомейскии и иных и помещики тамошни тое зимы прошлое, колкоснадцать сот людей у волости наши увослали и многие села Мозырскии и волость Стрешинскую и Горвольскую завоевали, статки людей розграбили, людей помучили а иных посекли а многих в полон увели; и к тому ещо люди, села и воды земли Речицкиии и Горвольскии, и Пропойскии и Чичерскии и иных городов и волостей позабирали». В 1535г, во время Стародубской войны, Горваль был сожжен московскими войсками. С 1537г волость снова в составе ВКЛ. В 1543г жена великого князя Литовского и короля Польского Жигимонта I Старого Бона собиралась обменять свое имение Усвят и Озарище на имение Ковель князя Сангушки, король вместо их назначил к обмену Горваль.

То есть в то время нынешняя д. Горваль в составе Глыбовского сельсовета Речицкого района была равна целому городу Ковелю!

С этого времени Горваль и окрестности, в т.ч., очевидно, и Милоград, принадлежали магнатам Сангушкам. А по своему статусу Горвальская волость была равна волости Речицкой или Мозырской! Однако уже с 1565 г. Горваль входит в Речицкий повет Минского воеводства. В 16в. Горвальским замком владел «державец» Б.И. Шалупа (с 1528 г), королева Бона, кн. В. Сангушка, а в 17 столетии замок стал владением Виленского капитул (с 1698 г).

Говаль упрминался в документах об составе и границах новых уездов ВКЛ, образованных в ходе реформ 1565-1568 гг. В 1613г. местечко Горваль было указано на карте ВКЛ.

Как мы уже отмечали, пограничное положение наших земель то и дело превращали их в поле боя. Помимо столкновений с Московским государством частым, но зачастую незваным гостем был здесь и татарин. Прежде всего из Крыма, который в тот период был далеко не местом санаторно-курортного отдыха, в том числе и для тысяч угнанных туда для продажи невольников. Причем на территорию Беларуси крымские татары любили врываться как-раз таки через современный Лоевский и Речицкие районы. Такое уж было у них стратегическое расположение. Переправа под Лоевом так и называлась – татарские броды. Правда, здесь не следует впадать в крайность и абсолютизировать средневековые конфликты, представлять тех же татар, скажем, извечно нападающей и агрессивной стороной, а их противников – стороной неизменно мирной и обороняющейся. Если принять во внимание все походы и набеги, совершенные теми же казаками или московскими войсками, и с такими же захватническими целями, то очень легко можно будет убедиться, что в этом случае все стороны были хороши. Плохи, когда нападали и грабили, и хороши, когда защищали свой дом. Что и делали наши предки, обороняясь, скажем в Горвальском замке. Кроме татар, с юга приходило сюда и еще одно войско – войско Запорожское. Так, в 1648г, во время войны украинского казачества под началом Богдана Хмельницкого с Речью Посполитой, казаки разбили под Горвалем войска стражника ВКЛ кн. Мирского и овладели замком.

Оценки тех событий сейчас даются паолярно разные. Если раньше была тенденция идеализировать движение украинского казачества и целиком приписывать его по части антифеодальной борьбы, то сейчас бытуют и противоположные точки зрения. Дескать, воевали украинские казаки против белорусского государства ВКЛ, только что бы пограбить и побеспредельничать. Очевидно, истина лежит где-то по середине. Был здесь, конечно, как и на всякой войне, и беспредел, и ужасающая нас сейчас жестокость – отсечение пленным рук, посажение на кол и пр. Причем творилось это все с обеих сторон – как казаков так и литовского войска. Но были тысячи белорусских крестьян-повстанцев, массово желавших «показачиться». А прежде всего – расправиться с действительно ненавистными панами, обрести волю и землю, да и религиозную свободу. Отстоять свою православную веру. И далеко не всегда и не всем тогда было очевидно, что со временем та же казачья старшина, вставшая над рядовым казачеством, может превратиться в притеснителей не намного лучше польских магнатов.

В своем сртемлении перехватить у войск Речи Посполитой стратегическую инициативу гетман Хмельницкий особое значение придавал овладению правобережными крепостями ВКЛ, в т.ч. Горвалем, Речицей, и др. Сюда были отправлены многочисленные казачьи загоны, однако летом 1949г под Загальем и Лоевом казаки потерпели тяжелейшие поражения. Однако даже это не остановило местное крестьянство – даже после подписания Зборовского перемирия в августен 1949г в именно в Горвале вспыхивает восстание горожан и селян. На его усмирение из Речицы прибывает отряд драгун – по-сути, карателей-наемников. После боя с хорошо обученным и вооруженным отрядом регулярной кавалерии повстанцам пришлось отойти в леса, где они и продолжили свою борьбу. Отсюда повстанцы и получили свое название – «лесуны». Вот оно, начало белорусского партизанства!

Возможно, именно Горваль и его окрестности стал одним из первых мест, где еще в далеком 1649г зарождалась и развивалась традиция партизанской борьбы, ставшая в последующем столь характерной для Беларуси!

А действия горвальских и других речицких повстанцев-«лесунов» причиняли противнику большие неприятности: Так, шляхтич Могильницкий писал в сентябре 1651г из-под Речицы про то, что два повстанческих вожака, Шарапата и Суганята, уничтожают челны и байдаки армии Речи Посполитой, идут на Речицу, угрожают напасть на город. В следующем письме он добавлял, что «возле Речицы кружат три гультайских вождя, которые, живя в болотах, нападают, забирают у нас челядников…, часто нас тревожат». Ротмистр Давид Тарасовский писал в июле 1651г Я. Кишке о результатах деятельности местных повстанцев: «…Возле Речицы великий голод, не только зерна, но и травы нет. Наше войско стало лагерем, все измученное».

В ноябре 1654г казаки нежинского наказного гетмана Ивана Золотаренки вновь брали штурмом Горвальский замок. Вот что писал сам Золотаренко по этому поводу в своем донесении русскому царю: «Стоячи под Гомлем, посылали есмя в загоны, которые по той сам стороне Днепра замки и места поимали, и под мечь непослушные; а городы которые нам шкоды прежде чинили, попалити велели есмя, особенно замок Речицкий, замок Злобин, замок Стрешин, замок Рогачев, замок Горволь позжено». Таким образом, запорожское войско захватило либо разрушило целый стратегически важный укрепленный район, прикрывавший Речь Посполитую от удара через Днепр с последующим выходом на оперативный простор и возможным наступлением вдоль Припяти в направлении на Брест-Варшаву или вдоль Березины на Минск-Вильню. Действия свои же по уничтожению опорных пунктов противника, кстати говоря, Золотаренко оправдывал еще и тем, что «те же неприятели, по отступлению нашему… в наши края впадши, жон и детей наших живых пускати не будут и места… украинные испустошат». И действительно, эта война принесла и Беларуси, и Украине страшные опустошения.

