Восстание Хмельницкого. События в Гомеле в 1648-1649 гг.

0
2576
восстание Хмельницкого, казакі

Недавно в журнале Arche, № 1-2 за 2008 г., была издана книга польского историка Витольда Бернацкого «Восстание Хмельницкого. Военные действия в Литве в 1648-1649 гг.». В книге подробно описываются события 1648-1649 гг. в Беларуси. Никто из белорусских историков так подробно не изучал эту тему раньше, тем более события в Гомеле и на Гомельщине. Ценность этой работы для наших исследователей и просто любителей истории родного края состоит в том, что В. Бернацкий использовал польские источники из архивов и библиотек Варшавы и Кракова, в частности архивы Радзивиллов, для наших историков практически недоступные. Эта работа позволяет нам более полно представить картину событий, происходивших в Гомеле и на Гомельщине в то время.

Восстание Хмельницкого и распространение его на территорию Великого княжества Литовского было вызвано усилением феодального гнёта, обострением национальных и религиозных противоречий между правящим классом Речи Посполитой – магнатами, шляхтой и широкими «народными массами»- мещанами, крестьянами, мелкой шляхтой. К тому времени правящая верхушка ВКЛ перешла на польский язык и приняла католическую религию, в то время как мещане, крестьяне, мелкая шляхта продолжали говорить по-белорусски и исповедовать православную веру. Усиление феодального гнёта в 1-й половине 17 века сопровождалось раздачей земель с закрепощёнными крестьянами шляхте, ротмистрам и хорунжим гомельского замка «в кормление», увеличением феодальных по-винностей. Недовольство также вызывало насаждение церковной унии. В 1621 г. полоцкий униатский архиепископ Иосафат Кунцевич отнял в Гомеле у православных замковую Никольскую церковь 1 , в 1631 г. в Гомеле был основан костёл 2. В целом попытка введения унии закончилась провалом и гибелью архиепископа Кунцевича в Витебске. Одновременно в Гомеле появились шинкари-евреи, купцы и дельцы всех мастей и, как писал дореволюционный исследователь истории Гомеля Л.Виноградов, «политическое закрепощение гомельчан пошло рука об руку с их экономическим порабощением» 3. С одной стороны были «золотые шля-хетские вольности», власть и богатство, а с другой «пся крэв», схизматики, холопы и нищета. Таким образом, в стране назревала гражданская война. Недальновидная политика правящей верхушки Речи Посполитой вела государство к катастрофе.

В 1-й половине 17 века Гомель входил в состав Речицкого повета Мин-ского воеводства. Кроме Гомеля и Речицы значительными «местами», т.е. поселениями городского типа на территории повета были Бобруйск, Рогачёв и Чечерск. Гомель был центром староства – государственного имения, которое давалось королём и великим князем во временное пользование магнатам за службу. В середине 17 века Гомельское староство, включающее Гомель и несколько десятков окрестных деревень, находилось во владении Александра, затем Зыгмунта Служки. В городе имелось местное самоуправление во главе с войтом, городские мещане пользовались собственной печатью, данной им королём Жигимонтом II Августом в 1560 г. Магдебургским правом город не пользовался, по крайней мере, в документах 16-18 вв. нет упоминаний о городском магистрате, бургомистре и других должностях и атрибутах, присущих магдебургскому праву.

Плотность населения в те времена была невысока. Так, численность населения Гомеля в те времена могла составлять по приблизительным подсчётам 1500-2000 человек. Причём, если включить в число жителей города население предместий, горожан, не пользовавшихся городскими правами, гарнизон замка (который во время военных действий уве-личивался) и беженцев, то это число могло превышать и 2000. Город состоял из мощного, сильно укреплённого замка площадью около 1,4 га и «места» площадью около 10 гектаров 4. По площади Гомель значительно превышал поветовую Речицу 5 и Чечерск. «Место» имело собственную линию укреплений, состоявшую из оборонительного рва, паркана- частокола и 4 деревянных башен. Город состоял из деревянных построек и нескольких улиц, рыночной площади, православных церквей, костёла. Вокруг города находились сады, поля, огороды, дворы и постройки местных землевладельцев. Гомельский замок был одним из важных звеньев в системе обороны Посожья и Поднепровья, поэтому овладение им давало победившей стороне значительные преимущества.

