Восточнославянские народы белорусско-российско-украинского пограничья в 1920-1930-е годы (социокультурный аспект)

0
914
Восточнославянские народы на пограничье Гомеля

Произошедшие в рассматриваемый период экономические и социально-политические процессы оказали существенное влияние на демографическую и этнокультурную ситуацию как в СССР в целом, так и в союзных республиках. Сравнительный анализ обозначенной темы на примере 9 указанных областей (за основу взято административное деление 1939 г., таблицы составлены и большая часть процентов расчитана автором), которые составляют территорию белорусско-российско-украинского пограничья (БРУП), позволяет более объективно и всесторонне показать эти изменения в БССР. Предложенная нами межрегиональная проблема в отечественной историографии еще не получила должного освещения, что и обуславливает ее актуальность и необходимость исследования. Частично она затронута в статьях А.А. Рубана [10] и М.И. Старовойтова [12].

БРУП – это огромный регион. За период с 1926 по 1939 гг. его население увеличилось на 102,3% и составило свыше 17,5 млн. чел. Разные показатели (см. таблицу 1) прироста или убыли населения хорошо видны по областям. Они связаны с демографическими и урбанизационными процессами, внутриобластной, внутриреспубликанской и общесоюзной  миграциями, с репрессивной политикой по отношению к сельскому населению во время коллективизации, которые в разной степени затронули население БРУП. В 20–30-е годы XX в. экономика региона оставалась  преимущественно аграрной, а не индустриальной, т. к. в сельском и лесном хозяйстве (с учетом крестьян-единоличников) было занято абсолютное большинство (около 80%) населения, тогда как в промышленности – только 11%. В городах БРУП проживало всего 22% населения.

Таблица 1 – Изменения в численности городского и сельского населения БРУП

 

области

 

на 1.01.1939 г. (чел.) 1939 г. в % к 1926 г. гор. населен. (%)
город село всего город село всего 1926 г. 1939 г.
Витебская 343811 937427 1281238 157,0 90,2 101,8 17,4 26,8
Гомельская 253365 655084 908449 161,9 104,9 116,3 20,0 27,9
Могилевская 316427 1084593 1401020 167,6 102,1 112,0 15,1 22,6
Полесская 75241 597109 672350 135,7 111,8 114,1 9,4 11,2
Орловская 692676 2840037 3532713 146,2 88,2 95,7 12,8 19,6
Смоленская 448044 2237985 2686029 165,7 81,9 89,5 9,0 16,7
Житомирская 346793 1343696 1690489 121,4 91,2 96,1 16,2 20,5
Киевская 1241420 2319289 3560709 145,7 84,0 98,6 23,6 34,9
Черниговская 282274 1500105 1782379 124,9 92,8 96,8 12,3 15,8

Как видно из таблицы 2 [2, Л. 6; 3, Л. 6; 5, Л. 6; 6, Л. 6; 7, Л. 6; 8, Л. 6; 9, Л. 6; 11, Л. 8; 13, Л. 6], наиболее высокий удельный вес полиэтничности был в белорусских и украинских областях, а в меньшей степени – в российских. Преобладание титульных этносов (по среднему показателю) шло в обратном порядке. За пределами своих областей, но в БРУП, белорусы проживали: в Киевской –17 265 чел.,  Смоленской – 16 971, Орловской – 12 043, Черниговской – 6 435, Житомирской – 5 307 чел. 

Таблица 2 – Национальный состав населения БРУП в 1939 г. (в %) 

Области Белорусы Русские Украинцы Евреи Поляки прочие
Витебская 82,87 7,80 1,22 6,02 0,90 1,19
Гомельская 80,86 7,85 2,70 7,44 0,48 0,67
Могилевская 84,76 6,18 1,59 5,69 1,01 0,77
Полесская 85,21 3,91 3,12 4,91 1,82 1,03
Орловская 0,34 97,26 0,93 1,00 0,06 0,41
Смоленская 0,63 96,59 0,72 1,23 0,12 0,71
Житомирская 0,31 5,07 77,82 7,39 6,23 3,18
Киевская 0,48 7,05 82,29 8,38 0,86 0,94
Черниговская 0,36 4,52 92,13 1,79 0,12 1,08

 
Основная масса восточнославянского этноса проживала в деревне и была занята в сельскохозяйственном производстве. Удельный вес белорусов среди жителей села Витебской области в 1939 г. составил 91,2%, а среди работников сельского хозяйства – 95,5%, Гомельской – соответ- ственно 91,7 и 96,4, Могилевской – 92,2 и 96,1, Полесской – 88,9 и 93,5, Орловской и Смоленской – около 98% оба показателя (подсчет наш – М.С.), Житомирской – 84,2 и 89,8, Киевской – 94,0 и 98,7, Черниговской – 94,5 и 99,2% [2, Л. 6, 39; 3, Л. 6, 37; 5, Л. 6, 39; 6, Л. 6, 38; 7, Л. 6, 42; 8, Л. 6; 9, Л. 6, 34; 11, Л. 8; 13, Л. 6, 35].