Новые бедствия принесла Северная война 1700-1721 гг. Именно в это время был окончательно уничтожен Горвальский замок. В 1714г при проведении инвентаря Горвальского имения было решено, для стимулирования восстановления хозяйства. Дать крестьянам послабление от повинностей. КомиссарыЮ проводившие инвентарь, погтребовали вообще запретить «панщину»(барщину) и всех крестьян Горвальской волости. Ранее плативших чинш(оброк), вернуть в это состояние. Однако, видимо, положение крестьян это сидьно не улучшило. В 1745г в Горвальскоцй волости происходят волнения. В местные владения Виленского капитула направляются 2 хоругви войск. Волнения, очевидно, быстро подавить не удалось, и еще в 1746г одна хоругва продолжала оставаться в волости.

Однако Горваль и окрестные села отстроились и вновь возродились к жизни. В 18 ст в Горвальской волости действовали предприятия по производству поташа. В 1731г. имение Горваль насчитывало 294 «дыма». В 1784г. в Горвале упоминается церковь, а в само имение входило 13 деревень (очевидно, и Милоград ) и 5 слобод. В 1765г Грыбовское (Глыбовское) староство Речицкого павета имело доходов 1488 злотых, из них платила кварты в государственную казну 372 злотых. Интересно, насколько это сопоставимо с доходами и налоговыми выплатами современного Глыбовского сельсовета?

В составе Империи…

С 1793г, после II раздела Речи Посполитой, Горваль и Милоград – в Речицком уезде Черниговской, а с 1796г – Минской губернии. Имение Горваль было конфисковано в казну в числе других имений, принадлежавших католической церкви.

События Отечественной войны 1812г. так же не обошли наш край стороной. В конце июля французские войска приблизились к границам Речицкого уезда. Белорусское Полесье прикрывали войска 2-го резервного корпуса генерала Ф.Ф. Эртеля, бывшего московского обер-полицмейстера и, по мнению генерала Ермолова, военноначальника весьма посредственного. Вечером 26 июля конный французский отряд (50-80 чел) вступил в Жлобин, а на следующий день подразделения «Великой армии» заняли Рогачев. Молва распространяла слухи о надвигающемся на Речицу французском отряде численностью в 30 тыс. чел. Находившийся в Горвале речицкий земский исправник Кубраковский 27 июня донес о происходящем Эртелю, а также послал раппорт Бобруйскому военному губернатору М.Игнатьеву. Кубраковским также были высланы разведывательные отряды из Горваля в сторону Белицы (тогда – уездного центра) и Гомеля. Хоть и начата была частичная эвакуация из Речицы в Чернигов, однако все же решили уезд неприятелю по возможности не отдавать, что бы не давать ему дополнительных продовольственных, фуражных, конских, людских и пр. ресурсов. Часть войск и административных лиц и учреждений была сосредоточена тогда в Горвале (Речица была просто перегружена перемещенными туда минскими казенными учреждениями). Между тем, русским войскам приходилось иногда действовать на два фронта, поскольку «умножались волнения из-за того, что неприятель, который был в этих местах, объявил для черни вольность и независимость от помещиков».

Когда минский губернатор П.М. Добрынский, находившийся в Речице, узнал о появлении за Днепром напротив города французского отряда, он срочно вызвал из Горваля подкрепление – эскадрон драгун под началом майора Козловского. Однако вскоре выяснилось, что французы, разграбив имение генерала Башилова и окрестные деревни, отошли в направлении Могилева.

Вообще война 1812г принесла нашим землям чудовищные опустошения. Даже по официальным данным потери, понесенные жителями Речицкого уезда только от пребывания здесь российских войск, составили 252 514 руб. Что уже говорить о последствиях тех грабежей, которые чинили здесь войска наполеоновской «Великой армии» (по своему составу напоминавшую современный НАТО) – французы, немцы, итальянцы и т.д.)!

В 1835г. Горвальское имение из казны перешло во владение панов Холодовских. С 1861г Горваль являлся центром волости в Речицком уезде Минской губернии. Здесь действовала деревянная Свято-троицкая церковь, в которой хранились метрические книги с 1792г. В 1851г церковь была капитально отремонтирована на деньги Холодковской. В 1885г. в Горвальскую входило 15 селений (471 двор). В 1882 г. имение приобрел генерал-лейтенант граф Г.Ф. Менгдэн, а в 1888 г. – граф Зубов.

В к. 19ст. имение Горваль насчитывало 53000 моргов земли, но хозяйственные дела шли здесь далеко не блестяще. В окрестных лесах гнали смолу и скипидар, добывали лес. С Горвальской пристани ежегодно отправлялось до 500 тыс. пудов лесных грузов.

К 19 столетию относится и упоминание Милограда в письменных источниках как селения в Горвальской волости Речицкого уезда Минской губернии. В 1876г помещик Филончик имел тут 635 десятин земли. Через деревню проходил тракт Якимова Слобода-Чернигов, имелась почтовая станция (6 экипажей). В 1879г. Млоград упоминается в Горвальском церковном приходе.

Значительную часть населения Горваля до революции составляли евреи. Это было связано с тем, что Горваль, как и другие белорусские города и местечки, находился в т.н. «черте оседлости», за пределами которой евреям селиться запрещалось. Любопытно, что в к. 19 в. из 200-х еврейских семей Горваля большинство носило фамилию Каганович. М. Каганович был казначеем молитвенного дома, Руман Каганович старостой мещанской управы местечка. Детство в Горвале провел и И.-Л.Г. Каганович, один из лидеров российского сионистского движения. Затем он уехал в Гомель, который и представлял в качестве делегата на 2-й, 3-й и 7-й Всероссийских сионистских конференциях, состоявшихся, соответственно, в Минске в 1902г (кстати, с разрешения главы МВД фон Плеве, намеревавшегося использовать сионистов в борьбе с революционным движением), в Хельсинки в 1906г и в Петрограде в 1917г. В 1923г И.-Л.Г. Каганович эмигрировал в Палестину. Так что корни государства Израиль также во многом лежат в этой земле…

