Взлёт и падение Якова Агранова

0
1260

Яков Саулович Агранов (Янкель Шмаевич Сорензон) – уроженец Чечерска, наш земляк. Он был видным революционером, принимал активное участие в установлении советской власти в Гомеле, достиг больших высот в государственной иерархии довоенного СССР: секретарь Совнаркома, работал с В.Лениным, И.Сталиным, затем в органах ВЧК-ОГПУ-НКВД (с 1933г. – заместитель председателя ОГПУ, с 1934г. – 1-й заместитель наркома внутренних дел, с 1935г. комиссар госбезопасности 1-го ранга, звание равное армейскому генерал армии либо маршал рода войск), член Центральной Ревизионной Комиссии ВКП(б) и ЦИК СССР.

Он активно участвовал в художественной жизни страны, дружил с известными поэтами и писателями: С. Есениным, В. Маяковским, Б. Пильняком, О. Мандельштамом, супругами Бриками и др. И вместе с тем по роду своей службы умел оставаться в тени. По его биографии можно изучать историю СССР 1917-1937 годов… Я.Агранов работал в мозговом центре той структуры, которая занималась безопасностью молодого советского государства, он же непосредственно участвовал и в ленинских и в сталинских репрессиях, и сам был расстрелян как «враг народа» и член «антисоветской троцкистской организации». Действительно прав был Дантон, когда сказал перед казнью: «Революция пожирает своих детей».

Яков Агранов безусловно был неординарный человек и видный государственный деятель СССР. В его судьбе много неизвестного и противоречивого. Я заинтересовался его жизнью в 2004 году. Сведений о нем нет в книге «Памяць. Чачэрскi раён», нет и в «Беларускай энцыклапедыi», «Энциклопедии СССР», правда, в дополнении к 6-му тому «Энцыклапедыi гiсторыi Беларусi» есть небольшая заметка. Агранов является одним из персонажей романа-трилогии А.Рыбакова «Дети Арбата», в 2004 году был снят фильм «Заступник» о патриархе Тихоне, – в нем роль следователя Якова Агранова сыграл известный актер А.Домогаров. В большинстве произведений его рисуют чёрными красками… Моя цель – беспристрастно рассказать о нашем земляке.

I. Первые университеты

Яков Саулович Агранов родился в Чечерске 24 октября 1893 года в семье мещан Шмая и Ципы Сорензон (существуют и другие варианты написания их фамилии – Соренсон, Сорендзон, Сарандзон). Имеется также версия, что Агранов это и есть их настоящая фамилия, но слабо аргументированная. Как бы то ни было доподлинно известно, что Яков Агранов родился, провел детство и получил образование именно в местечке Чечерск Рогачёвского уезда Могилёвской губернии. Он был старшим ребенком в семье. Кроме него у Шмая Сорензона было ещё два сына Абрам и Мордехай и дочь Соня. Глава семейства работал в Чечерске в кузнице, потом на местном кирпичном заводике и в лавке торговца Иосифа Мандельштама. Сохранились воспоминания, что Шмай Сорензон был небольшого роста, жилистый, рыжий, вспыльчивый и драчливый. Он любил участвовать в непременных развлечениях того времени – кулачных боях, за что в Чечерске его прозвали «неугомонный Шмулик». Янкель же был ростом повыше отца и темноволосый, с длинным неулыбчивым лицом и большими глазами.

В 1905 году во время первой российской революции по империи прокатились еврейские погромы. Кстати, по сведениям Л.Смиловицкого и в Чечерске в 1905 году был еврейский погром, организованный местной организацией черносотенцев. Во время знаменитого гомельского погрома «неугомонный Шмулик» был в Гомеле и записался в отряд еврейской самообороны. 14 мая 1905 года во время разгона рабочей манифестации, организованной Гомельским комитетом Бунда совместно с Полесским комитетом РСДРП, погиб 17-летний рабочий, член образовательного ферейна Бунда, Янкель-Мовша Агранов. Его убийство вызвало новые волнения. Похороны Мовши Агранова превратились в грандиозный марш протеста. В 1930 году в Гомельском государственном музее была открыта выставка «1905 год на Гомельшчыне», – одним из центральных материалов выставки была картина товарища Балашова «Забойства Агранава». Отец, конечно же, рассказывал сыну об этих событиях. Янкелю в то время было уже 12 лет. Взможно в память о революционере М.Агранове и взял Янкель Сорензон себе псевдоним «Агранов».