В общем уровне грамотности населения БРУП в возрасте 9 лет и старше за 12-летний период между переписями произошло увеличение показателей. Так, уровень грамотности населения трех белорусских областей вырос с 54,4% до 79,6, двух российских – с 53,7 до 78,5, а трех украинских – с 55,0 до 82,5%. Самый низкий показатель, по известным причинам, оставался у населения Полесской области как в 1926 г. (40,0%), так и в 1939 г. (71,4%) [1, Л. 9; 8, Л. 3; 11, Л. 5; 14, Л. 10]. Это сильно снижало белорусский среднереспубликанский уровень. Более полную картину уровня грамотности и образования населения дает следующая таблица. 

Таблица 3 – Грамотность и образование основных национальностей БРУП (1939 г., %) 

Основные национальности Грамотность Образование
9 лет и старше Высшее Среднее Ниже среднего
Витебская область
Белорусы 78,0 0,21 6,05 93,74
Русские 89,3 1,24 18,90 79,86
Украинцы 94,7 1,45 22,83 75,72
Евреи 92,7 1,60 18,33 80,07

Гомельская область

Белорусы 78,1 0,20 5,63 94,17
Русские 90,7 1,42 18,74 79,84
Украинцы 91,2 1,13 17,12 81,75
Евреи 93,2 1,54 18,30 80,16
Могилевская область
Белорусы 75,1 0,18 5,45 94,37
Русские 89,4 1,32 20,30 78,38
Украинцы 91,7 1,08 18,73 80,19
Евреи 92,2 1,28 16,07 82,65

Полесская область

Белорусы 68,8 0,12 3,34 96,54
Русские 93,4 1,53 23,89 74,58
Украинцы 78,3 0,49 10,19 89,32
Евреи 90,7 0,97 14,06 84,97

Орловская область

Русские 78,3 0,21 5,08 94,71
Украинцы 91,5 2,16 19,94 77,90
Евреи 94,1 2,46 20,99 76,55

Смоленская область

Русские 77,8 0,22 5,56 94,22
Евреи 94,3 2,86 23,20 73,94
Украинцы 93,4 1,79 23,66 74,55
Белорусы 92,4 2,82 24,78 72,46

Житомирская область

Украинцы 77,8 0,28 5,78 93,94
Евреи 89,8 1,38 17,84 80,78
Поляки 79,3 0,14 5,34 94,52
Русские 93,1 1,40 20,32 78,28

Киевская область

Украинцы 83,7 0,70 8,89 90,41
Евреи 94,9 4,67 27,66 67,67
Русские 94,6 3,14 23,48 73,38
Поляки 88,7 1,50 18,20 80,30

Черниговская область

Украинцы 82,3 0,32 6,13 93,55
Русские 93,9 1,88 19,22 78,90
Евреи 94,4 2,37 22,69 74,94

 
Данные таблицы 3 свидетельствуют [2, Л. 8, 9, 10; 3, Л. 8, 9, 10; 5, Л. 8, 9, 10; 6, Л. 7, 8, 9; 7, Л. 8, 9, 10; 8, Л. 6; 9, Л. 8, 9, 10; 11, Л. 9, 10, 11; 13, Л. 8, 9], что уровень грамотности и образования был ниже у титульных восточнославянских этносов, проживающих в своих областях,  тогда как  у этих этносов, проживавших в соседних областях, он был выше. Это свидетельствует о более высокой профессиональной, социальной и культурной мобильности этой части белорусов, русских и украинцев, которые находились за пределами своих этнических территорий. Что касается, например, белорусов, то показатели уровня грамотности и образования выявлены только у тех из них, кто проживал в Смоленской области. Однако есть основания считать, что такая тенденция наблюдалась у белорусов, проживавших и в других областях. Так, московский историк В.Б. Жиромская пишет, что у белорусов, проживавших в России, 17,6% имели среднее образование [4, с. 183]. Это более чем в 3 раза превышало аналогичный среднереспубликанский показатель. Однако в целом, в местах основного проживания у восточнославянских народов уровень грамотности и образования был ниже, чем у национальных меньшинств. Это объясняется тем, что у белорусских, русских и украинских женщин, особенно старше 50 лет, этот показатель и в конце 1930-х годов был ниже, чем у неславянского женского населения. Все это существенно повлияло на общие показатели. Собранная переписями 1937 и 1939 годов информация, отмечает В.Б. Жиромская, «не подтвердила широко распространенной в пропагандистской печати версии о «сплошной» грамотности населения» [4, с. 180-181].

