Взаимодействие партизанских сил и Красной армии в период битвы за Днепр и начало освобождения Беларуси (осень 1943 — весна 1944 гг.)

0
395
Взаимодействие партизанских сил и Красной армии в период битвы за Днепр и начало освобождения Беларуси (осень 1943 — весна 1944 гг.)

Победа Красной Армии в Курской битве, похоронившая последнюю попытку немецко-фашистского командования вновь захватить стратегиче­скую инициативу, дала возможность для перехода советских войск в общее контрнаступление на широком фронте с далеко идущими целями.

Исходя из этого в августе-декабре 1943 г. на юго-западном направле­нии, где концентрировались основные силы воюющих сторон, по указанию Ставки Верховного Главнокомандования советскими войсками был прове­ден ряд стратегических, фронтовых и армейских наступательных операций объединенных единым замыслом, которые позже вошли в историю как Битва за Днепр. Главной их целью было освобождение Левобережной Ук­раины, Донбасса, Киева и захват плацдармов на правом берегу Днепра. В широком плане понятие «Битва за Днепр» включает в себя наступательные операции советских войск, которые проводились в августе-декабре 1943 г. войсками Центрального, Воронежского, Степного, Юго-Западного и Южно­го фронтов с целью освобождения Левобережной Украины, Донбасса, Кие­ва, захвата плацдармов на Днепре, выхода к Крыму. На наш взгляд, оно также включает наступательные операции Брянского, Западного и левого крыла Калининского фронтов по освобождению Брянска, Смоленска и пер­вых районов Беларуси. Однако если о боевых действиях первых пяти фрон­тов существует обильная литература, то операции последних трех фронтов освещены слабо. Так, в советском “Военно-энциклопедическом словаре” и в «Советской военной энциклопедии» в статьях “Битва за Днепр 1943” Брян­ский фронт вообще не упоминается, а из операций, проведенных в ходе Бит­вы за Днепр, названы только Донбасская, Днепровская воздушно-десантная, Киевская наступательная и Киевская оборонительная, Мелитопольская опе­рации1. Поэтому с битвой за Днепр тесно связаны и операции по началу освобождения территории Беларуси.

Нам представляется, что ведя разговор о битве за Днепр необходимо учитывать все боевые операции по освобождению и форсированию Днепра, которые проводились в 1943-1944 гг. на всем его протяжении. Известно, что первые 485 км Днепр протекает по территории России, а затем около 700 км по территории Беларуси и остальные 1100 км по территории Украи­ны. Конечно, Днепр в среднем течении и в низовье далеко несопоставим с Днепром на территории Беларуси и России. Однако мы не должны забывать также и о том, что из 2605 человек, удостоенных высокого звания Героев Советского Союза, более 600 человек получили его в боях за Днепр на тер­ритории Белорусского Полесья2. Поэтому с битвой за Днепр тесно связаны и операции по началу освобождения территории Беларуси.

В битве за Днепр выделяются два этапа. На первом (август-сентябрь 1943 г.) советские войска освободили Левобережную Украину и на отдельных участках форсировали Днепр. На втором (октябрь-декабрь 1943 г.) они раз­громили противника в среднем и нижнем течении, освободили Киев и вели борьбу за удержание и расширение плацдармов на правом берегу Днепра.

Первыми 3 августа 1943 г. перешли в наступление войска Воронежского и Степного фронтов. Началась Белгородско-Харьковская операция («полко­водец Румянцев»). Затем, 7 августа начали наступление войска Западного, 13 августа левого крыла Калининского и Брянского фронтов против злопо­лучной группы армий “Центр” («Суворов 1» и «Суворов 2»)3. План «Смо­ленской операции», был непосредственно разработан Ставкой ВГК. Глав­ной его целью было отбросить как можно дальше противника от Москвы, освободить Смоленск, другие города области, разъединить, надежно сковать и разгромить сконцентрированные здесь войска группы армий “Центр”, не дать возможности перебросить отсюда часть сил на южное на­правление4.

Операция была проведена в три этапа. На первом (с 7 по 20 августа 1943 г.) войсками Западного фронта была проведена Спас-Деменская операция, во время которой войска фронта продвинулись в районе Спас-Деменска на 30-40 км и 13 освободили город. В этот же день в направлении Духовщины перешли в наступление войска левого фланга Калининского фронта, однако встретили с очень жесткой обороной противника. За 5 дней войска 39-й ар­мии, при поддержке авиации 3-й воздушной армии, удалось вклиниться в оборону противника всего на на 6-7 км. Ввиду того, что командование вер­махта перебросило на смоленское направление 13 дивизий с Орловско-Брянского направления, бои здесь приняли затяжной характер. Ставка при­няла решение временно прекратить наступление, подтянуть тылы, пере­группировать силы в направлении Ельня — Смоленск.

На втором этапе (с 28 августа по 6 сентября 1943 г.) была проведена Ельнинско-Дорогобужская операция, в результате которой 30 августа была освобождена Ельня, форсированы Днепр и 1 сентября освобожден Дорого­буж.

На третьем этапе (7 сентября — 2 октября 1943 г.) войсками Калининско­го и Западного фронтов были проведены Духовщинско-Демидовская и Смоленско-Рославльская операции. 25 сентября был освобожден г. Смоленск и Рославль. Продолжая наступление, советские войска 28 сентября освободи­ли районный центр Могилевской области г. Мстиславль. 2 октября 1943 г. Смоленская операция была завершена. Советские войска разгромили 5 пе­хотных, танковую и моторизованную дивизии, нанесли значительный урон еще 14 дивизиям, отбросили врага на 135-145 км и вышли на рубеж Велиж, Рудня, восточней Горки, Дрибин и далее по р. Проня, где перешли к оборо­не. В результате линия фронта была отодвинута на 200-250 км на запад в полосе шириной 400 км, освобождена территория части Калининской, Смо­ленская область, положено начало освобождения Беларуси 5.