В Чечерске Янкель закончил 4-х классное училище. Это было его первое и последнее систематическое образование. Здесь же под влиянием учителя словесности Марка Евсеева он приобщился к социалистическим идеям. После окончания училища в 1912 году Янкель Сорензон переехал в Гомель, где устроился бухгалтером у лесопромышленника Исаака Левина. В этом же году он вступил в Партию социалистов-революционеров (эсеров) и взял псевдоним Яков Агранов. В следующем году в Гомель переехал с семьёй и Шмулик Сорензон, где воплотил свою мечту – открыл бакалейный магазинчик. Шмай Сорензон умер в 1915 году, его младшие дети прожили обычные жизни, а вот Янкеля ждало большое будущее, его имя многим внушало страх и ужас, многие искали с ним дружбы, однако ему пришлось взойти на свою «Голгофу».

Вступив в 1912 году в партию эсеров, Я.Агранов активно участвовал в революционной деятельности и уже через 2 года стал членом Гомельского комитета партии социалистов-революционеров. 1 августа 1914 года началась первая мировая война. На фронт Янкель Сорензон не попал. Он был призван на военную службу, но вскоре демобилизован, – медицинская комиссия при военном присутствии освободила его от военной службы по состоянию здоровья. В 1915 году Яков примкнул к РСДРП(б) и принял участие в активной большевистской антивоенной агитации среди солдат (в Гомеле в то время располагался большой воинский пересыльный пункт), за что конечно же был арестован. Арест состоялся 25 апреля 1915 года и уже в мае он осужден и сослан в Енисейский край. В Чечерск же, как это часто бывает, дошли разные слухи об этом событии: одни говорили, что Янкель заделался революционером и загремел в Сибирь; другие – молодой Сорензон, работая бухгалтером в гомельской лесной конторе И.Левина, прихватил кассу (3000 рублей! – огромные по тем временам деньги) и сбежал, но его поймали и – в Сибирь.

Поистине царский режим был гуманным – за откровенную антивоенную агитацию всего лишь ссылка из прифронтового района. Несколько позже за такие дела (да и просто не к месту сказанные слова), взявшие в свои руки власть революционеры выносили один приговор – расстрел. В ссылке Я.Агранов познакомился с отбывавшим там же наказание Иосифом Джугашвили (Сталиным). Они на долгие годы подружились (есть версия, что Агранов был сослан еще, будучи эсером, и именно под влиянием Сталина примкнул к большевикам), и судьба связала их на долгие годы.

Сразу после Февральской революции и Сталин, и Агранов были амнистированы Временным правительством. Первый направился в Петроград, а наш герой – в Гомель. Прибыл он на родину где-то в середине марта и включился в работу по созданию большевистской группы. В апреле 1917 года в Гомеле был избран Полесский комитет РСДРП(б), который выполнял функции областного и принял активное участие в подготовке и проведении Октябрьской революции в Беларуси. О его деятельности написано немало, но, как отмечает историк Э.Иоффе, мало кому известно, что секретарем Полесского комитета был Яков Агранов (откройте энциклопедический справочник «Гомель», изданный в начале 90-х годов ХХ века, о нем там ни слова). Председателем Полесского областного комитета РСДРП(б) был Л.М.Каганович, заместителем председателя – М.М.Хатаевич, а секретарем наш земляк – Я.С.Агранов. Потому видно избрали его секретарем, что грамотный был, – как никак Чечерское городское училище закончил, усиленно занимался самообразованием и несколько лет бухгалтером работал, общем дела вести умел. Но не долго Яков поработал в органах советской власти города Гомеля. Наверное, не забыл его Сталин. Вскоре он был вызван в Петроград. С февраля 1918 года Яков Агранов занимает ответственную должность секретаря Совета Народных Комиссаров РСФСР (в то время ему было 24 года). Он работал секретарем так называемого Малого Совнаркома, который по замыслу Ленина, был своеобразной политической кухней, где готовились полуфабрикаты будущих политических решений. А уж потом на заседаниях СНК РСФСР эти решения принимались. Кстати, Ленин ценил Агранова. Было принято много постановлений СНК, подписанных В.Ульяновым (Лениным) и секретарем Совета Я.Аграновым. Сохранилось несколько записок Ленина, по которым можно судить, что Ленин считал его «компетентным человеком» по многим вопросам и к его мнению прислушивался. В СНК РСФСР Агранов служил до мая 1919 года, когда был направлен на работу в ВЧК. Началась новая глава его жизни.