С нашими местами связан и другой, гораздо более известный у нас Каганович – Лазарь Моисеевич. «Железный» сталинский нарком, переживший, в отличие от своего брата Михаила, и репрессии, и кажется, всех остальных своих сотоварищей из высшего руководства СССР. Так дед Лазаря Моисеевича, Беньямин Каганович, все таки жил в Горвале и переехал из Горваля на Украину, в село Кабаны, ныне – поселок Дубравы. Где-то к началу 1880-х гг. Лазарю Моисеевичу было суждено еще вернуться на Гомельщину, где он в 1917г работал в сапожной мастерской Западного фронта и по совместительству руководил Полесским комитетом РСДРП(б). Именно Лазарь Каганович и организовывал на Гомельщине Октябрьский переворот. Правда, известный речицкий большевик А. Костенко впоследствии утверждал, что к революционным событиям в Речице и уезде Полесский комитет никакого отношения не имел. Дескать, все сделали сами… Правда, писалось это в те времена, когда Лазарь Моисеевич давно уже был не в силе… А вот в 1938г, когда Каганович баллотировался по Гомелю в Верховный Совет СССР, областная газета вышла со статьей о событиях 1917г по названием, ни больше, ни меньше, как: «Лазарь Моисеевич открыл нам глаза…»

Если в 1866 г. в местечке Горваль было 126 дворов, а в 1870 г. насчитывалось 186 ревизских душ мужского пола, то в 1892г – здесь было уже 2146 чел (по другим данным – 1589 чел согласно переписи 1897г). В 1864 г было открыто народное училище. Работали волостная больница, почтовая контора. Отмена крепостного права, развитие капиталистических отношений вкупе с выгодным расположением волости на пересечении крупных водных магистралей стимулировало ее бурное хозяйственное развитие. Здесь действовала речная пристань и переправа через р.Березину. В 1897г в Горвале была церковь, 2 молитвенных дома, хлебозапасный магазин, 21 лавка, торговый ряд, дом для приезжих, корчма. К тому времени торговый оборот местечка, имевшего с давних времен торговые привелегии, составлял полмиллиона серебром в год. Деньги на тот момент очень немалые. Особенно если учесть, что взрослый сельскозяйственный рабочий зарабатывал всего 5-6 руб. в месяц, ремесленный – 10-12 руб.

Резкая социальная дифференциация, бесправие подавляющего большинства населения служили источником постоянной напряженности. Особенно тяжелым было положение крестьянства – самой многочисленной группы населения. Здесь, в Беларуси, к проблемам малоземелья, выкупных платежей, телесных наказаний и пр. добавлялось еще и то, что большинство помещиков были инородными элементами по отношению к местному крестьянству. Исповедывали другую веру, говорили на другом языке. Были поляками, как Холодовские, или немцами, как Менгдэн. Но будь они и русскими или белорусами, в любом случае, между крестьянином и помещиком всегда лежала пропасть. Для полесского селянина он всегда оставался «паном», добрым или злым, но человеком другого мира. В основе своей – враждебного и чуждого крестьянину…

Характерно, что в Речицком уезде крестьянское движение отличалось особой активностью и организованностью. В июле 1904г. крестьянские выступления произошли в Горвальской волости. В д. Дюрдево (ныне – Комсомольск) забастовали батраки. В январе 1905 г. здесь произошло вооруженное столкновение со стражниками, при этом был убит повстанец Яков Ушак из Дюрдево и ранен стражник Чижик. При усмирении восстания было арестовано 25 человек. Из них сосланы в Сибирь Заяц Григорий, Закрученный Андрей, Батько Василий, Алейников Илья. За пределы губернии были высланы Чирик Василий, Аникеев Илья, Заяц Иосиф (эмигрировал в Америку). Вилей Михаил был казнен через повешение, Шанцев Артем умер в тюрьме.

По преимуществу крестьянское движение находилось под влиянием партии эсеров. Эсеры, в отличие от большевиков, выступали за передачу всей земли крестьянству, а не государству, и были сторонниками демократического социализма, а не тоталитарной диктатуры. В конце 1905 г. в Горвале было образована организация Всероссийского крестьянского союза. Во главе ее стояли братья Чистики, активистами Крестьянского союза стали жители Горваля Л. Козырь и братья Галаши, которые выезжали для работы с крестьянами в деревни Горвальской волости. 19 декабря полиция произвела обыск у Козыря. При аресте он крикнул: «Зовите народ!» И земляки не замедлили откликнуться… Вооруженные своим традиционным еще со времен дреговичей оружием – дрекольем, они освободили своего соседа. Урядник обратился в бегство, а пристав вынужден был искать спасения в волостном правлении. Крестьяне решили держать там пристава до тех пор, пока не будут освобождены арестованные ранее братья Чистики. На следующий день повстанцы захватили еще 2-х жандармских унтер-офицеров. Лишь целый отряд полиции, прибывший из Речицы, смог освободить пристава и жандармов, но тут к волостному правлению устремилось почти все население местечка. Полиция вновь была изгнана из Горваля. Таким образом, местечко опять оказался в руках его жителей. Фактически, хоть и на очень короткое время, население Горваля образовало здесь свою самостоятельную самоуправляющуюся республику.

В 1906-1907 гг. в Речице и Горвале эсерами проводились демонстрации, массовки и собрания, на которых выступали как местные, так и приезжие ораторы. Однако 23 ноября полицией была проведена ликвидация «Речицкой партии эсеров», действия которой уже давно освещались провокатором Е. Закревским. В результате арестов в тюрьме оказались подпольщики, которые вели работу в Горвальской волости и Речице – А. Ерохов, С. Солонец, Я. Козел, И. Чижик, Н. Беляев.

С одним из них – Ероховым, далее происходят события, весьма похожая на драматическую эпопею декабристов и их жен. Приговоренный к ссылке на поселение с лишением всех прав ( его подельники были еще и закованы на этапе в кандалы), Ерохов по прибытию в Бобруйскую крепость заявил о своем желании вступить в брак с дворянкой Ю. Валентинович. Лишь через полгода было получено разрешение. Затем невеста дала расписку следовать за мужем как за свой счет, так и по этапу, в одной партии с арестантами! Где, между прочим, шло немало и уголовных каторжан. Подобная сцена замечательно сыграна Мариной Влади в фильме о декабристах «Звезда пленительного счастья…»… После венчания в тюремной церкви Ю. Валентинович все же было разрешено отправиться на место ссылки мужа за свой счет, избежав, таким образом, мучительного и опасного, по большей части пешего, этапирования в далекую Сибирь…

В вихрях гражданской войны…

Начавшаяся 1 августа 1914г. Первая мировая война полыхала, казалось бы, весьма далеко от здешних мест. Хотя жители и Милограда, и других деревень Горвальской волости, подлежащие мобилизации, с самого начала почувствовали ее приближение. Мобилизованных первоначально направляли в запасные батальоны 159-го пехотного Гурийского полка, расквартированного перед войной в Рогачеве, и 160-го пехотного Абхазского, стоявшего в Гомеле. С началом войны оба полка в составе 40-й пехотной дивизии отбыли на театр военных действий в Восточную Пруссию, где русская армия, столь храбро и удачно начавшая войну, в скором времени из-за бездарных действий генералов Самсонова и Ренненкампфа попала в ужасающую мясорубку.