В тесном оперативно-стратегическом взаимодействии с Западным и Ка­лининским фронтами действовал и Брянский фронт, войска которого 1 сен­тября — 3 октября провели Брянскую операцию против 9-й армии. 17 сентября они освободили Брянск и, продолжая наступление, 26 сентября выбили про­тивника с первого районного центра Могилевской области Хотимска.

В направлении Беларуси правым флангом наступление вел также Цен­тральный фронт. В ночь на 23 сентября 1943 г. войска его 13-й армии форсиро­вали Днепр и освободили Комарин — первый районный центр Беларуси6.

Необходимо отметить, что в стратегических планах противоборст­вующих сторон территории Беларуси отводилось особое место. Это объясняется как особенностями географического расположения — наличие большого количества естественных преград: лесисто-болотистой местности, рек, ручьев, озер, слабой сети железных и шоссейных коммуникаций, так и общей ситуаций сложившейся здесь. Немецко-фашистское командование рассчитывало путем создания ряда прочных оборонительных рубежей, используя лесисто-болотистую местность, не только задержать наступление Красной Армии на западном направлении, но и, при благоприятных условиях, нанести удар силами сосредоточенной здесь крупной группировки с севера по флангу советских войск, действовавших на Украине.

В свою очередь, территория Беларуси, как театр военных действий и как территория временно оккупированной союзной республики, была в поле зрения советского военного и политического руководства. В случае благо­приятного исхода наступательных операций войск Западного и Калинин­ского фронтов через территорию Беларуси открывался кратчайший путь к Восточной Пруссии. При этом советское командование объективно было вынуждено считаться как с вышеназванными факторами, так и учитывать факт наличия на территории Беларуси многочисленных партизанских формирований.

Поэтому в разгар Смоленской операции Ставка ВГК 20 сентября 1943 г. поставила перед Западным фронтом задачу: к моменту овладения Смоленском левым крылом фронта занять Починск, Рославль и выйти на рубеж р. Сож, Хиславичи, Шумяги; в дальнейшем главной группировкой наступать в Оршанском направлении и 10-12 октября взять район Орша, Могилев. Общая глубина предстоящей операции должна была составить 160-210 км. Но уже в последних числах сентября Ставка потребовала: после занятия района Орша, Могилев продолжать наступление в направлении Борисов, Молодечно и выйти на фронт Докшицы — Долгиново — Радошковичи; в дальнейшм освободить Вильнюс. Одновременно Калининскому фронту предписывалось не позже 9-10 октября 1943 г. взять Витебск, в последующем Ригу, а Центральному фронту — Минск. В соответствии с планами Ставки планировалось разгромить группу армий “Центр” одновременными рессекающими ударами по флангам и в центре, освободить Беларусь и выйти к границам Восточной Пруссии и Прибалтики7.

Однако, как показали последующие события, оснований для таких оптимистических прогнозов не было. Советские войска не имели значительного преимущества над противником. Осенняя распутица, условия местности, сильные оборонительные сооружения и желание противника стоять до конца — все это являлось составляющей знаменитого “восточного вала”, на который так надеялись в Берлине. Тем не менее, вы­полняя решения Ставки, советские войска в начале октября 1943 г. развер­нули запланированные операции от Невеля до устья Припяти. Первыми в бой вступили левофланговые армии Калининского фронта — 43-я и 39-я , которые 2 октября нанесли отвлекающий удар на запад с. целью ввести в заблуждение и отвлечь силы противника с района Невеля, где готовился основной ударный кулак. В результате жестких 4-дневных боев им удалось продвинуться на 10-18 км и 8 октября освободить г. Лиозно Витебской области8. 6 октября, в наступление перешли правофланговые 3-я и 4-я ударные армии Калининского фронта на Невельском направлении, которые нанесли главный удар по противнику в тыл Витебской группировки с севера, через Невель в стык групп армий “Центр” и “Север”. После 2 дневных боев был освобожден г. Невель, тем самым был сделан 20-км разрыв в линии фронта, перерезана дорога Дно-Новосокольники — Невель, которая давала возможность маневра силами между группами армий”9.

Это обстоятельство чрезвычайно встревожило гитлеровское военное руководство. В указанный район в спешном порядке была начата переброска значительных немецких войск — семи пехотных и одной танковой дивизии, а также усилились мероприятия по охране оперативного тыла 3-й танковой армии, сюда по приказу Геринга были перенацелены силы 6-го воздушного флота. Завязались кровопролитные бои. Немцам удалось приостановить наступление советских войск, однако вернуть Невель они оказались не в состоянии.

