Влияние географических и этнокультурных особенностей мозырского Полесья на формирование христианской икономии и толерантности в первой четверти XX века

0
92
Икономия и толерантность в Беларуси

Площадь описываемого региона, известного под названием Мозырского Поле­сья, составляет 26 тыс. км2. Средоточием и духовным центром региона является го­род Мозырь, расположенный на правом берегу реки Припять, на возвышении Мозырской гряды. В поэтических произведениях Мозырь называют «жемчужиной По­лесья» и «Белорусской Швейцарией» [1, с. 17-18].

Первые летописные упоминания о Мозыре датируются 1155 г., однако археоло­гические раскопки свидетельствуют, что на территории города 2-2,5 тыс. лет назад жили люди (городища в микрорайоне Кимборовка и на Замковой горе) [1, с. 21-26]. Длительное время (с XIII в.) Мозырь с прилегающими к нему территориями нахо­дился в составе Великого княжества Литовского. После трех преобразований Речи Посполитой (1772, 1793 и 1795 гг.) в составе других территорий Беларуси Мозырь перешел в подчинение Российской империи [1, с. 18, 19]. Существует множество свидетельств о процветании, духовном и материальном благополучии города в доре­волюционный период. В Мозыре мирно сосуществовали православные и католики, иудеи и мусульмане.

Город обладает собственным гербом [2, с. 45, 46]. В Великом княжестве Литов­ском геральдические знаки имел 41 город [3, с. 47-49]. Белорусским городам герб выдавался вместе с Магдебургским правом. На Мозырском гербе изображен черный орел с серебряным щитом на груди (впоследствии он был заменен на красный), на котором начертана золотая буква S. Этот знак был символом королевской власти и свидетельствовал о том, что город 10 сентября 1609 г. принял герб от короля Сигизмунда III [3, с. 45].

Известный этнограф, писатель и публицист П.М. Шпилевский в середине XIX в. написал книгу о Полесском крае под названием «Мозырщина». В ней описы­вается: «Самое видное место занимает Бернардинский монастырь, расположенный на большой горе, основанный в 1654 г., но в последнее время, с уничтожением орде­на Бернардинов, окончательно упраздненный и представляющий развалины. Като­лическое богослужение совершается в деревянном костеле — фаре, основанном Польским королем Сигизмундом III в 1616 г. по ходатайству Мозырского старосты Балтазара Стравинского. Православных церквей две — соборная, на высоком кургане, к которому ведет длинная лестница с целой сотней ступеней, и приходская — Пят­ницкая. Обе церкви деревянные; по стилю наружной постройки и внутренних укра­шений, икон и куполов носят на себе отпечаток старины, если не глубокой древно­сти» [3, с. 59]. Автор вышеупомянутой книги свидетельствует о законодательной основе градоустройства Мозыря, подтвержденной рядом документов: об утвержде­нии Магдебургского права, дарованного Мозырю в 1670 г., о правительственных грамотах 1572, 1577, 1680, 1685 гг., регламентирующих порядок торговли, сбора на­логов, правовой защиты населения и его собственности и т. п. [3, с. 60].

Статус города в течение прошлого века неоднократно менялся. С 1924 по 1930 г. город был административным центром районного масштаба, до 1938 г. — ок­ружным центром, с 1938 до 1954 г. — центром Полесской области. С 1954 г. город вошел в состав Гомельской области. Его площадь составляет 3674 га. Архитектурно­планировочная система города обусловлена сложным рельефом: множество холмов и оврагов; перепады высоты составляют 25-30 м. В настоящее время — это второй по величине населенный пункт Гомельской области, районный центр, крупнейший в Белоруссии речной порт (Пхов). Численность городского населения в течение по­следнего десятилетия варьировала от 110 до 130 тыс. человек [4, с. 47].

Мозырский район находится на юго-западе Гомельской области в 120-133 км от областного центра. Численность населения Мозырского района превышает 130 тыс. человек. Географическая поверхность района холмисто-равнинная, около 77 % местности расположено на 150 м выше уровня моря [4].

К началу исследуемого исторического периода, на рубеже XX в., в Мозыре проживали 12300 человек; различные сословия распределялись в социальной струк­туре населения следующим образом: мещан — 9890; крестьян — 885; купцов — 315; дворян — 250. В городе насчитывалось 1210 жилых строений, из них 102 каменных и 1015 деревянных. Город освещался пятидесятью газовыми фонарями.

Через три десятилетия, в 1926 г., численность городского населения уменьши­лась до 9818 человек, а в сельской местности Мозырского округа увеличилась до 110925 человек [5, с. 102].

Таким образом, можно считать, что Мозырщина в те далекие годы являлась средо­точием как общественно-политической, так и духовной жизни Полесского региона.

Население Мозырщины во все времена было многонациональным, белорусы извечно славились толерантностью к лицам иной этнической принадлежности и ве­ротерпимостью. По данным переписи населения 1926 г., в Мозырском округе прожива­ло: русских 3274 человек, украинцев — 8803, белорусов — 27344, поляков — 8883, чехов и словаков — 486, сербов — 1, латышей — 150, литовцев — 104, латгальцев — 2, немцев — 3356, шведов — 1, молдаван — 1, греков — 2, евреев — 27254, финнов — 1, эс­тонцев — 11, марийцев — 1, мордовцев — 8, венгров — 2, чувашей — 3, татар — 31, баш­кир — 1, ногайцев — 3, цыган — 165, грузин — 1, чеченцев — 1, армян — 1. 114 человек национальную принадлежность не указали. Всего граждан СССР — 330008, ино­странцев — 16.