Пожар мировой войны год от года продолжал разгораться, и лидеры всех воюющих государств все подбрасывали и подбрасывали в него, словно охапки хвороста, миллионы своих поданных и граждан… Во многом вызванная войной и связанным с ней кризисом Февральская, а затем Октябрьская революция также не смогли сразу покончить с мировой бойней. Вспыхнувшая в скором времени война гражданская во многом являлась прямым продолжением войны мировой. А на Беларуси первая мировая война и вооруженное противостояние немецкой армии продолжались и после подписания Брестского, и даже Версальского мирного договора! На Гомельщине – до января 1919 г.

Уже к середине февраля 1918г Милоград был оккупирован германской армией. Красная Армия, имевшая на тот момент на западном фронте хаотично организованную отрядную систему-«завесу», отступала перед мощным кулаком кайзеровской армии. Характерно, что редкий для того времени эпизод упорных оборонительных боев имел место под Горвалем, где немцы понесли серьезные потери. Однако в скором времени кайзеровцы и гайдамаки оккупировали все Полесье. Конечно, поведение немецких войск в этот период нельзя сравнить с зверствами нацистов в годы Второй мировой войны. Но и в этой, кайзеровской оккупации, тоже не было ничего хорошего. Основная цель немецких войск, как и всех оккупантов, заключалась в том, что бы выкачать из белорусских и украинских деревень как можно больше ресурсов. Хлеб, сало, масло и прочее, отобранные у белорусских крестьян, ежедневно вагонами отправлялось «нах фатерлянд». Плюс оккупанты принялись возвращать землю и собственность бывшим помещикам, часть из которых, между прочим, была их земляками… Реакция полесских крестьян на все это была однозначной – они взялись за винтовки. Благо на фронтах мировой войны их хорошо выучили с ними обращаться…

Горвальская волость стала одним из самых крупных центров повстанческого движения на Гомельщине. Видимо, сказались и стародавние, еще со времен «лесунов», партизанские традиции! Уже к лету 1918г. был образован партизанский отряд под командованием Дубовика, насчитывавший 150 чел. В самом Горвале действовала подпольная группа во главе с Силиным. При этом как свидетельствует член подпольного Гомельского ревкома большевик М. Бастынец, почти всем повстанческим движением в Речицком уезде здесь руководили эсеры. Крестьяне-повстанцы отказывались сотрудничать с выходившими с ними на связь коммунистами и соглашались на совместные действия только убедившись, что в состав ревкома входили левые эсеры и анархисты.

В ночь с 15 на 16 августа на Гомельщине планировалось поднять вооруженное восстание против немецкого и гетманского оккупационного режима. Но по причине неорганизованности сил и несогласованности действий эта попытка не удалась. Единственно успешными оказались только действия Горвальского партизанского отряда. Он разгромил немецкий гарнизон в Горвале и освободил местечко. Немцы потеряли в этом бою 18 чел. От Горваля отряд двинулся к деревне Слабодка и разоружил находившийся здесь гайдамацкий гарнизон. Далее в ходе смелого рейда горвальские партизаны очистили от противника Якимовскую Слободу, Береговую Слободу, Унорицу, Глушец и т.д. Крестьяне из освобожденных сел массово присоединялись к отряду. Однако, не поддержанный соседями, Горвальский отряд вынужден был отступить под натиском превосходящих сил немцев и гайдамаков, подошедших из Речицы. Речицкий же партизанский отряд под командованием правого эсера Алексеева не выступил, после чего командиром отряда был назначен левый эсер Давыденко. Но время уже ушло… Бойцы Горвальского отряда пробились на соединение с формированиями Николая Щорса, оперировавшего по-соседству. Щорс стал после своей смерти легендой. А погиб он, кстати говоря, от чекистской пули, выпущенной в спину. По всей видимости, из-за того, что будучи левым эсером, не мог сочувствовать антикрестьянским «перегибам» в политике правящей партии…

Трагически сложилась и судьба командира Горвальского партизанского отряда Дубовика. Вскоре после боя под Горвалем он был схвачен немецкими карателями и вместе с еще несколькими своими товарищами повешен в центре местечка…

В начале 1919г в Милограде и Горвале была восстановлена Советская власть. Но уже в марте 1919г в Гомеле, затем и в Речице, вспыхивает антисоветское восстание в 67-м и 68-и стрелковых полках 2-й Тульской бригады 8-й стрелковой дивизии Красной Армии. За мятежом стояла, по всей видимости, конспиративная белогвардейская организация савинковского толка. Восстание возглавил «Повстанческий комитет Полесья» во главе с бывшим штабс-капитаном Стрекопытовым, выходцем из семьи тульских купцов, в Красной Армии служившим начальником интендантской службы полка. В скором времени руководители восстания потеряли контроль над ситуацией, и деморализованные стрекопытовцы стали скатываться к погромамам, грабежам и насилиям. Вторглись мятежники и в пределы Горвальской волости. Здесь на стрекопытовскую засаду наткнулся отряд речицких коммунаров по началом П.Ф. Потэтюка, выходивший из захваченной мятежниками Речицы и выносивший партийную печать и документы. Между коммунистами и повстанцами под Горвалем завязалась перестрелка, однако коммунарам удалось благополучно оторваться от преследователей и через лес отойти к железнодорожной линии Жлобин-Калинковичи. В скором времени мятеж был подавлен подошедшими с разных сторон частями Красной Армии, красными курсантами и крестьянскими отрядами.

А с запада вскоре нависла новая угроза – польские легионы Юзефа Пилсудского. В начале мая 1920г. польские части развернули наступление на Речицу. К городу продвигалась хорошо вооруженная и оснащенная союзниками познанская дивизия. В связи с критической ситуацией на передовую под Речицей приезжал сам Председатель Реввоенсовета Республики (т.е. главнокомандующий Красной Армией) Л.Д. Троцкий. 8 мая курсанты Минских пехотных курсов, прибывшие из Гомеля, вступили в бой с поляками. Жестокие бои разгорелись под Копанью, Якимовкой и в др. местах. Однако в тот момент сдержать противника не удалось, и в мае 1920г Горваль, Милоград, Речица были заняты поляками. Но не надолго…

Интересно, что в тех боях Красная Армия стремилась использовать последние новинки военной техники. Между прочим, именно на белорусской земле в 1920г впервые вступили в бой танки Красной Армии. А в р-не Милограда и Горваля активно применялась красная авиация. 11 марта 1920г «Ньюпор-23» из 23-го авиационного отряда 16-й армии Западного фронта проводил в р-не Горваля воздушную разведку. 11 мая «Ньюпор-7» из 1-го авиаотряда, базировавшегося на Гомель, проводил разведку, а 19 мая – разведку и бомбардировку польских позиций под Горвалем.