В то время как войска Калининского фронта вели бои на витебском на­правлении, основные силы Западного фронта, 3 октября 1943 г., фактически без передышки возобновили наступление в направлении Орши, где удар наносила 10-я гвардейская, 21-я и 33-я армии. Советским войскам с рубежа Ляды — Ленино — Дрибин предстояло преодолеть глубоко эшелонированную систему траншей, густо усеянную проволочными заграждениями и минными полями. Серьезным препятствием являлась река Мерея с илистым дном и заболоченной поймой, к тому же ее левый берег был выше правого, что давало противнику вести прицельный огонь по наступающим войскам. В силу этого, а также того, что подготовка операции проводилась в спешке, наступавшие дивизии были укомплектованы личным составом лишь на 40,3 %, насчитывая не более 3800 человек (просьба командования об усилении фронта силами и средствами была удовлетворена лишь 25-30 %), несмотря на беспримерное мужество советских воинов прорвать оборону и решить поставленные задачи они не смогли10. Командование Западным фронтом начало срочную перегруппировку войск, а затем в период с 12 октября 1943 по 1 апреля 1944 провело 11 боевых операций (6 на Оршанском, 2 на Богушевском и 3 на Витебском направлениях, которые потом стали предметом специального рассмотрения Чрезвычайной комиссии Государственного комитета обороны (ГКО, которую возглавлял Г. М. Маленков) и были оценены как неудовлетворительные. “Все эти опе­рации, отмечалось в докладе Чрезвычайной комиссии ГКО, — закончились неудачно и фронт своих задач не выполнил. Ни в одной из перечисленных операций оборона противника не была прорвана даже на ее тактическую глу­бину, операции оканчивались незначительным вклинением в оборону про­тивника при больших потерях наших войск… . С октября по апрель 1944 г. Западный фронт потерял — 330 419 человек. Кроме того, за это время в гос­питаля поступило 53 283 человек больных. За это время войсками фронта израсходовано 7261 вагон боеприпасов” П), что было значительно больше, чем на других фронтах освобождавших Беларусь. По докладу Комиссии были сделаны жесткие выводы. Во всех неудачах на западном направлении было обвинено командование Западного фронта и отстранено от руково­дства. Была проведена реорганизация фронтов. По распоряжению Ставки от 12 апреля 1944 г. Западный фронт был разделен на 3-й и 2-й Белорусские, а Белорусский фронт (бывший Центральный) переименован в 1-й Белорус­ский. Неудачные действия войск Западного фронта сильно диссонировали на фоне грандиозных успехов советских войск на Левобережной и Правобе­режной Украине, при снятии блокады Ленинграда, поэтому о боевых дейст­виях фронта осенью 1943 весной 1944 гг. писалось очень мало. И только с начала 90-х годов прошлого столетия эта проблема стала шире освещаться в историографии в работах В. И. Фесенко, И. В. Тимоховича, М. А. Гареева и др.12.

«Нельзя сказать, что все операции были совершенно бесплодными и не дали никаких результатов. Они изматывали противника (он тоже нес немалые потери), не давали ему возможности прочно закрепиться на новых оборонительных рубежах. А главное — вследствие постоянных активных действий войск Западного фронта германское командование так и не смогло перебросить с центрального участка восточного фронта дополнительные силы на другие направления, где решались основные стратегические зада­чи» — делает вывод бывший участник боев М. А. Гареев13.

Более успешными были операции, которые проводились в это время войсками Центрального и Калининского фронтов. Войска Центрального фронта блестяще провели Черниговско-Припятскую операцию (26 августа-30 сентября 1943 г.), в результате которой продвинулись на 300 км, вышли к Днепру, Припяти, Сожа и захватили плацдармы на этих реках. Одновременно с действиями Западного фронта на Витебском, Оршанском и Могилевском направлениях Центральный фронт, усиленный 3, 50 и 63-й армиями, 15 октября 1943 г. развернул наступление на Гомельско-Бобруйском направлении. Наступление началось на левом крыле фронта силами 61-й и 65-й армий генералов Л. А. Белова и П. И. Батова вдоль Днепра в направлении Речицы, Жлобина в тыл немецкой группировки. 16 октября они форсировали Днепр, 17 октября освободили г.п. Лоев и захватили плацдарм на правом берегу шириной около 40 и глубиной до 20 км. Лоевский плацдарм имел важное стратегическое значение и сыграл огромную роль в проведении дальнейших наступательных операций на Калинковичском и Речицком направлениях. 20 октября 1943 г. Калининский фронт был переименован в 1-й Прибалтийский, а Центральный фронт в Белорусский фронт. 10 ноября 1943 г. после короткой подготовки войска Белорусского фронта (ген. армии К. К. Рокоссовский) начали Гомельско-Речицкую операцию (10—30 ноября 1943 г.), которая в сравнении с другими была лучше подготовлена и блестяще проведена. “Перед нашим Белорусским фронтом, — вспоминал позже маршал К. К. Рокоссовский, действовали немецко-фашистские войска группы армий “Центр” (4, 9 и 2-я армии), которые выполняли задание гитлеровского руководства — не допус­тить прорыва Восточного вала. Мы уже убедились в мощности этого рубе­жа. В лоб взять трудно. Тут нужен смелый маневр и умение обмануть про­тивника. Мы могли идти на риск, показывая концентрацию сил на одном участке фронта, в то время, когда готовили удар совсем на другом направ­лении. Мы так и постуПили. 11-я армия И. И. Федюнинского вместе с вой­сками В. Я. Колпакчи беспрерывно атаковали противника севернее Гомеля, приковывая его внимание к этому участку. А основной удар нами был нане­сен с лоевского плацдарма”,14. Войска фронта прорвали оборону противника шириной 100 км и продвинулись на запад на 130 км. В резуль­тате операции 18 ноября была освобождена Речица, а 25 ноября — первый областной город Беларуси Гомель.

В период с 8 января по 8 февраля 1944 войсками левого крыла фронта (61 и 65, 16-я воздушная армии) была проведена Калинковичско-Мозырская наступательная операция, в результате которой советские войска отбросили противника на 60 км и освободили Мозырь, Калинковичи, Озаричи, Лельчицы. И, наконец, 21-26 февраля 1944 частью сил фронта (3-я, часть сил 50 и 48, 16-я воздушная армии) была проведена Рогачевско-Жлобинская наступательная операция, в результате которой 24 февраля был освобожден Рогачев, войска фронта захватили плацдарм на правом берегу Днепра и вышли на подступы к Жлобину.

Войска 1-го Прибалтийского фронта 13-31 декабря 1943 г. провели Городокскую операцию. Продвинувшись на 60 км, войска фронта ликвиди­ровали Городокский выступ, освободили 1220 населенных пунктов, в том числе Городок. Противник потерял убитыми и ранеными более 65 тыс. солдат и офицеров, 3300 человек было взято в плен. Значительными были и потери советских войск. Во время Невельской и Городокской операций (ок­тябрь-декабрь 1943 г.) они составили 168 902 человек, в том числе 43551 — безвозвратные15.

