Влияние указа от 17 апреля 1905 г. на положение старообрядцев белорусских земель

0
85

Указ о свободе вероисповеданий от 17 апреля 1905 г. «Об укреплении начал веротерпимости» распространял своё действие на проживавших на белорусских землях старообрядцев. В соответствии с данным документом вместо наименования «раскольники» им присваивалось название старообрядцев. Духовные лидеры старо­веров, возглавлявшие общины, получали статус настоятелей и наставников. После утверждения их в должности властями они приравнивались к духовному сословию с правом пользования привилегиями его членов (освобождение от воинской службы, совершение богослужений как в молитвенных домах, так и «иных потребных случа­ях» и так далее), но «без употребления православных иерархических наименований». Старообрядцы уравнивались с православными в правах заключения смешанных браков. Все старообрядческие молитвенные дома, исключая случаи, в которых были нарушены требования Строительного устава, распечатывались [1, с. 48-50]. Вместе с тем, предписывалось открытие «производить без внешних оказательств расколу», могущих привести к «соблазну православных» [2, л. 1].

Старообрядцы с одобрением восприняли указ 17 апреля 1905 г., в котором царь «возвратил им свободу веры». Обрадованные, они отправляли Николаю II вернопод­даннические адреса [3, с. 1]. Союз старообрядцев направил в адрес монарха благо­дарственное письмо [4, л. 1].

19 апреля 1905 г. Николай II записал в своём дневнике: «христосовался со старо­обрядцами» [5, с. 120]. Такие действия монарха объяснялись в первую очередь ос­ложнением внутриполитической обстановки в стране во время революционных собы­тий 1905-1907 гг. Правительство остро нуждалось в помощи крупных финансистов-старообрядцев. Политика примирения принесла свои плоды: основные организации старообрядцев подержали правящий режим.

На территории Беларуси переходов в староверие зафиксировано не было. Это можно объяснить особенностью старообрядчества, которая состояла в том, что для белорусского крестьянства «взгляды староверов по многим вопросам были и психологически и социально далёкими» [6, с. 96-97]. За 1905 и 1907 гг. вообще не было зафиксировано переходов из православия в староверие. В 1906 г. в Витебской губернии в старообрядчество перешло лишь двое православных [7, с. 103].

После провозглашения в стране религиозных свобод старообрядцы стали обра­щаться к представителям власти на местах с просьбами об учреждении своих общин, имея дальнейшей целью строительство новых или ремонт существовавших молелен.

Большинство из подаваемых губернаторам ходатайств разрешалось в положи­тельную для просителей сторону. Это обуславливалось несколькими причинами: во-первых, правительство не могло не учитывать атмосферы религиозного пробуждения после указа 17 апреля 1905 г.; во-вторых, принимался во внимание тот факт, что на рубеже XIX-ХХ столетий старообрядцы оставались совершенно невосприимчивыми к каким бы то ни было революционным влияниям [8].

Староверы воспользовались предоставленными им правами. Они активизирова­ли деятельность по открытию и строительству молитвенных домов. Всего с 1905 по 1917 гг. ими было обновлено и выстроено около тысячи культовых зданий [9, с. 15].

После введения религиозных свобод старообрядцы активизировали свою дея­тельность по созданию организаций религиозного толка. К примеру, в Двинске об­разовалось старообрядческое братство, имевшее целью объединение своих едино­верцев города Двинска и уезда «в видах охраны русских национальных интересов» [10, л. 1].

Несмотря на некоторую либерализацию отношений к старообрядцам, власти всё же сохраняли строгий контроль над их деятельностью.

Староверы так и не получили полной религиозной свободы. Циркуляр от 15 мая 1905 г. предоставлял местным властям право наказывать лиц, склоняющих право­славных к переходу в старообрядчество [11, с. 189]. Мнение Государственного со­вета от 14 марта 1906 г. значительно сужало сферу использования указа 17 апреля: «за произнесение речей, распространение сочинений, возбуждающих православных к переходу в другие христианские исповедания» грозило тюремное заключение. В со­ответствии с циркуляром министра внутренних дел от 30 апреля 1906 г. за № 1 гу­бернаторам следовало принять все меры к тому, чтобы «раскольники и их духовные руководители не присваивали себе непредоставленных им по закону прав» [12, с. 2].

