Заклятье чёнковского клада

1
1171
Заклятье клада в Ченках

Много тайн хранит в себе гомельская земля. Как в переносном, так и в прямом смысле. Еще таятся в ней клады, зарытые нашими предками в далеком и бурном прошлом… Где-то в земных недрах сокрыты груды драгоценных металлов и каменьев. Все это – совсем не сказки, а самая настоящая реальность. Эта история — об одной из таких сокровищниц и о том, как некоторые наши сограждане пытались с помощью раскрытого клада сделать сказку былью. Для себя любимых, разумеется.

О крепкой «старой вере» и её ценностях

Начнем издалека. Ведь когда речь заходит о чем-то, так или иначе связанном с историей, дела давно минувших дней не менее значимы, чем реалии текущего времени.

Как мы уже рассказывали, в конце XVII века Гомельщина служила убежищем для бежавших из Московского царства приверженцев «старой веры». Наряду с богатыми торговыми слободами старообрядцы возводили и многочисленные храмы, монастыри и скиты. Одни – на крутых берегах Сожа, другие – в дремучих лесных дебрях, подальше от посторонних глаз. Со временем в них накапливались немалые богатства, дары и подношения из золотых и серебряных изделий, монет, камней и икон в золотых и убранных  жемчугами окладах. Один из таких монастырей – Макарьевская обитель – был основан в 1775 году в местечке Ченки(по сей день носящим свое исконное название).

Монастырь был весьма известным и состоятельным: имел 1500 десятин земли, крестьяне регулярно платили оброк. После 1852 года Ченковский Макарьевский монастырь принял «единоверие» – соглашение о подчинении старообрядцев официальной церкви и государству. Это, конечно, улучшило его материальное положение. Но в первые годы после революции монастырь, естественно, закрыли. А все его ценности, как считалось, были конфискованы в пользу новой власти рабочих и крестьян.

Спустя много лет выяснилось, что далеко не все…

Клад в котловане

В 1999 году одно крупное гомельское предприятие решило построить Дом отдыха в курортно-санаторной зоне «Ченки». В будничный рабочий день экскаваторщик В. копал котлован под фундамент будущей здравницы. Как вдруг из-под ковша что-то сверкнуло…

Подумав, что это цветной металл, который можно пустить на рыболовные блесны, рабочий выбрался из кабины. Каков же был шок, когда глазам труженика предстала… храмовая утварь, кресты и оклады. В этот день он увез с объекта не только привычную усталость рабочего дня, но и невиданные им ранее предметы культа. А утром, после бессонной ночи рядом с сокровищами, законопослушно сдал все до последнего в РОВД. Милиционеры, уточнив подробности, взяли приносящий дары котлован под охрану…

Прибыли на место происшествия и гомельские археологи. Два дня они старательно просеивали лопатами мерзлый грунт. Результатом упорных поисков стала находка лишь двух небольших серебряных рюмок – «малых потиров». По сравнению с предыдущей – негусто…

Во время очередного перекура к изрядно окоченевшим исследователям подошел прораб и, загадочно подмигнув, позвал за собой. В коридорчике бытовки сидели работяги, шушукавшиеся про «золотой шлем с бриллиантами». Вроде того, что был в легендарных гайдаевских «Джентльменах удачи».

Как оказалось, прораб совсем не шутил – на стол он выложил еще с полтора десятка серебряных предметов, в числе которых были восьмиконечные кресты XVIII века, точные копии распятий царя Ивана Васильевича.

– Сразу не сдал – не знал, что это, – глядя на ученых честными глазами, доверительно сообщил строитель. – Обратился к специалистам по церковной части – те сказали, что вещи это святые и посоветовали ими что-нибудь посвятить. Вот мы с Мехмедом дома три дня свои иконы и святили, – прораб кивнул на своего помощника кавказской наружности.

За окном маячил бдительный милицейский постовой…

Все это богатство было принято согласно специальному акту, описано и сдано в государственные фонды. Но сама история на этом не закончилась.

«Всё равно им ничего не обломится…»

Найденные вещи действительно представляли немалую ценность. По крайней мере, культурно-историческую. Жемчужина клада – большой потир. Эта 2-килограммовая серебряная, покрытая золотом чаша для причастия, являла собой редкий образец старинного ювелирного искусства. Во-первых, потир оказался закладной – его подарили Ченковскому монастырю некие иноки. Во-вторых, чаша была подписана изготовившими ее мастерами начала XIX века, украшена медальонами с изображениями святых и покрыта изящной «сканью»(это древняя техника, уходящая корнями еще во времена Киевской Руси). Большой интерес представляли и другие предметы церковной дароносицы – звездица и набор малых потиров, лжицы, дискосы, а также кресты-энкалпионы, в которых хранились мощи святых, серебряные оклады для икон.