В феврале-марте войска фронта, взаимодействуя с войсками Западного фронта в наступлении под Витебском, прорвали оборону противника и улучшили свои позиции. Только во второй половине апреля войска фрон­тов, которые наступали в направлении Беларуси, получили приказ о пере­ходе к обороне. Это время необходимо было использовать для подготовки к решающей битве за Беларусь — к операции “Багратион”.

Анализ документальных опубликованных в литературе материалов во­енных советов фронтов и армий, действовавших в направлении на Белорус­сию, документов подпольных партийных органоЬ и партизанских формирований показывает, что начиная с лета 1943 г. боевое взаимодейст­вие партизанских сил с частями Красной Армии начинает осуществляться в стратегическом, оперативном и тактическом масштабах. С приближением Красной Армии к границам Беларуси, и особенно с началом освобождения ее первых районов, происходит процесс более тесного взаимодействия пар­тизан с частями Красной Армии. Предпосылками этому был огромный раз­мах партизанского движения, наличие многотысячной армии партизан, соз­давших по существу на территории Беларуси второй «партизанский фронт». Это стало возможным благодаря созданию стройной системы воен­но-оперативного руководства партизанским движением на всей территории Беларуси, установлению устойчивой связи с ЦШПД, БШПД и их оператив­ными группами и представительствами на фронтах. Возросшими масшта­бами помощи партизанам с Большой земли. Отличительной особенностью этого периода является то, что основная масса боевых операций партизанских сил республики проводилась по спланированным военно­оперативными органами планам, с участием крупных партизанских сил, в составе многих отрядов и соединений, с нанесением одновременных скоординированных ударов по нескольким военным объектам оккупантов. Сюда относятся планы, связанные с организацией взаимодействия партизанских группировок с частями Красной Армии, проведения операций по разгрому крупных вражеских гарнизонов, организованной борьбы партизан с карательными экспедициями и др. Классическим примером таких скоординированных партизанских действий, проводимых в интересах стратегических и фронтовых операций Красной Армии, являются удары партизан по коммуникациям противника, получившим название «рельсовая война». В Беларуси «рельсовая война» проводилась в три этапа. Первый этап начался в ночь на 3 августа 1943 г. и продолжался до середины сентября. По времени он совпал с контрнаступлением Красной Армии в Курской битве. Перед началом освобождения Беларуси был проведен второй этап «рельсовой войны», получивший название «Концерт». Он начался во второй половине сентября и продолжался до ноября 1943 г. Третий этап «рельсовый войны» партизаны республики осуществили накануне и в ходе операции «Багратион».

Второй отличительной особенностью этого периода является то, что Центрами планирования, координации и обеспечения боевых операций партизан в это время становятся оперативные группы БШПД при военных советах фронтов, которые действовали в тесном контакте с командованием фронтов и армий. Необходимо отметить, что в создании оперативных групп БШПД при военных советах фронтов и армий были заинтересованы не только штабы партизанского движения, но и командование фронтов, так как это давало им возможность получать оперативную разведывательную и иную информацию партизан, а также учитывать наличие партизанских сил при подготовке и проведении фронтовых и армейских операций16.

Так, представительство ЦШПД и БШПД на Центральном (с 20 ок­тября 1943 г. Белорусском) фронте первоначально возглавлял генерал-майор А. А. Горшков, а с декабря 1943 г. — И. М. Дикан. Штат представи­тельства состоял из 55 человек. Ему были подчинены Гомельское, Могилевское, Брестское и Пинское областные соединения. Соответствующие опер­группы БШПД были созданы позже на 1, 2, 3-м Белорусских и 1-м Прибал­тийском фронтах.

Оперативные группы ЦШПД и БШПД в своей деятельности опирались на помощь созданных ранее оперативных групп партизанского движения при военных советах армий. Так, опергруппа партизанского движения при Военном Совете 61-й армии стала действовать в июле 1942 года. Ее штат­ный состав состоял из начальника (майор Г.Ф. Бут) и двух оперуполномо­ченных (майоры В. И. Козлов, Г. Т. Кривчук). В заштатный состав группы входили три партизанских отряда: «12-й гвардейский (командир — гвардии майор Прохоров). Отряд состоял из 28 человек; отряд имени Бусловского (командир — мл. лейтенант Б. А. Викулов — 20 человек), отряд Кузьменкова (командир — капитан Кузьменков — 40 человек), а также заштатный состав радиоузла (2 человека: начальник узла — мл. лейтенант Г. П. Алавидзе, ра­дист — старшина Е. Н. Ткаченко). Заштатный состав числился в частях 61-й армии и считался временно прикомандированным к опергруппе партизан­ского движения для выполнения специальных заданий военного совета ар­мии17.

Опергруппа стремилась установить постоянные связи с партизанскими формированиями, действовавшими перед фронтом 61-й армии. Налажива­ние связей проходило различными путями: заброской в тыл врага неболь­ших групп парашютистов с рациями и с указанием района действий парти­зан, офицеров связи с радиостанциями непосредственно на посадочные площадки партизан. Зачастую практиковалась заброска группы парашюти­стов, которая устанавливала связь с партизанами и обеспечивала прием са­молетов с новыми группами, с грузами оружия, боеприпасов, медикаментов и т. д.

В этом отношении показательна операция по заброске групп в Хойникский район. В ночь на 12 октября 1943 года опергруппой была за­брошена группа парашютистов (7 человек) под руководством ст. лейте­нантов А. С. Игнатова и И. Д. Танаева. В течение дня она разведала мест­ность, подобрала посадочную площадку и обеспечила прием новых групп с посадкой самолетов18. Группа установила связь со 2-й Калинковичской партизанской бригадой19. Партизаны с помощью населения в течение не­скольких дней оборудовали посадочную площадку в районе деревни Ту­рье20. «Нашей группой при 61-й армии с 12 октября по 15 ноября 1943 года, — говорится в записке Представителя ЦШПД на Белорусском фронте, — ор­ганизовано 82 самолето-вылета У-2 в Хойникский и Калинковичский рай­оны Полесской области, которыми переброшены в тыл врага 12-й гвардей­ский отряд численностью 25 человек под командованием майора Прохоро­ва, отряд лейтенанта Б. А. Викулова — численностью 20 человек и отряд Кузьменкова под командованием ст. лейтенанта Закускина, численностью 45 человек21. Все отряды обеспечены рациями и имеют связь с опергруппой при Военном Совете 61-й армии»22. За этот же период бригаде К. Н. Моро­зова было заброшено 90 винтовок, 35 тысяч различных патронов, 400 кило­грамм тола, 90 кг соли и 50 кг табака, эвакуировано 7 раненых партизан и 69 женщин и детей23.

