Возрастная дифференциация женской одежды Неглюбского строя

0
1028
вёска Неглюбка, беларускі строй

Показательно, что исследование костюма даже такого позднего периода позволяют наблюдать универсальные явления, свойственные культуре славян в целом. 

Многими этнографами отмечено, что в одежде детей младшего возраста не наблюдается отличий. В возрасте 4-5 лет начинается разделение на одежду мальчиков и девочек – появляется поясная одежда. С этого времени костюм девочки начинает постепеннно усложнятся – измененяются детали одежды, их количество, способы ношения, орнаментация, насыщенность цветом, головные уборы. Девичий костюм максимально усложнялся к свадьбе, женский – в первые годы замужества. (1).

Традиционный костюм Неглюбского строя дает достаточно полную и подробную картину половозрастных изменений в костюме от рождения да смерти. Исследования и реконструкция костюмов проведены на основе экспедиционных записей 1980-2000 гг., коллекции предметов одежды (более 1000, около 280 рубах только  из Неглюбки) Ветковского музея народного творчества.

По сведениям информантов можно выделить  8 возрастных периодов, которые отмечаются изменениями в одежде (2):

  1. дети до 4-6 лет;
  2. дети от 4-6 до 9-11 лет;
  3. подростки от 9-11 до 14-16 лет;
  4. девушки от 14-16 до 18-20 (до свадьбы);
  5. молодые женщины первого (трех) года после свадьбы;
  6. молодые женщины детородного периода;
  7. женщины среднего возраста, не достигшие возраста старых, “чистых”;
  8. старые женщины, старухи.

В самой Неглюбке для определения возраста женщин и детей пользовались следующими словами: “дзеці, дзевачкі, дзеўкі, поўная дзеўка, малодкі, маладзіцы, старыя, бабы “.

От рождения до одного года детей пеленали в мягкие ткани с помощью “увівіча” (узкое полотнище 1,5 м длиной).  Дети, которые начинали  ходить, носили длинную рубашечку, подвязанную тонким витым или плетеным поясом. Такие рубашки шили в основном, из старых, поношенных сорочек, или из нового, наиболее мягкого полотна (иногда поскони). Кроили туникоподобными, с разрезом пазухи посередине. Иногда детские рубашки украшали несложным вышитым орнаментом в виде ромбов, треугольников, названия орнаментов – “хвосцікі”, “вераб’і”, “глухоўка”.(3)

С 4-6 лет девочки начинали носить “калышку” – одну «полку» (шириной 40-45 см) льняного полотна с вытканной по нижнему краю узкой узорной полосой.   Сверху был пришит узкий красный поясок. Колышку носили  поверх рубахи одну, сзади,  поясок (шириной 3-4 см) завязывали спереди посередине. “Калышку насілі з 4-5 гадоў – як у дзевак” /зап. от Чварковай Е. П., 1915 г.р. п. Ляды/.    “Первую калышку дзевачкам маці шылі, у 7-8 гадоў. Халшчовую, ператыкалі чырвонымі палоскамі. Насілі адну, ззаду, на шнурку.” /зап. от Приходько В. В., 1935 г.р., п. Свобода./  Рубахи шили из нового полотна, но чаще донашивали старые, недостатка в которых не было (у каждой женщины было от 15 до 50 рубах).   Летом девочки плели венки из цветов, делали бусы из ягод рябины, крушины, ржаной соломы.  Волосы заплетали в одну косу, вплетали “строчку” (ленту).

Следующий возрастной период (от 9-11 до 14-16) характеризовался заменой  холщовой колышки суконной, появлением девичьего головного убора – “кубка”. Рубахи носили цельные (“сцэльніца”), с полосой (“калодка”) тканого или вышитого орнамента на месте соединения полика и рукава, на подоле. Девушки постарше вместо одной колышки начинали носить две (спереди и сзади) из клетчатого “панёўнага” полотна. Иногда переднюю колышку заменяли черным или синим суконным фартуком. К каждой был пришит тонкий поясок или витой шнур..  “…насілі калышку з панёўнага палатна…” /зап. от Приходько В.В., 1935 г.р.,  п. Свобода /. Колышку могли сделать из частей старой, материнской поневы, или выткать специально (“ткуць панёву и калышку ататкуць”).