На позолоченных стенках сосудов еще сохранились обрывки старой газеты с «ятями». Возможно, клад зарыли в 1921 году, когда церковные ценности изымались в фонд голодающих. Хотя возможны и другие, самые неожиданные варианты…

Один из авторитетных гомельских «черных копателей» того времени, кстати, проинформированный о находке клада раньше научных работников, сильно сокрушался:

– Везет же профанам! Ведь все равно им ничего не обломится… Моя бригада там тоже работала, только без меня. Поэтому и полезли копать окопы второй мировой, а это место обошли, бестолочи…

У «черных трофейщиков» того периода дело было поставлено обстоятельно – сначала работали в архивах, изучали старинные карты и документы. А потом выезжали на место с мощными металлоискателями, которых у наших ученых до сих пор нет. Но, к сожалению, кое в чем «черный археолог» все же оказался прав…

«Шура, пилите гири…»

Злоключения посыпались на случайных «кладокопателей» почти сразу. Как будто не клад они нашли, а открыли ящик Пандоры, выпустив на свет божий демонов и прочих прихвостней темных сил. Первым с несовершенством тогдашней системы столкнулся машинист экскаватора. По незнанию, сдавая находки, он не потребовал ни акта приема, ни описи. А зря… Говорил же еще Лелик в «Бриллиантовой руке»: «Сдал, принял. Акт-протокол. Отпечатки пальцев». Бриллианты в данной истории не фигурируют, а вот изумруды, по словам экскаваторщика, были. Но потом… загадочно исчезли. Как ему сказали, то были вовсе не драгоценные камни, а некие «шлаки-окислы», не представляющие никакой ценности и вообще рассыпавшиеся в пыль сами по себе…

Не помогло даже то, что один из местных телеканалов снял все найденное на пленку. Но запись загадочным образом куда-то запропастилась.

Машинист обращался тогда в разные инстанции, от белорусского Министерства юстиции до международных структур. Говорит, что не помогло. Правда, компенсацию он все же получил. Законные 25 % от стоимости того, что признали -таки его находкой. Но и здесь, при оценке, не была учтена реальная художественная стоимость изделий. А расчеты производились в пресловутых «у.е.». Но в 1999-м было 2 курса валют: один – Национального банка РБ, другой – рыночный.  Честно сдавшему клад рабочему деньги начислили по официальному курсу, то есть в 3 раза ниже реального.

Понесут ли в другой раз случайные «кладоискатели» найденные драгоценности сдавать государству?Или все уйдет на черный рынок антиквариата за пределы страны?Вопрос риторический… А так же – могут ли  совестливые сдатчики Ченковского клада еще  надеяться на достойную  компенсацию?

Шайтан-прораб

Жертвой самого непосредственного обмана стал и Мехмед-оглы. Тот самый, который вместе с прорабом поднимал со дна котлована драгоценности, не вычерпанные ковшом экскаватора. Помощник прораба, вместе с ним сдавший клад и расписавшийся в акте сдачи, был уверен, что получит свою долю.

Вот только ушлый начальник не рассказал подчиненному, что оформил всю сдачу на себя. А доверчивый рабочий подписал акт всего лишь как свидетель. Только спустя полгода пребывавший в счастливом неведенье Мехмед-оглы появился в кабинете научных сотрудников, участвовавших в раскопках, с вопросом: «Гдэ мои дэнги?»  Когда выяснилось, что к чему, темпераментный кавказец прокомментировал ситуацию эмоционально:

– Шайтан-прораб… Паймаю – павэшу на площади Лэнина!

Вообще вся эта история напоминает приключения героев Ильфа и Петрова. Недаром бессмертные «Двенадцать стульев» и по сей день являются энциклопедией нашей жизни. Если Мехмед-оглы – несостоявшийся Шура Балаганов, то прораб вполне смахивает на Остапа-Ибрагима Бендера. По крайней мере, в отдельных эпизодах.

Помимо отданных сокровищ, кое-что из монастырской ризницы он решил припасти для себя. Но, видимо, забыл основной завет великого комбинатора – чтить Уголовный Кодекс. А потому, как и захмелевший от неожиданного богатства Остап, пошел напролом через кордон с сокрытыми «бранзулетками». Однако даже до румынской границы, не говоря уж про знойный Рио-де-Жайнеро, добраться ему не удалось. Нарушителя со всем добром задержали еще на белорусской территории…

Вот так жил человек спокойно, имел жену, работу. И нашел «сокровища» на свою голову.Говорит же народная мудрость – все, что в земле лежит, другому свету принадлежит. На самом деле, клады редко приносят счастье тем, кто их находит…

Поздно, киса

И уж совсем ильф-петровский сюжет стал финальной сценой этой истории(хотя кто знает, финальной ли?). Как-то раз в Гомеле появился профессиональный «копатель» из Москвы. Случайно узнав тогда о находке, он объявился в городе над Сожем спустя полгода после описанных событий. Но уже во всеоружии – со специально оборудованной машиной и соответствующей техникой. Каково же было разочарование кладоискателя, когда на месте предполагаемых поисков он увидел недавно возведенный Дом отдыха. «Гомельпромстрой» строит быстро(не сочтите за рекламу).

Нет, он не издал крика подстреленной волчицы, как Ипполит Матвеевич у здания нового железнодорожного клуба, но все же огорчился не на шутку.(Хорошо, что и напарника в штиблетах не было, а то, не приведи господь, в расстройстве чувств, полоснул бы его по горлу опасной бритвой).

Ныне предметы церковной утвари из Макарьевского монастыря радуют своим загадочным мерцанием взоры посетителей экспозиции «Домовая церковь» Дворца Румянцевых и Паскевичей. Золоченые стенки большого потира еще хранят вмятины от стального ковша. Жаль лишь, что честный машинист экскаватора не может повествовать музейным экскурсантам историю этой находки. В отличие от сторожа клуба, случайно раскрывшего тайну стула уездного предводителя дворянства из Старгорода…

Автор: Юрий Глушаков