В мае 1919 года Яков Агранов был направлен на работу в Петроградскую ЧК. В органах ВЧК-ГПУ-НКВД он сделал головокружительную карьеру. Судите сами. Вот его послужной список: 1919-1920 – уполномоченный Особого отдела ВЧК при СНК РСФСР; 1920-1921 – заместитель начальника Управления Особого отдела ВЧК при СНК РСФСР; 1-28.4.1921 – начальник XVI специального отделения Особого отдела ВЧК при СНК РСФСР; 28.4.1921-2.11.1922 – особоуполномоченный по важнейшим делам при начальнике Секретно-оперативного управления ВЧК при СНК-ГПУ НКВД РСФСР; 2.11.1922 – 1.2.1923 – начальник Особого бюро по делам административной высылки антисоветских элементов и интеллигенции Секретно-оперативного управления ГПУ НКВД РСФСР; 1.2-15.10.1923 – особоуполномоченный по важнейшим делам при начальнике Секретно-оперативного управления ГПУ НКВД РСФСР; 24.5.1923-26.10.1929 – заместитель начальника Секретного отдела ОГПУ при СНК СССР; 26.10.1929-14.3.1931 – начальник Секретного отдела ОГПУ при СНК СССР; 24.5.1930-14.3.1931 – помощник начальника Секретно-оперативного управления ОГПУ при СНК СССР; 14.3-1.9.1931 – начальник Секретно-политического отдела ОГПУ при СНК СССР; 31.7.1931-20.2.1933 – член коллегии ОГПУ при СНК СССР; 1.9.1931-20.2.1933 – полномочный представитель ОГПУ при СНК СССР по Московской области; 22.10.1931-11.6.1932 – начальник Особого отдела Московского военного округа; 20.2.1933-10.7.1934 – заместитель председателя ОГПУ при СНК СССР; 10.2.1934-20.7.1937 – член Центральной Ревизионной комиссии ВКП (б); 10.7.1934-15.4.1937 – 1-й заместитель народного комиссара внутренних дел СССР, комиссар государственной безопасности I-го ранга; 3-10.12.1934 – вр. и. д. Управления НКВД по Ленинградской области; 26.12.1936-15.4.1937 – начальник ГУГБ НКВД СССР, комиссар государственной безопасности I-го ранга; 15.4-17.5.1937 – начальник IV отдела ГУГБ НКВД СССР, комиссар государственной безопасности I-го ранга; 15.4-17.5.1937 – заместитель народного комиссара внутренних дел СССР, комиссар государственной безопасности I-го ранга; 17.5-20.7.1937 – начальник Управления НКВД по Саратовской области, комиссар государственной безопасности I-го ранга. За это время на родине в Беларуси он смог побывать всего лишь один раз: в 1920 году в качестве заместителя начальника Управления Особых отделов ВЧК (собые отделы – это органы военной контрразведки борьбы с вражескими проявлениями в Красной армии и на флоте) возглавлял спецгруппу, которая прибыла на Западный фронт (это было время советско-польской войны). Заезжал ли он в Чечерск? Думаю вряд ли, – нужно было раздувать мировую революцию.

Агранов работал с первым руководителем Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией (ВЧК) Ф.Дзержинским, был заместителем его преемника председателя ГПУ (с 1922г. ВЧК преобразована в Государственное политическое управление (ГПУ)) В.Менжинского, и, после образования НКВД СССР 10 июля 1934 года, он – 1-й заместитель наркома Г.Ягоды, а потом и Н.Ежова. В 1935 году ему было присвоено звание комиссар государственной безопасности 1-го ранга, что было равнозначно армейкому званию генерал армии. При Ежове Агранов возглавил Главное управление государственной безопасности (в него входили все бывшие отделы ГПУ, позже выделено в КГБ).

Как же он достиг таких высот?Безусловно наш земляк был незаурядной личностью, но не последнюю роль сыграло и личное знакомство с И.Сталиным и Г.Ягодой, с которым он работал в Петроградской ЧК. По сведениям историка Э.Иоффе долгое время Агранов пользовался исключительным доверием Сталина. Позже в подмосковном Зубалово их дачи располагались рядом, и, по слухам, они часто вместе проводили время за бутылочкой вина.