Восстание вспыхнуло на Украине в мае 1648 г. когда казаки Б. Хмельницкого одержали две крупные победы над польским войском – под Жёлтыми Водами и под Корсунем. Хмельницкий хотел вызвать восстание на территории Великого княжества Литовского. Поэтому после победы под Корсунем он послал туда своих людей, переодетых в нищих, торговцев, монахов, которые всюду рассказывали об успехах Хмельницкого и призывали народ к восстанию. Уже в июне 1648 г. казацкий полковник Пётр Главацкий, шляхциц с Полесья перешёл со стороны черниговского воеводства границу ВКЛ и взял город Стародуб, где было убито много шляхты. Затем, ещё до 4 июля, Главацкий занял Гомель и гомельский староста Зыгмунт Служка выдал казакам «…евреев, которые туда сбежали и все были убиты». Далее отряд Главацкого занял Речицу и стал угрожать Старому Быхову.

Пожар войны вскоре охватил Полесье, Поднепровье, центральную часть Беларуси. Восстание отличалось крайней жестокостью с обеих сторон, успех восставших был вызван переходом на их сторону больших масс крестьянства и мещан. Белорусские крестьяне вместе с казаками нападали на шляхетские маёнтки, грабили их, палили и убивали шляхту. В Гомеле войт и многие из мещан вместе с казаками убивали евреев и грабили шляхетское добро. Интересно, что в связи с этими трагическими событиями в Гомеле упоминается войт, который перешёл на сторону восставших. Это первое известное автору упоминание о войте в Гомеле. Горожане сами открыли ворота казакам, в их руки попал и замок. Также в Гомеле впервые упоминаются евреи, «которые сюда сбежали» из Стародуба и Чернигова. Но в Гомеле имелась и своя, видимо небольшая, еврейская община. Многие гомельские евреи, видимо, бежали из города или спаслись, приняв христианство. Шляхта бежала в панике, оставляя дворы и маёнтки, искала убежища в замках и на территориях ещё не охваченных восстанием, присоединялась к отрядам войска ВКЛ. Гомельский староста Зыгмунт Служка упоминается в декабре 1648 г. при отражении казацкой атаки на Старый Быхов, где он командовал хоругвью.

Эти события описываются и в украинских летописях: «Где по городах по замках шляхту доставано, где колвек позачинялися были, тоест: в Ніжині, Чернігові, Стародубі, Гомлю. Все тое подостававши, вистинали, бо першей, устрашившися, шляхта жидов повидавали з маетностями, а напотом и самих подоставали и вистинали. И многіе на тот час з жидов, боячися смерти, християнскую віру приняли, але зась знову, час углядівши, до Полщи поутікавши, жидами позоставали, аж рідко которій додержал віри християнской».

Военные действия на территории ВКЛ с переменным успехом продолжались весь 1648 и начало 1649 г. Они имели вспомогательных характер. Основные события войны в это время разворачивались на Украине, где Хмельницкий и войско крымского хана одержали крупную победу под Пилявцами, затем Хмельницкий двинулся к Львову и осадил Замостье.

На территории ВКЛ казацкие отряды кроме Гомеля и Речицы овладели Бобруйском, Мозырем, Туровом, Лоевом, но потерпели неудачи при осаде Быхова и Чечерска, одержали победы под Речицой и Горвалем, но потерпели поражение под Слуцком. Многие мещане и крестьяне «показачились». Например, по рассказу одного пленного в Гомеле насчитывалось 1000 казаков из мещан, только летом 1649 г. в Гомеле в казаки записалось 200 мещан готовых воевать. Из мещан создавали отдельные отряды, которые назывались хоругвями. Казаков и примкнувших к ним крестьян и мещан было в несколько раз больше, чем войск ВКЛ, но им не хватало оружия, пороха, боевой подготовки. Порох и провиант казакам тайно поставляла Москва. Один пленный казак свидетельствовал, что в Гомель из Москвы привезли четыре бочки пороха.

Осенью для подавления восстания на Полесье было собрано значительное войско из шляхты и наёмников. Командование было поручено гетману ВКЛ Янушу Радзивиллу. В октябре был взят Пинск, в феврале 1649 г.- Туров, Мозырь, Бобруйск. Везде шляхетское войско жестоко расправлялось с восставшим населением, казаки несли большие потери. 22 февраля капитулировал Бобруйск. После этого повстанцы, испуганные эффективностью действий Радзивилла, отступили из Речицы, Гомеля, Лоева, Любеча и меньших населенных пунктов. Таким образом, эти города были заняты казаками с лета 1648 по февраль 1649 г. В это время пришло известие о перемирии с 17 февраля по 22 мая. Б. Хмельницкий получил булаву гетмана войска запорожского и отступил вглубь Украины. По перемирию была определена демаркационная линия: польские и литовские войска не должны были переходить линию рек Припяти и Горыни а на юге не выходить за Каменец-Подольский. Также и запорожское войско не должно было выходить за эти реки и город.