В этом возрасте подростки начинают объединяться в устойчивые группы, чаще территориально («улица, конец»). Группы подростков младшего возраста, собираясь вместе, учились играм, песням и танцам, обходясь без музыки.  Если им и позволялось присутствовать на вечерах у старших, то только в роли зрителей.  “Кубок” девушки-подростки начинали носить тогда, когда им позволялось не просто присутствовать на вечерах, но принимать участие в играх и танцах молодежи. Поскольку девочки не имели еще достаточного количества (20-25) собственных лент, чтобы собрать этот головной убор, то «собирали» ленты у подруг и родственниц. Конструкция кубка не очень сложна, поэтому делали его на один вечер. Волосы разбирали на прямой пробор, заплетали в косу. В косу вплетали ленту с прикрепленным к ней крестиком или бусиной. Уже начинали носить украшения – бисерную “горлячку”, тонкую нитку бус, ленты с крестами и бисерными нитями на шее.

Следующий возрастной  период можно определить как возраст невест, который наступал с началом половой зрелости. (4) В одежде это отмечалось появлением поневы. “Панёву надзявалі хто ў 12 (гадоў), хто пазней. Як стане поўная дзеўка…. Як на рубасе стане. Бывала, ужо і на вечары хадзілі, а ўсё ў калышцы.” /зап. от Чварковой Е.П., 1915 г.р.,  п. Ляды./

Первое одевание поневы обычно было соотнесено с посещением церкви во время крупных церковных праздников (чаще весенних  – Благовещенье, Пасха, Троица). Обрядовых действий при первом одевании понёвы не зафиксировано, но “завязвала” поневу  чаще мать или взрослая женщина из родственников. Одевание поневы было своеобразным знаком того, что к девушке можно было свататься. “…Тады ўжо сваталіся, як панёву носіць.” /зап. от Чварковой Е.П., 1915 г.р., п. Ляды/ (5)

Одежда с возрастом все больше насыщена красным цветом вышитых и тканых орнаментов. Более молодые девушки носили сорочки с красными (узкими или широкими) горизонтальными полосами орнамента на рукавах, а накануне свадьбы – сорочки “хрясты” (с ткаными вставками в рукав, такая сорочка определяется как свадебная)  и “часты”,  затканый красными полосами, платок  на плечах.

При одинаковом наборе элементов женского костюма, начиная от свадьбы, – сорочка, понева, фартук, запина, пояс, платок –  возрастная дифференциация происходила за счет большей или меньшей насыщенности всего костюма красным цветом, подбора орнамента, техники исполнения.

Костюм молодых женщин  в первые годы (1-3) после свадьбы определяется исследователями как средний, промежуточный, когда молодая, неродившая еще женщина носила переходный от девичьего к женскому костюм. (6) “Запіну” начинали носить только при наступлениии первой беременности: “Малодка як пойдзе замуж, делае запіну, як у першы раз будзе абрэменная” /зап.  от Чварковой Е. П., 1915 г.р., п.Ляды/.  Беременный женщины не носили сорочек с “красными”, густо вышитыми или ткаными рукавами. В этот период одевали сорочки с рукавами, где основное поле выткаными ремизным двухуточным ткачеством, а узорные полосы (“калодки”) – браным двухуточным.   Платок молодые женщины завязывали особым способом – “малодкай” –  концы  завязывали сзади, высоко над шеей, в отличие от основного способа, где концы платка обводились вокруг головы и завязывались спереди, надо лбом. Т.о. “малодка”, по сути, наполовину завязаный платок, как показатель того, что его владелица еще не в полной мере женщина. (7)

Костюм молодой женщины имел максимальное количество элементов одежды и украшений: сорочка, понева, фартук, запина, пояс, платок, украшения (“гарлячка, мереганка, личман, сарж, занизки, лянтары, пушки”

Молодые женщины носили цельные сорочки с густо заткаными или вышитыми красными нитями рукавами, богато оформленым подолом. Понёвы в этот период “завязвалі” самые яркие, затканые по центральному полю красными нитями.  Широкие темно-бордовые  пояса “падтыкали”  в виде петель  по обеим сторонам фартука – черного суконного или тонкого “галубовика”. “Красныя и частыя” платки завязывали традиционным для Неглюбки способом.