Свое кредо Яков Агранов чётко сформулировал в 1921 году: «морально то, что полезно в данный момент международному пролетариату (то есть большевикам)». Агранова позже назовут «большевистским Фуше». Он был большим мастером провокаций. За долгую службу в органах государственной безопасности Я.С.Агранов участвовал в разработке наиболее громких дел того времени. Он допрашивал патриарха Тихона, имевшего смелость возмутиться террором большевиков, – Дзержинский лично поручил ему дело опального патриарха. В 2004 году режиссером Хотулевым был снят публицистический фильм «Заступник» о патриархе Тихоне, в котором роль следователя Агранова сыграл один из самых популярных на сегодняшний день актеров Александр Домогаров. Наш земляк курировал дело «Петроградской боевой организации» или дело профессора Таганцева, по которому было расстреляно 87 русских интеллигентов и в их числе – русский поэт Николай Гумилев. Он расследовал восстание моряков в Кронштадте в 1921 году, восстание Антонова в Тамбовской губернии, руководил следствием по делу об убийстве С.М.Кирова, готовил процессы эсеров (кстати, в 30-х годах и в Чечерске было осуждено несколько десятков человек как члены эсеровской подпольной организации «Деятели»), Промпартии, трудовой крестьянской партии. Именно Агранов был одним из главных организаторов громкого политического процесса по делу Г.Зиновьева, Л.Каменева и других.

Следует также отметить, что Я.С.Агранов многое сделал и для становления и развития органов госбезопасности молодого советского государства, совершенствования их структуры. Он лично долгое время читал курс «Истории ВЧК» в высшей школе ОГПУ-НКВД. Агранов принимал активное участие в разработке и проведении знаменитой операции «Трест», ликвидации структур «Народного Союза защиты Родины и Свободы» знаменитого эсера-террориста Б.Савинкова (эта история в определенной мере послужила прототипом «Союза Меча и Орала» в романе Ильфа и Петрова «12 стульев»).

Нет сведений, чтобы наш земляк пользовался костоломными методами. Он умел убеждать, призывать к жертвенности, что-то обещать и тасовать в нужном направлении полученные сведения. Его специализацией была работа со старыми большевиками и творческой интеллигенцией. В этой сфере Якова Агранова считали крупным специалистом В.Ленин и Ф.Дзержинский. Именно поэтому его в свое время назначили начальником Особого бюро по делам административной высылки антисоветских элементов и интеллигенции. Так он стал «продавцом билетов на «философский» пароход».

В марте 1921г. Х съезд РКП(б), реализуя установки В.Ленина, который в свою очередь заимствовал ряд идей из программ меньшевиков и эсеров, принимает решение о замене продразверстки продналогом. Военный коммунизм закончился – начался НЭП (новая экономическая политика), прекратились внесудебные расправы времен гражданской войны. Страна, измученная революцией (кстати, латинское слово «революция» имеет греческий аналог «катастрофа», – и то и то другое означают «переворот, резкий скачок»), жаждала нормальной жизни. Чтобы вывести страну из разрухи, большевики принимают решение отойти от радикальных коммунистических идей, разрешить торговлю, частное предпринимательство, смириться с существованием денег.

И, действительно, произошло оживление экономики, а также интеллектуальной жизни общества: начали работу частные предприятия, тресты, синдикаты, в том числе с участием иностранного капитала, активно развивались и неправительственные организации, частные издательства, литературные и научные журналы. Советское правительство пошло на либерализацию экономики, однако главенство в политической и духовной жизни большевики никому уступать не собирались. И в это время в январе-феврале 1922 года прошли массовые забастовки профессоров и преподавателей ВУЗов. Тогда у Ленина рождается идея высылки верхушки интеллигентской элиты за границу, дабы не мутили воду и не мешали строить коммунизм, – в письме Л.Каменеву и И.Сталину вождь революции пишет: «…уволить 20—40 профессоров обязательно. Они нас дурачат».