Самый же высокий уровень грамотности и образования (см. таблицу 3) оставался у еврейского населения, которые в абсолютном большинстве проживали в городах, где традиционно эти показатели были всегда выше. В рассматриваемый период сохранялась тенденция в сравнении с дореволюционным периодом, по которому у автора есть публикации, в росте уровня грамотности и образования у титульных этносов и национальных меньшинств.

Даже такой краткий анализ оригинальных источников позволяет считать, что в 1920-1930-е годы произошли значительные количественные и качественные изменения в составе населения БРУП, вызванные экономическими, социально-политическими и демографическими процессами. Прирост всего населения наблюдался только в белорусских областях. Они были и наиболее полиэтничными. Проводимая в СССР национальная политика привела к положительным социокультурным изменениям как среди титульных этносов, так и среди национальных меньшинств. По уровню грамотности и образования последние даже превосходили первых.   

Несмотря на некоторое увеличение численности горожан, абсолютное большинство населения (это титульные этносы) проживало в сельской местности и было занято в аграрном секторе экономики. При несомненных успехах, уровень грамотности и образования населения еще не соответствовал потребностям экономики и культуры. По уровню грамотности и образования сельское население еще отставало от городского. Это в значительной степени сдерживало и социокультурные процессы в регионе. Можно сделать вывод о том, что белорусы, русские и украинцы, проживавшие в своих этнических территориях БРУП, и в конце 1930-х годов оставались аграрными нациями. 

Литература 

  1. Белорусская ССР / Российский государственный архив экономики (далее РГАЭ) // Всесоюзная перепись населения 1939 года. – Фонд. 1562. – Оп. 336. – Д. 237.
  2. Витебская область / РГАЭ // Всесоюзная перепись населения 1939 года. – Фонд. 1562. – Оп. 336. –  Д. 375.
  3. Гомельская область / РГАЭ // Всесоюзная перепись населения 1939 года. – Фонд. 1562. – Оп. 336. –  Д. 376.
  4. Жиромская, В.Б. Демографическая история России в 1930-е гг. Взгляд в неизвестное / В.Б. Жиромская. – М.: РОССПЭН, 2001. – 280 с.
  5. Житомирская область / РГАЭ // Всесоюзная перепись населения 1939 года. – Фонд. 1562. – Оп. 336. –  Д. 358.
  6. Киевская область / РГАЭ // Всесоюзная перепись населения 1939 года. – Фонд. 1562. – Оп. 336. –  Д. 361.
  7. Могилевская область / РГАЭ // Всесоюзная перепись населения 1939 года. – Фонд. 1562. – Оп. 336. –  Д. 379.
  8. Орловская область / РГАЭ // Всесоюзная перепись населения 1939 года. – Фонд. 1562. – Оп. 336. –  Д. 317.
  9. Полесская область / РГАЭ // Всесоюзная перепись населения 1939 года. – Фонд. 1562. – Оп. 336. –  Д. 380.
  10. Рубан, А.А. Культурная и духовная жизнь Гомельской, Черниговской и Брянской областей в 1920-1930-е годы / А.А. Рубан // Гомельщина в событиях 1917-1945 гг.: матер. науч.-практ. конф. / ред. кол.: А.А. Коваленя [и др.]. – Гомель, 2007. – С. 50-56.
  11. Смоленская область / РГАЭ // Всесоюзная перепись населения 1939 года. – Фонд. 1562. – Оп. 336. –  Д. 325.
  12. Старовойтов, М.И. Уровень грамотности и образования населения Гомельщины и соседних регионов БРУП в 1920-1930-е годы / М.И. Старовойтов // Гомельщина в событиях 1917-1945 гг.: материалы науч.-практ. конф. / ред. кол.: А.А. Коваленя [и др.]. – Гомель, 2007. – С. 257-262.
  13. Черниговская область / РГАЭ // Всесоюзная перепись населения 1939 года. – Фонд. 1562. – Оп. 336. –  Д. 373.
  14. Украинская ССР / РГАЭ // Всесоюзная перепись населения 1939 года. – Фонд.1562. – Оп. 336. – Д. 256.
     

Автор: М.И. Старовойтов
Источник: Восточные славяне: историческая и духовная общность : материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 15-летию Общества Кирилла Туровского (Гомель, 15―16 апреля 2008 г.) / [редколлегия: В. И. Коваль (ответственный редактор), Е. И. Холявко, Е. В. Ничипорчик]. – Гомель : ГГУ, 2008. – 235 с.