Установив непосредственную радио- и авиасвязь с партизанами, опер­группа стала получать от партизан разнообразную информацию об обста­новке в районах Калинковичи, Мозырь, Хойники, Василевичи, Наровля24.

В Гомельское партизанское соединение за период с 24 октября по 6 нояб­ря 1943 г. было совершено 29 самолето-вылетов. Доставлено более 132 тыс. различных патронов, 300 кг тола, 60 м битфордова и 300 м детонирующего шнура, 220 взрывателей, вывезено в советский тыл 31 раненых партизан, 6 офицеров, 10 женщин и детей25.

Опергруппу при военном совете 43-й армии, действовавшей на Витеб­ском направлении возглавлял майор А. Е. Павлюченков. В составе группы находилось 18 человек. Группа установила радиосвязь почти со всеми бри­гадами Полоцко-Лепельской зоны и регулярно передавала в штабы 43, 39 и 4-й ударной армий разведывательную информацию, полученную от парти­зан26.

Анализ работы БШПД и его оперативных групп на фронтах по руковод­ству партизанским движением, координации и осуществлению боевого взаимодействия с частями Красной Армии показывает, что оперативные группы БШПД, опираясь на постоянную поддержку военных советов, политорганов и штабов фронтов, проделали огромную работу по установлению устойчивой связи с партизанскими формированиями, оказании им помощи оружием, боеприпасами, материально-техническими средствами.

Они занимались практически всеми вопросами, которые возникали в процессе руководства партизанским движением в полосе того или иного фронта. Основные задачи, поставленные опергруппами БШПД перед парти­занскими соединениями, сводились к всемерному содействию успешным действиям войск фронтов, а именно: разведывательная деятельность в инте­ресах фронта, максимальная активизация боевых действий партизан, на­правленных на срыв железнодорожных и автомобильных перевозок против­ника, на дезорганизацию работы его штабов, связи и тылов, военно­экономических мероприятий оккупантов. Все эти задачи были отражены в оперативно-разведывательных планах, основное содержание которых пере­давалось командованию партизан посредством радиосвязи и самолетами. Помимо задач, определенных планом, партизанским соединениям периоди­чески ставились частные задачи, вытекающие из требований обстановки на фронте и в тылу противника. В качестве примера можно привести задачи, опергруппы партизанского движения на 3-м Белорусском фронте, постав­ленные партизанским формированиям во исполнение приказа начальника ЦШПД о рельсовой войне, разведывательные задачи, полученные от штаба фронта на добывание схем и описаний оборонительных сооружений про­тивника по р. Днепр и р. Березине; задачи на разведку путевых разрушите­лей и их уничтожение, полученные от начальника БШПД и военного совета фронта и ряд других задач, связанных с проводимым противником против партизан ряда карательных экспедиций, а также проведением партизанами крупных операций по уничтожению ж.-д. эшелонов, гарнизонов противника и др.27.

На оперативные группы БШПД возлагался широкий круг вопросов по организации борьбы и руководству партизанским движением, оказанию своевременной помощи партизанам вооружением и боеприпасами (главным образом используя помощь соответствующих фронтов), координированию боевых действий партизан с общевойсковым командованием, поддержанию непрерывной связи с партизанскими формированиями, своевременному доведению до командования партизанскими формированиями приказов и распоряжений ЦШПД и БШПД, директив и указаний ЦК КП(б)Б. Опера­тивные группы, являясь рабочими органами БШПД, обязаны были осущест­влять контроль над деятельностью партизан в своей полосе и помогать пар­тизанам более эффективно выполнять стоящие перед ними задачи, разраба­тывать и координировать боевые действия партизан с воинскими частями, своевременно, полно и точно информировать БШПД, командование фрон­тов о деятельности партизан28.

В оперативно-разведыватедьном плане партизанским бригадам и отря­дам, действовавшим перед 2-м Белорусским фронтом, который был подго­товлен опергруппой БШПД на этом фронте (начальник А. А. Прохоров) в конце мая 1944 года указывалось: «Основной задачей боевой деятельности партизанских бригад и отрядов на июнь месяц считать — срыв перевозок противника по железным, шоссейным и грунтовым дорогам… дезорганиза­ция его тыла, разгром и уничтожение складов, штабов и отдельных гарни­зонов, а также охрану местного населения».29 Одновременно ставились конкретные задачи на ведение боевых действий и разведки. Например, Мо­гилевскому соединению предлагалось сформировать не менее 25 диверси­онных групп и направить их в район Шклов — Чаусы — Быхов с целью дез­организации работы ближайшего войскового тыла противника. Вести не­прерывное наблюдение за районами: Могилев — Чаусы — Быхов, Копысь — Шклов, Горки, Толочин, Орша, Минск, Молодечно, Барановичи, Лида. Осо­бое внимание обращалось на вскрытие оборонительных рубежей, выявле­ние численности и нумерации вражеских воинских частей, пунктов сосре­доточения, артиллерийских и танковых частей.30

С первых дней вступления передовых частей на территорию Беларуси началось повсеместное боевое взаимодействие воинов и партизан. 23 сентября 1943 г. войсками 13-й армии Центрального фронта под командованием Н. П. Пухова был освобожден первый районный центр Беларуси г. п. Комарин Полесской области. Активную помощь советским воинам в наведении переправ на Днепре оказывали партизаны отряда имени К. Е. Ворошилова, действовавшего на территории района31.