В середине мая он в секретном письме Ф.Дзержинскому (сейчас его без проблем можно найти в Интернете) дает инструкции о подготовке высылки ряда вредных для государства лиц. В этом письме В.И.Ленин прямо называет профессоров и писателей контрреволюционерами, пособниками Антанты, шпионами и растлителями молодежи (невольно напрашивается аналогия суда над Сократом, которого обвинили в растлении молодежи и приговорили к смерти). А тут ещё масла в огонь подлил нарком здравоохранения Н.Семашко, направивший 21 мая 1922г. в Политбюро РКП(б) письмо о «контрреволюционных идеях» врачей-делегатов Всероссийского съезда врачей (они приняли резолюции о создании земских больниц и страховой медицины). Ленин дает 2 недели Сталину, Семашко и Дзержинскому на вынесение «директивы».

Уже 3 июня 1922 года председатель ГПУ Ф.Дзержинский зачитывал в Политбюро записку «Об антисоветских группировках среди интеллигенции». Так вот эту записку подготовил наш земляк, в то время особоуполномоченный по важнейшим делам при начальнике Секретно-политического управления ГПУ, Яков Агранов. Он же готовил и проект постановления Политбюро с таким же названием, которое было принято 8 июня 1922 года за №10. Этим постановлением была создана комиссия для подготовки списков инакомыслящей интеллигенции для их дальнейшего утверждения Политбюро и высылки за пределы страны либо в ее отдаленные районы. В комиссию вошли И.Уншлихт, Л.Каменев, Д.Курский, Г.Ягода и Я.Агранов. Вся оперативная работа была возложена на Якова Агранова, считавшегося крупным специалистом в ГПУ в этой области. Началась операция по высылке инакомыслящих из Советской России. Несмотря на тяжелую болезнь за ней пристально следил Владимир Ильич (с середины мая по 2 октября 1922 года он лечился в Горках), 16 июля он писал Сталину: « комиссия должна представить списки и надо бы несколько сот подобных господ выслать за границу безжалостно. Очистим Россию надолго… С коммунистическим приветом, Ленин».

Яков Агранов работал оперативно, непосредственно с его участием было подготовлено 3 списка (петроградский и два московских), четвертый список готовили работники ГПУ Украины. В петроградский и московские списки были включены виднейшие представители российской интеллигенции, ученые мировой величины: социолог П.Сорокин, философы Н.Бердяев, Н.Лосский, Л.Карсавин, Н.Ильин, С.Франк, С.Трубецкой и другие, более двухсот человек. Списки были утверждены 10 августа 1922г. и ВЦИК РСФСР принял декрет о высылке их за пределы страны.

16-18 августа прошли аресты, со всех взяли подписку об обязательном выезде за границу и предупредили, что в случае самовольного возвращения их ждет расстрел. Кто не мог купить билеты и визы высылались с семьями за государственный счет. Самые большие партии были отправлены двумя специально зафрахтованными немецкими пароходами «Обербургомистр Хаген» (рейс из Петрограда в Штеттин 29- 30 сентября 1922г.) и «Пруссия» (рейс 16-17 ноября 1922г.), каждый из них впоследствии получил прозвище «философский пароход». Главным «продавцом билетов» на них был наш земляк Я.Агранов.

В октябре 2007 года эмигрантская газета «Русская Германия» писала «…судьбами мыслителей мирового масштаба вершил чечерский недоучка…». Да, Агранов университетов не заканчивал, но в философии и литературе разбирался неплохо, умел на равных разговаривать с маститыми учеными, и даже иногда представлялся профессором психологии. А психолог он был действительно прирожденный.

Что касается четвертого списка, то украинское ГПУ добилось их высылки в отдаленные районы РСФСР, туда же были направлены врачи, разошедшиеся во взглядах с наркомом Н.Семашко. Их дальнейшие судьбы неизвестны. А высланные за границу российские ученые продолжили свою творческую деятельность. Кто знает, может быть они остались живы благодаря руке нашего земляка Якова Агранова, которую назвать легкой язык не поворачивается. А что касается замечания «Русской Германии», то это, конечно же, упрощенный взгляд, – как известно диплом дает не ум, а квалификацию.

Как, например, объяснить тот факт, что Агранов был своим человеком в литературных салонах Москвы 20-30-х годов ХХ века (его звали там «Янечка»).

Яков Агранов активно участвовал в художественной жизни Москвы. В столице СССР в 20-х – начале 30-х годов было несколько литературных салонов, но наиболее заметными были два: Лили Брик (гражданская жена поэта В.Маяковского, а потом комкора Примакова) и Зинаиды Райх (жена известного режиссера В.Мейерхольда).