На освобожденной от очередных интервентов земле нашего края вновь начиналось налаживание мирной жизни. Советская власть в том виде, в каком она существовала в условиях однопартийного режима, делала немало ошибок и даже преступлений. Но немало и достижений было на ее счету. По-сути, страну предстояло вырвать из хронической отсталости и невежества. Уже 25 июля, вскоре после завершения польской оккупации, в Горвальской волости проходит съезд школьных работников. Или «шкрабов», как их тогда называли (вообще в то революционное в всех отношениях, в т.ч. и в области орфографии, время, некоторые аббревиатуры просто поражали воображение! Чего стоит, например, только один «Чекволап» – Чрезвычайная комиссия по заготовлению лаптей!). Так вот, съезд горвальских «шкрабов» проходил в полне в духе ранней советской демократии, еще не до конца придавленной тоталитарной машиой. По крайней мере, было решено, что в состав комиссии по обследованию школ и школьных зданий должны были войти, наряду с представителями от «Волотнаробоаза», сельского Совета и т.п., еще и по 2 представителя от каждой деревни, причем по назначению «общества». В то время в полесских деревнях, в т.ч. и в Милограде, еще живы были традиции мирского схода и общинного, общественного самоуправления. Горвальский съезд принял также решения о предоставлении «шкрабам» пайка по твердым ценам, выделении им подвод в служебные командировки и об организации в деревнях изб-читален. Причем все свое свободное время горвальские учителя должны были тратить не на что иное, как на «чтение книг и литературы среди темных масс деревни, устраивая для этого по-чаще собрания и митинги». Да, это было время эпохального энтузиазма, когда даже для прочтения книжки организовывали митинги. Но если внимательно присмотреться, то от прочтенной в деревенской избе-читальне книжки до первого полета в космос дорога была не такой уж и длинной…

Но была у тогдашней власти и другая сторона – продразверстка, комбеды, административный прижим, многочисленные злоупотребления бесконтрольных, «закомиссарившихся» новых начальников. Все это вызывало справедливое возмущение крестьян. Да и рабочих тоже. Только использовали это возмущение в своих целях зачастую элементарные авантюристы, пытавшиеся оседлать крестьянское движение в своих целях. Спекулируя на реальных проблемах, с одной стороны, разжигая темные, погромные инстинкты – с другой, они просто напролом рвались к власти. Неважно, какой и под каким флагом – атаманской, на час и в округе отдельной волости, или государственной, «всерьез и надолго». Типичными авантюристами гражданской войны были действовавшие в Речицком уезде С.Н. Булак-Бей- Балахович, И. Галак, И. Струк и др. В отличии от таких идейно выдержанных защитников крестьянства, как Н.И. Махно на Украине, А.С. Антонов в России, эти полевые командиры меняли свой идеологический камуфляж неоднократно. В ноябре 1920г формирования Булак-Балаховича под командованием полк. С.Э. Павловского и Матвеева развернули наступление на Речицу, навстречу им выступили группировавшиеся в р-не Горваля подразделения Красной Армии. С разгромом балаховцев крупномасштабные бои гражданской войны на нашей земле закончились, к середине 1920-х гг в наших краях было окончательно покончено и с отдельными повстанческими вооруженными формированиями. В борьбе с ними в 1922=1923 гг принимал участие расквартированный в Горвале 44-й Илецкий кавалерийский полк 11-й кавдивизии, входившей ранее в состав Первой Конармии С.М. Буденного.

В мирные годы…

Но так или иначе, а большинство крестьян склонялось на сторону «красных». Которые, хоть и с «перегибами» и перехлестами, болезненным и тяжелым путем, но все же вели страну по пути социального прогресса. Из Горвальской волости в Красную Армию в годы гражданской войны пошли Д.Л. Кострома, конный разведчик 107 пехотного полка, А.С. Лахонько, красноармеец 1-го артдивизиона тяжелых пушек, В.А. Лахонько, красноармеец 67 пехотного полка, В.М. Шкурин, красноармеец артдивизиона, В.И. Шиленок -политрук кавалерийского эскадрона, И.С. Шиленок, машинист бронепоезда «Красный ураган», П. Е. Шиленок, комиссар отряда, и мн.др. Вернувшись с фронтов, все они приступили к мирной жизни, к созидательному труду…

В Горвале была открыта участковая больница. Один из первых колхозов на территории Речицкого района – «Росток социализма», был так же открыт в д. Глыбов (ныне – центр сельсовета). В 1929 г в Горвале был организован колхоз «Красный Октябрь», работал шпалорезный завод, нефтяная мельница, кузница. В 1940г тут было 360 дворов, проживало 1563 жителя. Накануне войны в Горвале действовали – школа-десятигодка, клуб, библиотека, детские ясли, участковая больница, аптека, ветеринарная лечебница, хлебопекарня, швейная мастерская, мастерская по пошиву обуви, почта, 2 магазина, несколько ларьков, отделение потребительской кооперации, сельскохозяйственное кредитное товарищество. С декабря 1926г, с момента присоединения к БССР, по август 1927г Горваль вообще был районным центром! В состав Горвальского района входило 20 сельсоветов с 56 населенными пунктами. В д. Стасевка были разведаны залежи глины, пригодные к масштабному хозяйственному использованию, между Горвалем и Отрубом – залежи железной руды (не зря же здесь находился один из центров милоградской культуры!).

В 1930г. в Милограде было 16 доров и проживало 86 жителей. В 1931г. был организован колхоз, работала паровая мельница и лесопилка. Деревня росла. В 1940г здесь было уже 111 жителей. Не остались без внимания и замечательная природа Милограда, его живописные окрестности. Их решили поставить «на службу» детям. В начале 1930-х гг в Милограде действовал пионерский лагерь, где отдыхали дети со всего Речицкого района. Республиканский детский санаторий был открыт под Горвалем, на берегу Березины. В скором времени пионерский лагерь «Горваль» приобрел межународное значение, стал своеобразным белорусским «Артеком». По линии Коминтерна и МОПРа сюда прибывали дети из разных стран. Перед войной тут отдыхала будущая поэтесса Н.А. Медведева.