Для подавляющего большинства партизанских формирований, находившихся до этого в глубоком вражеском тылу, организация оперативно-тактического взаимодействия с частями Красной Армии была делом новым и сложным.

ЦК КП(б) Белоруссии (секретарь П. К. Пономаренко) руководя борьбой в тылу врага, заблаговременно провёл большую организационную работу по подготовке партизан к взаимодействию с частями Красной Армии. В обобщенном виде новые задачи, вставшие перед подпольными парторганизациями, партизанскими отрядами и бригадами в связи с началом освобождения Красной Армией территории Белоруссии, были изложены в директивном письме ЦК КП(б)Б от 21 сентября 1943 года «О задачах подпольных парторганизаций и партизанских отрядов Белоруссии по спасению населения от истребления и угона в рабство при отступлении немецких войск» и в Обращении Президиума Верховного Совета БССР, СНК БССР и ЦК КП(б)Б к белорусскому народу от 23 сентября 1943 года.

В сентябре 1943 года при штабе 61 -й армии была создана оперативная группа Полесского обкома партии. Плотные связи установились между штабом 65-й армии и Минским подпольным обкомом. В период боёв советских войск в районах расположения партизан устанавливались личные контакты командования партизанских формирований с командованием соединений и частей Красной Армии для согласования планов совместных действий.

В ряде случаев отдельные части Красной Армии для более тесной координации боевых действий с партизанами выделяли офицеров связи и посылали их в отряды и бригады. Блестящим примером оперативно­тактического взаимодействия партизан с частями Красной Армии при освобождении восточных районов Белоруссии является 2-й этап «рельсовой войны», проведённой в сентябре-октябре 1943 года, в ходе которой было подорвано 90 тыс. рельсов. В октябре партизаны ежедневно пускали под откос в среднем 28 эшелонов противника. Партизаны повсеместно громили отступавшие вражеские части, вносили разлад и дезорганизацию в их передвижение, смело вступали в бой, задерживали фашистов до подхода частей Красной Армии.

Активно помогали воинам Красной Армии партизаны 1-й Гомельской бригады (Балыков, Поляков) и подпольщики Гомельщины. Они собирали данные о численности и вооружении воинских частей, оборонительных сооружениях врага, складах с боеприпасами, зенитных установках, наличии самолётов и т. д. Например, одна из подпольных групп Гомеля под руководством Бекаревича провела тщательную разведку расположения вражеских сил и наличия укрепления на участке от дер. Прудок до Хальч. Эти ценные разведданные были переданы советскому командованию. Подпольщики Гомеля сообщали за линию фронта сведения о скоплении вражеских эшелонов на железнодорожном узле и о военных объектах в городе. Используя эти данные, советская авиация неоднократно наносила удары по врагу.

В этот период практиковалось, наряду с разработкой общих планов координации боевых действий партизан Беларуси на квартал, месяц, составление планов взаимодействия на более короткий период. Кроме того, составлялись как общие с войсками фронта, так и с частями отдельных армий. В этом отношении характерным является разработка плана взаимодействия Могилевских партизан с войсками 50-й армии по разгрому группировки противника на западном берегу р. Днепр на участке Дашковка, Барколабово в период с 13 по 20 октября 1943 г. Операция была разработана штабом 50-й армий совместно с БШПД. План подписали командующий армией генерал-лейтенант И. В. Болдин, начальник штаба генерал-майор Н. Г. Брилев, член военного совета генерал-майор А. И. Карамышев и заместитель начальника БШПД, секретарь ЦК КП(б)Б Г. Б. Эйдинов. 13 октября 1943 план операции был утвержден командующим Центральным фронтом генералом армии К. К. Рокоссовским и членом военного совета генерал-лейтенантом К. Ф. Телегиным32. На основании разработанного плана операции Военно-оперативная группа Могилевского подпольного обкома партии 15 октября 1943 г. издала приказ отрядам Кировского, Быховского, Кличевского и Шкловского районов об оказании всемерной помощи наступающим частям Красной Армии, отрядам ставились конкретные задачи по ведению разведки, указывались конкретные маршруты выдвижения к Днепру, районы захвата и удержания переправ, блокировке путей подхода со стороны Могилева, для предотвращения возможных фланговых ударов противника, выводу со строя ж.-д. линии Дашковка — Могилев и шоссе Княжицы — Могилев33.