Там собирались известные литераторы, артисты, художники, а также видные военные и чекисты. Агранов был непременным участником. Он общался как с членами РАППа (Российская ассоциация пролетарских писателей), так и ЛЕФа (Левого фронта искусств), несмотря на их вражду и соперничество.РАПП возглавлял известный литературный критик Леопольд Авербах (кстати, шурин Г.Ягоды), а ЛЕФ – поэт Владимир Маяковский.

Яков Саулович был в дружеских отношениях с поэтами О.Мандельштамом и В.Маяковским, критиков Л.Авербахом, супругами Бриками. Лиля Брик, с которой у него одно время был роман, называла его «милый Янечка». Во всех салонах его знали как Яню (Яня – уменьшительное от его настоящего имени Янкель). Владимир Маяковский называл нашего земляка «друг Аграныч». Агранов был знаком с Сергеем Есенины и Михаилом Булгаковым. Литературные салоны были очагами свободомыслия и чекист Янкель Сорензон использовал по полной программе свои связи в художественных кругах для получения осведомительской информации. При этом, справедливости ради, стоит отметить, что и Лиля и Осип Брики были штатными сотрудниками ГПУ (Осип уволился в 1923 году, но связей не прерывал). Сергею Есенину приписывают эпиграмму: «Вы думаете, что Ося Брик – исследователь русского языка? А на самом деле он шпик и следователь ВЧК». Удостоверение сотрудника ГПУ было и у В.Маяковского, и не только у него…

Лиля Брик вспоминает об Агранове как о человеке милом, общительным, жившем, несмотря на работу в органах скромно, почти бедно. Действительно, наш земляк в быту, так сказать, вел себя достойно, не имел страстей, в отличие от своего шефа Ягоды, к драгоценностям, антиквариату, дорогой одежде и другим излишествам. Но насчет бедности, наверно, Лиля загнула. Сотрудники органов ГПУ-НКВД с середины 20-х годов имели на порядок более высокое жалованье, чем армейские офицеры.

В Москев Я.Агранов жил в одном доме с Г.Ягодой в Милютинском переулке, что недалеко от Лубянки. Несмотря на любовь к литературе, Яков делал свою работу: искоренял контрреволюцию в среде интеллигенции: его подпись стоит на ордере на арест Осипа Мандельштама; ранее в 1921 году он подвел под расстрел за к/р (контрреволюционную) деятельность Николая Гумилева; он допрашивал дочь Льва Толстого; арестовывал и ссылал в Сибирь Николая Эрдмана и Масса (авторов сценария к многим кинофильмам: «Веселые ребята», «Волга-Волга» и др.) за сочинение и распространение к/р басен (одну из них имел неосторожность прочесть на приеме у Сталина известный актер Качалов); в 1924 году раскрыл» «Центр действий ордена русских фашистов», – по этому делу в 1925 году был расстрелян поэт Алексей Ганин и с ним 5 человек (многие из них до этого лечились в психиатрической больнице); по его приказу в апреле 1937 года был арестован сын Сергея Есенина Юрий как «активный участник к/р фашистско-террористической группы», расследовал дело известного ученого-экономиста и талантливого писателя беллетриста Чаянова («Ботаник Х). Общем, в комиссариате внутренних дел Яков Саулович Агранов был заместителем Ягоды, а затем и Ежова «по культуре».

Сейчас много публикаций в прессе, авторы которых считают Агранова убийцей Маяковского, что маловероятно. А вот пистолет, из которого застрелился пролетарский поэт, был действительно подарен ему Яковом Сауловичем. Смерть Маяковского произошла 14 апреля 1930 года. В своем романе «Мастер и Маргарита» Михаил Булгаков акцентирует внимание на дате «14 числа весеннего месяца нисана», в этот день в романе был зарезан Иуда Искариот. И, как считают литературоведы, прототипом Афрания, начальника спецслужбы Понтия Пилата, был Агранов (вслушайтесь Агранов – Афраний).

Яков Агранов занимался и многими интересными делами. Так, например, в 20-х годах он вместе с известным чекистом Г.Бокием и чекистом-авантюристом Г.Блюмкиным разрабатывал проект ГПУ по поиску таинственной страны Шамбалы в Тибете. Предложения по поиску Шамбалы представил профессор А.В.Барченко, который в ГПУ занимался гипнозом, телепатией, астрологией и прочими подобными вещами. Еще в 1911 году он написал работу «Передача мыслей на расстоянии». Впоследствии он стал ученым консультантом Главнауки, заведовал нейроэнергетической лабораторией Всесоюзного института экспериментальной медицины. И все они в 30-х годах были расстреляны.