В городских населенных пунктах Мозырского округа в период особо интенсив­ных гонений верующих (1936-1938 гг.) насчитывалось 37888 жителей, в том числе в Мозыре — 9818 человек. В 1933 г. численность сельского населения составляла 110925 человек. В 1939 г. в Мозыре проживало 17500 жителей. Экстенсивные пока­затели (в %) различных национальностей в составе населения округа распределялись следующим образом: белорусов — 84,4, евреев — 12,1, поляков — 0,73, русских — 1,76, украинцев — 0,73. Преобладало православное вероисповедание [6, с. 149]. Между христианами и иноверцами сохранялись доброжелательные отношения, обусловлен­ные положениями православной этики, евангельским Духом и всей предысторией Святой Руси, в состав которой извечно входила Беларусь.

Некоторые данные переписи 1926 г. в настоящее время подвергается сомнению. Гомельский окружком КП(б)Б отмечал: «Целые польские деревни записаны не поля­ками, а белорусами» [7, с. 18]. Проблема этнической идентификации польского и бе­лорусского населения Гомельской области корнями уходит в XIX в., когда россий­ские власти в качестве этноопределяющего критерия использовали конфес­сиональную принадлежность. Именно тогда широко распространились стереотипы «православный-русский», «католик-поляк» [7]. По мнению некоторых исследовате­лей, на переломе между XX-XIX вв. существовал симбиоз между религией и нацио­нальностью.

«Отечество — Святая Русь — явление не этническое, а духовное, предвестие все­мирной семьи Божьей. И национальность в Отечестве народа Божия единая, христи­анская. В пиршестве святой любви, сроднившей христианские народы, принимали участие преподобный Александр Свирский, вепс по крови, болгар Авраамий, Вла­димирский чудотворец, варяги: мученики Феодор и Иоанн, преподобный Максим Грек, венгры: Моисей Угрин и Георгий Угрин, немцы: Блаженный Прокопий Ус­тюжский и преподобномученица Елисавета Федоровна, литовец Довмонт Псковский, галичанин св. митрополит Московский Петр, итальянцы: преподобный Антоний Рим­лянин и Меркурий Смоленский, татарин святой Петр, царевич Ордынский», — утвер­ждает профессор МГК В. В. Медушевский [8, с. 10]. «Человек — не особь, он лишь клеточка вечносущего организма. Ощущения братства у людей не будет, пока их не сплотит вера в Бога» [9, с. 237]. Итак, христианский народ — это совокупность братских наций, объединенных общей верой и совместно созидаемой культурой [8, с. 10]. Зна­чит, у него должен быть общий Отец. Народ — орудие Божественного Домострои­тельства. Такой народ проживал, созидал и продолжает творить Царство Божие — христианскую икономию — на пространстве нынешней Туровской епархии.

Литература

  1. Бобр, А. Зямля нашых продкаў / А. Бобр, М. Сузько // Памяць. Мазыр i Мазырскі раён: аль­манах. — Минск: Мастац. літ., 1997. — С. 17-18.
  2. Шур, В. Герб Мазыра / В. Шур. — С. 45-46.
  3. Бобр, А. У складзе вялікага княства Літоўскага і Рэчы Паспалітай / А. Бобр, М. Сузько. — С. 45-49, С. 59.
  4. Бутьковец, В. Историко-статическое описание церквей и приходов Мозырского Благочиния Туровской аперхии: дипломная работа. — Житковичи, 2000. — С. 47.
  5. Памяць. Мазыр і Мазырскі раён: альманах. — Минск: Мастац. літ., 1997. — С. 102.
  6. Никитина, Т. А. Змаганне за сацыялізм / Т. А. Никитина // Памяць. Мазыр і Мазырскі раён: альманах / Под знаком серпа и молота. — Минск: Мастац. літ., 1997. — С. 149.
  7. Лебедев, А. Костел и власть на Гомельщине / А. Лебедев, В. Пичуков, С. Лясковский. — Вар­шава; Люблин; Гомель, 2009. — С. 18.
  8. Медушевский, В. В. Социальная педагогика в эпоху глобализма / В. В. Медушевский. — Минск: Православное Братство в честь Св. Архистратига Божия Михаила, 2008. — С. 10.
  9. Оруэлл, Д. Писатели и Левиафан: эссе разных лет / Д. Оруэлл. — М.: Прогресс, 1989. — С. 237.


Автор:
Протоиерей Александр Лопушанский, пред. Комиссии по канонизации Гомельской епархии Белорусской Православной Церкви, канд. Богословия
Источник: Беларусь в современном мире: материалы VII Междунар. науч. конф. студен­тов, аспирантов и молодых ученых, Гомель, 22 мая 2014 г. / М-во образования Респ. Беларусь, Гомел. гос. техн. ун-т им. П.О. Сухого; под общ. ред. В. В. Кириенко. — Гомель: ГГТУ им. П. О. Сухого, 2014. — 353 с. Ст. 323-326.