Однако, не только пионерские лагеря создавались тогда в СССР. Словно железным катком, прокатились и по полесским селам раскулачивание и «большой террор» 1937г… В Милограде были репрессированы К.М. Филончик и Г.М. Филончик, в Горвале – Н.И. Бабич, З.Г. Горелик, Г.С. Залесский, П.З. Канода, З.А. Кострома, А.Д. Кукора, Я.Н, Кухоренко, ИС. Лапыка, Г.Ф. Медведев, Л.М. Новицкий, М.Т. Новичков, В.К. Петровец, В.В. Роговский, М.В. Роговский, С.Б. Римша, Д.Р. Тэльман, М.Д. Ушаков, Б.М. Хайтович, М.С. Чакилев,Т.Е. Чирик, В.Е. Шкурин, И.И. Шкурин, В.И. Шиленок, П.Е. Шиленок.

В час тяжелейших испытаний…

У массовых репрессий конца 30-хх годов, преступных и чудовищных, было много причин. Но одна из них, провоцирующая параноидальную сталинскую «зачистку» конца 30-х – надвигающаяся мировая война.

22 июня 1941г пожар мировой войны перебросился и на землю Беларуси. Советский строй того времени имел множество серьезнейших изъянов, но одного у него нельзя отнять – способности к быстрой и эффективной мобилизации. С первых дней и на территории Речицкого района началась подготовка к отражению вражеской агрессии. В детском санатории под Горвалем разместился центр по подготовке партизан и диверсантов…Учебой для них руководил командир истребительной группы, директор промышленного комбината А.Б. Миклашевич.

Жестокие бои нам территории Горвальского сельсовета развернулись в августе 1941 г. Здесь держали оборону пограничники Житковичского погранотряда. Они прикрывали отход вырывавшейся из окружения 3-й армии, которая стремилась к Лоевской переправе. Стратегическое значение «татарских бродов» не умалилось с XVII в…

И с приходом оккупантов наши земляки не покорились фашистам. В Милограде начала действовать подпольная антифашистская группа под руководством З.А. Грабенчука. 18 октября 1942г партизаны разгромили гарнизон оккупантов в Горвале. В ноябре партизанская разведка Речицкого отряда им. К.Ворошилова донесла – Лоев занят украинскими партизанами Ковпака и Сабурова. Словно из времен Богдана Хмельницкого и Ильи Голоты, с Украины снова двигались в стремительный рейд грозные повстанческие лавы…Сотни жителей Речицкого района присоединились к ковпаковцам и сабуровцам.

Тяжелое положение сложилось для Гомельского партизанского соединения в феврале 1943г. Преследуемая со всех сторон карателями, после тяжелого зимнего перехода, оно вынуждено было возвращаться в район своего прежнего базирования, где партизаны чувствовали себя наиболее уверенно – в Речицкий район. 22 февраля соединение вошло на территорию бывшего Горвальского сельсовета, штаб соединения расположился в д.Володарск, отряд «Большевик» – в д. Москали. Партизаны стояли в Гарновке и др. местах.

Между Милоградом, Глыбовым, Береговой Слободой и Гарновкой образовалась партизанская зона. Весной 1943г. фашисты решили нанести удар по партизанам. 21 мая около 1000 карателей вошли в Гарновку и Глыбов. Партизанские отряды им. Ворошилова, Чапаева и Щорса дали фашистам и их прислужникам достойный отпор. Каратели были вынуждены отступить.

Летом 1943г Р.А. Куриленко, связная партизанского отряда, попала в руки немцев. В Глыбове, под автоматным огнем, ей удалось бежать и оторваться от карателей. В Милограде храбрая девушка встретилась с советскими партизанами.

13 июня немцы снова попытались ликвидировать партизанскую зону. В этот район фашисты стянули до 6 тыс. солдат, 7 танков, 9 бронемаши, 2 артиллерийские батареи и пр. Партизаны, вступили в упорный оборонительный бой, с наступлением ночи и под прикрытием начавшейся грозы (сама природа наших мест, казалось, помогала им), начали отход на запад. На выручку лесным бойцам пришли и наши пресловутые дороги, точнее бездорожье – немецкие бронемашины застряли в грязи. Партизаны вернулись назад через 10 дней…

Но за это время каратели «оторвались» во всю…Милоград был полностью сожжен фашистами, 6 его жителей убиты. Еще в июне 1943г зверье в форме вермахта расстреляло 69 жителей Горваля. В июле нацисты сожгли здесь 96 дворов, всего в Горвале от рук фашистских палачей пало 102 человека. Тогда же был полностью сожжен Глыбов, убиты его мирные жители. Расовая теория нацизма всех нас заранее обрекала на уничтожение, а если эти, по мнению новых «арийских» господ, «недочеловеки» еще думали сопротивляться… Но в скором времени Красная Армия и белорусские партизаны сбили с новоявленных «нордических повелителей» хваленую тевтонскую спесь.

В начале осени 1943г. войска Центрального фронта под командованием К.К. Рокоссовского уже стояли на берегу Днепра и Сожа, готовясь к освобождению Беларуси. Важными пунктами в стратегической схеме немцев был Горваль с его переправой через Березину, и узловой пункт Речица. Проводимая немецким командованием в три этапа в октябре 1943г карательная операция «Хубертус» так и не смогла достигнуть своей цели – ликвидировать партизанские соединения на речицкой земле. В то же время части вермахта, теснимые войсками Белорусского фронта, форсировавшего в ряде мест Днепр и Сож и взломавшие пресловутый «восточный вал», начали откатываться на Запад. Важно было не дать им возможности отойти и перегруппироваться, для чего партизанское командование получило задачу перекрыть дорогу из Речицы на Горваль. 16 ноября партизаны больше суток вели бой с противником на дороге Горваль-Шатилки. Потеряв 25 автомашин, фашисты вынуждены были вернуться в Горваль. 19 ноября партизананские бригады, базировавшиеся ранее в Глыбове и Береговой Слободе, атаковали нацистов в самом Горвале. В стремительном броске они ворвались в Горваль и прижали фашистских вояк к реке. По воспоминаниям Ивана Горбунова, начальника штаба отряда им. Чкалова бригады «Большевик» партизаны сначала под прикрытием артиллерийского и минометного огня пошли вперед, потом вышли на дистанцию стрелкового оружия, а затем – завязали бой с применением ручных гранат. Немцы, застигнутые на переправе, почти не сопротивлялись. Часть их пыталась спастись вплавь, но это мало кому удалось… Было уничтожено около150 гитлеровцев. Вермахт еще неоднократно пыталися вернуть себе стратегически важную горвальскую переправу, но безрезультатно. В течении 5 дней, до подхода Красной Армии, партизаны удерживали позиции под Горвалем. Это к тому, что ныне есть любители поговорить о том, что, дескать, сидели себе партизаны в лесах и делали вылазки лишь за салом и самогоном… На войне бывало всякое, но не будь белорусских партизан, как и если бы не было бы партизан югославских, итальянских, греческих, ливийских или китайских, не будь движения Сопротивления во Франции, Польше или самой Германии, еще не известно, когда бы кончилась та война. И самое главное, чем и чьей победой…