Еще Агранов, представьте себе, занимался установкой звезд вместо орлов на башнях московского Кремля (правда он начал, а вот завершали уже другие). Яков Саулович был дважды награжден орденом Боевого Красного Знамени (14.12.1927г. и 20.12.1932г.). До 6 апреля 1930 года, когда был учрежден орден Ленина, это была высшая награда СССР. Звание Герой Советского Союза было учреждено еще позже – 16 апреля 1934 года.

После ареста комкора Примакова, Агранов смог убедить Сталина не арестовывать его гражданскую жену Лилю Брик. Но знал ли он, что вскоре и ему придется перешагнуть порог камеры. С 23 февраля по 5 марта 1937 года в Москве проходил пленум ЦК ВКП(б), который вошел в историю как официально закрепивший курс на широкомасштабную борьбу с «врагами народа» – «троцкистами», «правыми» и «вредителями». На нем особенно жестко критиковалось бывшее руководство НКВД: Г.Ягода и Г.Молчанов. В числе выступивших с жесткой критикой был и Яков Агранов.

Но уже в апреле 1937 года Ежов, по сведениям историка Э.Иоффе, сказал Сталину, что на Агранова от бдительных товарищей по работе поступают сигналы о его симпатиях к Троцкому, что он проводил вечера в компании с Каменевым Бухариным и Радеком, когда они находились под следствием. И Сталин сказал: «Ты – нарком, решай сам. Раз человек запачкался, его надо убрать». Товарищ Агранов стал не нужен вождю. Он же верил в дружбу со Сталиным, – пусть понизят в должности, но не посадят. 17 мая 1937 года его удаляют из центрального аппарата НКВД и назначают начальников управления по Саратовской области. А 20 июля 1937 года, в годовщину смерти бывшего шефа Ф.Э.Дзержинского (умер 20 июля 1926г.), Агранов по представлению комиссии, проверявшей деятельность руководства Саратовской области, которую возглавляли Маленков и Андреев, был арестован.

Якову Сауловичу Агранову пришлось испытать на себе всю мощь следственного аппарата НКВД. Он вначале писал покаянные письма Сталину, признал себя виновным в принадлежности к антисоветской троцкистской организации (ст.58-11 УК РСФСР) и только просил пощадить семью, себя же просил поскорее расстрелять (били его коллеги нещадно).

Однако вскоре после его ареста взяли и его жену Валентину Кухареву. Ее первого мужа, офицера Красной Армии, расстреляли в начале 30-х годов как польского шпиона, а в нее влюбился Яков Агранов и смог оградить в то время от ареста. Она долгое время не давала показаний.

С ней в камере сидела Мария Демченко, директор Партиздата Украины, вот она вспоминала, что следователи пошли на хитрость: возьми все на себя, скажи, что ты, как и первый муж, польская шпионка, и мы Агранова освободим.

Кухарева поверила. Когда ей в камере разъяснили, что она наделала, то жена Якова потребовала вернуть протокол, но была только избита.

Яков Агранов 1 августа 1938 года в соответствии со статьями 319 и 320 УПК РСФСР был приговорен к высшей мере уголовного наказания – расстрелу с конфискацией всего лично ему принадлежащего имущества. В этот же день приговор был приведен в исполнение. Через несколько дней была казнена и его жена – Валентина Кухарева. В 1955 году дочь Я.С.Агранова ходатайствовала о реабилитации отца.

Как отмечает историк Э.Иоффе, в октябре 1955 года Главной военной прокуратурой СССР было вынесено постановление об отказе в пересмотре дела Агранова и постановке вопроса о его реабилитации:

1. …Агранов за принадлежность к антисоветской организации был осужден необоснованно.

2. Материалами дела и дополнительной проверкой полностью доказана вина Агранова в систематическом нарушении социалистической законности в период его работы в органах НКВД.

3. В связи с этим является нецелесообразным входить с заключением в Военную Коллегию Верховного Суда СССР на предмет прекращения дела в отношении Агранова, в части принадлежности его к антисоветской организации».

Аўтар: Сяргей Атрошчанка