Заключенное в Переяславе перемирие было непрочным, его всё время нарушали противоборствующие силы. Обе стороны готовились к продолжению войны, тем более что и шляхта и «чернь» были настолько ожесточены, что собирались вести войну до победы. Хмельницкий и желал бы замирения, но анархия в Украине осложняла реализацию его намерений. Тем более что казацкие полковники не всегда и не во всём поддерживали запорожского гетмана.

Уже 4 апреля 1649 г., в самый канун Пасхи, в страстную субботу черниговский полк Мартына Небабы, который насчитывал 3000 наиболее опытной пехоты, появился под Гомелем. И снова при содействии горожан казаки овладели городом. В Гомеле произошла страшная резня, было убито много шляхты и евреев. По преданию, из еврейской общины Гомеля уцелела только одна девушка, укрывшаяся в русской семье. Гомельские евреи более столетия поминали эту резню однодневным постом и молитвой 7. Другие казацкие отряды овладели Любечем и Лоевом. Эти операции, проведённые без разрешения Б. Хмельницкого, вызвали его гнев. Запорожский гетман хотел договориться с Я. Радзивиллом и избежать войны с Литвой, т.к. понимал неизбежность войны с короной Польской. Хмельницкий отозвал Небабу в Чигирин, но в Гомеле осталось несколько сотен казаков из его полка.

Вскоре, однако, военные действия на литовском направлении возобновились. Во второй половине мая казаки стали переходить демаркационную линию. Войска ВКЛ на этом направлении состояли из полков Ходкевича, Радзивилла и Валовича, которые дислоцировались в районе Рогачёва, Речицы и Загалья (теперь деревня в Хойникском районе недалеко от Припяти). Против них направлялись казацкие отряды полковников Ильи Голоты и Петра Главацкого. До прибытия гетмана ВКЛ командование полком, который находился под Речицей, принял на себя стражник ВКЛ Г. Мирский. 2 июня он вырезал часть казацкого гарнизона в Лоеве, а 16 июня отправил сильный разъезд под Гомель. Этот отряд под командованием обозного ВКЛ Беньковского подошёл к одной пустой деревне и млынку в двух милях от города (примерно 15 км – авт.), где некоторые командиры ни за что не хотели идти дальше т.к. не имели пороха и пуль. После долгих споров отряд вернулся в Речицу, неприятеля так и не увидевши.

В июне полк Голоты был разбит под Загальем, а Головацкого под Речицей. Хмельницкий послал на север новые казацкие отряды С. Пободайло, а затем своего ближайшего соратника, киевского полковника Г.Кричевского. Пободайло спалил Лоев и занял переправы через Днепр. В начале июля гетман Радзивил прибыл в Речицу, где были собраны значительные силы. Но в то же время войско Радзивилла не получало жалования и страдало от голода, также не хватало пороха, пуль, артиллерии. Среди отрядов Пободайло и казацких гарнизонов на вероятном пути Радзивилла ширились страх и паника.

7 июля князь послал очередной разъезд обозного Беньковского «числом 200 коней» под Гомель. Вечером Радзивилл получил донесение из Чечерска, что казаки вышли из Гомеля и двинулись или на Чечерск или на Речицу. Князь сразу же отправил посланца с этими сведениями к Беньковскому и приказал ему идти на помощь Чечерску и обязательно взять языка. Если казаки ушли из Гомеля, Беньковский должен был занять город, «никаких обид и бесправья не делая». Отряд застал врасплох в какой-то деревне недалеко от Гомеля 150 казаков и почти всех их уничтожил, а 28 взял в плен. Литвины разошлись по другим соседним деревням. Но казаки в Гомеле через своих шпионов в Речице знали, что из литовского лагеря вышел отряд Беньковского, поэтому «сразу из пушек в Гомеле палить стали». Тогда рассеянные в поле повстанцы своевременно укрылись за стенами города. По признанию пленных в Гомеле находились три полных хоругви казаков и три – из окрестных крестьян, вместе около 1000 вооружённых людей. Пушек они имели 12: семь гомельских (из арсенала замка – авт.) и пять – трокского воеводы. Повстанцам больше всего не хватало хлеба и соли, зато они не жаловались на недостаток мяса. Обороняться они собирались «до последней капли крови». Силы князя Радзивилла они оценивали в 10000-20000 солдат. Кроме того, они знали от своих шпионов в Речице, что в литовским войске господствует нужда и голод.