Помимо борьбы на коммуникациях, одной из наиболее действенных форм боевой деятельности партизанских сил Беларуси являлись боевые операции по разгрому вражеских гарнизонов. Им уделялось особое внима­ние Центрального и Белорусского штабов партизанского движения. Учитывая специфику партизанского движения в Беларуси особое внимание уделялось вопросам разработки и материально-боевого обеспечения операций по разгрому вражеских гарнизонов. При определении боевых задач по разгрому гарнизонов командованию партизанских формирований рекомендовалось особо обращать внимание на военно-экономическое значение того или иного гарнизона, его роли в борьбе против партизан, проведении операций по ограблению населения, вывозу материальных и культурных ценностей, а также снабжении войсковых частей и т. д. Партизанским формированиям ставилась задача уничтожать мелкие, блокировать крупные гарнизоны, повсеместно устраивать засады и завалы на дорогах, рвать линии связи, всячески лишать противника согласованных действий, постоянными обстрелами и диверсиями, средствами активной печатной и устной пропаганды деморализовывать оккупантов. С приближением линии фронта к границам Беларуси, в связи увеличением плотности отступающих войск, борьба партизан против гарнизонов значительно усложнялась. Тем не менее, в августе-сентябре 1943 г. активную борьбу против тыловых гарнизонов 4-й немецкой армии вели партизаны Могилевщины, которые в течение двух ночей — с 25 на 26 августа и с 10 на 11 сентября 1943 г. ликвидировали 20 гарнизонов противника34. Во время проведения Черниговско-Припятской операци и совместным ударом вражеские гарнизоны в Наровле и деревнях Щекотово и Слобода разгромили белорусские и украинские партизаны. С действиями войск Западного и Калининского фронтов, вступивших в начале октября 1943 г. на территорию области, были тесно связаны боевые операции витебских партизан против вражеских гарнизонов. К этому времени на территории Витебской области действовало 29 партизанских бригад общей численностью более 24, 7 тыс. человек, которые дислоцировались в 4 зонах: Суражской (п/б Захарова, Райцева, Бирюлина, Воронова, Сафронова, Барсукова — 1429 чел.), Россонско-Освейской (п/б Марченко, Прудникова, Охотина, Герасимова, Кухаренко, Захарова — 6468 чел.), Лепельско-Ушачской (п/б Дубровского, Лобанка, Мельникова, Сакмаркина, Романова, Тябута, Толоквадзе, Райцева — 9125 чел.), Сенно-Оршанская (п/б Селицкого, Комлева, Леонова, Данукалова, Кириллова, Нарчука, Гудкова, Прохоренко, Шлапакова, полк Садчикова, отряды Бирюлина, отряд Гурко — 7808 чел.)35. Это была значительная вооруженная сила, с которой вынуждено было считаться немецко-фашистское командование. Совершенно очевидно, что этот потенциал всячески стремилось использовать советское командование. Перед партизанскими отрядами Витебской области была поставлена задача по активизации боевой деятельности и нанесения внезапных мощных ударов по крупным гарнизонам врага в тылу 3-й танковой армии с целью нарушения снабжения и связи, дезорганизации управления и обороны противника, а также отвлечения части сил от боевых действий Калининского и Западного фронтов. В сентябре партизаны бригады «Дубова» (комбриг Ф. Ф. Дуб­ровский) совместно с Сенненской бригадой (комбриг В. С Леонов), путем длительной осады заставили гитлеровцев оставить м. Лукомль, а 8 октября 1943 г. партизанский полк И. Ф. Садчикова окружил м. Черея и вынудил находившийся там гарнизон к сдаче. В плен попали 64 гитлеровца, а 16 человек, отказавшиеся сложить оружие, были уничтожены. Партизаны взяли богатые трофеи: 6 пулеметов, 1 миномет, 71 винтовку и автомат, 40 тысяч патронов36. В результате ликвидации этих гарнизонов произошло соединение Лепельской-Ушачской и Сенненско-Оршанской партизанских зон, что имело большое значение для партизан. В качестве примера боевой операции по разгрому вражеских гарнизонов, которая проводилась в инте­ресах задач, выполняемых частями Западного фронта на Оршанском на­ правлении, можно привести операцию по разгрому гарнизонов в Лепелс, Чашниках, Камень и Бочейково в октябре 1943 г.

5 октября 1943 г. начальник ЦШПД П. К. Пономаренко утвердил представленный БШПД план и подписал приказ № 0054 “О разгроме гарнизона противника и захвате г. Лепель”. В соответствии с приказом крупным партизанским силам ставилась задача одновременным ударом разгромить и захватить гарнизоны, удержать Лепель, Чашники, Камень и полностью очистить Лепельский район от оккупантов. К операции первоначально привлекались десять партизанских бригад: Лепельская имени И. В. Сталина (командир — Герой Советского Союза В. Е. Лобанок), имени П. К. Пономаренко (Н. В. Уткин), имени В. И. Чапаева (В. В. Мельников), Сенненская (В. С. Леонов), “За Советскую Белоруссию” (П. М. Романов), “Алексея” (А. Ф. Данукалов), 1-я имени К. С. Заслонова, (Л. И. Селицкий), Лиозненская (П. И. Кириллов), Чашникская “Дубова” (Ф. Ф. Дубровский) и Смоленский партизанский полк (И. Ф. Садчиков). Общее руководство операцией возлагалось на командира бригады “Дубова”, Героя Советского Союза, генерал-майора Ф. Ф. Дубровского, которому предлагалось “разработать план и провести операцию по захвату г. Лепель в ближайшее время, но не позднее 20 октября 1943 года”. В соответствии с приказом бригадам, участвующим в операции, на площадку Ф. Ф. Дубровского было заброшено 16 тонн боевых грузов. Всего в проведении Легіельской операции были задействованы силы более 20 партизанских бригад. Лепельская наступательная операция началась в ночь с 19 на 20 октября 1943 года одновременным штурмом партизанских бригад немецких гарнизонов в Лепеле, Чашниках, местечках Камень и Бочейково. На протя­жении четырех ночей партизаны атаковали гарнизоны, однако выполнить полностью поставленную ЦШПД задачу — разгром гарнизонов и удержание райцентров Лепель, Чашники и Бочейково им не удалось. Тем не менее, операция все равно имела большое военно-политическое значение. Партизаны полностью разгромили 12 укрепленных гарнизонов противника, нанесли значительный урон противнику в живой силе, вооружении и материально-технических средствах. Противник вынужден был стянуть в район боевых действий значительное количество войск, в том числе и фронтовых частей. По далеко неполным данным только в боях за Лепель, Чашники, Бочейково, Смолянцы, Дуброво, Демидовичи, Варки, Слободу противник потерял свыше 600 солдат убитыми, ранеными и пленными. При этом уничтожено 6 танков, одна 76-мм пушка, уничтожено и захвачено 37 автомашин, 600 велосипедов, разрушено 139 дзотов и других укреплений гарнизонов противника, льнозавод, 6 складов с продовольствием, 7,5 тонн горючего. Партизаны захватили 13 минометов, 39 пулеметов, 278 винтовок. Потери партизан в этих боях составили около 300 человек убитыми и ранеными37. Опыт, приобретенный в Лепельской операции, выработанная партизанская стратегия и тактика были затем использованы в трудные дни обороны Ушачской партизанской зоны весной 1944 года.