Неглюбский платок ткался цельным, размером 100х87. Углы украшали неширокой бахромой, сплетеной из нитей красного и белого цвета. Основные орнаменты, выполненные в технике браного и переборного ткачества, располагались в широких полосах группами по 3-5 элементов у каждого угла. В Неглюбке различают  несколько видов платков по степени насыщенности красным цветом (за счет ширины полос на центральном поле и расстоянию между ними): “белыя, рэдкія, частыя, красныя”. Центральное поле “белых” платков не заполнялось полосами, “рэдкія” имели 15-20 узких полос, расположенных на значительном расстоянии друг от друга, “частыя” – 20-30 широких полос, “красныя” – 30-50 полос, расстояние между которыми незначительно, создается впечатление сплошного красного тканья. Каждый из этих видов платков мог иметь дополнительные, простые по конфигурации, геометрические орнаменты, которые располагались между полосами на центральном поле.

Соответственно и существовал порядок  ношения платков в зависимости от возраста.  “Белыя” платки носили пожилые женщины, и совсем молодые девушки. “Рэдкія” носили женщины среднего возраста, имеющие взрослых детей “Такія платкі бабы насілі среднія, як наша Валя. Такіх малодкі не насілі – рэдкі, гэта такія бабы, якія з лет вон, у цэркаў хадзілі” /зап. от Чварковой Е.П., 1915 г.р.,  п. Ляды/.  Наиболее распространенные “частыя”  платки были принадлежностью женщин молодых и среднего возраста. “Малодкі, маладзіцы іх насілі, а дзеўки толькі як у шчодры ідуць, аппіналіся ” /зап. от Чварковой Е.П., 1915 г.р.,  п. Ляды/.  “Красныя” платки встречаются гораздо реже, есть упоминание о том, что их даже одалживали друг у друга. Такой платок завязывали молодой на свадьбе, дарила свекровь своей невестке, их носили молодые женщины в праздничные дни.  Можно предположить, что “красныя” платки в сочетании с сорочками с подобными густо заткаными вставками на рукавах могли быть одеждой молодых женщин первых лет замужества. Умершую женщину хоронили в платке, который соответствовал ее возрасту. (8)

Следующий возрастной период, который вносил изменение в костюм, можно назвать периодом женщин среднего возраста, имеющих взрослых детей.  Сорочки носили с ткаными вставками в рукав (с полосами орнамента на плечах) или вышитые крестом по всему рукаву (“паўсёмістыя”). Поневы ткали и носили красивые, вытканные наиболее сложными техниками, но без красных нитей на центральном поле полотна. Красные нити присутствовали в основе и утке только на  кромках поневного полотна  с обеих сторон. Платки носили “рэдкия  и частыя” /”Такія платкі бабы насілі среднія, як наша Валя. Такіх малодкі не насілі – рэдкі, гэта такія бабы, якія з лет вон, у цэркаў хадзілі” /зап. от Чварковой Е.П., 1915 г.р.,  п. Ляды/.

Старушечий костюм наименее насыщен красным цветом – он присутствует в тонкой полосе вышивки на рукавах сорочки, в узких полосах орнамента на намитке или платке, на запине. Менялся крой сорочек и материал – сорочка-“паклінёўка” не имела обшлагов, рукав был довольно узким, шилась из более грубого, слабо отбеленого полота, часто с подточкой из  грубой ткани (лен или посконь). Поневы носили наиболее темные, не подтыкали “ковш”. Из украшений оставалась только бисерная  “гарлячка”.