Что же касается военных трофеев… В том бою под Горвалем партизаны Гомельского соединения захватили 110 машин и автобусов, груженых всяким добром. В том числе и новенькими орденами для гитлеровских «героев». Прибывшие представители армии «обрадовали» партизанское командовании – не волнуйтесь, значит, товарищи, сейчас пришлем водителей и все вывезем. На что Емельян Барыкин, начальник штаба Гомельского партизанского соединения, сказал: «А Гомель чем восстанавливать будем?» И добавил еще несколько слов не для протокола… Так и бегали по Гомелю до самых 60-х гг трофейные немецкие автобусы, захваченные в том бою под Горвалем.

Горвальская операция, отрезав фашистам пути сообщения, значительно облегчила войскам 65-й и 48-й армий действия по освобождению Речицы. В тех боях под Горвалем погибло 105 советских воинов. Ныне их прах покоится в 2-х братских могилах – в 2км на юг от Горваля и в 26 квартале Горвальского лесничества.

12 человек, жителей Милограда, погибли на фронтах Великой Отечественной войны. Это Б.М. Баранов, Н.С. Вазовик, А.Г. Грабенчук, Ф.Г. Грабенчук, В.С. Зябко, А.М. Кулик, М.М. Кулик, В.О. Стукач, В.И. Сенчук, Ф.Е. Цопов, Г.Х. Чарнейко, К.А. Ющенко. Многие из них погибли в боях на территории Гомельской области в начале 1944г. Очевидно, мобилизованные после освобождения Милограда от оккупации полевыми военкоматами, они были отправлены в соединения 48-й армии генерала Романенко в составе т.н. «маршевых рот». Такие подразделения действовали в особых условиях… 106 горвальцев также погибли на фронте. В бою с фашистами пал юный партизан, уроженец Горваля Михаил Борсук. Им лично было пущено под откос несколько вражеских эшелонов. Посмертно Михаил был награжден орденом Отечественной войны I степени и медалью «Партизану Отечественной войны» I степени. Героем форсирования Днепра под Лоевом в октябре 1943г. стал уроженец Горваля, командир батареи лейтенант А.Я. Ворончук. За мужество и стойкость, проявленные при упорной обороне днепровского плацдарма, Андрей Ворончук был удостоен звания Героя Советского Союза. Другой артиллерист из Горваля, А.Ф. Дзюбко, в боях за освобождение Латвии, в критической ситуации вызвал огонь на себя. Он также был удостоен высокого звания Героя. Из 4-х Героев Советского Союза, уроженцев Речицкого района, 2-е – родом из Горваля…

Когда утихли бури…

Однако жизнь всегда берет свое. Отгремело военное лихолетье, выжившие в тех страшных огненных вихрях вернулись к родным очагам. Кто-то – к своим хатам, а кто-то – к пепелищам. Упорным трудом милоградцы восстановили после войны свои дома, наладили производство. Справляли свадьбы, рожали и воспитывали детей. Поднимали свое хозяйство. В 1948г. в Горвале отстроили новую больницу взамен сожженной немцами. В 1959г. в Милограде было уже 136 жителей. Здесь распологалась центральная усадьба совхоза «Подалесье». Действуют детские ясли, дом отдыха, фельдшерско-акушерский пункт, отдел связи, столовая, швейная мастерская, магазин. В состав совхоза «Подалесье» входит и Горваль с его 759-ю жителями, с библиотекой, фельдшерско-акушерским пунктом, отделом связи и клубом.

В 50-70-х гг. в этих местах, как и повсеместно, течет размеренная, будничная трудовая жизнь. В совхозе, как сообщает корреспондент газеты «Днепровец» Л.Стукач в октябре 1969г, работает Музей боевой и трудовой славы, в 4-х комнатах-экспозициях которой выставлены материалы, рассказывающие о недавних драматических военных событиях и нынешнем мирном труде сельчан. Юные следопыты расследовали обстоятельства гибели бывшего секретаря школьного комитета комсомола, учительницы М.П. Акуловой. Она была оставлена в тылу для подпольной работы, схвачена по доносу провокатора и расстреляна в 1941г. Следопыты нашли место ее захоронения и разыскали ее сына, проживавшего в Минске. Краеведческую работу в местной школе вел учитель Дубровин. Заслуженными учителями Беларуси стали директор Горвальской школы, дважды награжденный орденом Ленина А.Я. Дорошевич и учительница этой школы Г.М. Марченко. Совхоз «Подалесье» один из успешных в районе, но бывают и накладки. Так, в 1969г. «Подолесьем» недовыполнен план по мясу.

Общественно-политические события того времени носят здесь предельно формализованный, строго направляемый правящей партией характер. Например, весной 1969г. в Милограде, как и везде по БССР, должны состоятся выборы в местные Советы депутатов трудящихся. Выборы проходят абсолютно рутинно, и естественно, безальтернативно. Милоград входил в Глыбовский избирательный округ № 43. Председателем окружной избирательной комиссии был И.И. Беляев, его заместителем – Н.А. Кулик, секретарем – В.И. Разумейко, членами комиссии – Н.А. Кулик, Е.Я. Фещенко, Т.М. Мартыненко, З.С. Дубовец. На предшествующих выборах в Речицкий Совет от «Подалесья» была выбрана передовая доярка П.И. Козловская. Как и везде, здесь проводились различные политические кампании и мероприятия , Что называется, «в духе эпохи». В марте 1969г. в Милограде прошел митинг рабочих и служащих совхоза «Подолесье» под лозунгои «Ганьба провокаторам!» он был посвящен событиям на острове Даманский. На митинге выступал секретарь парткома совхоза Капанцов, учитель Роман Стукач, директор совхоза Григорий Григорьев, призвавший всех в ответ на происки китайских гегемонистов «работать еще более самоотверженно». На районных соревнованиях отличился механизатор из «Подолесья» Георгий Бондаренко, занявший 1-е место среди колесных тракторов «МТЗ-52». Хорошо и рационально работали также механизаторы В.К. Титовец и Г.А. Козлов на «МТЗ-50». Лучшими доярками совхоза в том году были признаны М.П. Ворона, Н.П. Дегтеренко, П.И. Козловская (вторично),телятницами – Ф.Ф. Плевнова, С.Я. Фоменко. Местная пресса любила писать об этих местах. Так, в статье П. Ведьгуна «З кожным годам прыгажее i маладзее старажытная веска Горваль…» сообщалось, что здесь построено новое помещение для библиотеки, новый узел связи, ведется строительство сельской амбулатории. Все шло по накатанным рельсам, размеренным, но вообще-то на самом деле постепенно все более «застойным» чередом. Вот перл корреспондента «Дняпроуца» П. Курбацкого о трудовых буднях работников совхоза «Подолесье»:»А са зяуленнем на iх лiчынак каларадскага жука працаунiкi саугаса разгарнулi барацьбу з гэтым пражэрлiвым шкоднiкам».