Газета «Голос старообрядца» с огорчением констатировала: «два с половиной века старообрядчество служит оплотом отечества и престола, стоит на страже границ русского государства, но полная заря религиозной свободы ещё не взошла над этими изгоями отечества» [13, с. 2]; «закон 14 марта 1906 г. в существенных пунктах отменя­ет указ 17 апреля и устанавливает былые наказания за свободное проявление своей совести и открытое исповедание своей веры» [14, с. 1].

Правительство, приняв во внимание лояльное настроение старообрядцев, пошло им навстречу, предоставив указом «Об укреплении начал веротерпимости» от 17 апре­ля 1905 г ряд религиозных и политических прав, которые, однако, сопровождались рядом ограничений (например, запрещалось распространять своё вероучение среди православных и склонять их к переходу в него), что в немалой степени сужало сферу применения религиозных свобод и служило предметом, стимулировавшим недоволь­ство среди староверов.

Литература

  1. Законодательные акты переходного времени. (1904-1906 гг.): сб. законов, манифестов, указов Сенату, рескриптов и положений Ком. министров, относящихся к преобразованию государ­ственного строя России / под ред. Н.И. Лазаревского. — 2-е изд., пересмотр. и доп. по 1 января 1907 г. — СПб.: Юрид. кн. скл. «Право», 1907 г. — 733 с.
  2. Национальный исторический архив Беларуси. — Фонд 1430. — Оп. 1. — Д. 46983. Дело по циркуляру Департамента общих дел об открытии запечатанных молитвенных домов 1905 г.
  3. Голос старообрядца. — 1906. — 15 янв. — С. 1.
  4. Государственный архив Российской Федерации. — Фонд 601. — Оп. 1. — Д. 1057. Проклама­ция союза старообрядцев черносотенного содержания 1905 г.
  5. Канфесіі на Беларусі (к. XVIII — XX ст.) / навук. рэд. У.І. Навіцкі. — Мінск: ВП «Экаперспектыва», 1998. — 340 с.
  6. Яноўская, В.В. Хрысціянская царква ў Беларусі. 1863-1914 гг. / В.В Яноўская. — Мінск: БДУ, 2002. — 199 с.
  7. Высоцкий, Н.Г Польский бунт и старообрядцы / Н.Г. Высоцкий // Русская старина. — 1913. — Т. 154. — № 5-6. — С. 386-389.
  8. История Русской Православной Старообрядческой Церкви: краткий очерк. — М.: Изд-во и тип. газеты «Красная звезда», 2003. — 32 с.
  9. Из дневников последнего русского царя / вступ. статья и примеч. К.Ф. Шацилло // Вопросы истории. — 1988. — № 8. — С. 105-128.
  10. Национальный исторический архив Беларуси. — Фонд 1430. — Оп. 1. — Д. 54123. Устав Двинского старообрядческого общества 1907 г.
  11. Яноўская, В.В. Хрысціянская царква ў Беларусі. 1863-1914 гг. / В.В Яноўская. — Мінск: БДУ, 2002. — 199 с.
  12. Ш-вь. Кто возбуждает гонения против старообрядцев? / Ш-вь. // Голос старообрядца. — 1906. — 11 июня. — С. 2.
  13. Ф. Единоверческий епископ / Ф. // Голос старообрядца. — 1906. — 1 июня. — С. 2.
  14. Ш-вь. Свобода совести / Ш-вь. // Голос старообрядца. — 1906. — 21 мая. — С. 1.

Автор: В.В. Табунов
Источник: Религия и общество — 9: сборник научных статей / под общ. ред. В. В. Старостенко, О. В. Дьяченко. — Могилев: МГУ имени А. А. Кулешова, 2015. С. 36-38.