Решающая битва кампании 1649 г. в Литве произошла 31 июля под Лоевом. Она закончилась полным разгромом казацкой армии и гибелью Кричевского. Попытка отряда Пободайло форсировать Днепр и оказать помощь Кричевскому завершилась неудачей. Литовская армия захватила переправу через Днепр. Но несмотря на победу, Радзивилл не имел сил и средств продолжать наступление. В начале августа он отступил к Речице, где построил укреплённый лагерь. В Речице армия Радзивилла столкнулась с неприязненным и даже просто враждебным отношением местного населения. Что касается Гомеля, то казаки оставили его только после заключения Зборовского договора в августе 1649 г. При возвращении администрации ВКЛ в Гомель местным жителям постарались не чинить никаких обид и бесправия, как и было обещано. Стародубский павет (теперь это западная часть Брянской области России) остался в составе гетманской Украины и был для ВКЛ потерян навсегда.

Тем временем на Украине разворачивались основные боевые действия. После поражения польской армии под Збаражем, она укрылась за стенами города. Пять месяцев продолжалось так называемое «збаражское сидение», в городе был сильный голод. В начале августа к Збаражу подошло польское посполитое рушение во главе с королём Яном Казимиром. В битве под Зборовом казацкая армия и союзные им татары, несмотря на успех в начале битвы, не смогли добиться решающего перевеса. Татарский хан Ислам-Гирей изменил Хмельницкому и пошёл на переговоры с поляками. 19 августа 1649 г. был заключён Зборовский мирный договор. Речь Посполитая пошла на значительные уступки Хмельницкому. Всем принимавшим участие в восстании была обещана полная амнистия. Территория запорожского войска теперь состояла из Киевского, Черниговского, Брацлавского воеводств, Стародубского павета ВКЛ, число реестровых казаков увеличивалось до 40 000. Король обещал казакам платить жалование, хорошо снабжать оружием и не отнимать вольностей.

Заключённый договор не устроил ни одну из сторон. Шляхта не хотела мириться с потерей таких больших территорий, а Хмельницкий не смог создать сильной самостоятельной державы. Это позднее привело стороны к новым столкновениям. Это было только начало «потопа». Пользу от этой кровавой гражданской войны получали только соседи Речи Посполитой – Москва, Крымское ханство и Османская империя, Швеция, Бранденбург и Австрия.

Для Гомельщины трагические события и опустошительные войны на этом не закончились. Это было только начало. Далее были казацкие осады Гомеля в 1651 г., и в 1654 г., уже в рамках войны с Москвой. Затем московская оккупация, борьба за захваченные территории между московскими войсками и мятежными казаками Ивана Нечая, сдача московского гарнизона в Гомельском замке в 1661 г., беспокойное правление в Гомеле казацкого атамана А. Мурашки.

Литература

1. Виноградов Л. Гомель Его прошлое и настоящее. 1142-1900 г. М.,1900, Гомель, 1992. С. 16.
2. Васькоў У. Каталіцтва ва ўсходняй Гомельшчыне.// Arche, № 12, 2007 г. С. 129.
3. Виноградов Л. Гомель. Его прошлое и настоящее. С. 16.
4. Макушников О.А. Гомель с древнейших времён до конца 18 века. Гомель, 2002. С.169.
5. Это видно из плана оборонительного лагеря князя Радзивилла в Речице в 1649 г., где первую, бастионную линию составляли укрепления лагеря, вторую – городские укрепления, третью – Речицкий замок. Всего площадь Речицы в рамках замка и укреплений «места» составляла не более 7 гектаров. См. Arche, №1-2, 2008 г. С. 220.
6. Летопись Самовидца // www.izbornyk.org.ua/samovyd
7. Виноградов Л. Гомель. Его прошлое и настоящее. С. 17, 44.

 

Аўтар: Дмитрий Гусаков, историк