Места наши всегда отличались особой красотой своей природы, живописностью и неповторимостью… Не случайно уже с начала 20-х гг в Милограде работает пионерский лагерь. Здесь размещают санатории и дома отдыха разного уровня, от школьных до республиканских. Так, в 1960=70гг в Милограде успешно работает пионерский лагерь «Дружба» школы-интернат №1. А в ноябре 1977г. постановлением Совета министров БССР было запланировано создание Республиканской зоны отдыха «Горваль». Первая очередь строительства должна была завершиться в 1980г., расчетный срок выполнения проекта – 2000г. Общая вместимость зоны отдыха должна была составить на первую очередь строительства – свыше 16 тыс. мест, к 2000 г. – более 42 тыс. мест. Деревня Горваль должна была получить статус курортного поселка! Предполагалось также «создание комплексов очистных сооружений с полной искусственной биологической очисткой и доочисткой сточных вод на биологических прудах с последующим выпуском очищенных стоков в реку Днепр ниже зоны отдыха». Намечены были также следующие мероприятия экологического характера: «размещение крупных животноводческих комплексов за пределами зоны отдыха со строгим соблюдением санитарно-гигиенических требований; устройство защитных инженерных сооружений для предохранения пляжей, староречий и системы каналов между ними, а также берегов Березины и Днепра от размыва, заливания и загрязнения в период половодья;   запрещения в границах зоны санитарной охраны источников водоснабжения применения ядохимикатов для борьбы с сорняками, вредителями и болезнями растений; 60-70-е гг – расцвет авторской песни, туризма и проч., то есть всего того, что давало выход за тесные рамки повседневной советской действительности. Правда, тогда государство стремилось взять это все под свой неослабный контроль. В июле 1969 г. у Горваля 4 дня проходил «7-й Областной Слет победителей туристических походов по местам революционной, боевой и трудовой славы советского народа, посвященный 100-летию со дня рождения В.И. Ленина и 25-й годовщине освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков». Флаг подняли туристы Речицкого района – победители прошлогоднего, 6-го слета. И на этом слете туристы Речицкого района снова победили! Правда, далее все закончилось «праздником труда» – по тогдашней традиции и победители, и проигравшие отправились в совхоз «Подолесье» копать картошку, полоть кукурузу и собирать сено. Но и песен у костра, и заряжающих бодростью и лирикой разговоров «за жизнь» также, надо полагать, между делом там было не мало…

Все же эти места обладают какой то особой завораживающей, притягивающей энергетикой. Не случайно здесь разбивали свои укрепленные городища древние милоградцы, не случайно и сегодня поклонники архаичных традиций и уходящих в глубь веков культур также тянутся сюда, проводят здесь свои встречи. Возможно тут, по Поднепровью, проходил в свое время не только Великий восточно-европейский торговый путь, но и некая сакральная линия, цивилизационный разлом. А впрочем, энергия разных цивилизаций в самом своем прямом, материальном, да и в духовном выражении тоже, издревле перемещались по волнам Днепра. Что уже само собой делало его носителем новой пассионарной энергетики, подобно Нилу или Ефрату… Раздаются сегодня и такие голоса в научном мире, которые утверждают, что и протошумерская, и индоевропейская общности, и даже древнейшая в истории письменность формировались в нижнем Поднепровье. Впрочем у истории, в том числе и нашей славной реки, седого Борисфена-Днепра, еще много загадок. Одно для всех нас, кто живет и гостит на гостеприимной милоградской земле, остается несомненным – этот край мил нашему сердцу и своей древней и сложной историей, и своим настоящим, и своей необычной красотой. Красотой, на первый взгляд, простой и непритязательной, и в то же время таящей в себе притягательность необычайной силы. А из таких вот несложных и в то же время очень важных вещей и складывается надежда и вера и ныне живущих, и будущих поколений…

Источники и литература:

1) Фонды ГИКУ «Дворцово-парковый ансамбль»
2) Фонды Национального исторического архива Беларуси
3) «Путь Советов», № 56, 1921
4) Горфункель З. 1905 год в Речице – городе и уезде // Полесский коммунар. 1925, № 3
5) «Дняпровец», №№ 11, 24,36,38, 42, 48, 54, 57, 1969
6) Мельниковская О.Н. Племена Южной Беларуси в раннем железном веке. М., 1967
7) Кухаренко Ю.В. Памятники железного века на территории Полесья. М., 1961
8) Третьяков П.Н. Финно-угры, балты и славяне на Днепре и Волге. М., 1966
9) Седов В.В. Славяне Верхнего Поднепровья и Подвинья. М., 1970
10) Его же. Происхождение и ранняя история славян. М., 1979
11) Верхнее Поднепровье и Белоруссия. Мн., 2006
12) Мелешко В.И. Классовая борьба в белорусской деревне во 2-й пол. 17-18 вв. Мн., 1982
13) Памяць. Речыцкi раен. Кн. 1, 2. Мн., 1998
14) Гарады i вескi Беларусi. Мн., 2000
15) Энцыклапедыя гiсторыi Беларусi. Т.3, Мн.,1996.
16) Гомель. Энциклопедический справочник.Мн., 1991
17) Гомельшчына: старонкi мiнулага. Вып.2, 1998
18) Нейхардт А.А. Скифский рассказ Геродота в отечественной истории. Л., 1982
19) Лебедев А.Д. Пограничные столкновения на московско-литовской границе в первой трети 16 в. (регион междуречья Десны и Днепра) // Проблемы славяноведения. Вып.3. Брянск,2001
20) Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. М., 1987
21) Гiсторыя Беларусi. Т.3. Мн.. 2007

Аўтар: Ю. Глушаков, историк