Еще в 1930-е гг. старые женщины в Неглюбке носили  “нямётку”, иногда с новыми, фабричного производства, платками: “Баба ў празнік завяжацца ў нямётку, зверху – шоўкавы платок – ідзе ў царкву” /зап. от Чварковой Е.П., 1915 г.р.,  п. Ляды/. Неглюбская намитка – цельное полотнище размером 260 х 83 см, вытканое из очень тонких льняных нитей. По обеим концам  расположены узкие полосы тканого или вышитого орнамента, по краям пришита бахрома из красных и белых нитей. При завязывании намитку складывали пополам вдоль, середину набрасывали на голову, уравнивали концы. Поочередно (сначала правый, затем левый) концы намитки обводили плотно вокруг шеи и опускали свободно на грудь.

Таким образом, Неглюбский строй, благодаря уникальной сохранности традиции в ХХв., дает возможность увидеть явления и процессы, утраченные другими строями.

Литература

1. Лысенко О.В.. Метаморфозы высокой моды в хаосе архаичных форм.  –   «Необходимо отметить, что после свадьбы маркировка одежды продолжается на уровне способа ношения головных уборов, орнаментации деталей рубахи, преобразований в цветовом коде, но в целом тенденция, наметившаяся после свадьбы, может быть выражена метафорой: «к смерти человек начинает раздеваться». Покойника, как известно, заворачивали, закручивали в саван, а в гроб клали «крученную нитку» – развязанный пояс».

2. Известный исследователь традиционнного белорусского костюма М.Ф. Романюк выделяет три комплекса женской одежды Неглюбского строя, которые фиксируют сохранность строя в 1960-70е гг, и представляют срез его развития и изменения:  сорочка, понёва, фартук, корсет, повойнік+платок; сорочка, юбка-саян, фартук, запина, платок; сорочка, колышка, фартук, кубок. /Этнаграфія Беларусі: Энцыклапедыя. – Мн,: БелСЭ, 1989, с. 366-367

3. Записано от Чварковай Е. П., 1915 г.р., п. Ляды Ветковского р-на  Гомельской обл.

4. Зеленин Д.К. Обрядовое празднество совершеннолетия девицы у русских. / Избранные труды. Статьи по духовной культуре. 1901-1913 — М. 1994. С. 179-192.

5. “За девушку, надевшую поневу, с этого времени можно было свататься” /П.И.Кутенков. Ярга (свастика) великоусской панёвы – народный духовно-нравственный календарь жизни (по полевым патериалам)/ Традиции и обычаи народов России и Беларуси. Мат. международной конференции. В 2х томах –Т.2, с.151-156/

6. “Если до родов ее(женщины) костюм представлял собой нечто среднеее между девичьим и бабьим, то после родов он становился полностью бабьим” /Байбурин А. К.  Родинный обряд у славян и его место в жизненном цикле. — Живая старина, 1997, №2.с. 8.

7. Смирнова И.Ю. Женские головные уборы Неглюбского строя. / Этнаграфія  Беларускага Падняпроўя. Матэрыялы навуковай канферэнцыі. Магілёў, 1999, с. 121-125.     “Молодичка – спосіб зав’язування хустки заміжніми жінками”. Булгакова Л. Традиціний жіночий одяг першоï половини ХХ ст. /Полісся Украïни:матеріали історико-етнографічного досліджэння. Львів: Інститут народознавства НАН Украïни, 1999. — Вип. 2.  Овруччина. 1995. Словничок… С. 172/.

8. Смирнова И.Ю. Женские головные уборы Неглюбского строя. / Этнаграфія  Беларускага Падняпроўя. Матэрыялы навуковай канферэнцыі. Магілёў, 1999, с. 121-125.

Аўтар: Смирнова И.Ю.,  ст. научн. сотрудник отдела народного творчества  Белорусского государственного института проблем культуры
Крыніца: Навуковыя запіскі Веткаўскага музея народнай творчасці, Гомель, 2004.
Ст. 107-110.