Таким образом, в результате комплекса мероприятий, проведенных ру­ководством партизан и военными органами по организации и совершенст­вованию боевого взаимодействия партизанских сил с частями Красной Ар­мии к концу 1943 г. была создана эффективная система взаимодействия партизанской армии с наступающими частями Красной Армии.

Это позволило в период боев по освобождению Беларуси значительно активизировать партизанские удары по врагу путем проведения широкомаштабных боевых операций по выводу из строя коммуникаций и транспортных средств противника.

При приближении к территории Беларуси был установлен более тесный контакт командования фронтов и армий с партизанским руководством, посредством представительств ЦШПД и оперативных групп БШПД на фронтах, офицеров связи и оперативных разведгруп.

Деятельность партизан стала более тесно увязываться с военными операциями фронтов и армий, последние значительно усилили заброску партизанам оружия и боеприпасов, средств связи и т. д.

По заданию ЦШПД и БШПД партизаны Беларуси в осенью 1943 г. — весной 1944 г. провели ряд операций по одновременному разгрому большого количества вражеских гарнизонов, что имело важное значение’ для подрыва тыла группы армий «Центр» и морального состояния противника. Противник вынужден был отвлекать на борьбу с партизанами значительные силы, в том числе фронтовые части.

1 Военно-энциклопедический словарь. — М., 1983. — 82 с.; Советская военная энциклопедия. — М., 1976. — Т. 1. — С. 481—484.

2 Днепр — река героев: Свидетельства всенародного подвига. — 2-е изд., доп. — Киев, 1988. — С. 5.

3 Истомин, В. П. Смоленская наступательная операция (1943 г.) / В. П. Истомин. — М., 1975. — С. 11.

4 Беларусь в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 / А. А. Коваленя (рук. авт. коллектива) [и др.]. — Минск, 2005. — 426 с.

5 Истомин В. П. Указ. соч. С.11.

6 В пламени сражений: Боевой путь 13-й армии. — М., 1973. — С. 144-154; Всенародная борьба в Белоруссии против немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны. — Минск, 1985. — Т. 3. — С. 16.

7 Тимохович, И. В. Битва за Белоруссию: 1941-1944 / И.В. Тимохович. — Минск, 1994. — 116 с.

8 Долготович, Б. Д. В одном строю — к единой цели / Б.Д. Долготович. — Минск, І985. — С. 186—187.

9 История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941-1945. — М., 1962.-373 с.

10 Всенародная борьба в Белоруссии против немецко-фашисгских захватчиков в годы Великой Отечественной войны. — Минск, 1985. — Г. 3. — С. 20.

11 Великая Отечественная война 1941-1945. Военно-исторические очерки. — М., 1999.-Кн. З.-С. 441-442.

12 Фесенко, В. И. Причины неудач наступательных операций Западного фрон­та в Белоруссии осенью 1943 — зимой 1944 гг.: Выводы и уроки: автореф. дис. канд. ист. наук. — М., 1992. — С. 1-24.; Тимохович, И. В. Битва за Белоруссию. 1941-1944 /И. В. Тимохович. — С. 121-125.

13 Великая Отечественная война 1941-1945. Военно-исторические очерки. — М., 1999. — Кн. З. — С. 13.

[1]4Рокоссовский, К. К. Солдатский долг / К.К. Рокоссовский. — М., 1972. 244 с.

15 Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях, военных конфликтах. — М., 1993. — 226 с.

16 Беларусь в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 / А. А. Коваленя (рук. авт. коллектива) [и др.] — Минск, 2005. — 450 с.

17 НАРБ. Ф. 3500. Оп. 3. Д. 112. Л. 2 4.

18 Там же Д. 42. Л 1.

19 Там же.

20 Ветров, И. Д. Братья по оружию/И. Д. Ветров. -Минск, 1965. — 311 с.

21 НАРБ. Ф. 3500. Оп. 1. Д. Ю07. Д. 21.

22 НАРБ. Ф. 3500. Оп. 1. Д. 1007. Д. 21.

23 Там же (подсчитано А. Л.).

24 Там же. Оп 3. Д. 239. Л. 63.

25 Там же.

26 Долготович, Б. Д. В одном строю — к единой цели / Б. Д. Долготович. — Минск, 1985. — 98 с.

27 НАРБ. Ф. 3500. Оп. 3. Д. 133-134. Л. 3-4.

28 НАРБ. Ф. 3500. Оп. 3. Д. 135. Л. 5-6.

29 Там же Д 112. Л. 1.

30 НАРБ. Ф. 3500. Оп. 3. Д. 133-134. Л. 2-4.

31 Всенародная борьба в Белоруссии против немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны. — Минск, 1985. — Т. 3. — С. 16.

32 НАРБ. Ф. 3500. Оп. 1. Д. 1007. Л. 24-26; Д. 10 Л. 201.

33 НАРБ. Ф. 3500. Ои. 4. Д. 90. Л. 542.

34 Всенародная борьба в Белоруссии против немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны. — Минск, 1984. — Т. 2. — С. 274-275.

35 НАРБ. Ф. 3500. Оп. 4. Д. 7. Л. 133-135.

36 Всенародная борьба в Белоруссии против немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны. — Минск, 1984. — Т. 2. — 277 с.; НАРБ. Ф. 3500. Оп. 4. Д. 53. Л. 135.

37 Літвін, А. Лепельская аперацыя 1943 года / А. Літвін // Беларуси! пстарычны часопіс. — 2004. — № 2. — С. 12-21

Автор: А.М. Литвин
Источник: Страницы военной истории Гомельщины: материалы науч.-практ. конф. / ред. кол.: А.А. Коваленя и др. – Гомель, 2008. – 236 с. С. 22-39.